Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: шейн (список заголовков)
20:10 

Думаю, вернул меня к реальности пристальный взгляд Паркера. Это был уже пятый оборот одной непредусмотрительной собаки вокруг её оси. Я тяжело вздохнул и всмотрелся в лицо Скотт. Видно мне было только большущие глаза. Впрочем, их "вау"-выражение было красноречивее каких-либо реплик. Даже если бы её недоумение не покалывало мои виски сейчас.
- Ты что. - сухо произношу я, - Замёрзнуть решила?
Взметнувшиеся брови и заходивший туда-сюда пушистый хвост (амплитуда которого должна вызывать морскую болезнь у всякого зрителя) уверяли меня: нет, не решила.
- Он у нас заботливый, да? - Шейн выглянул из-за поднятого капота машины.
Я не стал напоминать, что это по его вине мы застряли здесь сейчас. На холоде. С непредусмотрительной Скотт, не взявшей из дома даже шапки. С этими мыслями я вновь уставился на Киран, замотанную в мой шарф едва ли не наглухо. В мою собственную шею немилосердно дуло. Я понял: я раздражён.
- Не люблю халатное отношение к здоровью. - я вздохнул, понимая, что это не та фраза, которую стоит произносить, закуривая.
Паркер хмыкнул из железных недр колёсного чудовища. Пленница шарфа размахивала хвостом. Я курил.
- С меня кофе. - наконец окончательно скис я.
Стук хвоста о верхнюю одежду его, хвоста, владелицы, стал невыносимым. Почти как мысли о болеющих подопечных.

@темы: Аждеха, Киран, Небельштадт, Северный материк, ЦПУ, Шейн

02:51 

-...нс! Эванс!
Я моргнул. Взгляд сфокусировался обратно. Я неторопливо развернулся на голос. Рыжий лис скрестил руки на груди, глядя на меня в высшей степени осуждающе. Редко застанешь Паркера столь искренним, обыкновенно его неодобрение я заслуживаю лишь отсутствием чувства юмора.
- В чём дело?
Тишину, возникшую при зрительном контакте, необходимо было прервать.
- Ну! - Шейн скорчил недоумевающую мину, - Прислали тебе подопечного! Некто по фамилии "Скотт"!
Было выпрямившись, я ссутулился обратно. Не далее чем пару дней назад, как мне тогда показалось, я более чем аргументированно доказал Харкеру, что приставлять новичка ко мне - гиблое дело. Да, понимаю, мой напарник не лучший вариант, но у нас множество прекрасных сотрудников. Множество, в которое я не вхожу. Я неплохой работник, отличное рабочее мясо, но наставник из меня, как из навоза пуля. В моём упрощённом мире Энтони меня услышал. Видимо, картины миров разошлись.
- А можно, я напишу отказную? - я опустил одно ухо, - Пожалуйста-пожалуйста?
Паркер восторженно хрюкнул в кулак. И без его пантомимы я понимал, что отказной нужно было подкреплять свою трезвую аргументацию в начальственном кабинете, а ныне мой протест просрочен и отклонён авансом. Мне оставалось только вздохнуть и подняться с насиженного места. Бормочущее радио я отключил совершенно автоматически.
- Где мы встречаемся с ним?
- Должен ждать нас в кабинете Эльзы.
- Придётся идти выручать. - этой своей репликой я получил новую порцию весёлого одобрения со стороны апельсиново-рыжего коллеги.
Проходя мимо зеркала, которое непонятно кто и неизвестно зачем когда-то повесил в коридоре, я отметил, что глаза у меня сейчас красные. Ну, хотя бы одинакового цвета.

Вот это провал. Я испытывал отчаяние каждый раз, когда видел Эльзу, потому что эта ожившая ледяная статуя не сеет ничего кроме боли и бюрократии, но облик новичка потряс меня куда больше. Мы, конечно, живём в мире проигравшего сексизма, да и в участке барышни есть - правда, преимущественно у несчастных охотников на чудищ (леди любят бороться с монстрами, вероятно) и среди колдунцов. И те, кто не выходит дальше участка особенно.
Девушка. Ну серьёзно. На самом деле, несходняк моего взгляда на вещи и чужого не такая уж и редкая вещь, как я иногда сам себе воображаю. Проблема в том, что если представителей мужского пола я понимаю хоть как-то, то женщин - далеко не всегда. Многие поражаются, как мне удаётся разминировать адъютанта нашего генерала-адмирала ЦПУ. Всё просто: у меня такой же начальник был в отделе, где я работал раньше. Я пришёл подготовленным и вооружённым антиистерином и противобюрократическим.
Полный провал. Я совершенно не знаю, что делать. Я должен протянуть ей руку или надлежит просто поздороваться? Что мне правильно сказать? "Добро пожаловать в преисподнюю"?
- ЗдрастеменязовутКиранСкотт! - в одно предложение вопиющим речитативом протараторила девушка.
Она так протянула мне руку, что будь я чуть менее расторопен, могла бы и убить. Но я не жалуюсь на скорость реакции. Я только в общении потрясающе тупой.
- Аждеха Эванс. - я умеренно крепко пожал девчачью ладонь, - И мой напарник, Шейн Паркер.
- Приветушки. - погано (мне не надо оборачиваться, чтобы видеть) улыбнулся лис из-за моей спины.
Полный провал. Чему я её буду учить? Их же в Академии натаскивают. С чего следует начать? Спасите-помогите? Где мой краткий справочник по обучению новичков?
Меня спасло пиликанье телефона. Я выхватил трубку из кармана куртки и поднёс к уху, не сводя взгляда с помахивающей хвостом Скотт.
Полный провал. Но хотя бы не надо думать, что делать дальше; кажется, работа нашла меня сама.
- Я понял. Мы уже одной ногой на парковке.
За плечом прозвучало сдавленное "да!". У новичка день начнётся неплохо: она познакомится с манерой вождения лицензионного полицейского придурка, на моей памяти подобному не учат на курсах. А ещё на курсах очень хреново, как я понял, готовят ко встрече со старшим инспектором Болтоном. Так что, наверное, Скотт повезло, что вначале покатушки и работа.
- Идём!
Слушая нестройный топот за спиной, я подумал, что чудовищно похож на персонажа какого-нибудь комедийного боевика о полицейской работе. Полный, полный провал. На ходу я полез за сигаретами. Бывает и хуже, конечно.

@темы: Аждеха, Киран, Небельштадт, Северный материк, ЦПУ, Шейн

01:35 

Улыбка расплылась на моем лице совершенно самостоятельно, как только я услышал стук двери.
- Привет.
- Привет, Шейн. - я наклонил голову, напряженно прислушиваясь к знакомому голосу.
- Не обольщайся, Кроуфорд. - голос лиса звучит недовольно, - Это Мона меня сюда притащила.
Ну, разумеется. Я почти вижу, как Паркер хмурится, пока произносит все это. После он подходит к кровати. Бесцеремонно, в свойственной ему манере, плюхается на край кровати, стукнув по ней хвостом. Мне на мгновение кажется, что я почти слышу шорох отдельных шерстинок о плотный больничный пододеяльник.
Ха-ха-ха. Разумеется, я выдумываю. Что еще мне остается теперь, кроме собственного воображения? Посмотрим правде в глаза.
Пус-стота, да я сегодня в ударе.
Моя улыбка стала безмятежнее на сколько-то единиц измерения безмятежности, если представить, что они существуют.
- И где, в таком случае, ты ее потерял? - дружелюбно уточняю я у хмуро сопящего лиса.
- Она с врачом разговаривает. - неохотно пояснил Шейн, - Ты же знаешь, ей лишь бы попиздеть. Не горюй, дойдет до тебя - не будешь знать, куда деваться.
- А ты, значит, с ним еще не беседовал? - мой собственный голос приобрел весьма будничный тон.
Что-то типа как если бы я спросил Паркера, смотрел ли он последний выпуск погоды.
- Не-а. - собеседник звучно поскреб в затылке, - Слушай, ты если засыпаешь, так и скажи, чего трындим-то.
- Я не сплю, Шейн. - полушепотом я вновь обратился к лису по имени, - Я просто не хочу открывать глаза. Я не вижу, понимаешь? Ничего не вижу.


Кто знал, что у младших курсов сегодня внеплановая внеучебная активность? Правильно, учебный отдел. Кого не смогли предупредить вовремя из-за не вовремя сломавшегося телефона?
Бинго! Меня.
Я откинулся на спинку стула, блаженно жмурясь. Самое замечательное в том, что я не против. Главное, что кабинет оказался не занят, можно спокойненько посидеть. Я на что-то такое рассчитывал. Поблажка инвалиду, всякое такое... Нет, мне не стыдно. Я не собираюсь храбриться и с пеной у рта доказывать, что нет-нет, я нитакой, я никогда не признаю себя ущербным... и прочая чушь в духе. Отнюдь. Я дефектен в значительной степени, и мне уже ничем не помогут ни маги, ни технократы, ни восточные гадания на округлых речных камушках. Я не страдаю, я давненько смирился, серьезно. Просто раз наше не в меру цивилизованное общество предусматривает поблажки немощным, я совершенно не против ими пользоваться. Такие дела.
...никак не привыкну к этой безумной иронии. Плохое зрение у меня с детства. Очки были с вот такенными стеклами. Как голову не перевешивало, сам диву давался. Помнится, когда произошло резкое ухудшение, я одолевал родителей паникой. Боялся, понимаете ли, ослепнуть. Прям ночным кошмаром стало!
Так боялся, что когда действительно мое зрение достигло уровня "о, погодите, в общей пелене я различаю силуэты!", я даже обрадовался. Потому что незадолго до этого я видел сочное такое НИЧТО.
Если вы понимаете, о чем я.
Торопливые шаги за дверью отвлекли меня от почти ностальгических и очень самоиронических размышлений. Я повел ухом, прислушиваясь. Шажки маленькие, семенящие. Кто-то из учеников. Так-так.
Интересно. Каждый раз - такая развлекуха! Мелкие радости ослепительной (ха-ха) жизни бывшего полицейского.
Итак, шаги замерли, после чего дверь распахнулась.
Без стука, ага. Если это не случайный захожий... среди тех учащихся, кого я знаю, только небольшая часть вламывается без стука. Еще меньше вваливаются в кабинет сразу и вприпрыжку.
- Мистер Кроуфорд!
Необходимость гадать отпадает сама собой.
- А, мисс Маклейн. - я невольно расплываюсь в улыбке.
Киара Маклейн - обладательница на редкость милого голоса и одна из самых - поневоле - шумных существ на своем потоке. Старательна в той же степени, в которой невнимательна, но предмету явно уделяет значительное внимание, частенько задерживаясь после занятий, чтобы поспрашивать вне программы. Насколько я понял, это из-за того, что ее старший брат работает среди спецов. Как по мне, так не вдаваться бы ей в такие дебри, специальный отдел на то и специальный, чтобы не спать за остальных. Но терять или не терять покой - личный выбор каждого, а свободу этого самого выбора я уважаю.
- Я! Вчера пекла печенье! - радостно тараторит котейка (определено по периодическому мурчанию до того, как было подтверждено словами очевидцев), прыгая вокруг стола, - И принесла! Вот! Это в честь прошедших праздников!
К слову о радостях жизни. Я подпер щеку рукой, чувствуя, что улыбка моя расползается все шире:
- Большое спасибо.
Я слышу, как она довольно хмыкает, снова перескакивает с места на место, бряцает какими-то украшениями и делает глубокий вдох для новой тирады.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Киара, флэшбек, Шейн, Джефферсон, Академия

01:31 

Внезапно зазвонивший мобильный может стать причиной очень многих неприятных происшествий.
Но Высшие Силы миловали, и я только поскользнулся, взмахнул руками и застыл с видом бесстрашным и непреклонным. Да. Какой я.
- Слуша...
Но собеседник не дал мне даже начать.
- Ауле! - панически закричал мой знакомец, пока я судорожно пытался идентифицировать голос, - У меня проблемы!
Тем временем, я вспомнил.
- Разумеется, проблемы. Если разговор начинается с моего имени... Что у тебя стряслось? - я пошевелил основной парой крыльев, чувствуя, как одновременно неловко дернулась побочная.
- Стря... слось... - повторил мой невидимый собеседник и нервно хохотнул, - Слушай, тут такое дело... Понимаешь, у нас тут... э... один прибор... кхм... вышел из строя. Короче, нужно, чтобы ты сходил в магазин и попросил у продавца инструкцию!
Звучит просто, не правда ли? Я смотрю на часы.
- Хорошо. - наверное, я совершаю роковую ошибку, но, - Давай, немножко подробностей и адрес магазина мне. Сделаю, что смогу.

Да, я совершенно точно совершил роковую ошибку. Это я понял еще на подходе к искомому магазину. Нет, понял я это еще тогда, а вот сейчас, поправляя шарф и протягивая свободную лапу к ручке двери, я это осознавал очень отчетливо. Но все равно потянул дверь на себя. И тут же прижал уши, недоуменно поглядев на зазвеневшую штуковину. Музыка ветра, да?
Пус-стота, как же это все иронично.
Из вежливости я кивнул сидящей за прилавком девушке и, особенно на оную не глядя (С-СТЫДНА), для начала осмотрелся. Увиденное вгоняло меня в граничащую с отчаянием растерянность. Да вы, наверное, шутите... Большинство... хм... агрегатов? выглядело так, что мне даже страшно было подумать о функциях, которые им надлежало исполнять. А если думать слишком старательно, то мне неминуемо становилось мерзко, а щекам - жарко.
Ну и день, ну и день, вы только поглядите.
- Если вам нужно что-то конкретное, - тоном читающего заученный текст произнесла дева за моей спиной, - Вы можете об этом сказать.
Я, потерянно наворачивающий уже третий или четвертый круг, остановился, обдумал ее заявление и подошел к прилавку. Стараясь не смотреть на находящееся под стеклом дольше, чем того требовалось, чтобы, скажем, понять, что это не то, что я ищу.
Я взглянул на собеседницу, наконец. Достаточно молодая представительница шакальего рода, наверное, моего возраста. Волосы собраны в переброшенную через плечо косу, взгляд скептичный (притом она даже не на меня смотрела), губы задумчиво поджаты. Я мучительно поднял брови, скользнул взглядом по клеткам на ее рубашке и тяжело вздохнул.
Не то, чтобы это оказало какое-то впечатление. По крайней мере, явно не положительное, потому что девица вздохнула почти так же тяжело, как я, покачала головой и выложила на стекло прилавка тетрадку с ручкой:
- Не можете сказать вслух - напишите.
Я потер щеку и смущенно и до ужаса глупо улыбнулся.
- Понимаете ли...
- Не понимаю. - честно призналась обитательница этого оплота порока, - Но если ты прекратишь мяться, есть шанс.
Она перебирала какие-то листки, разложенные на ее коленях. Наверное, документация какая, или что.
Я набрал в грудь побольше воздуху и стал понемногу объяснять, что происходит. Выходило с так себе успехом, совсем не столь складно, как в репетициях по пути сюда, но - получалось.
- Пиздец. - резюмировала собеседница и подняла на меня взгляд.
Отчего-то, сам не зная, собственно, отчего, но я воззрился на нее недоуменно. К щекам вновь прилила кровь, а в мыслях обратно воцарился первозданный хаос. Но я же настоящий мужчина, и способен справиться с собой?
- Пиздец, - согласился я, решительно кивнув.

Ладно хоть не лавки. Но все равно сидения у них в участке те еще...
Я уже полчаса как куковал в коридоре, считая воображаемых ворон, пока Шаманище просиживал штаны в кабинете. Мне искренне хотелось верить, что хотя бы сегодня его не отделают так, что придется сначала волочь его в травмпункт. Мне не влом, честное слово!
Но хочется побольше оптимизму, что ли. В пылу задумчивости я похлопал крылышками. Все эти полчаса двое граждан Небельштадта справа от меня ведут неистовый спор, восхищающий своей бесконечностью и полным отсутствием понятного случайному зрителю смысла. Потому что, по сути, они друг другу доказывают сентенции, с которыми оба и согласны. Ну, в духе:
- Ты виноват!
- Еще как!
- Нет, ты виноват!
- Да я говорю тебе, я виноват!..
Восхитительные ребята.
Мне кажется, если они правда такие косяки, как говорят, то к ним санкции не применяют из умиления, а в коридоре держат в назидание и устрашения ради. Неплохой педагогический эффект, центральный участок! Так держать!
Я откинулся на спинку сидения, устало прикрыв глаза. В голове крутилось множество мыслей, но все, как одна, абсолютно идиотские. Но забавные. Но идиотские.
...если этот дурак сейчас не выйдет, то не знаю. Идти его спасать, что ли? Как истинный герой, весь в белом... и крылатый. Ладно, теперь я перебарщиваю с иронией.
От необходимости развивать тему мрачных шуток о Сонме меня избавила распахнувшаяся дверь. Вывалившийся оттуда Шаман выглядел потрепанным, но вполне бодрым и "на ходу".
- Да пошли вы!..
- Всенепременно! - не менее живо отозвался вышедший следом полицейский.
О, знакомая двойка. Сейчас должен еще кудрявый хаски вырулить... ну, как я и говорил!
Я почувствовал укол подозрений. Но прежде, чем я успел его осмыслить, в коридоре поднялась шумиха. Вызывал ее другой дуэт. Летучий мыш и лис в кепке шествовали неспешно, аккуратно огибая окружающих, не догадывающихся отпрыгнуть в сторону. В чем была причина их фурора? Все просто! Оба были в крови чуть не полностью.
Выпихнувший Шамана полицейский звучно хмыкнул:
- Гляди-ка, Стоун, вот у кого-то вечеринка была, а?
Его напарник сделал такое выражение лица, что у меня в ребрах заныло.
Летучий мыш же, остановившийся в ожидании освобождения прохода, оглядел себя (видимо, уже в н-нный раз), и безучастно пояснил:
- Оно взорвалось.
Шакал захохотал. Кажется, его это осчастливило. А я, пока боролся с поднявшейся на загривке шерстью (вы бы слышали этот смех), напряженно пытался сообразить, что же мне не так. Ситуация, тем временем, рассосалась сама: лис пообещал тормозящих измазать в трофейной кровище, и зеваки решили не искушать судьбу. Обе боевых двойки утекли в одном направлении; лис как раз рассказывал шакалу, как именно взорвалось существо, и какой звук оно при этом издало. И внутренности у него полетели вооооот так.
Я поднял взгляд на зайца, подгребшего ко мне.
- Напомни мне, как зовут этого?.. - я кивнул в сторону уходящего полицейского с жутким смехом.
- Подонка? - шарясь по карманам в поисках сигарет, уточнил заяц, - Да блять...
Я молча протянул ему свою пачку. Парень достал сигарету, подумал, убрал ее в нагрудный карман и достал еще одну.
- Болтон.
Я вспомнил.
- Старший инспектор Болтон, точно. - повторил я.
- А чего тебе от него надо?
- Ничего. - я хмыкнул, покачав головой, - Ни-че-го мне от него не надо.
Похожи-то как, охренеть. Удивительно, что я сразу не догадался.
Я поднял голову, глядя на собеседника снизу вверх.
- Напьемся сегодня? - это прозвучало не так вопросительно, как я фантазировал изначально.
Шаман кивнул.
Я тоже покивал - не знаю, зачем. Потом еще и покачал головой. И вторично за сегодня резюмировал:
- Пиздец.

@темы: Шейн, Шаман, ЦПУ, Северный материк, Небельштадт, Морхед, Ингрид, Джон, Ауле, Аждеха

00:45 

Я поднял взгляд от бумаг, оглядывая сидящих перед моим столом.
Паркер сидел ровно, сцепив замком лежащие на коленях руки. Иногда поводил ушами, иногда мелко шевелил кончиком хвоста. Жестов минимум, но они присутствуют: нормальная, живая реакция, соответствующая его заявленному в отчетах и выписках характеру. Взгляд серьезный, колючий, авансом немного насмешливый.
Сидящий справа от лиса Эванс выглядел куда более расслабленным. Летучий мыш сидел чуть сутулясь, крылья сложены неплотно. Но эта кажущаяся беззаботность могла бы обмануть лишь недостаточно внимательного наблюдателя: на самом деле, в отличие от своего соседа, Эванс не двигался. Как сел, зафиксировал себя в одной позе - так больше и не шевелился. Ну, разве что иногда прикрывал глаза или переводил взгляд с меня на Паркера. Наши взгляды встретились. Я какое-то время с неуместным, наверное, любопытством смотрел, как медленно его глаза меняют цвет с искрящегося желтого на глубокий янтарный. Не совсем одновременно.
Захватывающе.
Я снова тихо вздохнул, уткнувшись в бумаги. Я, вообще-то, их уже прочитал. Раз... шесть? Я не помню. День тоже был долгий.
Итак, что мы имеем? Чудо-стрелок с весьма достойными показателями, стаж работы в одном из западных участков - около пяти лет. Импульсивен, подчас демонстрирует слабое принятие субординации, склонен к некоторой анархичности.
Асоциален.
Да ну?
- Вы можете закурить, если хотите. - потянувшись за сигаретами, оповестил я.
Мои теоретические будущие подчиненные мелко зашевелились. Оба курят. Ну, что поделать. Работа у нас такая. Располагает ко всевозможным вредным привычкам.
Я подтянул к себе одну из папок, лениво открыл.
Второй... второй - хороший оперативник, четко следующий инструкциям и нарушающий их лишь в тех ситуациях, когда не видит иного выхода. Высокая адаптивность к стрессовым ситуациям, наличие повышенной расположенности организма к восстановлению. Легко уживается с любыми напарниками. Стаж работы два года. Из них в специальном отделе... два. То есть, этого молодчика сразу после академии загребли проходить практику среди творческих бойцов с нечистью. Случай не самый частый, обычно желающих попасть в специальный отдел отбирают еще в академии и обучают отдельно, требуется очень много бумажной волокиты... В общем, поэтому у нас все так плохо со спецами - при такой-то текучке кадров!.. Маги, само собой, помогать не торопятся, только если припекает до абсолютного кипения. Тогда эти засранцы, само собой, расчехляются... я отвлекся.
Но оба претендента на перевод хранили спокойствие, мирно выжидая. Оно, конечно, понятно, идиотом никто из них по отзывам не является.
- Ваши характеристики, пожалуй что, впечатляют. - негромко говорю я севшим от усталости голосом, - Но у меня есть пара...
Дверь открывается. Нет. Распахивается. Нет... да и Пустота бы с деталями! Куда интереснее то, что Эванс повернулся к двери даже раньше, чем она открылась.
- Харкер! - голос Эльзы просто звенел металлом, - Болтон опять отказывается писать объяснительную!
Я замер с открытым ртом, но, сообразив, торопливо заткнул себе пасть сигаретой. Потом сообразил, что Эльза НЕНАВИДИТ, когда я курю на рабочем месте. И сигарету вытащил. Потом сообразил, что переводные тоже курят. И вернул никотиновую палочку на место.
- Поразительно. - игнорируя оживление лиса, протягиваю я, - Напомни-ка мне, Болтон, за что объяснительная? Уж не за...
- А я не знаю, чего от пытаются добиться! - прорычал Морхед, которому явно не добавлял настроения ни поход до моего кабинета, ни перетянутая бинтами рука, - Я не знаю, что с этой выдрой делать! Пристрелить могу, например! Я замечательно умею пристреливать, хочешь, покажу?
Я аккуратно вытащил сигарету, медленно выдыхая клубы сизого дыма.
- Продемонстрируешь свои таланты позже, старший инспектор Болтон.
Игнорировать душераздирающе ледяной взгляд моей помощницы трудно. А вот взгляд Эванса, глаза которого постепенно становились сапфирово-синими, я нахожу сочувственным. Спасибо, мне приятно.
Но начавшийся театр абсурда и не думал заканчиваться.
- Харкер! - кажется, девушка вот-вот от души топнет ногой, облаченной в бескаблучную пародию на туфлю, - У этого учреждения есть правила, и правила написаны для всех!..
Я молча переложил пару листков. Шепарда цитирует. Вы поглядите, какая достойная смена растет. Не то, что я.
А вот шакал, кажется, в отличие от негодующей Эльзы, обратил внимание на то, что я занят. Вернее, чем, нет, кем я занят. Но я бы предпочел, чтобы он обратил внимание, что может съебаться. Сам себе злобный кто угодно в таком случае.
- А это что? - почти весело уточнил Болтон, шевельнув ухом, - Свежая кровь? Самое то! Может, кому-нибудь из них устроим проверку Стоуном?
- И не надейся. - буркнул я, - Он же тебе как сын!
Мой собеседник поморщился более чем выразительно. Эльза на заднем плане требовала внимания. Даже что-то начала говорить. Паркер заозирался со все возрастающим интересом, заставляя меня всерьез обеспокоиться тем, что произойдет, если закоммуницируют два эмоционально вовлеченных маньяка. И без того его характеристика и улыбочка нагоняла на меня тоску и ностальгию.
Так. Все. Хватит. А то я и впрямь на них всех натравлю Стоуна! По очереди! Или сразу? Пусть помучаются, изверги.
- Вы, кхм, можете идти!.. - я слегка повысил голос, затушив окурок о стол (почти услышав, как екнуло сердечко моей излишне переживающей сотрудницы); чтобы внимание обратили вообще все собравшиеся, пришлось хлопнуть ладонью по столу, - Все свободны! Кроме...
Ах, злорадство.
- Кроме уважаемого старшего инспектора.
- Вопросов, я так понимаю, не будет? - рыжий лис поднялся с места, захватив с пола свой рюкзак.
- По ходу дела разберемся! - я прищурился на него, чтобы не забывался парень, с кем разговаривает.
Я могу очень серьезный прищур собрать, между прочим, если захочу.
Спасибо летучему мышу. Он тихо и мирно покинул насиженное место, так же тихо подошел к моей помощнице и за пару реплик разрядил эту ходячую атомную бомбу, переключив ее внимание. Потом окликнул лиса, и они, наконец, удалились.
Дверь не закрыли, сумрачно подумал я, в лифте родились. Потом я поднял взгляд на малость скисшего Морхеда. Открыл ящик стола и выудил из стопок бланк объяснительной. Оглядел его, как художник будущее полотно, и с тем же градусом кисляка в улыбке положил на стол напротив себя.
- Ты стол подпалил. - заметил шакал, не торопясь подходить к столу.
- А ты - Эльзу. - парировал я, потерев мимоходом пальцем черное пятно на поверхности рабочего места, - И чуть не подпалил собеседование. Что, думаешь, тебе одному хреново?
Я повел плечом, еще не зажившим после недавнего.
- Мы же друзья, да? Типа в горе и в радости...
Но у Морхеда сегодня был день интеллектуальности.
- Ты путаешь социальный договор с брачным, придурок.
А у меня - юродствования. Кажется, происходящий на протяжении последней недели завал в результате поменял нас на вечерок (я надеюсь!) местами.
- Давай-давай, пиши. Аудитория давно не видела твоих шедевров. - я подвинул лист к противоположному краю стола и многозначительно пошевелил бровями, - Публика жаждет хлеба и зрелищ, Болтон!
- Пошел ты на хуй, Харкер! - рыкнул мой лучший друг, шагнув к столу.
- Не-не-не. - я наморщил нос, - Вот сейчас это действительно было слишком грубо.

@темы: Эльза, Шейн, ЦПУ, Северный материк, Небельштадт, Морхед, Аждеха, Энтони

Raise Her Hands

главная