Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: джиневра (список заголовков)
01:18 

Неправильно. Что-то было очень неправильно. Я ещё разок помяла кошелёк в руках, но мне не удавалось понять, что внутри. Слишком плотный материал. Я злилась так сильно, что едва удерживалась от беспорядочного размахивания хвостом. Владелица же кошелька и её спутник стояли в стороне, как ни в чём ни бывало. И наблюдали за мной. было непохоже, что они собираются звать на помощь. Это было ужасающе странно! Интересно, есть ли маленькие плоские чудовища, которых можно спрятать между купюр так, чтобы при случае они откусили воришке пальцы?
Но это я глупости думаю. Наверняка, какая-нибудь руна вложена. Сонным дымом дыхнёт или похожее. Ребята об этом часто рассказывают, происходит сплошь и рядом, мне просто везло.
Тигрица наклонила голову и что-то негромко сказала стоящему с ней шакалу. Тот кивнул и осклабился. Я так не согласна. Не хочу становиться посмежищем всего торгового центра! Поэтому, крепко сжав кошелёк в левой руке, я решительным шагом направилась к этой злополучной двоице. Остановилась в нескольких шагах. Они не станут меня ловить, я же вижу. Какое-то время я смотрела на них (с подозрением), а они - на меня (с улыбочками). Потом я сердито выдохнула и протянула дурацкую вещь тигрице:
- Что там и как это разобрать?
Я не знаю, что я такого весёлого сказала, но эта парочка не дураки посмеяться. Мне, похоже, оставалось только развернуться и уйти, но на половине поворота тигрица меня окликнула сквозь смех.

***

Гостья и Морхед остались в комнате, потому что главный герой игры об убийцах ещё не отстрадал своё, будучи отданным в распоряжение ушлой малолетки, а Болтон не всё ей объяснил про тонкости управления "глупыми котами в белых пижамах". Мне так и не удалось переубедить его относительно костюма. Северяне очень эксцентричны, но недостаточно, чтобы быть терпимыми к любой одежде вообще. В этом мы, технократы, здорово у них выигрываем. Хоть и пользы нам с того никакой.
Я сидела на кухне, ждала, когда заварится чайник, закипит вода в кастрюле, прогреется духовка - словом, множество бытовых кухонных занятий, свойственный такой хозяйственной особе, как я. Подумав об этом, я взглянула на охватывающее мой безымянный палец кольцо. Кто бы мог подумать, такие высоты! Покажите мне, какой тигр в этом помещении кардинально изменил свою жизнь убийством всего одного робота? Нескольких. ...ладно, моя жизнь и её изменения вообще довольно тесно связаны с роботами. Первый почти убил меня, второго почти убила я, третьего я убила, подбив на это дело того, кто не дал мне помереть от первого, что, кстати, спасло его от смерти, когда он не позволил мне убить второго... Так. Хватит. У меня закружится голова, и я забуду все свои восхитительные планы. Я подошла к кастрюле, сгрузила туда овощи, закинула ещё всякого по мелочи и пребыла в довольстве. Одной рукой помешивая опасно взбулькивающее варево, второй я взяла телефон. Из комнаты хором орали ребёнок и взрослый полицейский, совершенно равно возмущённые игровой системой и сюжетной несправедливостью. Под этот аккомпанемент я отсчитывала гудки, потому как нельзя просто взять и дозвониться до Спящего Бога ЦПУ.
- О, Пустота. - сообщил мне динамик умирающим голосом, - Да, Болтон?
- Это я. - умильно улыбаясь, сообщила я собеседнику.
- Ты тоже Болтон. - устало пояснил Энтони.
- Блять. Ты прав! - озарение поразило меня.
- Я рад, что ты рада, - Харкер выразительно зевнул, - Ты позвонила мне ради подтверждения своих фамилии и статуса, я всё верно уловил?
Смеюсь. Ох и забавный же он мужик, всё-таки! Сколько уже времени его знаю, до сих пор весело.
- А ты умён! Прибереги свой талант, он мне как раз сейчас очень пригодится. Я бы очень хотела попросить тебя помочь в одном непростом деле... - прикрываю трубку рукой и бдительно прислушиваюсь.
Крики из комнаты стали не сильно тише. Видимо, им попался действительно сложный или НЕОЖИДАННЫЙ сюжетный поворот.
- Мне нужно, чтобы ты помог оформить кое-какие документы. - жаль, что у этого телефона, в отличие от того, который живёт в коридоре, нету
провода.
Варварство, конечно, страшное, но мне жутко нравится во время разговора накручивать его на палец! Особенно в моменты ожидания ответа, как сейчас. Харкер, кажется, упал в обморок. Или уснул. Или прислушивается к происходящему в квартире. Но я правда не вижу ничего скверного в своей просьбе! За время обитания здесь я уже выяснила, что если северяне и любят что больше надирания задниц монстрам, так это бумажную волокиту. А лемур так здорово смотрится на нашем диване! Словом, выбора у меня решительно не было.
Это ничуть не хуже, чем выйти замуж на спор.

@темы: Энтони, Северный материк, Небельштадт, Морхед, Лори, Джиневра

03:37 

(соавторское)

Я мог торопиться сколько угодно, но Теону насрать. Он уже достаточно большой мальчик, чтобы меня ломало нести его в руках, да и повидал он по жизни слишком много, чтобы продолжать бояться моего педологического пинка. Так что возвращались к дому мы неспешно.
В окне кухни горел свет, маячил знакомый тигриный образ. Судя по времени и по машине, что припаркована раздражающе правильно, тигра травит гостя.
Поднимались на этаж мы уже побыстрее: мне не хотелось идти до дома в одиночестве, но теперь абсолютно не заломает захлопнуть перед носом Теона дверь. Я такой социальный! А обивки на двери у нас и так давно нет. Звонок можно отключить, и не дозвонится, боров.
После вечернего променада никто не бежал в коридор нас встречать. Нас с крупным домашним скотом, кажется, даже не особо заметили, излишне увлекшись кухонными разговорами.
- Ой, да ты брось, - дружелюбно муркала Джи, гремя посудой. – Не чужие же, ну!
Я, услышав подобное, напрягся бы. И вот я услышал. И я напрягся.
Харкер коротко вздохнул, бряцнул ложкой в кружке. Неужели что-то скажет? Мы с Теоном недоверчиво переглянулись.
- Я стал встречаться кое с кем, и пока не знаю, хорошая ли это идея.
Это мы с Теоном до того недоверчиво переглянулись? Брехня. Это мы СЕЙЧАС недоверчиво переглянулись. Свежо придание, но верится с трудом. Тони и какая-то самка? Придумывает на ходу, как любой толковый начальник.
- Серьёзно? Красавец! – Поспешила поощрить его моя супруга. – Это кто-то из участка? Да? Как фамилия?
В такие моменты мне кажется, что Джи скоро начнёт прыгать на своём хвосте, как тигр из какой-то книжки про игрушки. Не помню книжку, но на картинке хвост был ужасно пружинистый.
- Шепард.
На кухне повисла тяжёлая сценическая тишина. Я, только закончивший разуваться, напрягся не столько от ответа старого товарища, сколько от вакуумной паузы.
- А, ну, ёпта, - тигра будто бы махнула рукой или что-то в этом роде. – Ну, бывает, конечно. Только он женатый – это у вас нормально?
Теон как бы смотрел на меня и говорил «приятель, это – полное дерьмо». Под его тяжёлым взглядом я замер в нелепой незавершённой позе. Мне было реально не по себе. Я был почти что готов уйти. Нет, уехать. Откуда там Грэйвхард?
- Я об Эвелин. – Мой внутренний взор прям отчётливо видел, как ни один мускул на сонной задумчивой физиономии не дрогнул. – Старшая дочь Шепарда.
По кухне прокатился счастливый и заливистый тигриный смех. По мне, мать их, прокатилась первая седина. Технократы, уроды, так и умереть можно!

@темы: Джиневра, Морхед, Небельштадт, Северный материк, Теон, Энтони, соавторское

02:12 

(соавторское)

«Поет соловей
и при этом сурово косится
на мою лачугу -
Пизды получить боится»

Говорят, что вся эта технологичная фигня успокаивает. Об этом даже в какой-то газете в прошлом году написали. Бред полный, конечно. Меня ни здоровенный (на маленькой обшарпанной тумбе этот сверкающий новизной и навороченностью монстр смотрелся особенно по-идиотски) телевизор, ни жрущая диски тарахтелка с пультами, имеющими образ самый зловещий и ужасный, не успокаивали. А очень даже наоборот. И это я ещё до сегодняшнего вечера не видел их включёнными!
Самые неправдоподобная в моей жизни озвучка драки (серьёзно, даже в старых фильмах про боевые искусства было лучше!) мешала сосредоточиться. Потому я лежал на диване со скрещенными на груди руками, поддерживал равновесие книги на колене и с ненавистью глядел в экран. И экрану, и воинственно машущей чуть ли не перед моим носом хвостом Джи на мои обоснованные и мощные претензии было до фонаря.
Какой-то мутный кот в белом костюме бежал через дождливый вечерний лес. На бегу он разговаривал с каким-то закадровым мудаком (это я по голосу понял). Даже, скорее, не разговаривал, а выслушивал ценные указания. Активно щёлкающая кнопками пульта тигра тоже разговаривала с мудаком. Похоже даже, что она делала ему какие-то замечания и высмеивала старпёрскую его манеру говорить. Но я не слушал. Такой вот я невнимательный к словам семьи!
Я мучился.
Ладно, какой-то кот. Но он БЕЖИТ. Бежит В СУМЕРКАХ. В ЛЕСНЫХ сумерках. В БЕЛОМ, мать его, костюме. Про то, как именно он бежит, я даже думать боялся. Пусть те, кто сделал чудовище, сами так пробегут по лесу. А я погляжу.
- Слыш, водила, - весьма миролюбиво в рамках происходящего начал я. – Ты долго ещё? Ничего умнее стильного пидрилы в лесу у тебя нет?
«Водила» весьма ласково в рамках происходящего стукнула меня затылком по плечу.
- Есть ещё какой-то хрен, бегающий по городу! Бегает, орёт «Джейсон!»! – Крик у тигрицы вышел особо одухотворённо. – А тут хоть движуха какая!
Движуха тут, как же.
Чтобы поддержать разговор, я в двух словах рассказал об успехах вернувшегося с подозрительно гостеприимной и радушной чужбины Стоуна. То, какой он погром учинил на неделе в «лаборато-о-о-ории» горе-маньяка, в которую мы попали по совершенно другому делу, и то, с каким рвением он выволок самого виновника торжества из убежища, вот почти чуть-чуть заставили меня гордиться напарником. Укладывается всё-таки что-то в его кудрявой голове, укладывается! Не поотмирали за приближающими сердечную недостаточность глазами клетки мозговые, есть там что-то! Начал понимать жизнь, ну дела.
Джи не успела никак прокомментировать мою грандиозную вечернюю историю – её кошастый долбоёб в белой пижаме с капюшоном бухнулся в овраг к волкам. Не, ну какой базар? Надо было срочно делать вид, будто бы так и было задумано!
Разнообразия для (ну и чтобы заглушить эти убогие звуки из плохой порнухи) я начал читать вслух:
- Осенняя ночь.
Неумело путник латает
Худое платье.
Бросив взгляд на разрываемого на части лошка меня осенило. И я дополнил:
- Жопа у него замерзает.
Моя очаровательная супруга от души поржала, но модника это уже не спасло.
Спустя минут двадцать я даже заинтересовался. Очень уж здорово этот рисованный неудачник дох. Если тигре случалось жать много нужных кнопок на пульте зла в нужные моменты (для особо дремучих внизу экрана были пояснения) безымянный ловкач на стиле потрошил зверей. Но дох он во много раз лучше.
Ещё через сколько-то минут я не выдержал созерцать этот овраг СНОВА и СНОВА. Пришлось отнимать пульт, названия которого я так и не вспомнил, и жать самому. Иначе к полуночи я буду ненавидеть как хвойные леса, так и мир вообще. Ещё больше, в смысле.
Вечер восточной поэзии продолжился уже на кухне. В поисках чего-то близкого северянской душе и не изуродованного лишней образностью я перелистал сборник пару раз. И, сидя на своём законном стуле в ожидании законного ужина, нашёл.
- Солнцем озарены,
Валуны вдалеке лоснятся -
Зимнее поле.
Размеренные взмахи деревянной лопаткой прекратились. Единственный мой слушатель (собака храпела где-то во дворе) медленно повернулась к окну, собрала страсть какое сложное лицо и изрекла то, что я и сам подумал. Просто не сумел сказать!
- Красота - обосраться!

@темы: Северный материк, Небельштадт, Морхед, Джиневра

15:33 

Только щедро плеснув водой себе в морду, я вдруг осознала, что уже дома. Опустила взгляд, с некоторым усилием заставив его сфокусироваться на собственных ладонях. О, кровь. Поехали.
Я ухватилась за край раковины, прикрыв глаза. Думаю, лицо мое выражало сейчас бесконечное терпение, близкое к просветлению.
Как я не люблю цветные круги! А они обычно следуют сразу за очередным побегом части кровяных клеток из моего организма. Блять. Бесит меня моя тушка, не могу просто.
Я щедро и очень хлюпающе вдохнула и неторопливо приоткрыла глаза. По очереди. Мир не торопился приобретать болезненную четкость, яркость и осмысленность, но без первых двух я все равно сориентируюсь, а третьего один хер не дождешься даже в добром здравии.
Я вывалилась из ванной, прилично закрыла за собой свет и погаси... Дверь, ага. Мысли, па-а местам! Погасила - свет, закрыла - дверь. Ну что за анархия, ядреный конь? Я покачала многострадальной за сегодня головой и тяжко вздохнула. Подумаешь, магией бабахнуло.
Подкатившая к горлу тошнота так не считала. А я считала! И я сильнее порывов своего бесполезного тела. Поэтому я собрала в кулак волю, выдержку... что там еще? И пошла на инспекцию жилища. Оная показала, что Теона сейчас нет, а вот Морхед занял мое любимое место для отходняка - диван. Я нетвердой походкой подошла ближе, но, прежде, чем успела раззявить пасть и выдать более-менее вербально оформленное требование освободить хотя бы часть необходимого мне пространства, шакал сам сдвинулся к краю, даже не поднимая взгляд от книги. Я шмыгнула... нет, снова хлюпнула носом и торопливо заняла оставшееся диванное место. Ноги можно закинуть на подлокотник, так они меньше гудят. Ну а спиной я привалилась к шакалу, который через пару секунд зашуршал, возясь с книжкой, и высвободил одну руку, чтобы приобнять меня. О, как это мило.
- Кровью диван не залей, клуша.
А вот это уже не очень.
- Не залью. - прерываюсь на очередную порцию перегона крови в собственной носоглотке, - Не кипешуйся. Вот-вот должно пройти.
Морхед пошевелился. Судя по возникшему дискомфорту, смотрит на меня укоризненно и неодобрительно. Осуждает, значитца, всецело мой подход. Вопрос только, к чему: к собственному здоровью или беззаботность относительно сохранности мебели? Сложный, философский, мать его, вопрос! Не потяну!
- Ненавижу магов, - я решила поделиться впечатлениями, - Вот все хорошо у северян, особенно деревья и собаки. Но маги - плохо! У нас такого безобразия нет.
- Да у вас, технократов, вообще ни хуя нет, если на то пошло. - хмыкнул собеседник.
Наверное, задела его патриотические чуйства.
- Ну почему? У нас есть забористая наркота и роботы.
- Вот счастье-то!
Я запрокинула голову, легонько стукнувшись о голову Морхеда затыклом. Пиздюк! С мысли сбил, вредничает сидит - не кусали, что ли, давненько?
- Ты мудак. - почти ласково рыкнула я, потершись затылком о шакала.
- Еще какой! - он хохотнул.
Славный мужик. Даже когда не в настроении.
- Так чего маги-то?
Благословенные микросхемы! Ему, кажется, все-таки интересно!
- Сегодня какие-то мудозвоны на выезде устроили зажигательную вечеринку. - я строго глянула через плечо, откуда эхом донеслось мечтательное "вечеринка", - Ну, мы с ребятами их знатно упокоили, - я частенько и весьма намеренно путаю слова "успокоить" и "упокоить", - А между делом и под раздачу попали. Это вроде отката - тушка знатно выведена из строя и сбоит.
- Ну, пока ты не помираешь и не обсбоиваешь мебель... - нарочито неуверенно протянул Болтон.
- Пошел ты! - я громогласно захохотала, восторженно игнорируя боль, стучащую в висках, - Болтон, серьезно, пошел ты!
Я продолжала веселиться еще какое-то время. Вот это молодец, знает, как развлечь хворающую даму!
- А что ты читаешь? - я завозилась, переключив внимание.
Очередной приступ боли во всем теле сразу провоцировал на поиск деятельности, но шакал решительно прижал меня рукой к себе, не давая ерзать.
- Ты мне вот что скажи, пизданутая, - начал Морхед, прочистив горло, - Какого рожна тебе вечно надо читать именно те книги, которые читаю я? Ты заебала уже закладки перекладывать.
Я надулась, наклонив уши вперед.
- Мне гораздо проще запомнить одну твою страницу, чем постоянно сменяющиеся на протяжении дня страницы собственного читального прогресса. - хмуро фыркнула, по счастью, ничего кровищей не забрызгав, - А что до подбора литературы...
Скиснув окончательно, я обеими лапами ухватилась за руку собеседника, растянула хвост на его коленях и очень, очень неохотно пояснила:
- Мне просто интересно.
Вместо ответа Болтон высвободил руку и ухватил меня за нос. Вот это коварство!
Вот это подонок у меня!

@темы: Джиневра, Морхед, Небельштадт, Северный материк

00:24 

Иногда бывает так, что совпадают звезды или что еще, и я выползаю в коридор встречать Болтона. Порой я даже с работы его встречаю, но это не совсем то же самое. В коридор мне обычно выползать или лень, или на кухне что-то подкипает, или я пытаюсь полить Мику.
Но в этом небольшом проценте случаев я, бывает, убеждаюсь в непреложности очень простой истины, вбитой в меня давно и весьма прочно: ни одно из хороших дел безнаказанным не остается. Вот и сейчас, когда я бодрым полосатым комком, отвлекшимся от непростого занятия кулинарией выкатилась чуть не под ноги шакалу, это произошло в очередной раз. Но по порядку!
Оный был то ли не в настроении, то ли опять что-нибудь болело. Хотя, о чем я? У него всегда что-нибудь болит! Вопреки общественному мнению, у Морхеда голова от окружающих гудит чаще, чем у них от него. Я преисполняюсь чего-то, что можно притянуть за уши к понятию "сочувствие" и сгребаю полицейского в щедрые тигриные объятия, игнорируя легкое сопротивление - я дура слепая, он тут куртку снимает.
Нет, ну, может, мне это и за бесцеремонность, конечно, и статистика наказаний добрых дел здесь ни при чем. Но тогда мироздание поздно спохватилось меня перевоспитывать. Я тихо чихнула, даже, скорее, просто шумно фыркнула и медленно отстранилась от шакала. Какое-то время хмуро (и это была больше не заготовленная дружелюбная хмурь!) смотрела, как Болтон совершенно безмятежно - насколько это применимо к его состоянию, разумеется - снимает таки куртку, вешает, на тех же щщах принимается за избавление себя от обуви.
Ну он и бесит же меня. Чего, чего тебе, сука, не хватает-то? Я щурюсь, подбирая слова. Это небыстрый процесс, поэтому голос я подаю только когда Морхед вознамерился прошествовать на кухню. Проголодался, падла. По соли стосковался, не иначе.
- Стоп. - я ловлю его за рукав плавным, отработанным движением.
Он останавливается. Смотрит на меня почти устало, видимо, пытаясь сообразить, с какого перепугу я все это. А вот так! Мне, может, сон храбрый приснился! У меня же, мать его, абонемент.
Я скрещиваю руки на груди. Это непростой жест, мне он не всегда дается сразу, но я старательна, особенно, когда злюсь. А так как я злюсь почти всегда, я очень, очень старательная.
- Далеко собрался? - я потягиваю носом воздух и снова почти брезгливо морщусь, - Давай в ванную топай.
Выражение лица собеседника отлично укладывается в его коронное "...что?". Люблю классику.
- Пошла ты. - недовольно щурится, машинально потирая подсохшее рассечение на скуле; покачивается, зажатая губами, неподожженная сигарета.
Выглядит как дурак, чесслово.
Я на него еще поглядела, потом набрала в грудь воздух. Отошла к двери в ванную, приглашающе ее распахнула. Осклабилась в лучших традициях (и вновь классика!) и пояснила:
- Или ты сейчас же идешь и смываешь с себя ту гадость, которую ты по природной дурости притащил домой, или твой ужин окажется настолько соленым, что тебя можно будет считать мумифицированным. Что, в свою очередь, означает, что испортиться ты уже не сможешь точно.
Пауза.
- По крайней мере, еще больше. - я щурюсь довольно упрямо.
Опять это "...что?"-выражение. Знаете, а мне оно даже нравится!
Еще немного щекочущей нервы и инстинкт самосохранения игры в гляделки, после чего шакал тяжело вздыхает.
- Сто шестьдесят третья статья. - комментирует он, подходя к двери.
Бог-из-Машины, как легко меня включить! Я сразу начала перебирать варианты.
- Шантаж? Брось, это же бытовуха!
Но доумничать мне не дали! Морхед молча подцепил меня за локоть и потащил следом. На мои попытки высвободиться он, не оборачиваясь, пояснил:
- Тебе не нравится - тебе и отмывать.
Вы поглядите! Монарх устал, епта! Король напуган мочалкой!
Я шмыгнула носом и пожала плечами, бросая взгляд на полку с мыльно-рыльными принадлежностями. Сейчас только перепутать емкости - и испорченное на весь вечер настроение будет не только у меня.
Мы ж не хотим такого исхода, верно?

"И нам велит молчать", если снова возвращаться к классике. Я легонько пнула плиту, хотя, конечно, плита не виновата.
Подонок, мирно жующий свой для разнообразия почти пресный ужин (хоть и не заслужил, скотина), сообщил мне примерно то же самое, но снабдил конструкцию дополнительными, сука, элементами выразительности. А я просто задумчиво слонялась по кухне в ожидании готовности каши для Теона. Сначала надо было донести до Морхеда мысль (в очередной раз!) что эта еда - собакина! Нет, другого собакена! Нет, фу, брысь! А теперь вот жду, как докипит. Потому что гигантская тварь, выполняющая в доме роль приходящего домашнего животного, тоже скоро придет. И хоть я и не сомневаюсь в том, что если Теон как-то прожил пару лет до встречи со мной, то это намекает на его талант к обретению пропитания в полевых условиях, все равно лишним не будет. Я люблю обоих собаков.
Кхм.
Я покачала ложкой, задумчиво ее куснула, почти отстраненно отмечая, что она пиздец горячая. Бросила взгляд на Болтона. Вообще-то, мне хочется этой самой ложкой приложить его по макушке. И не один раз. И с чувством, с любым из испытываемых.
Но, с другой стороны, это я тут всячески властвую и угнетаю на кухне. И это даже прокатывает, хотя я тут на этих... птичьих правах? Как-то это хитро называют, не вдавалась в подробности происхождения термина. Не важно! В общем, если так подумать, то тот факт, что этот придурок спит с кем-то еще, наверное, и не так катастрофичен. То есть, я бы ту тварь убила, но это что же, значит, что я из субъективных соображений второму участнику преступления выдаю амнистию?
Пиздец. Я стукнула ложкой по краю кастрюли. Вот это профдеформация! Поживешь с полицейским, и не так заговоришь.
Вот, кстати, наверное, это я все с непривычки. Мелкая, пока мы с ней встречались, ничего такого себе не позволяла. И жила я во вседозволенности и слабо ограничиваемой территориальности. Разбаловали мое чувство собственничества!
Из раза в раз я страшно бешусь, но прихожу к одним и тем же выводам: возвращается пиздюк лохматый все равно ко мне. Не в смысле буквального прихождения домой, а в смысле... ну епта, высокие материи и размышления - это не ко мне. У меня высокий только рост.
Блять, все, я устала.
Я подошла к шакалу и стукнула его ложкой тоже.
Легонько.
Хуле он?

@темы: Северный материк, Небельштадт, Морхед, Джиневра

00:09 

Проклятый Кэрмайн!
Нет таких слов, чтобы описать, как сильно я хочу скрутить кудрявому котяре дурную блондинистую башку. Просто ненавижу этого мутного типа с его внезапными планами! Это ему нужно встретиться с некой девицей, так почему я должна отдуваться?
Дверь я открыла частично ключом, частично пинком. И только Богу-из-Машины ведомо, что поспособствовало в большей степени. Впрочем, это и не важно. Важно то, что я наконец дома и...
Что. За. Хрень.
По дому разносились звуки... э... музыки. Если, разумеется, условно признать это музыкой.
Я торопливо сбросила с ног туфли и какое-то время стояла с закрытыми глазами, просто приходя в чувство. Под самое, наверное, ужасное музло в моей жизни.
Когда я вновь решилась оглядеть безжалостную действительность, то первое, что, вернее, кого я увидела, оказалось псом. Но Теон - очень умная собака. Ему хватило одного взгляда, после чего псина удалилась на кухню задом вперед.
- Ай, умница. - просипела я, шмыгнув носом.
Ладно, шутки шутками, а надо к ублюдку заглянуть. Потому что вторая любимая собака такой хуйни делать не станет. А если бы даже и мог такое сотворить, то после созерцания моих щщей отключил бы говносаундтрек дистанционно одним сжатием жопных мышц.
В общем, вполголоса ругаясь, я направилась на звук, хотя больше всего хотелось топать прочь. но прочь - это куда, в ночную даль, что ли? Нахуй так жить, я вам скажу!
Шакал обнаружился в кабинете Клайда, где смирно стоял возле стола, нехарактерно чинно залипая на окно. Звук моих шагов (все еще не слишком уверенных после блужданий на каблуках) вывел мужчину из размышлений. И Морхед оскалился сразу так мерзко, что я едва не повторила недавний Теонов трюк. Но нет, я сильнее своих желаний.
- Привет, пизданутая.
Обращение слегка вернуло мне чувство реальности. Вроде бы действительно комнатный уеба чувствует себя удобоваримо... но что ж тогда не так с его лыбой?
- Ты как раз вовремя!
Я таки шагнула назад. Под такую-то музычку - вовремя, значит? А ну-ка, нахуй, нахуй, нах...
Не успела. Болтон оказался проворнее, ловко поймав меня под спину рукой. И, разумеется, споро так потянул меня назад. Ах, засранец, вы поглядите!
Тихо зарычав, я немного повырывалась, но больше для проформы. Что за ебальник, бляха-муха?!
- Потанцуй-ка со мной. - кивнув в сторону магнитофона, сказал шакал.
Ну все, епта. Пускайте загрузочный экран. Я наморщила переносицу, показывая собеседнику клыки. И только спустя мгновение поняла, почему меня так взбесило это предложение:
- Я не умею. - моя угрюмость прямо-таки разлилась в воздухе.
Аж щекам стало жарко. Тьфу, это ж надо подумать.
- Удивила. - хмыкнул полицейский, - Ничего, это просто. Даже ты управишься.
Я хотела ему сказать, кто тут с чем способен управиться, но не успела: этот гений решил с места в карьер, и мне пришлось моментально переключить все свое внимание и концентрацию на творящееся действо. Безобразие. Так воспользоваться моей беспомощностью!
Но, должна признать, в какие-то моменты это было почти увлекательно. Кроме того, что я все равно отдавила партнеру обе ноги, притом очень старательно и не всегда случайно. Ну а чего он ко мне лезет со всяким странным? Нечего, нечего тут вот.
Улучив момент, когда один из приводящих меня в леденящий ужас необходимостью под это еще и танцевать треков закончился, я капитулировала на кухню. Где щелкнула кнопкой чайника, села за стол и пригорюнилась в лучших традициях. Пригорюнивалась до тех пор, пока не вскипела вода. Потом я навела себе чаю и шлепнулась обратно на стул, в прежнюю позицию: одна рука на столе, вторая подпирает щеку. Творчески, йобвашумать.
Приходишь вот так после работы, а тут дома такая чушь творится. Собака жопой вперед ходит, музыка какая-то явно не от Бога-какого-бы-то-ни-было.
Этот еще, с грустным еблетом...
Стоп.
Я, не глядя, нашарила чашку и щедро всосала в себя примерно половину содержимого, игнорируя температуру и хлопнувшую меня по глазу (закрыть успела, ай да я) этикетку чайного пакетика.
Вот оно что. Болтону грустно. Нет, не так. Болтону - грустно.
Я отставила чашку. Пьяный унылый мудак. Ну, сейчас посмотрим, где болит.

- Давай вниз ложись, ты пьяный как алкаш у подъезда.
- Понабралась!.. Хорош дергаться, дура.
- А то что, не попадешь?
- Я-то в любом случае попаду, а вот тебе может не понравиться.


В Небельштадте редко бывает абсолютная темнота, хоть уровень иллюминации и не такой, как в техно-городах.
Но сегодня, думается, просто слишком облачно. И вот я лежу в близкой к абсолютной темноте - это понятно хотя бы потому, что даже с подстегнутым зрением видно не так хорошо, как должно было бы.
А еще я трезвая. Клятые рычаги не слишком хорошо сочетаются с алкоголем, и, чтобы не искушать судьбу лишний раз, пришлось не участвовать в начатых шакалом возлияниях.
К слову о последнем, он-то как раз наклюкался по самые помидоры, и теперь, кажется, все-таки уснул. Говоря начистоту, меня его состояние всерьез обеспокоило. Не знаю, в чем именно дело, вытянуть из Морхеда конкретику - это задание не для такого дипломата херова, как я. То есть, я могу, но медленно и печально. Пока я уловила только то, что вроде как он катался на кладбище.
Ну в пень. Я с ним поеду в следующий раз.
Я потерлась щекой о плечо мужчины и выдала рычание настолько тихое, что оно практически получилось похожим на мурлыканье. Болтон, кажется, даже не просыпаясь, погладил меня по голове.
Ах, ты мой заботливый больной ублюдок.
Я обняла Морхеда покрепче, почти ласково укусила за многострадальное плечо, где и так немного дальше виднелся след предыдущего укуса. На счастье спящего-дремлющего, в этот раз я так челюсти не сжимала.
Не хочу подонка будить. Ему завтра на работу. И так велик шанс, что завтра ему мигрень по щачлу вдарит, не стоит усугублять.
Мне понадобилось приложить определенные усилия, но приподняться на локте все-таки получилось. Я подозрительно сощурилась (кого-то мне напоминает этот мимический жест...), вглядываясь в лицо шакала. Кажется, выражение его щщей немного выравнялось. Уже не выглядит таким... таким.... каким? Отстраненным? Вымученным? Не знаю, это для умных.
Главное, что уже не выглядит.
- Спокойной ночи, пиздюк. - почти неслышно прошептала я, ложась обратно на нагретое место.
Повозилась немного, пытаясь восстановить утраченное ощущение комфорта, и, недовольно хмурясь, поправила одеяло. А то у означенного пиздюка плечо и пол грудной клетки, так сказать, на ветру.
Не дело это, блять.
Ненавижу думать на трезвую голову.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Морхед, Джиневра

08:00 

(соавторское)

Неприятное чувство. Кажется, будто бы со стороны кто-то следит. Не люблю.
В последний раз так бессмысленно херово было, когда я только заселялся в квартиру. Но тогда-то всё свалить можно было на «непривычку». А теперь?
Клайд мне, кажись, даже снился сегодня. Я такой мнительный.
Бульканье чайника силилось заглушить топот Теона. Получалось так себе. Я сидел с зажатой в губах сигаретой и смотрел в окно. С недосыпа, наверное, меня так кроет. Отвратное состояние.
Такая же противная погода была. Я в очередной раз пробил учёбу...не помню уже почему. Была у меня какая-то крутая на то причина. Шлялся по улицам, и встретил возвращающегося со смены Болтона. Получил по шапке (везения мне было не занимать), но тут же – амнистию. Клайд забрал меня на квартиру отсыпаться. А потом, вечером, сидел здесь – напротив меня, лениво покуривал и следил, чтобы я зубрил УК. И лыбился, гад.
Он и сейчас небось лыбится. Сидит и смотрит на меня. Въедливый мёртвый старик.
- Да пошёл ты, - буркнул я, без особого смысла щёлкая зажигалкой.
- С кем это ты треплешься?
Женщина, ты пришла особо вовремя. Не видишь разве, что я тут курю задумчиво? Ну, мать вашу. Задумчиво жую сигарету? Ты ещё и слепая?
- Не твоё дело.
- Ах-х, не моё?
Мне бы напрячься! Но я, по всей видимости, в таком глубоком сраном трансе, что хроническое желание жить дало сбой. И в тот момент, когда тигрица подошла со спины и со всей своей полосатой дури тяпнула меня за ухо, я даже не знал, что и предпринять! Женщины. Прекрасные, блять, женщины.

@темы: Джиневра, Морхед, Небельштадт, Северный материк, соавторское

01:33 

Холодно. Давно уже должна была согреться, но мне холодно.
Я переползла не середину кровати и свернулась плотным комком, кутаясь в одеяло. У меня никак не получалось уснуть нормально, но и проснуться мутная дрема мне тоже не позволяла.
Поэтому я лежала, обернув ноги хвостом, периодически глухо и невнятно ворча сквозь марево сна - неизвестно кому и куда. Звук тонул в ватной тишине, в теплом мраке комнаты. Но если в комнате тепло - мне-то почему холодно?
Я тяжело вздохнула, обнимая вторую подушку. Она тоже была холодная, но должна быстро согреться. Хоть какое-то подобие уюта, бляха-муха.
Мысли окончательно слиплись в ком, напоминая подплавленную резину. Неприятно, неудобно и хер разлепишь. Н-да.
Не знаю, сколько я так лежала, то проваливаясь в забытье, то почти тревожно поводя ушами на доносящиеся с улицы звуки. Вообще-то со сном у меня таких проблем нет, но время от времени случается. Особенно, если одиночный ночной сон оказывается слишком незапланированным. Что такое "слишком незапланированное" и чем отличается от простого незапланированного, я не знаю. Это не важно.
Важно то, что металлически захрустел дверной замок. Что может значить только одно!.. ну, или Теон беззвучно проник наружу (сбежал через окно?) и решил открыть дверь ключами. Я не торопилась шевелиться, вопреки обыкновению даже не приподнимаясь на локте. Голова гудит, не хочу ее тревожить.
Судя по краткой возне в коридоре, все-таки это другая шобака - домашняя живность не станет бряцать молнией куртки.
На какой-то момент меня снова отключило, а когда вернулось хотя бы частичное восприятие, я сообразила разве что немного сдвинуться обратно на свою половину и даже соизволила освободить подушку. Едва дождавшись, когда Болтон наконец-таки уляжется, я решительно его обняла, уткнувшись в шакала носом. Кажется, он что-то сказал, но я не разбирала, честно говоря.
Главное, что драгоценный ублюдок наконец-таки вернулся домой, лежит под боком и вроде бы даже цел. Хотя и традиционно пахнет от него порохом и кровью.
Это не важно. Эти запахи давно уже привычны и из-за этой самой привычности только баюкают еще больше. Я довольно зарычала, потеревшись о Морхеда щекой, сонно поцеловала, куда дотянулась и затихла обратно.
Теперь и поспать можно.

@темы: Болтон бережет своего тигера, Джиневра, Морхед, Небельштадт, Северный материк

22:30 

- Да чего ж тебе нужно, женщина? – Болтон раздраженно кривит губы, недовольно топорща острые уши.
Я недовольна не менее, а то и более, чем он, поэтому первая реакция не слишком обдуманная:
- Ничего, блять!
После чего я сначала на пару секунд замолкаю, потом не так уж грозно, но очень ворчливо добавляю:
- Не знаю.
Еще немного молчания, буквально пара секунд – я не колеблюсь, просто вроде как перекатываю грядущую реплику в черепной коробке. Трудно поверить, что я правда хочу это сказать.
- Я люблю тебя.


Вообще, поглощение и последующее усвоение знаний есть процесс, который надо уважать. Но даже если не рассматривать тот факт, что я на редкость неуважительная сволочь, сомневаюсь, что зачитанный вдоль и поперек томик мог принести Морхеду что-то чарующе новое. А даже если и, то чего уж, подождет, не сбежит. Ну, томик точно не сбежит.
Именно так рассудила я, усаживаясь прямо на читающего шакала. Он отреагировал в меру лениво, кажись, уже попривык. Пора бы, ага. За то время, что понадобилось Болтону на откладывание книги (и, соответственно, интеллектуальной, мать ее, трапезы), я успела сурово пофырчать, одернуть футболку (которая хоть и была на мне, но моей не являлась; сложно все, короче, в королевстве кривых мониторов) и поерзать, устраиваясь поудобнее.
- Неймется тебе, пизданутая? – в меру миролюбиво уточнил мужчина, какое-то время меня посозерцав.
- Еще как! – охотно согласилась я, энергично покивав.
Кажется, мой ответ его или просто не сильно интересовал – мне никогда не осознать феномен риторических вопросов, хуле спрашивать, если не нужен ответ? – или просто более чем устроил. Во всяком случае, Морхед не менее безмятежно, чем до того, пожал плечами.
Я, азартно прикусив клыком губу, обеими лапами забралась под футболку шакала (тоже не моя, только еще и не на мне), поднимая ткань. Мне было любопытно, и любопытство мое требовало выхода... каким бы он в итоге ни оказался.
Ловко перебирая темную шерсть пальцами, я очень быстро наткнулась на искомое:
- А этот шрам я не помню... откуда?
Ответное выражение лица общительного под ночь шакала трудно было описать какими-либо словами, особенно с моим не слишком большим словарным запасом, но количество иронии рисковало заставить меня захлебнуться.
- Угадай.
Бог-из-Машины, он это сказал! Звучит, как вызов!
Я наморщила нос, одновременно чувствуя себя крайне по-дурацки и страдая от приступа непонятного веселья.
- Мне казалось, не так сильно я и царапалась.
- Мгм, - не совсем внятно отозвался мой собеседник, между делом уютно пристраивая руки на моих бедрах, - Я и не говорил, что это сильно.
- Ну... – я ковырнула когтем совсем свежий шрам и хмыкнула, - До недавнего оборотня мне и впрямь далековато. У него, конечно, уже не спросишь, где такой маникюр сделал...
Слово-то заумное какое. Это ж еще придумать надо было и название, и само искусство украшения когтей. А дальше что? Резьба по клыкам без извлечения оных из пасти?
От моих культурологических и филологических изысканий меня отвлек Морхед, практически повторив недавнее мое движение. Я глухо взрыкнула, прислушиваясь к ощущению его ладоней, скользящих по моему изувеченному животу.
...мне нравятся его руки. Не в смысле в отрыве (блять, каламбур почти профессиональный) от самого шакала. У Болтона очень сильные руки, причем не просто сильные – у него очень уверенные движения того, кто о своей силе прекрасно осведомлен и более чем спокойно ее соизмеряет. Я это еще во время того памятного ареста заметила. И оценила.
И поэтому, когда Морхед пытается прикасаться ко мне мягче, чем обычно, это очень... очень. Понятия не имею, какое слово подобрать, но мне определенно нравится. И еще мне нравится, когда он трогает мои шрамы. Всегда ненавидела, когда на них даже просто смотрят, об остальном не шло и речи. А тут вот... Я снова тихо зарычала, довольно прижимая уши. Хм. Это, конечно, уже не шрамы, но тоже приятно. Уперевшись ладонями в покоцанную грудь шакала, я наклонилась его поцеловать, напоследок не совсем результативно попытавшись сдуть с лица мешающиеся пряди волос. Ну, в общем-то, и хрен бы с ними. Это очень быстро перестанет иметь хоть какое-то значение.

@темы: флэшбек, Северный материк, Небельштадт, Морхед, Джиневра, Болтон бережет своего тигера

00:37 

один и два, финал.

Десинхронизация.
Кто бы мог подумать, что... что это - так?
Что есть десинхронизация? Система всегда в качестве отклика предоставляла идею обратного синхронизации понятия. Моя же биологическая часть существа была слишком маленькой, чтобы знать по прошлой жизни, до единения, что это такое.
Пожалуй, с момента побега из НИЦИЭ в моем жизненном цикле не происходило событий, которые можно было бы счесть "памятными", если использовать терминологию существ из крови и плоти. И теперь я могла сделать вывод, что подобные происшествия системой уже не просто откладываются в некий лог, состоящий из сухого текста. Соединение, особенно... странно... ощущающееся после десинхронизации, цифрового и живого порождало "воспоминание", подобное битой видеозаписи.
Помехи. Очень много помех. Дикая боль, вспарывающая голову. Восприятие себя раздваивается. Плачущий от боли ребенок, сжимающий виски - я. Бегущий перед глазами код, временами подрагивающий и близкий к осыпанию - тоже я. Цифры перестают быть понятными и логичными, порядок обращается в хаос; происходит подмена понятий.
Система настолько перегружена, настолько сильно поврежден и носитель, что вся поступающая информация кажется одной какофонией.

Тело неторопливо набирает воздух в грудь. Неторопливо выпускает его обратно. Как только последствия десинхронизации перестанут сказываться на обеих частях моего существа так серьезно, нужно будет браться за работу.
Я огляделась. Вокруг простирались пустые, поросшие сорняками пространства некогда Восточного Корпуса НИЦИЭ.
Мой смех эхом разнесся по помещениям. Если подбирать визуализацию, то самым четким образом должны быть осколки, на которые разлетается упавший предмет.
Впереди еще много работы. Здесь меня уже не найдут.

- Наконец-то я нашла способ с тобой связаться! - голос Ио в телефонной трубке совершенно не приносит мне облегчения.
- Это очень хорошо. Я... я уже на пути назад. - я стою на берегу, глядя вперед, я стараюсь ничего не вспоминать, но порой мой разум излишне самостоятелен, - Вот-вот отплываем.
На заднем фоне я слышу лязг инструментов. Ехидна очень занятая, даже сейчас звонит мне в процессе работы. Какая она молодец.
Перед мысленным взором оплавленные края дыры в голове Инди. Оттуда торчат обрывки проводов. Время от времени что-то искрит. Судороги биоандроида.
На песке кровь. Вернее, жидкость, ее заменяющая. У нее очень реалистичное тело. Кхм. Было.

К горлу подкатила тошнота. Нужно было дотронуться до лежащего на песке тела. Код авто-дезинтеграции, все дела. Нельзя оставлять такое в Империи, это я и без НИЦИЭ понимаю.
В голове все еще звучит голос Инди. "Канал прерван. Если выстрелишь сейчас, они ничего не узнают, Кейл. Стреляй."
Время от времени ИИ демонстрировала очень живые эмоции, а потому в тот момент было особенно странно слышать совершенно ровный голос.
Я тяжело вздохнул.
"Стреляй в меня, Кейл"
- ...Кейл! Твою мать, ты тут еще?!
- Да, да... - я качнул головой, убирая некомплектной рукой волосы с лица, - Я здесь, прости меня, Ио. Прости. Что ты говорила?
Во рту очень противный привкус.

Я спрыгнула на платформу и тут же об этом пожалела - тело все еще ощущало дикую усталость. Вернее, "все еще" - это я так себя успокаиваю. Сейчас это просто гудение, пока система "рычагов" еще активирована и модификации продолжают пахать. Как только пойдет откат - меня может изрядно поломать. Но это все потом.
Меня тут кто-то где-то встретить обещал, это я еще помню. Иначе чего я сюда-то приперлась, а не в родную технократскую вотчину, мороженое для Мирт покупать?
Я чуть не сплюнула на выложенную камушками станцию, но вовремя сдержалась. Организм непредсказуем, еще харкну кровью, кто-то может испугаться. Я прямо вот сейчас лишнего внимания не выдержу, пошло оно все.
- Далеко почесала, пизданутая?
Я остановилась, повернув одно ухо на голос.
Смерила полицейского пасмурным взглядом. Поправила лямку рюкзака, вяло поморщившись от тупой боли в плече. Думаю, мне было бы, что сказать. Если есть желание подъебнуть кого-то - повод найдется, с моим стажем в этой области могу авторитетно заявить.
Но мне чего-то не хотелось. Детишки меня утомили - и живые, и полуживые, и механические. Я хочу куда-нибудь упасть и не вставать пару дней. Упасть в городе с более свежим, чем на родине, воздухом показалось мне неплохой идеей. Тем более, что этот придурочный обещал меня встретить.
Ну, то есть, Мирт бы тоже меня встретила, наверное, но ей меня куда-то тащить накладно. Отлично отмазалась, сойдет.
В общем, какое-то время помолчав с трагично-возвышенным мрачным еблищем, я подошла поближе и ощутимо боднула Болтона лбом в плечо.
- Не, не очень. Но дальше этого не почешу, дальше тащи как хочешь.

@темы: Восточная Империя, Джиневра, Кейл, Морхед, Небельштадт, Северный материк, Ханна, один и два

02:40 

Сейчас был один из тех моментов, когда я обрадовался бы даже присутствию Стоуна с его придурошным лицом. Шай, за что ты так бранила меня? - Видела бы ты мерзкую рожу моего напарника, покаялась бы только так! Если б ты только могла каяться, сука.
- Вы должны понимать, - я откинулся на спинку кресла и поправил эластичный бинт на руке. - Я сейчас, как и Вы, не на своём месте. Я делаю, как и Вы, не свою работу.
Выдра глядела на меня своими круглыми заплаканными глазищами. Подозоеваю, что у неё к слезным железам (или как их там по-научному?) есть невидимый подвод жидкости. Ну, как у клоунов. Надо ли говорить о том, что я с детства их, клоунов, ненавижу? Выдр тоже не особо-то люблю, кстати.
- Вы не понимаете! - Тетка неопределенного возраста в неопределенный раз всхлипнула. - Я не виновата! Это всё не я! И уберите своё чудище от меня!
Я не хотел ухмыляться, лицо само. Теон, которого я взял в участок компании ради, действительно сидел у ног выдры. Он не рычал и не скалился, из чего я сделал вывод, что тетка ему тоже так себе. А вообще пес у меня толковый! И детей любит.
- Слышал? Дама называет тебя "чудищем". Чем же ты это заслужил?
Не сводя немигающего взгляда с подозреваемой, Теон дёрнул ухом. Мол, он страшно польщён. С таким подходом я как раз и могу вальяжно откидываться в чужом кресле и не беспокоиться, что жертва сбежит. "Подозреваемый"! Я хотел сказать подозреваемый. Вечно эти слова путаю, даже в интеллигентном обществе стыдно. Потому-то я туда и не хожу.
- Итак, дама. Я - ни разу не Ваш участковый. И либо Вы мне сразу и честно...ПРЕДЕЛЬНО честно всё рассказываете, либо я Вам расскажу, чем занимаюсь вне больничного!
Я уже собрался поклясться в том, что второй вариант развития событий выдре не понравится, но телефонный звонок переключил моё внимание. А раз уж я застрял здесь на остаток дня с неприятной мне дурой, не вижу повода сделать перерыв и потрепаться с дурой мне приятной.
- Привет, пизданутая! Как жизнь головореза?
С той стороны сквозь шумы и шелест прорывались сдавленная ругань и выстрелы. Живут же на воле.
- Всё как по маслу, больной ты убоюдок! - У Джи явно было хорошее настроение. - Ты собаку покормил? Сам пожрал?
- Да-да. Мы уже в участке сочкуем.
Волкодав оскалился и зарычал, дав выдре лишний повод поджать ноги.
- Слышу, шобака мне привет передаёт! - А она права. - Что в затхлом клоповнике?
Судя по тому, что в трубку тигрица кричала во всю,мощь своих легких, происходило что-то веселое и шумное.
- Да участкового пока замещаю. - Я дал Джи время на посмеяться. - Сижу тут битый час с подозреваемой, а она слёзы льёт и ни гу-гу.
- Да ебни ты её по роже! Делов!
Чего мне стоило не рассмеяться! А выдра всё слышала, всё. И это даже хорошо. Участковый, воспитательная работа, все дела.
- Учту совет специалиста.
Не улыбнуться я честно не мог. Я вообще такой улыбчивый.
- Я как закончу, наберу тебе. Запаску купила вчера, кстати?
- Обижаешь! Четыре, епта, обоймы для леди!
Мне нравятся хозяйственные женщины! Век живи, как говорится...
- Хвалю! Развлекайся пока.
Отложив трубку на край стола, я замкнул руки и вновь глянул на без возрастную тетку.
- У меня была знакомая, на Вас похожа - ужас. - Теон согласно рыкнул. - Она очень плохо кончила, представляете?

@темы: Северный материк, Небельштадт, Морхед, Джиневра, Теон

02:39 

По крайней мере я высадил в эту тварь всю обойму.
Дышать было тяжело. Я чувствовал холод, хотя по идее лужа горячей крови должна была меня согреть. Приходилось старательно дышать в холодине. Я вообще такой, старательный очень.
Мир перед глазами знатно так плыл. По всему выходило, что я умирал.
Умирать – это нормально. Особенно это нормально при моей вредной работе. Рано или поздно (в моём случае – поздно) такое дерьмо случается. И надо ли говорить о том, что я, сука, ни разу этому не рад.
Да и Сомн бы с ним (я ещё и шутник!), если бы не то, что я видел последним перед вот уже вплотную подошедшей смерти. Быть точнее, «кого я видел». Да-да, надо мной склонился Стоун. И да, он склонился надо мной именно с тем выражением лица, от которого моя покидающая тело душа рвалась таки на флаги! Единственным, о чём я жалел в эту минуту, было то, что все силы я потратил на борьбу с поганой тварью, и теперь не имел возможности напоследок пристрелить этого придурка. Ну, или хотя бы в рожу его туповатую плюнуть.
- Болтон?
Он сказал. Высшие силы, он сказал это! Закатив глаза, я отказался в это верить.

Было светло и тепло. Либо я всё-таки умер в луже кровищи и под придурошным взглядом этого недоумка , либо...
Из забытья меня вывел звонок. Свой телефон я услышу где угодно и в каком угодно состоянии. Я вообще ответственный. Несмотря на то, что я только-только вспомнил, как правильно глаза открывать, трещать моя трубка перестала.
- Телефон Болтона.
У меня аж шерсть на загривке дыбом встала. И после смерти мне не обрести покой!
Стоун неуверенно (я клянусь, он способен сделать неуверенно что угодно) кашлянул и добавил:
- Он сейчас... Не может подойти. Почему?
О Боги, улыбнитесь мне. Так и не открыв глаза, я протянул на звук перебинтованную, как оказалось, руку. Это я со злости такой активный. Убил бы гада.
Гад поколебался немного, но в итоге вернул мне телефон. Я сдюжил с тем, чтобы удобнее взять трубку в руку и нормально приложить её к уху не сразу, но всё-таки сдюжил. Я такой способный! Талант не пропьёшь.
- Привет, пизданутая. – Я прокашлялся, и стал говорить по возможности быстро. – У меня тут напарник-дурачок. Представляешь? Чуть позже наберу, не дуй губки.
Ответа Джи я дожидаться не стал. Беседу вести, что греха таить, у меня бы сейчас не вышло. Положив телефон себе на живот, я открыл глаз. Только правый, но глядеть на тупую рожу Стоуна обоими было бы невыносимо.
Стоун сидел рядом с моей кроватью. И да, он делал лицо.
- Что расселся? – Раздражённо рыкнул я. – В больнице посидеть больше негде? Пшёл отсюда, не мозоль глаза.
Работаю с идиотами.

@темы: Джиневра, Джон, Морхед, Небельштадт, Северный материк

02:38 

Не было геморроя, как говорится. Теперь у работодателя сменились планы! Честно говоря, эта затянувшаяся экскурсия на Северный материк меня начала порядком подзаебывать. И я бы, возможно, даже всерьез подзаебалась бы, вплоть до психов и разрывов контракта, но было во всей ситуации некое приятное обстоятельство.
Если, конечно, подобное словосочетание может быть уместно в контексте.
Я покосилась на моих, с позволения сказать, сопровождающих. Если сам Болтон пребывал в достаточно сносном расположении духа, то его напарник, кажется, Стоун, делал точно такое же лицо, как когда я в него стреляла. Не исключаю, что у парняги случился паралич лицевых мышц от страха. Но, исходя из моих наблюдений, он все-таки по жизни и от жизни такой.
Пусть радуется, что для представительницы женского пола у меня с собой нехарактерно мало вещей, и не надо ничего тащить! Хотя, думается, практически ничто в этом мире неспособно упростить выражение лица хаски. Ну и, собственно, хуй бы с ним, болезным, если обо всех мимически ущербных беспокоиться, то это ж проще сразу себя пристрелить, не отходя от кассы.
- Обратно-то собираешься, пизданутая? - беззлобно уточнил шакал, закуривая уже какую-то по счету сигарету.
Если курить - то основательно! Люблю основательных.
- В вашу дыру, что ли? - я усмехнулась, - Боишься, что шобака зачахнет без меня?
Мужчина хохотнул. Вроде достаточно мирно, но его напарник покосился на него в меру опасливо. Или просто покосился - по Стоуну поди разбери.
Удивительно, но мне было немного жаль. Немного - но жаль того, что работа заставляет меня уехать из города. В Небельштадте, пусть я и назвала его "дырой", было не так уж и плохо.
Невероятная новизна ощущений. Никогда не думала, что, стоя на вокзале, буду испытывать нечто подобное. Наверное, это все чистый воздух и нехимозные харчи. Расчувствовалась с непривычки. Так и знала, что нельзя сходу бежать с псом в парке выгуливаться. Думала - голова не кружится, и то хорошо. Ан нет! Не вирус, так поломка, как говорят на моей родине.
От мыслей о техно-городах меня совсем приуныло, если честно. Вроде и привычные там пейзажи, та же, скажем, Пустошь с ее кислотным бодрящим не по-детски дождичком. А все равно не хочется сейчас обо всем об этом думать.
Тошно мне, аки этой самой. Лиричной, чтоб ее, барышне. Томика стихов под мышкой не хватает да спиртяговую склянку в лапу. И вуаля.
О, Бог-из-машины, о чем я только думаю.
- Ты, никак, передумала ехать? - дружелюбно до ломоты в зубах уточнил Болтон, - У тебя десять минут на благоразумие. Цени заботу!
Стоун печально посмотрел на часы, возвышавшиеся на площади, очень по-песьи вздохнул и пошевелил ушами. Собака страшная, один вздох - как разрывным патроном в сердце. Это я думала уже слегка торопясь в сторону поезда. Так торопилась, что даже выудила из кармана толстовки билет. Нужная платформа, как, впрочем, и поезд, нашлись достаточно быстро. Еще даже оставалось немножечко времени. Например, на то, чтобы перестать торопиться.
- Ну что, припизженный, вот ты от меня, наконец, и избавился. - я, наморщив нос, энергично поскребла пушащуюся щеку.
Шакал хмыкнул, занятый выуживанием очередной сигареты. Не подал голоса и Стоун, неодобрительно поведший носом и отодвинувшийся в сторону. Мог бы и привыкнуть, немочь ушастая.
Время заканчивалось как-то очень неумолимо. А я не умею прощаться. Чувствую, что надо что-то сделать, а что - кто его знает? Ненавижу, когда задачка ограничена временным отрезком. Сразу столько ненужного стресса!
Я сунула руки в карманы, немного посверлила хмурым взглядом своих сопровождающих. Потом поняла, что осталось времени так неприлично мало, что если я все-таки хочу что-то сказать, проще потом будет позвонить. А то я, как истинный мастер речей, буду формулировать запрос до пришествия известного сверх-интеллекта в широкие массы. Народа, не этого самого. В этом самом интеллекта, как известно...
Я посмотрела вверх так злобно, будто бы это сигналы из космоса заставляют меня размышлять обо всякой фигне. Но так дело же не в них. Ладно, надо сворачивать балаган.
- Сигарету вытащи, утырок. - наварив сложнейшие из моих щщей, бросила я Болтону, бодро шагая в его сторону.
План был прост, легок в исполнении и лаконичен по смыслу. Щедро сгребя собеседница прямо за мохнатую морду, я в достаточной мере экспрессивно шакала поцеловала.
Не уверена, но, кажется, кто-то из окружения издал звук, который обычно сопутствует несовместимым с жизнью ранениям. Зато, наверное, проводница перестала играть в строителя, блять, ремонтника и сверлить меня взглядом - как я поняла, они жизненные истории все любят. Ну и зашибись, смотрите все, мне-то что.

Я миновала билетную проверку и ввалилась в, непосредственно, вагон. Проход пустовал, все, кто хотели, уже забились по купе. Оставалось надеяться, что попутчиков у меня не будет. Потому как чувствовала я себя весьма странно, и общаться мне бы сейчас ни с кем особенно не хотелось.
Прислонившись спиной к окошку, я выудила было из кармана сигареты, вспомнила, что курить нельзя, решила забить. Передумала, с тихим рыком убрала обратно, легонько стукнулась затылком о стекло.
Хорошо провела время.
У меня еще будет возможность обо всем об этом поразмыслить.
Но подумать только - я с мужиком-то живым и не целовалась уже сколько... лет семь, что ли? Охренеть можно. Ой. С живым... с мертвыми тоже, разумеется!
Совершенно по-бабски хихикнув, я толкнула дверь купе.
Внутри сидела лавандового цвета ехидночка лет, эдак, четырнадцати.
- Мелкота. - хрипло произнесла я, - Купе-то не промахнулась? Тебя мама потеряла уже, небось, а, мелкота?
- Заходи, Джиневра. - девочка сложила руки на коленях, - Нам есть, что обсудить.
М-да. Вот тебе и время на всяческие женские размышлизмы. Вот тебе и... и тебе вот на.
- Ну, коли не шутишь. - я закрыла за собой дверь.

@темы: Джиневра, Джон, Морхед, Небельштадт, Северный материк, Ханна, один и два

02:17 

Пой мне еще...
Писк манипулятора вывел меня из состояния задумчивости. С моей работой отвлекаться - непозволительная блажь. Я перевела взгляд на биоандроида, чья недооформленная фигура сидела передо мной. Голубые линзы псевдоглаз смотрели сквозь меня. Жуткое впечатление. Но я привыкла. С моей работой...
Правой рукой, свободной от хватки колец манипулятора, я потерла лицо. Никак не могу сосредоточиться сегодня. Отпив немного из стакана заготовленный энергетик, я повела плечами и вернулась к проверке объекта. Стоит-сидит прекрасно. Подвижность суставов нижних конечностей безупречна. Волокна ножных мышц функционируют корректно. Руки...
Тихий шелест поршней. Левая рука биоандроида поднялась. С почти неслышным металлическим позвякиванием согнулись и разогнулись пальцы. Голографический экран, выводимый прибором на моем запястье, показывал изменение давления. Пальцы объекта сжались в кулак.
Сжатие фаланг регулируется адекватно модулируемому запросу.
Я нажала кнопку связи.
- Объект серии «Химера», номер 32-а. Физическая активность соответствует базовым требованиям согласно принятым нормативам. - сухие формулировки тоже вываливались из гортани как-то тошнотворно привычно.
Наверное, мне нужен отпуск.
- Принято. Через пять минут объект заберут.
Я опустилась на свой стул, устало откинулась на спинку и закрыла глаза.
Пой, пой мне еще...

- Инспекция! - с энтузиазмом воскликнула я, пнув дверь ногой. - Всем живым выйти из тени!
Практика показывает, что подобный способ проникновения в лабораторию ящера может как минимум спасти мне жизнь. Во всяком случае, если что, сначала мне оторвет все-таки не голову.
Я могла бы сказать, что, мол, «и тишина была ей ответом», но это было бы неправдой. Из недр этого оплота безумия раздавались стук, звяканье и деловитые шаги. На оклики заинтересованных Лойр отвечал исключительно по настроению. Ну, надеюсь, топчется по рабочему пространству нашего дорогого Садиста не свежевыведенный монстр. А то с ни никогда не знаешь наверняка. Я прикрыла за собой дверь. Путь до комнатки, откуда я слышала звуки предполагаемой разумной (есть ли тут смысл говорить о разумном?..) жизни, был непрост. Мне нужно было перешагивать разбитые колбы и их разлитое по полу содержимое, пробираться под свисающими с потолка проводами (ну, я хочу верить, что это провода), уворачиваться от запчастей, падающих неизвестно откуда.
О, кажется, поет. Ну, либо Лойр надрессировал зверушку перед смертью, либо и впрямь делом занят.
...Хотя нет. Такого голоса ни у одной зверушки быть не может. Это и без того живое преступление против природы. Значит, зараза в полном порядке. Я немного ускорилась. Немного - потому что помню слова Джи о том, что лаборатория чешуйчатого могла бы сдаваться в качестве тренировочного полигона для «Обсидиана». Но повидаться с другом мне все-таки хотелось, пусть каждый визит к нему и мог стать последним.
Наконец, я оказалась перед нужной дверью. А она... она оказалась запертой.
- Лоооооойр! - я попинала дверь, - Открой уже!
Ноль эмоций, фунт презрения и полупрофессиональное пение абсолютно неприличным голосом. Ах он подонок.
- Лооойр! - дверь под моими пинками жалобно подергивалась, - Садииист!
Видимо, это нежное обращение задело какие-то струны в душе ящера, потому что замок щелкнул. Я торопливо, пока Лойр не передумал, потянула ручку на себя.
На шее у друга я тоже повисла в меру торопливо, что, на самом деле, весьма опрометчиво. Впрочем, Лойра-то это как раз ни капли не смутило. Он мирно закончил начатое действие, поставив склянку на стол, негромко предупредил:
- Минута.
- Минута...- эхом повторила я, следом за ящером переведя взгляд на висящие на стене рабочие (!) часы.
Как я уже говорила, следовало сначала убедиться, что халат великого ученого ничем не измазан.
Примерно минуту мы хранили молчание - Лойр с совершенно по-ящериному стеклянным взглядом и я, так и висящая на шее мужчины.
- Выжила. - хором констатировали мы.
- Садистка! - добавил Лойр. - Или мазохистка? Обниматься ты полезла сама.
- Я принесла тебе поесть. - я помахала зажатым в руке кульком.
- Садистка все-таки! - удовлетворенно определился ящер, - Решила отвлечь меня от работы? Но не получится! У меня еще три реактива не проверено!
- Мазохист. - мне оставалось только пожать плечами и показать недоделанному гению язык.
Мужчина на мгновение подвис, потом удалился в другой конец комнаты, сказав мне положить еду в таинственное «куда-нибудь». Под этим расплывчатым указанием, видимо, подразумевалось место достаточно бросающееся в глаза, но при этом не залитое потенциально опасными даже для здоровья этого модификанта поневоле веществами. Что непросто.
Пока я решала возникшую логическую загадку и обретала просветление в осознании следующей (веселая игра «найди, куда сесть»), я поимела удовольствие наслаждаться вокальным талантом занятого продолжением эксперимента Лойра. Потому что не слушать эту ходячую порнографию совершенно невозможно. Увлекательно, одним словом, он пел. Ммм... весьма.
Ничего не могу с собой поделать. Спустя какое-то время невольно начала подпевать. Мы и раньше частенько устраивали концерты для ограниченной (в плане подбора, не в плане интеллекта) аудитории. Особенно приятна мысль о том, что это одна из тех немногих своеобразных традиций, что остались неизменными несмотря ни на что.
Грустно, конечно, немного от воспоминаний, как я вот так же сидела на какой-то тумбе, точно так же болтая ногами и подпевая носящемуся по лаборатории Лойру, который бодро и экспрессивно размахивал хвостом. Немного позже обычно прибегала Луция, слегка запыхавшаяся после спешки.
Да и сама я тогда, откровенно-то говоря, возвращалась не в пустой дом, под ночь обычно возвращалась Джиневра...
А теперь по лаборатории носится абсолютно бесхвостый, разукрашенный вследствие экспериментальной аномалии полубезумный дружище. И ни ему, ни мне особо ждать некого.
Так что мысль о том, что что-то сохраняется, меня все-таки грела.
Одновременно с тем, как зазвонил мой телефон, что-то упало и разбилось у ящера.
- Да? - опасливо пощуриваясь в сторону гипотетической химической катастрофы, протянула я.
- Кабзда! - почти радостно рыкнула в трубку Джи, - Чегокак, Мелкота?
- Колба разбилась! Садистка! - тем временем, скача вокруг обломков, громогласно объявил мужчина.
В трубке повисла напряженная пауза, разбавляемая лишь тихим сопением тигрицы.
- Ты что, опять у конченного в гостях? А как же смску скинуть, мол, никого винить не надо, я случайно оступилась?
Я, с круглыми глазами глядящая на творящего абсолютную жесть ящера, не сразу собралась с мыслями для ответа.
Пока Лойр бормотал что-то вроде: "Стекло разбилось - мазохист! По... порезало мне пальцы - садист! Реактив - садист или мазохист? Три минуты! Время - садист!", я могла только беспомощно наблюдать. Когда он порезался, дернулась было на помощь, но вовремя сообразила, что помощи от меня сейчас не очень много будет. Только увеличу кипеш, да и в очередную химозную дрянь влечу, а у меня к ним такого иммунитета нет, неоткуда взяться, несмотря на мое частое здесь появление.
- Это... очень спонтанно вышло. - наконец выдавила я.
Ну а что мне было ей сказать? Мру с тоски, решила попытать счастья и раз уж умирать, то буквально и куда изящнее?
- Угу, я так и поняла. Он там еще армию мутантов не собрал?
- Ну... через три минуты узнаем. - регулярно повторяющееся "блять-блять-блять!" на фоне начинало меня напрягать.
- Что.
Я не знаю, как Джиневра это делает, но она делает это совершенно точно. Ни одно существо на этом материке не способно произнести слово "что" с не-вопросительной интонацией. Кажется, даже роботы с поврежденными голосовыми модулями.
- То есть, ты хочешь сказать, что вы там, суки, что-то натворили и рискуете помереть?
- А ты сильна в интерпретациях! - поползший по полу зеленоватый дымок отчего-то не вызвал у меня большого доверия; на всякий случай я подтянула ноги.
- Мирт! - прорычала тигра.
- Ну разведись со мной! В порядке все, расслабься!
Кажется, девушка так удивилась, что забыла про злость. И, возможно, ситуация бы разрулилась сама собой, но...
- Он безвредный! - крикнул мне суетящийся Лойр, - Только красится немного... Остается частями на одежде - мазохист!
- Что там кричит этот Садист? - явно напрягаясь еще сильнее, уточнила Джи, - Кто у него там безвредный мазохист?!
Честно говоря, кажется, еще хотя бы минута такого напряжения со всех сторон, и у меня лопнет голова. Повернувшись и открыв рот для ответа, я обнаружила Лойра уже поблизости. Ящер, вооруженный шваброй, дружелюбно мигнул глазами (отчего-то по очереди) и спросил:
- Мне показалось, или это главная по садизму?
Зеленого дыма тем временем стало больше, я, неосмотрительно сделавшая глубокий вдох, глухо раскашлялась.
- Ты чего кашляешь? У вас там что за фестиваль, падлы? А ну дай мне трубку, я ему скажу!
- Кричит так, что я почти слышу! Сади-истка! Что она говорит? - поудобнее перехватывая швабру, уточнил ученый.
- Я тебе перезвоню. - прохрипела я в трубку, нажимая "отбой".
Потом перевела взгляд на собеседника и, утерев слезы, пояснила:
- Передает привет и говорит, что соскучилась. - я скосила взгляд вниз, - Мы умрем или умрем очень мучительно?
- Время покажет! - бодро хохотнул Лойр и унесся воевать с развивающимся на полу пиздецом.
Ученый, да... Я начинаю понимать, почему самое цензурное, что говорит об этой касте Джи, это "ученые-моченые".

@темы: Джиневра, Лойр, Мирт, Технократская вотчина, ученые-моченые

01:18 

Приборы размеренно попискивали, демонстрируя стабильность работы. Наверное, они еще подмигивают, но я на них не смотрю. У меня очень важное дело.
Очень. Я сижу, разложив верхнюю часть туловища по столу, и хандрю. Пассивненько так, на самом деле. Если бы я не была такой уставшей, фигушки б меня размазало. Но мне что-то не спится последнее время.
Слишком тихо в квартире. Никто двери с ноги не открывает, холодильником не хлопает, воду из душевой кабины по дому не разносит. Приходится делать это все самой. А у меня, как ни прискорбно это признавать, получается далеко не так хорошо, как хотелось бы. Разок с досады даже открыла холодильник аккурат себе в лоб.
Неловко вышло. Особенно, учитывая, что вообще-то у меня есть щитовой наплечник, просто дома я его порой снимаю. "Мазохистка!", как сказал бы один мой знакомый. Бр-р. Давненько он не объявлялся. Сие не к добру определенно.
Я приподнялась на локтях. Послушала равномерное, почти неслышное гудение техники, после чего все же, мысленно сдаваясь, потянулась за телефоном.
Длинные гудки шли один за другим, через какое-то время я поймала себя на мысли, что дышу в такт, и раздраженно зафырчала. Подумав, потянулась за банкой с газировкой.
- Да?
Я поперхнулась, закашлявшись. Твою мать, женщина...
- Мирт? - голос Джи стал более сумрачным.
Блин, только не хватало ее расстроить.
- Привет-привет. - всегда здороваюсь так, когда волнуюсь, ничего не могу поделать с этой идиотской привычкой, - Я в порядке, чесслово! Просто поперхнулась.
- Ловко ты. Я только за дверь, а она уже с жизнью счеты сводит. - протянула тигрица.
Я практически наяву видела, как она сидит, хмуро глядя перед собой. И обязательно закинув на что-нибудь ноги так, чтобы они оказались примерно на уровне глаз. Она всегда так делает.
- И не надейся, маньячка. Кто-то должен следить за твоим мутантом.
- Нормальный кактус! - тут же взвилась Джиневра, - У него, между прочим, нет глаз, никаких зубов, и он даже не ядовитый! Узнаю, что ты его угробила, пользуясь беспомощностью зверушки...
- Беспомощностью! - я взмахнула рукой, едва не снеся банку, - Он разбрасывает иголки! Иногда прицельно, между прочим!
- Говорила я тебе, береги жо...
- Невыносимая! - я наморщила нос, - Расскажи лучше, чего и как? Судя по качеству связи, ты уже в Небельштадте?
- В нем. - кажется, тигрица перестала саркастично скалиться, - Атлична устроилась, ты не поверишь. Установила, такскзать, контакт с местным населением! Меня даже практически не били ногами! И руками тоже не били. И из участка отпустили.
- Мы все еще о тебе говорим? - я крутанулась на стуле, - Или... погоди, сколько жертв?
- НОЛЬ! - победно взревела тигра (готова поспорить, она сейчас топорщит уши и гордо распрямляет хвост), - Ну... или две, если считать тех, у кого я живу. Но кто бы жаловался! Я а-ху-и-тель-ный сосед!
- Кто бы спорил.
Я не смогла удержаться от вздоха. Все-таки, мы вместе прожили лет, наверное, семь. Кому, как не мне, знать, какой из Джиневры сосед?
...даже знать не хочу, с кем она там сейчас живет. Не обижают, и зашибись.
Видимо, уловив смену моего тона, Джи долгое время молчала, негромко сопя в трубку. Ладно, дыхание здоровое, спасибо, я убедилась.
- Я пойду, наверное. О, тут хозяин хаты притопал... или это опять собака ушла? В дурдоме живу! Не забудь полить Мику!
Отбой. Я обратно расплылась по столу, держа в руке телефон.
Мика - это кактус, если кто не догнал.

@темы: Джиневра, Мирт, Технократская вотчина

01:05 

Напиваться можно тремя путями.
Первый. В компании. Значит, будет шумно, бодро и наверняка с потасовками. Мой любимый тип. Этого из меня не смогли вытрясти даже в "Обсидиане".
Второй. В одиночестве. Это мы тоже проходили. Похабное времяпровождение. Ведет к тоскливым думам, слабоадекватным поступкам и навешивает общий флер безысходности. Терпеть не могу бухать в одиночестве.
Я поболтала ногами, глядя, как мой спутник попинывает пустой гроб.
И есть третий путь. Это пить вместе с кем-то одним. И я пока не видела худшего вида попоек.
Да. Я ненавижу пить вместе с кем-то.
- Мне кажется, тебе надо выпить. - я уперлась руками в колени, с убийственной серьезностью кибер-хирурга глядя на собеседника.
- Выпить. - эхом повторил шакал и очень, очень нехорошо улыбнулся.
Я где-то такую улыбку уже видела. Как там? Гляжу в тебя как в зеркало, да?
Напиться с кем-то, так чертовски похожим на себя любимую - за четвертый путь вполне сойдет.

- Статья тридцать восьмая. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. - поразительно раздельно для своего состояния зачитала я.
Повисла пауза. Я медленно подняла взгляд на Болтона. Еще пару секунд тишина продержалась, но потом, кажется, нас прорвало почти одновременно.
Просто пальцем в небо, видит Бог-из-Машины! Понятия не имею о содержании уголовного кодекса северян, тем забавнее было попасть именно в эту статью, с которой проблемы (в понимании общества) как у моего собутыльника, так и у меня самой были в прошлом, когда я действительно была "обсидиан"овцем.
Сейчас-то у меня нет таких проблем. Я просто причиняю вред, а мне просто за это платят. Весьма удобно устроилась, на самом деле.
Откровенно говоря, причинять вред я должна была и прямо сейчас, но работодатель заявил, что пока что мне нужно просто быть наготове, а когда и куда нестись, мне сообщат. Что ж, оплату мы обговорили заранее, планов на жизнь у меня особо не было (мороженое в родном городке точняк не переведется, а Мирт без него не помрет), а общество нового знакомого подонка меня весьма радовало. Ну, и собака у него классная.
Утерев заслезившиеся от смеха глаза (они у меня вообще весьма часто и охотно слезятся с памятных пор, падлы), я еще некоторое время посозерцала книгу в своих руках.
- Так не пойдет! - обвиняюще указав объектом чтения на шакала, пояснила я, - Ты ж эта, епта... Закона служитель. Давал каким-нибудь богиням правосудия...
Я почесала в затылке.
- Этсамое. Клятвы, блять, точно. Да. Так что кодекс ты, наверное, наизусть знаешь?
Болтон осклабился:
- Особенно тридцать восьмую статью.
Я невольно прыснула. Понимаю, что выгляжу по-идиотски, но я уже пьяна и крута, круче только вареные яйца. Вот прямо так.
- Тогда нет смысла. Я умываю руки. - диван протестующе скрипнул, когда я не совсем четко, но совсем уверенно с него поднялась.
Качнулась всего разок, чего паниковать-то, блин?
- А ты. - размахивая несчастным томиком, объявила я, - Пока подбери другую книгу. Чтобы, значит, честно было, а то как эти, ёмана... Тьфу, пизданутые.
Кажется, мы самую малость перестарались. Мне уже случалось выбираться к похабным северянам, но совсем ненадолго и, в общем-то, скорее в гости, чем по делу. Никогда не думала, что отходосы могут так серьезно перекрывать. Так что какое-то время я бессовестно просрала (не буквально) на то, чтобы пополоскать собственную морду в раковине с холодной водой. Едрит-бодрит! Во всяком случае, это лучше, чем когда мысли путаются. А так в голове хорошо и пусто.
И свежо-то как, чтоб меня проводкой перетянуло!
Когда я выскочила из ванной обратно, на ходу натирая влажные щеки рукавом, я натолкнулась (буквально) на болтоновского пса. Теон не слишком внятно рыкнул, но вроде откусывать никакую часть меня не собрался.
И, знаете (кем бы вы ни были), меня что-то такой волной благодушия ка-ак накрыло! В технократских городах почти не осталось животных. Либо еще более жуткие модификанты или мутанты, либо механические. Один хуй - убогота и тленище. А тут! Настоящий! Северянский! Волкодав! Эти твари славятся тем, что способны сломать в любой точке металлический лом. Причем одним щелчком челюстей. Причем даже не по лому, а просто клацнув зубами.
Такие они страшные мудаки, да.
Но, как я уже говорила, меня пес привел в невероятный восторг еще при самой первой встрече. Но конкретно пострадать за свою невъебенность ему предстояло сейчас.
Вот прямо здесь и сейчас!
- А ну-ка, иди сюда! - мы с Теоном, растерянно пытающимся улизнуть, почти провальсировали обратно в комнату.
Где я наконец-таки его отловила и как следует зачесала, приговаривая при этом невесть откуда взявшуюся мантру "шобака-шобака-шобака!".
"Шобака", кажется, так офигела от происходящего, что в очередной раз упустила возможность отхватить мне одну из сочных ляжек. Ну и сам виноват, пес эдакий!
Подняв взгляд от старательно зачесываемой собаки, я, все еще приговаривающая заветное словцо, обозначающее для Теона, что он все-таки "шобака", я заметила, что Болтон на меня смотрит с даже более сложными щщами, чем его волкодав.
Нет, ну извините! Вас тут много, а дама пьяна, и всего одна.
- Что? - отпустив зачесанное животное, сумрачно уточнила я, - Слишком много внимания одной собаке? Сейчас устроим.
Улыбнувшись на редкость пакостно (а чтобы знать, что я улыбаюсь именно так, мне даже не нужно было видеть себя со стороны), я подошла поближе. Но мне очень не понравилась мысль, что так я заставляю сидящего на диване смотреть на меня снизу вверх, поэтому я решила не разводить трепа далее, а, собственно, от слов к делу, вот так сразу.
Я не очень была уверена, что именно надо приговаривать, когда зачесываешь этого ублюдочного полицейского, поэтому на всякий случай говорила что-то однозначно угарное, но совершенно неразборчивое. И без того лохматый шакал спустя какое-то время (видимо, ушедшее на осмысление) легонько отпихнул меня книгой.
- На, пизданутая. Читай. - он призадумался, почесывая щеку, - Страница двадцать восьмая, допустим. Строка тринадцатая.
Болтон закатил глаза.
- Дура, вверх ногами книгу держишь.
- А что, есть какая-то разница? - ворчливо уточнила я, с ногами забираясь в полюбившийся угол дивана, - Этого ты, между прочим, не указал...
Я зашуршала страницами, пофыркивая от поднимающейся в воздух пыли. Найдя искомую страницу, ткнула пальцем в верхнюю строку и повела вниз, отсчитывая нужное количество.
Стихи, отметила какая-то часть разума, кто бы мог подумать - стихи...
- Женщина, не говори мне, что считать ты тоже не умеешь!
Чихнув так, что чуть не выронила книгу, я на не менее сложных щщах, чем сам Болтон минуту назад, подняла голову и озвучила:
- "B конце концов, убийство есть убийство.".

Утро - сука еще более безжалостная, чем гравитация.
С огромным трудом разлепив глаза, я вскинула уши, пытаясь понять сразу несколько вещей.
Вопросы типа "кто я?", "что я?" отметались сразу, "где я?" осознался быстро, а вот "что меня разбудило?" оказался посложнее. Потом я услышала звук закрывшейся двери. Я уже собралась дернуться, как вдруг поняла, что мне на диване лежится вполне себе так тепло и уютно не без причины. Причина размеренно дышала и не собиралась просыпаться от такой фигни, как звук открывающейся и закрывающейся входной двери.
Виски нещадно болели, как будто мне с обеих сторон по гвоздю забили. По два. Гвоздя. Но я все-таки очень умная женщина, могу сложить два и два... гвоздя... блять, при чем здесь стройматериалы?!
Я вообще к тому, что если такой рациональный мудак, как Болтон, не проснулся, значит, подобный звук в норме. Собаки не слышно тоже, так что склонна допустить, что...
Собака взяла и ушла?
Я глубоко вдохнула и медленно выдохнула.
Хрен бы с ним. Опасности нет, так что нахуй напрягаться? У меня тут очень раннее утро и мне в меру удобно лежится. Кстати, а, собственно, хуле мы лежим в обнимку?
Прищурившись, я скосила взгляд. Ан нет, толстовка на месте, прочие комплектующие тоже. Значит, моя гордость может не страдать, на чтении некой неизвестной классики и очередной добавки алкоголя все и закончилось. Коммуникатор тоже не звонил, я бы от такого точно проснулась. Шакал просыпаться тоже не торопился, с чего я сделала вывод, что и мне подрываться и куда-то нестись вовсе не обязательно.
Так что, сладко-сладко зевнув, я немножко поерзала, пристраиваясь поудобнее, прижалась щекой к мирно спящему и тоже притихла.
Заебись. Жить можно.

@темы: Теон, Северный материк, Небельштадт, Морхед, Джиневра

00:50 

(соавторское)

Окажись заплутавший прохожий этой холодной тёмной весенней ночью вблизи городского кладбища, он бы увидел их. Праздно прогуливающуюся пару, чьи силуэты утопали в непроницаемых тенях от растущих вдоль кованого забора деревьев. Если, разумеется, ночную прогулку вдоль кладбища можно назвать «праздной».
Когда двое подошли ко входу на кладбище, девушка покинула своего вооруженного лопатой спутника и вплотную подошла к воротам. Пробы ради потянув на себя створку, она обернулась и сказала что-то, что услышать не смог бы и самый чуткий сторонний наблюдатель. В ответ на замечание тигрицы её спутник лишь рассмеялся и, ловким движением руки перекинув орудие труда через забор, сложил руки «замком» и наклонился вперёд. После непродолжительного замешательства девушка решилась благосклонно принять помощь шакала, и с лёгкостью перебралась через забор.
Вскоре заплутавший прохожий мог бы наблюдать за тем, как двое, вооружившись лопатой, направились в центр облачённого в материальную форму царства теней. Фигуры терялись среди надгробий, и в моменты, когда тяжёлые тучи преграждали лунному свету путь к земле, различить среди мрака двоих можно было бы лишь по слабым огонькам от зажжённых сигарет.
Но, к счастью или к огорчению, в столь поздний час к кованым воротам не вышел ни один заплутавший прохожий. Потому пара, праздно гуляющая по кладбищу, осталась никем не замеченной.

- Твою мать! Я так и знал!
Болтон выкинул крышку гроба из могилы. Крышка гроба эффектно разбилась о ближайшую статую Сонма, что единовременно выдавало силу огорчения шакала и низкое качество древесины.
- Что стряслось?
Сидящая на надгробии тигрица вытянулась, желая получше рассмотреть творящееся внизу. Ради удобства ведения беседы Джи даже затушила сигарету. Затушила сигарету об угол надгробия.
- Маленькая тварь куда-то ушла!
Этим самым эмоционально окрашенным смелым заявлением шакал доносил до своей спутницы следующую информацию: гроб пуст. Пуст, как на него не смотри. Убедившаяся в этом лично Джиневра фыркнула и повела плечами.
- Закопали плохо, вот она и того.
Морхед совершенно подонковски хохотнул в ответ и, выбравшись (в который раз!) из могилы, отряхнул брюки.
- Херово копают! Я так на них надеялся, - протянул он и с подозрением обернулся.
Обернулся так, будто бы слабо надеялся: героиня ушла от места захоронения не так далеко. Девушка, потянувшись (в который раз!) к лежащей рядом пачке сигарет, зубасто улыбнулась.
- Ты слишком наивен для своей работы.

@темы: Джиневра, Морхед, Небельштадт, Северный материк

03:40 

Один и два, ч.2

Ничего хорошего так, понятное дело, не начинается.
Только что было солнце! Только что, черт бы побрал эту злоебучую погодку! Такое ощущение, что у природы нескончаемый пмс по весне, сучка истеричная.
Бурча вполголоса нецензурщину и богохульства, я перлась под ливнем, натягивая капюшон на голову обеими руками. Хвост нещадно стегал меня по ногам, но у меня не было ни малейшего желания бороться с собственным настроением. Может, если я по-настоящему вскипячусь, дождь начнет испаряться, не долетая до меня?
Ага, щас. Держи карман шире, натечет побольше.
И как назло, насколько я вижу через заливающие глаза потоки дождевой воды, спрятаться особо негде. Вокруг, вероятно, промышленный район раскинулся, сука. Знатно так раскинулся - во все, мать их, стороны. Где-то на самом краю мелькнул гостеприимно распахнутый проем, и я, отфыркиваясь, потрусила к нему. Ибо нефиг, потому что нафиг, как говорили в моих родных пенатах.
Помещение оказалось складом, и было в нем тихо, как в морге (хотя, конечно, если труп оказывается излишне модифицированным, случаются... накладки), зато сухо, как после дезодоранта. Напряженно прислушиваясь на предмет посторонних звуков, я тихонько пробиралась к углу, где собиралась приземлить... вернее, приящить свою задницу. Ну понравился, понравился мне этот ящик.
Нужно было еще перебрать содержимое рюкзака и убедиться, что он именно настолько непромокаемый, насколько Мирт мне его отрекомендовала. Итак. приящившись, я устроила было торбу на коленках...
- Ты точно все проверил?
Тут никаких стимуляторов не надо, меня кубарем унесло за ящик быстрее, чем я успела сообразить, что вообще произошло.
Как-то вдруг само собой вскрылось, что модификантские рефлексы вполне себе пашут без дополнительных "рычагов", так что я проделала все еще и почти бесшумно.
Судя по повисшей паузе, бесшумно и впрямь было почти.
- ...да. - наконец ответил второй голос.
- Хорошо. - говоривший был: а) молод, б) недоволен, как бы ни пытался это скрыть, - Пусть ребята присмотрят за выходами.
Погоди-ите...
- Понял. Присмотрят. Осмотр помещения мы закончили только что.
Не-ет. Вы шутите...
- Мгм. Ладно, выметайся отсюда. Не думаю, что Георгу сильно понравится твое присутствие.
- Отчего же?
- Твоим лицом можно отпугивать голубей от балконов, например. Гадить станут, не долетая.
- Леон, ты нарываешься.
- Давно уже нарвался. Хочешь это обсудить и сорвать планы Рихарда, дружище?
Второй собеседник сдался и, бурча, направился к выходу. Откуда пришла я. Блять-блять-блять. Вот это влипла. Погрелась, посушилась, имбецилка полосатая. Вот тебе и весь твой махровый профессионализм. Давай, ползи в другую сторону, может, там никаких бугаев (а ушедший, судя по шагам, тяжело) нету. Ну, поменьше нету, чем тут.
Живописать все перлы и эпитеты, продуманные мной за время перемещения по своеобразному подполью, я приводить не буду. Это было не слишком быстро, достаточно болезненно для гордости и прочих выпирающих штук и так далее, и тому подобное. За это времечко я успела выяснить, что бежать некуда.
Потому теперь сидела на попе ровненько (почти) за грудой ящиков и напряженно думала о своей жизни. Приуныла, знаете ли. Накатило. Дождик, западня, придурки вокруг шастают. Не настраивает на жизнерадостный лад, хотя, может, это просто гормончики без допинга пошаливают, такое время от времени происходит.
Не только же погоде устраивать зажигательные вечеринки?
- А, пришел. - снова юный голос мрачного недовольца.
- Разумеется, - второй голос был нарочито добр, весел и искусственно к себе располагающ.
Ненавижу таких мудаков. А он точно мудак, я зуб даю.
- Ну, это прекрасно. - я почти представила, как на этом моменте парень сунул руки в карманы, - Ну, какие новости, чем мне порадовать шефа?
- Боюсь, тебе его порадовать нечем.
- Вот как? Это прискорбно. Хочешь сказать, ты не смог выполнить мелкое поручение?
- Отчего же. Смог. Думаю, Рихарда я порадую сам.
- ...блять.
Это мы с парнем синхронно выдали. Я мысленно, он вслух. То, что дело пахнет подставой, пронеслось в наших головах, видать, единовременно. А сразу после этого раздались парочка выстрелов и кто-то гаркнул:
- РУКИ ВВЕРХ ПОДОНКИ!
Громогласненько. Командный, так сказать, голосок - заслушаешься! Я стиснула рукоять пистолета крепче, нахмурившись. Дело дрянь.
- Всем оставаться на местах! Это полиция Небельштадта! Просьба не оказывать сопро... - начал куда более юный и звонкий, но какой-то нерешительный голос.
- Нет-нет, мои дорогие ублюдки, оказывайте! А то какие-то все дюже бесхребетные пошли! Да, Стоун?!
Стрельба, блять, стрельба, ничего не слышно, барабанные перепонки в мясо, из-за ящиков не высунешься, а то свинца в глазные яблоки нашвыряют, щедрые, от души, небось. Полиция! Хуже не придумаешь!
За всей возней кто-то подобрался к ящикам и сиганул за них. Мы с молодым каракалом уставились друг на друга, наверное, с совершенно одинаковыми лицами. И навели друг на друга пистолеты.
- Ты... еще кто? - прошипел кот, прижимая уши к голове.
- А ты?! - я оскалилась.
Тот округлил глаза, но нашей беседе помешали.
- Руки вверх. Вы арестованы.
Молодой пес просто и незамысловато обошел линию ящиков, за который мы заныкались. По голосу я опознала робкого полицейского, что, впрочем, оптимизма не добавляло все равно. Мне стало интересно, какую неуверенность выражала его поза. Кажется, он не слишком собирался нас убивать.
Ну и дурак.
Я пальнула по цели быстрее, наверное, чем парень въехал, но, рожденный (наверняка такой же недоуверенной) в рубашке пес не пострадал, только отшатнулся, с удивлением уставившись на рассеченный у предплечья рукав. Выстрелив еще разок для острастки (кажется, опять в молоко), я ломанулась в сторону. По счастью, нас с каракалом манили разные направления. Возня тем временем продолжалась. Бойкая такая, с залихватскими репликами второго полицейского, которого я видела мельком.
И тут кого-то пронесла нелегкая через стопку коробок прямо передо мной. Как неаккуратно. Взвизгивать подобно кисейным барышням я не стала, конечно, не обсидиановская это была бы выправка, но дернулась изрядно.
- Болтон! - и вновь старый песий знакомый, - Ты его убьешь!
- Он оказывает сопротивление. - весело отозвался его напарник, - Ну-ка, ну-ка...
Я пальнула, но из-за нервов слишком рано, полицейский успел скрыться, едва высунувшись.
- Ты посмотри, Стоун. Я к ним со всей душой, а они? Робин Гуды, все через одного.
Выстрел прошил коробки. И мое предплечье, даром, что вскользь. Что ж, в каком-то смысле этот ублюдок за своего коллегу отомстил.
Я зашипела, отскакивая еще назад. Наступила на собственные шнурки, завалилась на очередную стопку коробок, избежала не менее очередного выстрела и вывалилась на основную сцену. По пути прострелила воздух (спасибо, что не себя). Откатилась вправо еще до того, как осыпалась последняя коробка и торопливо вскочила на ноги.
Вот это подонок. Я чуть не присвистнула. Пристрелил бы как пить дать, если бы не... если бы не. Я успела только увидеть, как мелькнул силуэт каракала, как что-то зазвенело по полу. Только... только не это.
Граната?!
Мы втроем, кажется, изображали утренник в садике для умственно отсталых, со вниманием пациентов Оранжереи разглядывая подпрыгивающий по полу предмет.
Твою. Же. Мать.
А потом все поглотила вспышка света. И звука. Не вспышка, конечно, но волна такая, ничего, хорошая. Как я не свалилась - па-нятия не имею. Уже понимая, что я в полнейшей заднице, на опережение отстреляла последние два патрона в туда, где, предположительно, был незабвенный дуэт.
Трэш, угар и содомия. А все почему? А все потому, что эти глаза, черт бы их побрал, очень плохо адаптируются к настолько резким сменам освещения.
Без "рычагов".
Меня, все еще основательно дезориентированную, поймали за запястье. Меня не спасла ни реакция, ни начинающее проявляться окружение. Руку мне безжалостно заломили, бесцеремонненько так, я бы даже сказала, грубовато. Прижатая спиной к неизвестному, я уже не слишком лелеяла надежду на то, что это Стоун. Жаль, с ним бы точно сработало.
А вот этого чувака ткнувшееся ему в подбородок дуло, кажется, понравилось. Готова спорить, они б подружились, если б не обстоятельства - так радостно засмеялся полицейский.
- У тебя кончились патроны. Я считал.
Звяканье наручников заставило меня тихо-тихо выругаться. Все, блять, приплыли. Поймал меня этот...
Как его там? Болтон?
Пизда утятам, как говорили в родных пенатах.

Всему хорошему рано или поздно приходит конец. Пришел он и перекуру. Я с некоторым сочувствием взглянула на бычок и щелчком пальцев отправила его в урну. День сегодня был тихим, но так как Болтон куда-то страшно унесся вместе со Стоуном, работы внезапно могло стать много.
Услышав шаги, я лениво обернулась. А вот и он - герой дня, смертное воплощение Сонма, головная боль всего отдела и всячески иначе местная достопримечательность. Стоун, разумеется, при нем, хмурый и недовольный. Болтон буксовал следом за собой очень, очень злобную тигрицу, одним взглядом разбрасывающую искры. Интересное дело.
- Прости, Вивьен, сегодня без гостинцев. - как-то до холодка в позвоночнике искренне протянул Морхед.
- Ага. - я откинула волосы за плечо, - Решил взять работу на дом?
Кто-то хохотнул. Не поручусь, но, кажется, Стоун и очень нервно. Блондинистая тигра зашипела, но Болтон, не меняя дружелюбной мины(слово подходило как никогда), жизнерадостно дернул ее за наручник, заставив даму податься вперед.
Кажется, в ответ она пнула Морхеда по ноге. Но я уже не смотрела, повернувшись ко всему этому цирку спиной. Праздники жизни - это не ко мне.
Похабно же шутить на тему единственно доступного способа знакомства с женщинами - не мой стиль. Да и просто, оставим это другим желающим, нельзя у Донахью весь хлебушек отжимать.

Я сидела, сложив руки на коленях. Как приличная, сука, пай-девочка. Ладно наручники скрутили. Ладно, не с меня, но хотя бы отсоединили от меня Болтона. Он, конечно, клевый такой подонок и вообще, личность яркая и знаменательная, все такое прочее...
Но так все же лучше, честное слово. Лучше просто ограниченная свобода, чем свобода, ограниченная вместе с кем-либо.
- Лицензия действительно в порядке. - подал голос хаски, оккупировавший компьютер.
О, да неужели? Конечно же, она в порядке. Роксолана бы меня убила, но пришлось напрячь связи в "Обсидиане", для получения необходимых документов, легальных даже на северных территориях.
Все эти вопросы, допросы и прочее знатно давили на психику - я объяснилась всеми доступными способами, кроме силового метода, все документы на месте. Никого не убила, не покалечила, на складе случайно, забрела от дождя, а там вот такое вот...
Судя по тому, как резво поднялся из-за стола Болтон, на его психику это все давило не меньше. Кажется, у нас поразительно много общего. Интересно, я так же похабно улыбаюсь?
Я улыбнулась Стоуну, с которым мы пересеклись взглядами. Паренек вздрогнул и выронил папку. Ну да, вопрос чисто риторический.
- Мне тут с тобой штаны протирать, знаешь ли, некогда. - оповестил шакал.
Я, все еще криво улыбаясь, посмотрела на собеседника. Ненавижу смотреть на собеседников снизу вверх, но выбор был невелик - разница в росте наличествовала в любом случае.
- Пойду-ка я. А дети пока попишут сочинение, да, Стоун?
Пес, перед которым рухнули на стол бумаги, выдал такое выражение лица, что у меня сердечко едва не прихватило. Потом он спохватился, посерьезнел и насупился.
- Ты все равно тут еще час просидишь в попытках вскрыть и употребить свой кефир. - пожал плечами задолбавшийся, но все еще позитивный ублюдок, - А мне еще собаку кормить.
Видимо, Стоуну это показалось достаточной причиной, потому что он вздохнул и потянулся за ручкой.
- Охота здесь до завтра сидеть? - Болтон мимоходом поймал меня за цепь наручников, - Пошли! Я знаю выход из этого поганого склепа. Могу показать.
Я от неожиданности, думается, выдала тошнотворно растерянное лицо с большими золотыми глазами. Если бы не черные белки, наверное, было бы даже в меру мило и по-бабски.
- Уж будь так добр. - протянула я слегка сипло; горло пересохло от огромного количества бесполезного трепа.
На ходу свинтив с меня железки, мужчина продолжал бодренько так трындеть, ему почти не мешало то, что мои ответы были в лучшем случае просто скупыми, в худшем - содержали некоторое количество гнусных подъебов. Непрошибаемый. Достойно восхищения, пожалуй.
Пока я разминала запястья, пока то-се, мы уже и на улице оказались, и даже какое-то расстояние прошли, прежде чем до меня дошло.
- А куда идем-то?
- У тебя еще и со слухом плохо, что ли? - зубасто улыбается, клыки лишние, что ли, - Собаку, собаку кормить.
Еще и?!

@темы: Северный материк, Небельштадт, Морхед, Леон, Джон, Джиневра, один и два

01:19 

Один и два, ч.1

Расположение фигур на доске выходило весьма спорным. У оппонента были шансы победить, даже, пожалуй, процентная вероятность не находилась ни на чьей стороне.
Нициэ сделали свой ход. Остается открытым вопрос, интересует ли их абсолютное уничтожение меня как носителя или же они решат использовать ИИ "Ханна" в своих целях?
Второе имеет больше доводов в свою пользу. Потому что я могу быть для них настоящей проблемой, но я и один из наиболее успешных их проектов. Было бы весьма нелогично меня как-нибудь дезинтегрировать.
Как это... а. Очень... неловко.
С другой стороны (мое восприятие оставило сторону доски, принадлежащую противнику по праву), мне тоже есть, чем ответить. У меня остались свои способы не только получения информации о моих "родителях" и их деятельности, но и возможности для своевременного ответа.
У меня тоже есть фигуры, которые я могу использовать. Нициэ не стоит это забывать.
С глухим звуком черный слон завалился на бок. Равновесие сдвинулось, замелькали цифры вероятностей.
Но второй игрок этого не замечал. У него был план, стратегия. Он не собирался отклоняться от своего курса. Это тоже правильно и верно, для органических существ внутренний стержень играет решающую роль.
Я сделала ставку на очень шаткую фигуру. Как ни крути - типичная пешка. Со всех сторон, при всех раскладах. Но это тот редкий случай, когда органическая часть моей природы ссылается на интуицию. По мнению этой самой интуиции, конкретная пешка, о которой идет речь, может переломить ход всей партии.
Я на мгновение прикрыла глаза, отмечая повышение силы нагрева в области макушки. Это трудно объяснить, потому что тоже затрагивает органическую часть сущности меня, Ханны, но на Северном материке солнце светит все-таки иначе, чем на просторах той же Пустоши. И дело не только в температуре.
- Шах и мат. - я пожала плечами, наверное, очень мило улыбнувшись собеседнику.
Пожилой лис выглядел немного растерянным. Но почти сразу заулыбался в ответ - общая статистика неизменно указывает на бОльшую расположенность органических созданий по отношению к детям.
- Ты очень умная девочка. Повезло же твоим родителям.
Я взглянула в сторону. Потом снова на собеседника.
- Да, очень повезло. Простите, мне нужно бежать! А то меня, наверное, обыскались.
И я, махнув лису рукой, спрыгнула со стула, торопливым шагом направившись прочь.
Мои везучие родители определенно меня обыскались.

- Это плохая ситуация, Кейл. - голос Инди звучал не слишком довольно.
Я кивнул, не думая о том, что лисице мое лицо было не видно - я к ней спиной сидел.
А еще я был занят.
Я был в шоке.
Пять лет назад я нашел на свалке носитель с исходниками того, что сейчас носит гордое имя "Инди". Чьи-то смутные наработки, пачки кодов. Чьи-то брошенные в мусор мечты, наверное. Не то, чтобы я был таким уж безнадежным, чтобы шариться в технических отходах, но право слово, на городских свалках можно найти слишком много полезного.
Например, недоделанный ИИ.
Пять лет я угробил на то, чтобы "собрать" ее. Инди практически мой ребенок. И теперь...
Теперь у нее появилось собственное тело.
А-бал-деть.
- Кейл. - ощутимый тычок миниатюрным кулаком в спину заставил меня неловко дернуться.
- Оу-у-у!.. Да слышал я тебя, слышал, Инди! - кажется, моей малышке забыли откалибровать оценку приложения силы; у искусственных тел она крайне высокая, но излишнее использование, разумеется, ведет к быстрому износу, - Я помню, что ты сказала, про отслеживание и так да...
- Я держу под контролем часть систем. - холодно произнесла ИИ, - И только поэтому об этой твоей реплике Нициэ не узнают.
Я опустил уши.
- Ты мое сокровище. - я похлопал по плечу девушку, отреагировавшую на это сумрачным взглядом исподлобья.
Ох, как же странно видеть ее вживую, не отрисованной на готовых каркасах... Я завалился на бок, потом перевернулся на спину. В Небельштадте было странно, но хорошо. От дешевой гостиницы Северного материка я ожидал куда меньшего.
- Информация о цели еще не получена, если ты об этом хочешь спросить.
- Да нет, я... - я отвел взгляд, чувствуя, что щекам становится горячо.
Засмотрелся.
Инди собралась что-то спросить, но осеклась. Качнула головой.
- Есть данные о цели.

Я буквально вывалилась из вагона, потому что какой-то уёбок пихнул меня в спину. По инерции пройдя еще пару шагов, я споткнулась, но вместо падения смогла, сука, дофига изящно развернуться. Некий дрыщ в очках размером с мои кулаки, увенчивающих постную рожу, невольно попятился, врезавшись в кого-то еще из выходящих. Сраное ходячие бедствие.
- Тебе что, храбрость привиделась, придурок? - пророкотала я, еще для профилактики на него поглядев.
Кажется, эта размазня возжаждал диффузно вмазаться в толпу выходящих, но, как известно, коллектив не перебодать, и общий поток неуклонно тягал его ко мне, поругивая и попинывая. Я осклабилась, но прежде, чем жертву хватил кондрашка, развернулась и потопала прочь, поправляя болтающийся на плече рюкзак.
Столица Северного материка встретила меня ясным солнечным светом, оживленной станцией и полной неизвестностью. Таинственный наниматель (фигушки я б сюда отправилась, не будь пиздюк таким богатым и щедрым на аванс), пустота бы его побрала, пока еще не выдал координат, только общую информацию о цели. Юный гений, сраное молодое дарование - я даже о нем слышала, кажется, у нас таких выродков по пучку на город. Им всем бы по Памятнику, а то ж не упомнишь. Заодно бы и Пустошь облагородили, а то плешь на тушке планеты, смотреть из космоса страшно, наверное. Если есть инопланетяне, то мне стыдно авансом за ту жопу, которую они имеют счастье лицезреть.
Вывалившись с вокзала, я почувствовала себя немножко лучше. Но лишь самую малость. Идиотская архитектура, застрявшая в прошлых веках (право слово, лес приятнее), идиотская мода (ни светодиодов, ни термотканей, которые позволяют даже в жару закрывать тушку достаточно сильно, чтобы шрамов не было видно даже случайно), идиоты вокруг...
Ну, вру. Последнего у нас тоже хватает, даже больше, чем гениев - по охапке на десять квадратных метров.
А самое поганое, что о стимуляторах пришлось забыть. И солнышко сразу начало припекать и слепить, и рюкзак мое нежное девичье плечико натирает - лепота, блять, одним-то словом плюс брань.
Прихлопну полудурка, и назад, домой. Мирт мороженого куплю.
Тьфу.

@темы: Девятипалый, Джиневра, Инди, НИЦИЭ, Небельштадт, Северный материк, Ханна, один и два

20:42 

Флэшбек

- Мирт, с дороги! - рявкнула я девчонке, выбежавшей из прохода практически под ноги взбесившемуся боевому роботу.
Это последнее, что я помню из этой ситуации. Испуганные глаза зайки, такие голубые-голубые, боль в пробитой ноге, протестующей против рывка, и лязг несущейся на нас очумевшей машины с потасканным каркасом.
Потом все.

Потом...
Кажется, я кричала. Не уверена. Спустя какое-то время точно не кричала, даже не стонала - кончился воздух, а вдыхать отчего-то почти не получалось. Что-то внутри хрипело и клокотало.
И больно, как-же-это-больно! Такое ощущение, что мне вырвали реберную клетку. Или две. Реберных клетки.
Не смотреть. Не смотреть.
- Джина, Джина!
Очень знакомый голос едва прорезался через пелену сумасшедшей, чудовищной боли, почти выворачивающий все мои мышечные волокна наизнанку дикими судорогами.
- Только не вздумай умирать, слышишь?! Я тебя вытащу, честное слово, я... Все будет хорошо.
Писк манипулятора. Эти голубые глаза прямо надо мной.
- Не... - хрипло выдавливаю я.
Это все стимуляторы. Нам, "обсидиановцам", положено. Если бы не сумасшедшая доза химии в той части крови, которая еще во мне плескалась (иногда выплескиваясь наружу), фигушки я бы сказала хоть слово.
- Не мехом. Убьюсь.
Только не роботом. Не приведи Бог-из-Машины. На большее меня не хватило. Наверное, будь я целее, это был бы кашель. А получился набор подергиваний, судорожных и булькающих сиплых вздохов и чего-то еще.
И почему-то последней мыслью, удивительно спокойной и отчетливой на фоне этого пиздеца, была: "Прости, мама, мы так и не встретились".
Почему перед смертью я вспомнила женщину, выбросившую меня?..

- Твою мать. Вот уродство-то.
Это, наверное, ожидала услышать от меня Мирт, сидящая возле койки. Выглядела она так, будто бы это ее почти расхреначила вот такенная металлическая дура. Наверное, это все ее идиотское дежурство возле страдающей отходняком меня.
А я хранила молчание. Смотрела в стенку, как заправской обитатель Оранжереи.
Ходить нельзя, резко двигаться нельзя. Жрать ничего нельзя. Алкоголь, стимуляторы, сигареты - НИ-ЧЕ-ГО нельзя.
Да лучше бы я сдохла. До этого месяц в несознанке, теперь вот, пожалуйста - уже в адеквате, но физически - почти овощ. Умалчивая о всяческих унижениях, разумеется.
Сидящая на полу зайка стала потихоньку клевать носом. Умаялась, стало быть. Ах, бедненькая.
К горлу подкатил ком. То ли меня от этого всего тошнит, то ли просто сейчас разревусь. Проклятье. Как это все отвратительно. Если бы тогда Мирт не задержали, охранный бот ИР-896, ласково прозванный "Размозжителем", не сделал бы прописанное в его названии со мной.
- Не хочу. - вырвалось у меня.
- Что? - девчушка встряхнулась, подняв на меня взгляд.
Голубые-голубые глаза. Как я ее ненавижу.
- Я не хочу тебя больше любить. - пояснила я, глядя на собеседницу исподлобья, - И не хочу больше за тебя умирать.
Мы вместе уже то ли три, то ли четыре года. Сходились, расходились - все как у всех. И я чувствовала, как иррационально и зло я сейчас все перечеркиваю. Уже действительно насовсем.
По сути, ну в чем эта дуреха виновата? Что задержали? Не ее вина. Что выскочила жестянке под ноги? Торопилась мне на помощь, не посмотрела радар.
И все равно. Не хочу, не хочу, не хочу. Никогда больше.
Мирт, во все глаза (голубые, черт возьми, ненавижу теперь этот цвет) смотревшая на меня, вдруг кивнула.
- Хорошо. Но... - она потерла переносицу указательным пальцем левой, рабочей, руки, прежде чем уточнить, - Мне обязательно прямо сейчас уходить?
Первым порывом было кивнуть. Но я промолчала. Я понимала, о чем она. От этого было еще больше тошнотворно и унизительно.
- Вот и славно. - девушка, снова кивнула, выдавив улыбку.
А ночью я лежала и слушала, как она тихо плачет на кухне. Я бы рада была лежать где угодно еще, хоть на свалке, но приходилось тут. Мирт, к слову, ни разу не плакса. Мелкая по хладнокровию даст фору очень многим.
Кроме меня, разумеется.
Поэтому плачет она, а я слушаю.
Я понимаю, что я сделала, знаю, что уже завтра она будет делать все то же самое, что до этого. Нет, зая не станет изображать, будто бы ничего не случилось. Просто будет делать все во имя этой самой... крепкой дружбы, так это теперь будет зваться. Никакой двусмысленности, намеков и прочих радостей прошлых постоянно непостоянных отношений.
Я знаю, что она все равно будет меня любить. Но даже если потом я попытаюсь взять слова назад, ничего не станет как прежде.
Я зажмурилась, беспомощно хмурясь.
Мне не было стыдно. Мне просто снова было больно.
Робота из меня, как я просила, не сделали. Изуродовали, конечно, но никаких тебе шестеренок в тушке.
Да и раньше, прямо скажем, красавицей я не была. Глаза жалко - с ними они перестарались, конечно. Не знаю, что они сделали, но белки сменили цвет на противоположный. Убогость.
Все очень убого. И вот, убогая я, думая об убогих отношениях, убого злюсь. Лежа. Тоже убого, разумеется.
Говорю же - жалкое, мать его, зрелище.

@темы: флэшбек, восстание машины, Технократская вотчина, Мирт, Джиневра

Raise Her Hands

главная