Не помню, когда в последний раз я прикасался к клавишам. Отцовское пианино никогда не было объектом моей любви. Или хотя бы привязанности. Но в последнее время я чертовски устаю. А когда я чертовски устаю, то хочется какой-то ностальгии. Когда-то меня волоком тащили на музыкальные занятия. Благо недалеко было - преподаватель приходил сам. Мне так не нравилось, что я старательно искал другое занятие, какое гарантировано отняло бы бОльшую часть моего времени. И вот я здесь. Симпатичный юношеский бунт не возымел никакого результата. Потому что когда мне надоедает запах медикаментов и разложения, я раз за разом возвращаюсь в небольшую светло-серую комнату с книжным шкафом и пианино. Не знаю, стал ли я лучше играть с тех пор. В этом есть какая-то доступная даже мне жизненная ирония: когда были слушатели, я упирался. А теперь и при всём желании для них не сыграю. Знаю, что номер преподавателя где-то в отцовских записных книжках, но нипочём не полезу его искать.
Снимаю с верхней части инструмента (не утрудился в своё время запомнить никаких названий) стакан с виски. Пить я не люблю и не умею, но если уж случается, то пусть никто больше это не наблюдает. Мне стыдно выглядеть откровенно глупо в глазах окружающих. Почему-то. У этого, как и у много из того, что я делаю, нет какого-то рационального объяснения.
К сожалению или к счастью, объяснять мне никому и ничего и не надо.

--

Возможно, не стоило столько пить вчера. Но кто знал, что ночью меня вызвонят снова ехать на работу? Резня дело такое, расписание на них не составляют. Хотя следовало бы, по моему скромному разумению.
- Это уже пятый? - я уже не удивляюсь тому, как слабо звучит мой голос.
- Третий. - Батори бесконечно аристократично поводит плечами, - Не отвлекайся на банальную арифметику, я скажу, когда материал закончится.
Точно. Не тела. Не трупы. Для железной Вивьен они все материал, улики во плоти. Буквально. Я киваю. Потом киваю ещё пару раз, но уже самому себе; тошнота у меня совершенно точно не от запаха. Надо было пить меньше. Я же совсем не умею.
- Это ещё что? - вездесущая напарница высовывается из-за моего плеча, с королевским интересом приподнимая брови.
- Не похоже на осколок. - негромко резюмирую я очевидное и погружаю поблёскивающий инструмент в разрыв желудка, - Это.
Понимаю, что зависаю, рассматривая объект.
- Игрушечка. - милосердно подсказывает мышь, едва слышно перемещающаяся за моей спиной, - Как в детских сладостях. О, кстати. Будешь потом шоколад?
Меня впервые за всю практику слегка замутило.

@музыка: Dark Life Note – I Lost So Much (feat. Lumière d'abstraction)

@темы: ЦПУ, Уильям, Северный материк, Небельштадт, Вивьен