Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: вивьен (список заголовков)
23:24 

Не помню, когда в последний раз я прикасался к клавишам. Отцовское пианино никогда не было объектом моей любви. Или хотя бы привязанности. Но в последнее время я чертовски устаю. А когда я чертовски устаю, то хочется какой-то ностальгии. Когда-то меня волоком тащили на музыкальные занятия. Благо недалеко было - преподаватель приходил сам. Мне так не нравилось, что я старательно искал другое занятие, какое гарантировано отняло бы бОльшую часть моего времени. И вот я здесь. Симпатичный юношеский бунт не возымел никакого результата. Потому что когда мне надоедает запах медикаментов и разложения, я раз за разом возвращаюсь в небольшую светло-серую комнату с книжным шкафом и пианино. Не знаю, стал ли я лучше играть с тех пор. В этом есть какая-то доступная даже мне жизненная ирония: когда были слушатели, я упирался. А теперь и при всём желании для них не сыграю. Знаю, что номер преподавателя где-то в отцовских записных книжках, но нипочём не полезу его искать.
Снимаю с верхней части инструмента (не утрудился в своё время запомнить никаких названий) стакан с виски. Пить я не люблю и не умею, но если уж случается, то пусть никто больше это не наблюдает. Мне стыдно выглядеть откровенно глупо в глазах окружающих. Почему-то. У этого, как и у много из того, что я делаю, нет какого-то рационального объяснения.
К сожалению или к счастью, объяснять мне никому и ничего и не надо.

--

Возможно, не стоило столько пить вчера. Но кто знал, что ночью меня вызвонят снова ехать на работу? Резня дело такое, расписание на них не составляют. Хотя следовало бы, по моему скромному разумению.
- Это уже пятый? - я уже не удивляюсь тому, как слабо звучит мой голос.
- Третий. - Батори бесконечно аристократично поводит плечами, - Не отвлекайся на банальную арифметику, я скажу, когда материал закончится.
Точно. Не тела. Не трупы. Для железной Вивьен они все материал, улики во плоти. Буквально. Я киваю. Потом киваю ещё пару раз, но уже самому себе; тошнота у меня совершенно точно не от запаха. Надо было пить меньше. Я же совсем не умею.
- Это ещё что? - вездесущая напарница высовывается из-за моего плеча, с королевским интересом приподнимая брови.
- Не похоже на осколок. - негромко резюмирую я очевидное и погружаю поблёскивающий инструмент в разрыв желудка, - Это.
Понимаю, что зависаю, рассматривая объект.
- Игрушечка. - милосердно подсказывает мышь, едва слышно перемещающаяся за моей спиной, - Как в детских сладостях. О, кстати. Будешь потом шоколад?
Меня впервые за всю практику слегка замутило.

@музыка: Dark Life Note – I Lost So Much (feat. Lumière d'abstraction)

@темы: ЦПУ, Уильям, Северный материк, Небельштадт, Вивьен

05:38 

- Почему перекрыта...
Он еще только сунул свою лохматую голову в дверной проем, а я уже знала, о чем будет вопрос. Не угадала только с названием улицы - Филипп забрался дальше, чем я предполагала.
Ради проформы я бросаю взгляд на Второго. Но Уолтер безучастно заполняет заключение последней аутопсии, и ему решительно некогда было отвлекаться на глупые проблемы смертных. Пустота бы побрала мое решение сделать себе перерыв. Киваю в ответ на пожелание приятного аппетита от спохватившегося вторженца.
- Ну, технически, она перекрыта не до конца. - я кручу в руках пластиковую вилку, - Если знать, как пройти...
Погодите, кто прямо сейчас вырыл себе могилу?.. Слегка хмурюсь под пристальным взглядом волка.
- Она перекрыта из-за предположительной нестабильности внутренних построек. В частности, там находятся ныне бесхозные владения магов. Из-за ряда событий было решено ограничить доступ... Грэйвхард, прекрати это немедленно!
Мужчина рассмеялся. Я беспомощно опустила плечи. Если он полагает, что паясничество ему поможет меня уговорить...
- Почему бы тебе не устроить Филиппу экскурсию? - равнодушно уточнил Второй, не отвлекаясь от поскребывания ручкой по бумаге, - У нас осталась парочка базовых защитных амулетов, если ты помнишь. Тебе проще будет разок показать ему обломки каменного сада и руины Театра, чем объяснять, почему туда больше не пускают жителей Небельштадта.
Видимо, сгустившийся в воздухе скепсис оказался достаточно заметным для моего помощника, потому что он приподнял брови и мимолетно взглянул на меня.
- Вивьен, серьезно. - заяц качнул писчим инструментом, всматриваясь в текст на бланке, - У нас сегодня практически нет работы, кроме бумажной. Ее я могу сделать сам.
Если бы я была моложе и наивней, я бы решила, что у Уолтера приступ альтруизма. Но я ждала подвоха, и он не заставил себя ждать. Потому что Второй аристократично наморщил нос, отложил ручку и, оглядев нас, с возвышенным раздражением особы голубой крови пояснил:
- В конце концов, если вы оба уберетесь, здесь снова будет так, как должно: тихо и спокойно. Еще что-то разъяснить нужно?
Волк хмыкнул в кулак и потихоньку вытек из помещения. Ну Мейси, ну предатель. Я отложила столовый прибор на пустую пластиковую тарелочку, поднялась на ноги и тоже удалилась, прихватив с собой свой разнесчастный мусор. Грозно предупреждать Уолтера, что я ему это припомню, бесполезно. И не совсем безопасно. Блю по сравнению с ним еще очень адекватный юноша.

- Вот. - Филипп улыбнулся, приподняв одну бровь, и протянул мне стакан с кофе.
Я глянула в сторону, кротко вздохнула и взяла кофеек, пробормотав некое невнятное подобие благодарности. На самом деле, Грэйвхардово хорошее отношение заставляет меня чувствовать себя неловко. В конце концов, он же ни в чем не виноват.
Это не он убил Клайда. Это не по его вине они так чудовищно похожи. И уж точно не имеет никакой взаимосвязи его личность и мой неизлечимый идиотизм со стажем в не один десяток лет. И каждый раз, когда очередная моя шпилька оказывается смахнута в сторону с обезоруживающим собачьим дружелюбием, чувствую себя отвратно. Я ему вот даже кофе при первой встрече зажала. А он ничего не зажимает, обеспокоен, что дама по холоду его взялась провожать до нужного места.
Должна признать, что в отрыве от с ним очень приятно и легко общаться. Нет ничего удивительного в том, что замкнутый, в общем-то, Стоун за ним хвостом ходит при любой удобной возможности. Тем более мне неудобно за реакцию львиной доли нашей компании на новенького. Морхед в его присутствии начинает гнусить и ворчать раза в три больше, Кай обнаруживает у себя ужасную предрасположенность к головной боли. Я ерничаю... Харкер только ведет себя прилично. Но он на то и начальник ЦПУ, чтобы пример всем подавать. Даром, что моложе нас.
- Тут недалеко. - поясняю я и поскальзываюсь.
Нелепо вышло. Я даже не успела испугаться. Но ни я, ни мой драгоценный кофе не оказались на земле. Придержавший меня под локоть Филипп почти вежливо хохотнул в ответ на мое еще более неловкое, нежели прошлое, "спасибо". После чего предложил взять его под руку. Поколебавшись, я решила это предложение принять. Он ни в чем не виноват. И он правда старается.
Чтобы как-то абстрагироваться от творящегося в моей голове, я вернулась к рассказу об искомом участке. Тянущийся от отверстия в пластиковой крышке запах кофейной карамели меня подбадривал.
- ...в принципе, ты еще на подступах поймешь, о чем речь. Ты же взял амулет, верно? Ага, вижу. Когда подходишь к этой улице, может происходить всякая чепуха типа легкого головокружения или слабой тошноты. Маги задницы рвут в попытках удерживать Лимбо на месте, но есть мнение, что там граница слишком истончилась из-за магических экспериментов. Разумеется, Третий отдел скорее позволит расстрелять весь свой младший состав, чем допустит даже минимальное разглашение подробностей, но информация гуляет разная.
Грэйвхард слушал внимательно, принимая к сведению каждый тезис, вне зависимости от того, был ли это точный факт или исключительно предположение. Он мне ужасно напоминал кого-то. В смысле, кого-то еще. Не слишком давно... Ну да! Конечно! У нас недавно была открытая лекция по монстрологии для не-"Седьмых". Помнится, выбралась на нее из любопытства, что там у нас нового наросло по городу. Не все попадает ко мне на стол, в конце концов.
- Я, кстати, тут подумала: тебе имеет смысл связаться с Джефферсоном Кроуфордом. Насколько мне известно, на данный момент он по состоянию здоровья более не участвует в делах полиции, но некогда он был одним из выдающихся специалистов третьего отдела ВПУ. Сейчас он все еще выступает как некто, знающий этот город и его неофициальное население более хорошо, чем подавляющее большинство. Полагаю, его контакты могут быть у Паркера - Шейн у нас переведенка из того же восточного участка.
Филипп задумчиво покивал в ответ на мое предположение. Мне кажется, ему было бы очень органично с таким серьезным видом фиксировать услышанное в блокноте.
Я совершенно отвлеченно подумала про Кроуфорда. Он показался мне славным. Ужасно искренне вежливый, для своего состояния очень улыбчивый и действительно хорошо рассказывает. Именно такие, типа Кроуфорда, служат мне отличным напоминанием, почему не нужно связываться с полицейскими. Ну, на случай, если я вдруг отвлекусь от основной причины. Джефферсон еще и отличная памятка не иметь дел с магами. Как я слышала, именно из-за магического инцидента с его глазами произошло... то, что произошло.
Я вздыхаю, покрепче ухватываясь за руку собеседника. Он посмотрел на меня и улыбнулся собственным мыслям. Я поспешно отвлеклась на кофе.
...они не настолько сильно похожи. Отчасти потому, конечно, что Клайда я навсегда запомню более молодым, но различий все равно очень много. Они совершенно по-разному улыбаются. И Грэйвхард кажется мне гораздо меньшим идиотом. Что ничего не значит. Ровным счетом ничего.
- Что за каменный сад?
Я еще отпила из стакана и задумчиво наклонила голову к его плечу:
- Ты знаешь о горгульях? Я не про архитектуру.
- А, ты про этих, крылатых... - он покивал было, а потом я увидела, как до него доходит; лицо волка помрачнело, - Дерьмо.
- Да, Уолтер говорил именно про такой сад. - отстраненно подтверждаю я, - Вследствие чего-то его здорово поломало, поэтому почти все фигуры, на их счастье, не пригодны к восстановлению. Это значит, их никто не сможет призвать снова.
Прикрываю один глаз, рассматривая отверстие в крышке стакана. Ну... почему бы и нет, в конце концов?
- Слушай, Грэйвхард. Если в ближайшее время не взлетит на воздух какой-нибудь склад или не случится перестрелки или еще какого ужаса, и нас не дернут срочно в ЦПУ, давай после визита в гадскую аномальную область сходим куда-нибудь поесть?
Мама полагает, что женщине не следует проявлять инициативу. Я уже давно в том возрасте, когда сама могу раздавать советы направо и налево, и я могу с уверенностью заявить: это все полное дно. Плавали, знаем.
А есть действительно охота. Потому что остатки вчерашнего салата - это не еда. А мне надо хорошо кушать, работа у меня нервная.

@темы: ЦПУ, Филипп, Уолтер, Северный материк, Небельштадт, Вивьен

13:12 

- Вот. - помявшись явно исключительно для приличия, Стоун положил на стол передо мной бумагу.
- Джон, присядь, пожалуйста.
Я пытался к нему обращаться на "вы", честное слово - пытался! Но если Морхеду он как сын, а мне этот подонок (и я про Болтона, разумеется) как брат, то нервно переминающийся с ноги на ногу хаски мне выходил племянником!
Пес пошевелил носом, поправил пятерней лезущие в глаза волосы и послушно сел. Ссутулился было, но сразу же вышколенно выпрямил спину. Сразу видно молодых специалистов!
- Я уже в курсе. Здорово, конечно, что ты отбираешь хлеб у моей помощницы, - при упоминании Эльзы собеседника мелко дернуло, - Но тебя опередило начальство участка Арглтона. Звонили пару часов назад, пытались узнать, как ЦПУ Небельштадта сумел так зажраться, чтобы из провинции кадры перетягивать.
Говоря это, я одной рукой подпер щеку, второй подтянул к себе прошение о переводе. Одновременно читать и следить за реакцией Джона было бы трудновато, если бы я не знал макет таких бумаг наизусть. А так взгляд сразу же выхватил все необходимое, и в дальнейшем я отвлекался на содержимое только чтобы не очень смущать подчиненного. Ну и чтобы дать глазам отдохнуть от его ВЗГЛЯДА. Не знаю, как в одном рослом существе может вмещаться одновременно столько уверенности, неуверенности, надежды и чувства вины за то, что я вообще ввернул как шутку. Талант, чего и говорить. В такие моменты мне почти жалко друга. Но только самую чуточку.
- Расслабься. Я сказал им, что коль скоро им чудится пропаганда повсюду, то им надо не ко мне, а к Коре. А еще лучше - завести своего специалиста, и тогда работники разбегаться, глядишь, будут меньше.
ЭТИ ГЛАЗА.
- Ладно, ладно, я всего лишь отправил их со всеми жалобами к Эльзе.
Судя по выражению лица, с точки зрения Стоуна первый, исключительно хамский, вариант был много лучше реального. Ну увы, никто не говорил, что я гуманный, не так ли? Должность, хроническая усталость и всякие там давления-напряжения не делают меня миролюбивее. Это я просто спокойный.
- Итак, Филипп Грейвхард, солидно лет от роду, в полиции Арглтона в лучшем случае с пеленок, профессионал с хорошей характеристикой. - я мог бы процитировать и с закрытыми глазами, но очень стал бы велик соблазн мелко задремать, - Приличным... да нет, неприлично серьезным послужным списком. Всячески титулован... хм... как думаешь, если подпишу прошение, меня из местного ПУ пришлют кого-нибудь дико убивать? Ну, за наглость? Или сразу делегацию? Лучше первое! Не так занудно... Кхм-кхм.
Стоун взволнованно махнул хвостом в ответ на мою тираду. Как я понимаю, он не был уверен, договорил ли я. А я все никак не мог перестать юродствовать. Заработался. Наверное, это из-за распаханного бока, я всегда ужасно вредный и общительный, когда раны мешают свободному движению тела. Ну и это-же-наша-любимая-собака-в-ЦПУ, как мне с ним не похохмить? Хотя бы односторонне. Солнышко всей нашей псарни впервые ко мне с просьбой.
- Если ты рассчитываешь, что по переводу мистер Грейвхард заменит твоего напарника... - начал я.
Джон так ззаразительно хохотнул, что меня тоже едва не пробрало. И пояснил:
- Вы что! Морхед же мне как отец!..- он кашлянул в кулак, - То есть... Старший инспектор Болтон? Или раз как второй отец, то по имени годится?
Умеет парень грузануть. Но тут он сам себя прервал, тряхнул буйной смоляной гривой, хлопнул себя по ноге и заговорил, сопровождая свою непривычно живую речь не менее живой жестикуляцией. Я пытался понять, в чем подвох, но слушал.
- Харкер, послушайте, я понимаю, что итоговое решение принимать все равно вам, но я хотел бы выдать мис... - он осекся, сообразив, что мне "мистер"нуть забыл, а объекту разговора регалию почти выдал, и быстро поправился, - Грейвхарду личную рекомендацию. Я здесь не так давно работаю, но смею предполагать.
Высшие силы... Высшие-высшие-высшие силы...
- Да! Что вы учтете то, что я скажу. - хаски наклонил уши вперед, - Хотя бы немного? В общем, я по долгу службы в Арглтоне со многими полицейскими общался. И с бывалыми, и с молодняком еще зеленее...
Прищурился, качнул ушами. Не уверен, зеленее ли.
- ...меня. Но Филипп - действительно хороший оперативник. Он здорово ориентируется на местности, мы вместе ходили на стрельбище и полосу препятствий. А еще...
Происходило столько всего! Я едва успевал. Во-первых, меня посетило дикое в своей ясности осознание, что Джон так сбивается потому, что действительно уверен в предмете разговора, хоть и сомневается касательно деталей. Во-вторых, за его спиной в кабинет черной объемной (весьма) тенью проскользнула старшая Батори. Ее несносной младшей сестры мне здорово не хватало, но как я слышал, она неплохо устроилась в Восточном участке. Я постарался, чтобы ее новая работа не была сильно хуже, нежели в ЦПУ. Она милая девушка.
Мышь тем временем остановилась, сразу же став похожей на статую. В руках у нее была тонкая пластиковая папка. Склонен полагать, что это заключение по малость надкусившей меня твари. Личный запрос - вид явно отличается от типичных представителей. И... что?..
- Мы как-то попали в ситуацию. Ну. Ситуацию! Арглтон достаточно глубоко в лесу, и этого следовало ожидать - нарвались на оборотня.
Лицо Вивьен, так и стоящей позади говорящего, не менялось совершенно.
- Я думал: все. Так нет же! Благодаря подготовке, смекалке и умению быстро ориентироваться мы смогли его загнать аккурат на группу спецов! Число летальных исходов за случай - ноль.
Батори посмотрела на затылок Стоуна. Потом на меня. Потом приоткрыла рот, передумала говорить и просто закатила глаза. Мне... жаль. Я ничего не могу сделать.
- Я слышал об этом случае. Из сопроводительных отчетов к твоей командировке. - отодвигаю лист, успеваю бросить виноватый взгляд Королеве Мертвых, который она, впрочем, презревает.
Там было написано: "Несмотря на внешнюю неуверенность, профессионализм мистера Стоуна не подвергается сомнению" и так далее.
Стоун заерзал, обернулся на Вивьен, торопливо подпрыгнул с насиженного места и вежливо поздоровался. На каменном лице патологоанатома образовалось подобие вежливой улыбки.
- Где кошка? - настолько мягко, насколько она могла, уточнила женщина после того, как ответила на приветствие.
- Кефир сторожит.
Высшие силы! Он еще и пошутил. Серьезно дело. Надо Морхеду сказать: его мальчик совсем вырос и даже нашел себе друга. Пусть хоть раз у этого поганца (все еще о Болтоне) будет честный повод основательно наебениться.

Холодно сегодня на улице. А я, как назло, не могу торопиться, потому что несу небольшую башню из картонных подстаканников и самих стаканов с горячим кофе. У меня сегодня неофициальный День Заботы о сотрудниках Одиннадцатого отдела ЦПУ. В сумке еще пончики лежат, но там уж как кому достанется, моя щедрость имеет пределы. В конце концов, праздник локальный, даже, скорее, мой персональный - и абсолютно беспричинный.
Ладно, почти. У меня исключительно поганое настроение. Я как раз сегодня выхожу с трехдневного отгула. Я себя ужасно скверно повела, внезапно, хоть и по бумагам законно, слившись с работы и наврав друзьям, что я еду болеть к родителям. Я болела исключительно дома, глядя в потолок и бесцельно страдая.
И чтобы как-то искупить стыд из-за произошедшего, о котором все равно никто не знает, а кто подозревает - тот веско промолчит, я несу коллегам ништяки. У меня все, кроме выпечки, под расчет. Морхеду с Джоном, Коулу с Генри, Второму, Каю и себе любимой. Народу в отделе, понятное дело, много больше, но у нас весьма явно выделяющаяся компания, никто не удивится. А не принести кофеек Второму... Было бы ужасно бессердечно с моей стороны, бедняжке живется куда более тяжко.
Я кивнула рослому коту из спецов, открывшему и придержавшему для меня дверь. Парень насилу улыбнулся, поправив повязку, скрывающую левую часть его лица, и насыщенно-винного цвета волосы, длинный хвост которых неведомым образом оказался переброшен через плечо. Как его зовут? Кажется, что-то на "Ри". Ребят из Седьмого я даже не запоминаю. У специального отдела больно бодрая текучка.
Проскакиваю по коридору важным торопливым шагом, иногда коротко с кем-то здороваясь. Подъем по лестнице, поворот и нужная мне дверь. Открытая, разумеется.
Морхед увлеченно раздражает Генри пристальными взглядами на его крупные уши, Коул дремлет за столом, Второй - ВНЕЗАПНО - с народом. Сидит и залипает в окно. Но это с народом.
Кай, разумеется, уже уставший. Тоскливо и яростно пишет отчет. При виде меня малость оживляется. Любишь кофе или нет, но в такое на редкость отвратительное утро это будет лучшим лекарством. Раздаю целительную жижу в модных бумажных стаканах собравшимся страдальцам. Генри рад поводу заговорить с пробудившимся от мертвенного сна старшим, Морхед рад поводу погундеть на тему отвратительного кофия, Шепард, кажется, рад моему появлению. Второй не рад ничему, но кофе взял. Это тоже нормально.
- А Стоуна куда потеряли? - я опираюсь рукой о край стола Кая.
Морхед много значительно хмыкает и развивает тему гадкого кофе с усиленным рвением. Шепард морщится, как от зубной боли. Испытываю неприятное ощущение подозрения. Навроде укола. Что-то тут не так. Какая-то... как бы это... подстава?
- Да вернется он сейчас. - машет рукой лис, сдаваясь.
- Или нет? - сарказмирует шакал со своего места.
Смотрю наверх. Смотрю наверх и только потому не сразу замечаю возвращение героя. Стоун неприлично доволен и улыбается более чем уверенно. Сопровождающий его мужчина как раз заканчивает какой-то, вероятно, весьма ироничный рассказ о некой бричке. Свежо. Я разглядываю вошедшего волка, пожалуй, слишком пристально, но ничего с собой поделать не могу. Высокий, выше меня. Серый, с темными пятнами. Глаза серые. Одежда полуофициальная, стильно мятая, как у любого работающего сотрудника. Очень знакомая ухмылочка.
Лицо Шепарда окисляется со всей доступной стремительностью. Значит, мне не показалось. Вернее, не только мне показалось.
Вздыхаю тяжко. Вот, значит, тот самый герой, гроза оборотней родного города? Хочется браниться, но решительно не могу подобрать дельных выражений или хотя бы слов. Все "блять", "пиздец" да "нахуй это все". Предвзятость - это гадко. Не могу справиться.
Покидаю уголок недовольства (Морхед и Кай еще никогда не были столь солидарны) и направляюсь к вошедшему дуэту. Протягиваю Стоуну кофе, который тот с родным сомнением во взгляде осторожно у меня забирает. Потом перевожу взгляд на его спутника. Смотрю ему в глаза, чтобы не замечать остаточной усмешки.
- А тебе сегодня кофе не достанется, новобранец.
Тот смеется, отмахиваясь от меня широкой ладонью:
- Понимаю: не заслужил! Нормально! Мир спасу - тогда поговорим.
Зубы сводит.
- Знакомиться будем... герой? - сама себе сейчас напоминаю вредное домашнее животное, не имеющее иных средств выражения недовольства, кроме как подойти, наступить на ногу и вызывающе глядеть.
Давай, мол, покажи, что ты из себя есть.
- Филипп Грэйхард. - он протянул мне руку.
Я, помедлив мгновение, пожимаю ее:
- Вивьен Батори.
- Королева Мертвых! - подсказал с галерки неуемный сегодня шакалище.
Отпиваю из чашки, смеряя стоящего напротив внимательным взглядом. Вот еще. Кофе ему свой отдавать.

@темы: Энтони, Цпу, Филипп, Уолтер, Северный материк, Небельштадт, Джон, Вивьен

02:57 

Немыслимо. Сколько же лет уже прошло. Век нашего брата достаточно долог, Высшие Силы отмерили каждому в районе ста лет. Кто как ими распоряжается - вопрос другой.
Например, сейчас я нахожусь в эпицентре идиотов, заложивших свои жизни в обмен на надежду охранять город от напастей. Как... возвышенно. Я вздыхаю, сползая по стулу. Обычно я в эпицентре довольно условно, поскольку бОльшую часть времени провожу наедине с самыми молчаливыми свидетелями на свете, но порой устаю от их ненадоедливого общества и прихожу к народу, насыщаться суетой и баловать себя полезным для жизненного тонуса раздражением.
Без сестры здесь пустовато. Я ее не один раз предупреждала: не задирай Морхеда. Не надо. Раз подденешь, два подденешь, три подденешь. Ничего не добьешсья, потому что сам он не уйдет, а Харкер, к счастью, не идиот толкового сотрудника увольнять (при всем уважении к Шепарду). А Болтону надоест рано или поздно.
Ну и не послушала. Ну и надоело. И все, что я по этому поводу думаю, укладывается в "я же говорила". Стыдно ли мне быть плохой старшей сестрой?
Не очень-то и сильно, если честно.
К слову о втором герое истории, он как раз сейчас с достойным лучшего применения увлечением сидит за столом и уничтожает стоуновский кефир. Весь интерес именно в том, что он принадлежит к Джону. Отношения этих двоих могут сколько угодно наладиться, но приводить хаски в замешательство старший инспектор просто обожает. Самый смак - это когда ловят на месте преступления, спросить: а ты вообще собирался его пить?
Все. Морхед победил. Лица не имеющий от растерянности Стоун еще полчаса грустно наглаживает свой бессменный меховой воротник и не знает, чего он хочет от жизни. Еще больше, чем обычно, не знает.
Шакал зубасто зевнул, закрутил крышку и, дотянувшись, переставил кефир на соседний стол. Потом задумчиво подцепил свою кружку. Философски уставился на ее дно. Качнул драным ухом и прищурился.
Не могу за ним наблюдать подолгу.
Я помню его еще совсем маленьким. Серьезно, пару раз мелкий засранец даже оказывался на моих коленках. Поганец был ужасный, всем ясно, что из него вырастет. Хотя кому-то достаточно того, что его родной отец устроил стрельбу на детской площадке. Гены, не устают повторять они. Как две капли воды похож.
Я знаю, что это не так, но понимаю, что его характер у большинства вызывает подозрение. Просто не все замечают, как сильно Клайд на него в свое время повлиял. Я много думаю об этом. Первое время было очень... тяжело, наверное. Потому что недавний сорванец, конечно, обладал все тем же гонором, хамил совершенно по-прежнему так, будто бы имел тридцать пять запасных челюстей, но мне прямо БРОСИЛОСЬ В ГЛАЗА, сколько он перенял от того, кого даже отчимом признать не хотел.
Я мало кого по-настоящему не люблю в своей жизни. Я достаточно пожила, достаточно поглядела на живых и мертвых, чтобы увлеченно рассуждать о тщетности бытия и напрасности гнева.
Но матушку Морхеда я не выношу совершенно первородно. Очень иррационально, очень по-женски. Мне неловко, когда я об этом думаю, но мне есть, что противопоставить этой неловкости. Мы - я и Кай - как друзья Клайда, сделали все. Я - еще и как идиотка, его любившая. Да-да, я предвзята. Ужасная женщина.
Зачесались пальцы. Это я так курить хочу. Сегодня просто очень скверный день, насколько является скверным каждый из дней, когда мне не хватает общества живых.
Не глядя тянусь рукой. Под пальцы попадает шуршащая обертка. Пустая.
УНЫНИЕ.
Позволяю руке бессильно съехать по поверхности стола. Пус-стота. Так и знала, что нужно было пополнить запасы. Экая я непредусмотрительная. Ха-ха-ха.
- Батори.
Я не настроена на диалоги со внешнем миром, но приоткрываю глаза лениво и смотрю на собеседника. Шепард типично хмур, малость лохмат и явно собирается поскорее умотать по дальнейшим делам. Но на меня он время все-таки нашел.
Перевожу взгляд на протянутую мне шоколадку. Горькая и не какая-то гадость, а лицензионно северянская и очень добротная. На востоке материка очень хороший шоколад делают. Этот конкретный - с добавлением красного перца. И горечь, и острота, все как я по жизни люблю. Только Кай и Ханна меня так хорошо знают.
Беру протянутое угощение, снова смотрю на лицо лиса и благодарно улыбаюсь. Мне прилично лет, но в такие моменты я чувствую себя ребенком.
Хорошо, когда кто-то понимает тебя по-настоящему. Шуршу фольгой, протягиваю лису шоколад. Он его не больно жалует, но все равно отламывает.
Да. Друзья какой только хуйней не делятся.

@темы: Вивьен, Клайд, Морхед, Небельштадт, Северный материк, ЦПО, Шепард

02:11 

О командировках

Удивительное дело, но голова не болела. Этим чертовски солнечным утром меня не бесили даже птички, свившие гнездо, не иначе как по природной тупизне своей, в кроне дерева рядом с участком. Которую неделю отлично видя этот пернатый рассадник пернатого зла со своего места, я впервые не рвался покончить как со своими страданиями, так и с их жизнями методом самым действенным и радикальным, понеся после незаслуженное наказание за умеренную стрельбу. Вот такой вот я страдалец.
В ожидании уведённого Эльзой напарника я корпел над очередной объяснительной. У меня порой возникало ощущение, будто бы в заместительском кабинетике необходимо переклеить обои, а тратиться они стесняются, или просто зажимают. И вот, со дня на день, стены залепят всеми моими отчётами. Их уже давно хватает и на большую площадь.
Сегодня я решил украсить (дополнить, если угодно) форму рисунками самого скверного характера. Иллюстратор из меня негодный, и именно потому я и взялся. Чтобы Эльза поняла, всё поняла. Чтобы эта сука бессердечная наконец-то страдала так, как страдаю я. Никто не докажет.
Кофе кончился. Но мне всё ещё требовалась приправа для вдохновения. Я с лёгкими налётом тоски глянул в сторону сиротливо возвышающейся на противоположном столе бутылки кефира. Она могла бы всё решить. Но я слишком стар для такого дерьма, как бег от стола к столу. Потому я доехал до кефира на стуле. Идеальное преступление.
Уже заканчивая бутылку и свою труд, я почувствовал, как в груди что-то начало сводить. Долгий и печальный опыт подсказывал мне, что дело не в опасности отравления. Сводящие зубы и уставшая на загривке шерсть только подтвердили мои догадки.
Стоун шёл по коридору. По нашему коридору. И, вразрез с местными шуточками, я точно знал куда.
Дверь неуверенно открылась. Я замер, ожидая. Сперва появилась аура неуверенности, затем - хвост мехового воротника, и после - уже сам Стоун. Он (Стоун) был мрачен и задумчив.
Ничего хохмить по этому поводу я не стал: ну его! Лучше смолчу, пронесёт - он уйдёт корчить задумчивые рожи а свой серый угол отчуждения.
Но нет, не сбылось. Сделав ещё пару шагов в кабинет, хаски глянул на меня, запоздало сдвинув брови. Вышло у него так здорово, что я сам был не вполне уверен, в чём тут дело. На новый уровень вышел парень.
Мы глядели друг на друга так долго, что я уже стал ждать смены щебета комков перьев на музыку из заставки сериала, который Джи смотрит субботними вечерами.
- Ну... - Негромко начал растерянный головорез. - Надо прощаться?
Да ну? Неужели его передают мучить кого-то другого. И кого же? Кто в отделе провинился? Кто затмил мою славу?
Я выпрямился и собрался уже спросить, кто ссадил меня с трона. Но не успел.
- Меня командируют.
Джон неуверенно пожал плечами, неуверенно качнув аморфный воротник.
Нет, ну это уже ни в какие ворота! Мстить кому-то за пределами нашего славного города? Отправить туда Стоуна? В чужой, опасный и незнакомый участок? Как же он там один? А вдруг его там хорошему научат? Он же мне как сын!

--

Одно плечо мне натирал ремень сумки, со второго безвольно свешивалась Персефона. Она не любит людные места: окружающие то и дело таращатся на диковинную живность, обсуждают, показывают пальцами, а то и пытаются животное потрогать. Когти этой кошки способны вспороть даже камень, поэтому я ей сказал... то есть, мы договорились... или условились? В общем, что она не бросается на особо ретивых, а я ее от них уношу так быстро, как только могу.
Но она все равно устает. Хотя, может, просто дорога вышла слишком долгой. Не думаю, что ей вообще понравилось наше путешествие. Первые дни пребывания на новом месте Персефона частенько от меня сбегала, чтобы осмотреть окрестности. Потом внезапно как-то очень приуныла и остаток командировки провела в роли незаинтересованного ни в чем воротника. Не знаю, мне было нормально. Хотя, конечно, в качестве лектора я себя раньше представлял весьма слабо (не то, чтобы сейчас я стал воображать это отчетливее... или стал? нет, это не-во-об-ра-зи-мо), но это был бесценный опыт. Прояснило многие моменты. Например, почему Харкер ставит старшему инспектору Болтону лекции в полицейской академии, если тот слишком провинился.
Хуже, и впрямь, только участковым участковить. Я так думаю.
Я вежливо кивнул вышедшей из здания Батори. Мышь вскинула одну бровь, усмехнулась, щелкая зажигалкой:
- Ты как будто вырос?
Пока я всеми силами удерживался от того, чтобы начать хватать ртом воздух от неожиданности, женщина рассмеялась, и, поправив волосы, пожала одним плечом:
- Ничего удивительного: так долго без присмотра!
Я прищурился, вроде как подозревая в ее реплике некий подвох. Потом совершенно потерянно вздохнул и накрыл ладонью морду Персефоны, поднявшей было голову. Рог кольнул пальцы, но это было не больно.
- Я смотрю, без меня тут все спокойно, - позволяю себе слабую усмешку, - Участок еще стоит.
- Погуляй еще с недельку, и Паркер с Болтоном его все же разнесут. - почти что скопировав мою мимическую потугу (только более успешно!) отозвалась местная Королева Мертвых.
- Тогда я потороплюсь. Иначе пропущу все самое интересное! - я потянул дверь на себя, сбегая от запаха ментоловых сигарет, - Если еще не пропустил.
Ответа я не услышал, потому что уже вошел внутрь. Вошел и сразу же вздохнул полной грудью. Не думал, что так привязываюсь к местам! Но я привязываюсь. Мне бы так радоваться по возвращению в квартиру, а вот поди ж ты. Оглядываясь по сторонам почище заправского туриста, я пошел по коридору к лестнице. По пути едва не столкнулся (то есть, это она чуть не столкнулась со мной) с торопящейся куда-то младшей сестричкой Коула. Яника пискнула, отскакивая с поразительной резвостью, потом поздоровалась едва слышно и прибавила скорости.
Мне все так рады, хоть слезу пускай. Персефона вновь приподняла голову и изогнулась, чтобы бросить на меня тяжелый взгляд светло-розовых глаз. Я примирительно поднял ладони, и кошка свесилась обратно.
Едва заглянув в наш общий кабинет, я сразу понял, что не вовремя. Коул навис над столом, упираясь в его поверхность ладонями. Вид у енота был самый что ни на есть мрачный. Генри, что характерно, поблизости видно не было. Но вроде бы дело было не о нем.
Болтон мирно сидел за столом, приподнимая загипсованной рукой повязку на глазу. Видимо, чтобы на редкость похабный взгляд был виден целиком. Для полноты, так сказать, результата.
Я так растерялся, что непонятно зачем кашлянул. Донахью осекся, напарник же уставился на меня. А я уставился на него, застыв как в ожидании нагоняя. Тишина повисла такая, что... не знаю! Такая. Я об этом не думал. Я впервые в жизни откровенно тупил. Это было как запоздалая догрузка - будто бы в моих мыслях накопилось много всего, но понял я это только вотпрямщас.
Если бы кто-то мне сказал еще полгода назад, что я, вернувшись из командировки, сброшу сумку и, виляя хвостом как распоследний щенок, побегу обниматься с Морхедом - я бы лицо разбил, честное слово. Если бы кто-то сказал, что он, несмотря на травмы, довольно резво поднимется мне навстречу - я бы даже не стал ничего никому бить.
Я бы просто не поверил.
Ну... наверное.

@темы: Вивьен, Джон, Коул, Морхед, Небельштадт, Северный материк, ЦПУ

Raise Her Hands

главная