Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: киара (список заголовков)
01:10 

Писать сочинение в парке, скорчившись на скамейке с расположенными на колене листками - лучшая из моих идей. Сейчас даже не вспомню, как так вышло, поскольку надиктовываю дрожащими от холода губами текст, который надо записать. Мне ничего не мешало сделать домашнее задание вовремя. Ничего, кроме ночного звонка Миста. То есть, смс с просьбой перезвонить, так что технически, звонок был мой. Однако же изначальным инициатором был... Кошмары... суть явление ужаса во сне, обыкновенно сигнализирующее о какой-то нерешённой проблеме... почему я формулирую так, словно гадаю на картах? Моя работа, несомненно, так же шарлатански выглядит, и всё-таки...
- Эй.
Я подпрыгнула, выронила ручку и остатки дельных мыслей и завертелась в поисках нарушителя моего спешного спасения изрядно горящей (спасибо, что не буквально) жопки. Им оказался очень высокий чёрный кот. Он спокойно и с улыбкой ждал, когда я разберусь со своими делами и паникой. Вы поглядите, каков жук.
- Да-да? - пробурчала я, наклоняясь подобрать ручку, потом подобрать выскользнувшие листы и -снова - ручку.
Небыстрый процесс, короче, времени придумать остроумный ответ точно хватит. На это его не хватает только мне.
- Мне жаль отрывать тебя от очень важных дел. - протянул этот подарок судьбы, плавно перешагивая чуть вправо, - Но я несколько... потерялся. Боюсь, моя спутница сочла, что с неё достаточно моих провинциальных восторгов северной столицей.
Он хмыкнул. Я же неторопливо разогнулась, качнула ушами и пристально сощурилась на "провинциала". Подозрительный - ужас! А уж дерзкий какой, я в дерзости-то кое-что понимаю.
- Мне брат с незнакомыми не разрешает разговаривать... - наконец, вздохнув, завожу я.
"Каин", моментально представился наглец, пока я, держа тон профессионально драматичным, с достойным лучшего применения терпением завершила реплику:
- Но у меня такое чувство, будто бы мы когда-то общались.
Кот пожал плечами.
- Ты бы меня запомнила. - его глаза стали чуточку светлее, приобретя цвет раритетного в Небельштадте летнего неба.
- И то верно. - вздыхаю и взъерошиваю волосы пятернёй, - Но ты, я вижу, подстраховался. Меня зовут Киара. Куда тебя надо проводить?
- Для начала хорошо бы к выходу из парка.
Каин оглянулся через плечо, не увидел, видимо, ничего интересного, и повернулся обратно ко мне.
- А там сообразим! У тебя, кстати, шапка свалилась.
- ТАК ВОТ ПОЧЕМУ МНЕ ТАК ХОЛОДНО.
Мой мир стал чуточку яснее.

Для счастливого туриста натурально ужасно странный. Рожа распаханная, вокруг одного глаза "заплатка" красного цвета, видать, татуировал такой же долбанутый маг, как и меня. Болтает без умолку, но собеседник ему как будто бы даже нужен, потому как вопросы сами на себя не отвечают. Я же выяснила с безысходностью, что история северянской архитектуры прошла мимо меня. Но спать на занятиях слишком сладко. Соня и горжусь этим!
- Как там в пригороде? - придерживая подмышкой тетрадку, а обеими руками шапку, спросила я, глянув на спутника, - Я слышала, оборотни настоящая проблема.
Он только рассмеялся. Так, блин, беззаботно, что меня помимо холода пробрала ещё и зависть. Щас бы жить в лесах и так радостно хохотать, когда даже в городе не по себе бывает.
- Я ни одного не видел. Я живу в Заповеднике.
Я наконец испытала безмятежность и смирение - когда споткнулась о камушек. Краткий миг единения с космической гармонией был прерван твёрдой рукой, ухватившей меня за ворот. Вот это реакция, не то, что моя! Я, например, удивилась только сейчас:
- Серебряные рощи! Да разве же можно там селиться? - я сложила руки на груди, покорно обвисая.
Надо сказать, пятерня Каина не дрогнула. Едрить он сильный! А так и не скажешь.
- Можно. Можно сказать, мы там следим за порядком как раз. - собеседник заглянул в мои глаза и не нашёл там проблеска понимания, потому вздохнул, качнул головой и пояснил, ставя между делом на ноги, - Егеря мы, лесники, если угодно. Знаешь такое слово, городской ребёнок?
Меня догнало, и я сразу, сразу же оскорбилась.
- Знаю, конечно. Чего ты сразу. Тоже мне, умник подполенниковый. - на ходу я утёрла нос, - Веду-то я куда тебя?..
Но Каин мне не ответил, был жутко занят. Смеялся очень.

- ...он был такой странный! - я так взмахнула ложкой, что предназначенная Мико каша оказалась на окне; я незамедлительно подошла поближе, чтобы рассмотреть узор.
Надо же, как интересно вышло. Очень похоже, что активно тявкающий питомец такого отношения к жрату не одобрял. Как Ауле, например, не одобрял моих знакомств. Я окружена неодобрением и беспокойством!
- Не НАСТОЛЬКО СТРАННЫЙ.
- Всего лишь абсолютный висельник в безлюдном парке в плохую погоду?
Я не люблю Ауле. Не люблю не люблю не люблю. Особенно когда он так прав.
- Ну слушай.
Мне необходимо проявить ответственность хоть в чём-то. Пока я беру трагичную паузу для размышлений, возвращаюсь к кастрюле - и Мико, наконец-то, получает вожделенный ранний ужин.
- Мне показалось, что мы виделись.
- И ты его не запомнила? С такой-то рожей? - я прям слышу, как родственник гневно хлопает крыльями.
Всеми четырьмя.
- ...мне показалось. - вздыхаю и закатываю глаза под неравномерное чавканье животины.
- Худший аргумент. - кот вздыхает и, наверное, качает головой, - Ты знаешь, что сказал бы Ригард.
- Поэтому я рассказываю тебе.
Я так гневно смотрю на динамик, что ему бы расплавиться сейчас.
- Он не сделал ничего плохого. Даже оставил мне безделицу в благодарность.
- Пустота! И ты взяла? Что это за "безделица", Ки? Ради огней лимбо...
- Это просто деревянный талисман. От него не "фонит", если ты об этом. Он сделан из дерева Серебряной рощи. Не поручусь, но, думаю, что Каин не солгал.

- Да я, в общем-то, никогда не вру. - он отводит взгляд, уставившись куда-то в небо, - Мне как-то некому. Да и не за чем.


Родственник долго молчит.
- Покажи при встрече. - заключает он, - Извини, у меня тут... Ох, крылья Сонма! Вы что, издеваетесь?
- Ты нужен миру?
- Городу и миру! - раздражённо восклицает юноша, - Это невыносимо! Что значит "я сломал ногу, но важно не это"? Как я вообще должен на такое реагировать? Отличное начало сообщения, теперь бы дальше прочитать.
- Если это не Шелдон, я, наверное, пойду. - осторожно начала я.
- Да! Что? А... то есть... Да, конечно! Кто такой Шелдон?
- Шаман.
Б - беспомощность. Д - дружба. А имена? Имена это не главное.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Киара, Каин, Ауле

01:23 

If you fall I will catch you--I'll be waiting

- Не шевелись.
Его лицо очень близко к моему. Я легонько улыбаюсь, послушно замирая и закрывая глаза. Очень щекотно, но я не ёрзаю. Он же попросил, верно?
Помимо лёгких касаний я чувствую чужое дыхание, иногда дотрагивающееся до меня тоже. Мне очень легко и спокойно, как бывает в те редкие предрассветные часы, когда ни летнее пение птиц, ни солнечный свет ещё не становятся раздражающими. Сейчас, впрочем, до рассвета далековато.
- Птицы не поют. - у моего собеседника очень тёплый голос сейчас.
- Ночь же. - приоткрываю один глаз и тут же смыкаю веки обратно.
Он смеётся.
- Ты совсем как она. - легонько прихватывает пальцами мою щёку.
Надуваю щёки и делаю фыр-фыр-фыр. Качаю ушами. И, наконец, поясняю, что просто умею находить подходящие примеры поведения. Кажется, творца это веселит ещё больше, но так как глаза мои закрыты, не могу сказать наверняка.
- Я вчера слушал тебя.
Так-так!
- Мне не понравилось. - тон говорящего выравнивается, пока я оскорблённо задерживаю дыхание, - У тебя было такое настроение. Что стоило бы петь. А не рассказывать о скучных вещах.
И так всегда. Всё, что я могу сказать, это "пфффтт", которое, вероятно, должно выразить все мои мысли по поводу. Но коту этого более чем достаточно. Он легонько тыкает обратным концом кисточки в мою ключицу.
- Спой.
Эффективнее вынудить меня замолчать можно было бы только просьбой рассказать что-нибудь забавное. Я почти слышу, как трутся друг об дружку извилины в моей беспокойной голове. Потом приподнимаю ресницы, чтобы убедиться, что во взгляде сидящего напротив художника нет ни капли насмешки. И таки да! То есть, нет! Её там не было. Это как бы не оставляло мне никакого выбора, поэтому я кашлянула, шлёпнула хвостом по полу и запела. Я уже не помню, где цепанула эту песню, мне кажется, от кого-то где-то в Академии. Она про город, про солнечный дождь и трамваи под окнами. Трамваи под окнами ужасно мешают за пределами добрых песенок, но в пределах милы и звонки. И пока я пела, задумчиво улыбающийся своим мыслям (или моим музыкальным трамвайчикам?) Мист щекотно касался кисточкой моих губ.
- ...мне снилось. - после тишины юноша заговорил первым, - Про тебя не-тебя.
Я замерла безо всяких просьб и уточнений. Просто смотрела на его отрешённое лицо... и отчаянно понимала, о чём он. Я очень медленная, но всё же сообразила, что он делает. Мне срочно захотелось зеркало. Оно, кругляш, качающийся на подставке, оказалось возле меня почти мгновенно. Порой мне кажется, что друг слишком хорошо знает меня.
Мне нужно было проверить. Нет. Убедиться. Я жадно качала зеркальный блин то вверх, то вниз, оглядывая узор, стараниями художника расползшийся в разные стороны аккуратными витками. Я поняла. То, что иногда оставалось в зеркалах после пробуждения. Я смотрела на себя, видела какую-то другую себя. И меня мучило это чувство неправильности. Незавершённости. Теперь я видела нарисованный поверх моей татуировки узор, краска над рубиновым свечением, и понимала:
всё правильно.
Я подцепила пальцем верхний край зеркала и крутанула. Я не могу не улыбаться. Ведь мне совсем не страшно. И не нужно ни о чём волноваться. Я подаюсь вперёд, легонько боднув собеседника лбом в лоб, и вытаскиваю из его руки кисточку. Принюхиваюсь и задумчиво облизываю измазанный в краске кисточковый ворс. Потом озираюсь в поисках плошки с водой и банок с прочей краской.
- Я... мням. - шевелю носом, скашивая к нему на мгновение глаза (очень зачесался), - Моя очередь. Ты тоже пока повещай. Только, чур, никаких считалочек о единорогах?
Я теперь вспомнила все эти сны, когда рисунок на мне становился чёрным и очень неверным. Я совсем не нахожу странным, что Мист знает о моих почти-что-ночных-кошмарах - как не нахожу необычным и его метод их решения. И разрисовывать собираюсь его исключительно в порядке поддержки художественного предприятия.
- Стягивай футболку. Николь меня поедом съест, если я стану рисовать поверх.
Если предположить, будто бы эту футболку можно расписать так, чтобы это стало заметно.
Постукиваю кистью о края плошки. Смешливо фыркаю, слушая, как в молчании собеседник определяется между пыткой единорогами и бессвязным вещанием (то есть, без вариантов, в общем-то). Мне спокойно и радостно. И даже от мысли, что утром нас по законам жанра растащат (меня - особенно дерзко). Сейчас - хоть высшую математику мне рассказывай! Хотя, я погорячилась. Лучше не стоит.

@темы: Киара, Мист, Небельштадт, Северный материк

01:22 

Верещу и закономерно просыпаюсь. Ещё не проснувшись до конца, панически переползаю и бухаюсь на соседнее место. Пустое, что характерно. После чего оцениваю его как достаточно холодное и предаюсь саможалению.
Вообще-то, я могла бы болеть и дома. Однако звонок брату показал, что вакантное место центра внимания там уже занято, а Лили слишком радуется моему появлению, чтобы я могла позволить себе всё равно вмешаться в царящую там идиллию. Поэтому я, будучи отстранённой на неделю ото всех занятий и имея обязанность ежедневно отчитываться о прогрессе выздоровления наставнику, болею дома у Шелдона. Однако мой рыцарь на коне из дерзости куда-то пропал. А мне как назло, снова снились всякие бурные кошмары, я хочу мур-мур и заботы. А вместо этого путаюсь в одеяле диагонально по матрасу. Глупо выходит!
С негромким тяфканьем на меня запрыгнул Мико. И устроил маленькую лисовую фиесту, смысл которой - проверить, что лучший батут, я или матрас. Я определённо лидирую.
Не мешаю этому непрошенному массажу. Помимо тонн сочувствия к тонне себя я размышляю о том, что мне снилось. Гадости, которые я вижу, неизменно реалистичны; думаю, это можно связать с тем, что психонавты учатся воспринимать нереальное всерьёз, ведь то, что в голове других, с нами творится взаправду...
К горлу подскочила тошнота, и я свернулась клубком, истово сохраняя всё, что находится внутри меня, на своих местах. Излюбленный метод! Самое главное, что работает. Пока я куклилась, лисёнок протопал к моей голове и затыкался носом в моё ухо. Ух ты славная зверушка! Жрать хочет, наверное. Растущий организм, не то, что я.
Пока я выворачивалась из одеяла, падала с кровати и поднималась снова и снова, согласно бессмертному изречению, поняла несколько вещей. Во-первых, уже супер не утро. Во-вторых, какой-то заботливый Шаман крепко (и наверняка весьма дерзко) зашторил окна. За что ему внеочередное спасибо.
Не утруждая себя поиском хотя бы халата, я одернула майку, поправила прочую скромную одёжку и зачем-то нацепила один носок. Вернее, я его не нацепляла, но к моменту обнаружения себя на кухне я обнаружила носок на левой стопе. Ну. По крайней мере, носок, кажется, тоже был левый. Как большинство моих шуток и умозаключений. Пус-стота, да я в ударе сегодня, ещё проснуться не успела! Под всё тем же впечатлением от собственного юмора я определила местоположение холодильника (в данной квартире задача труднее, чем кажется), в нём нашла залежи наготовленной для лисица еды и передислоцировала порцайку в его миску. Мико остался счастлив. А я вернулась в комнату, взяла со стола телефон и что-то ужасно устала. Соглашаясь со спонтанным головокружением, завалилась на кровать на спину. Телефон услужливо подсказал мне время: четыре часа. Дня или вечера, тут уж кто как живёт. Я кивнула сама себе и призадумалась, звонить ли Зольфу сейчас или послушать его нравоучения немного позже. Я сегодня невыносима в крайней степени и расстроена безо всяких на то причин. Болезни всегда делали меня капризной, поэтому я не люблю болеть. Не люблю капризничать. Никто не виноват.
Почти роняю телефон на лицо и поспешно опускаю руку рядом с головой. Наверное, где-то между душеспасительными беседами с собой и активной стадией саможаления (ой, люблю я это дело) я несколько раз отрубалась.
В чувство меня привёл звонящий телефон. Нащупала аппарат не глядя, поднесла к уху.
- Да?..
- Эй, сектантка. Жрать сегодня будем?
Незамутнённая простота вопроса заставляет меня улыбнуться.
- Бу-удем.
- И чем будем травиться? У тебя есть минута на размышления, а потом ещё две на конструктивные размышления.
Знает меня и мою рефлекторную панику как свои два уха.
- Если ты поможешь мне, можем... - зеваю, - Опустить мои испуганные вопли и приготовить какую-нибудь лапшу...
- Одну лапшу?
- Ну почему. С вовощами.
- А еда там где? - подозрительность так и сочилась из трубки.
- Хорошо, хорошо. Мяса тоже возьми. Когда вернёшься, возмещу тебе часть денег.
- И недостачу бинтов. - лениво комментирует Шаман, - Но это ты уже по приходу поглядишь.
- ЧТО. - вопрошаю я у гудков.
Приподнимаюсь на локте, возмущённо смотрю на рабочий стол коммуникатора. Ну, Шелдон! Ну жопа!
Я его очень сильно люблю. Поэтому позволяю себе расплыться по подушкам, чтобы ещё немного отдохнуть. Потому что потом мне его бинтовать. И вспоминать, как готовить мясо так, чтобы из него не лилась потом кровь. Ни из кого чтобы потом не лилась. Не знаю, облегчит ли помощь зайца эту задачу, но как минимум поднимет мне настроение. Соскучилась чего-то. Не успела толком проснуться.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Киара, Шаман

02:22 

(соавторское)

Утро начинается не с кофе. Не моё так точно. Это реально сложно, когда ни кофе, ни утра уже нет. Реально сложно.
Мой день начался с писка. Так пищат котятки, если на них по ходу жизни наступить. Но реально сложно это сделать, если в этот момент ты спишь на кровати и в хату твою котят не завозили с начала времён. Реально сложно.
Не помню уже что мне снилось - наверняка хрень. Но ожидаемо непросто что-то ухватить из дремы, когда тебя будят писком и ударом в нос. Не успеешь тут испугаться и оценить внезапный и дерзкий урон сопатке, как обстоятельства смягчаются грудью. В этот момент я сразу же узнаю Ки. Сразу же всё понимаю - перелезала через спящего меня и не смогла пробраться, не искалечив в рамках приветствия. Сразу же оцениваю сиськи.
Кошка пищит и мявчит, рассыпая извинения. Я открываю глаза, чтобы она не сочла меня убитым. Переубедить её в последнем реально сложно время от времени. Реально сложно.
Девушка очнувшемуся мне толкает целую речь и по ходу дела заглаживает. Но-о-о на лирические отступления мне похрен - я, главное, понял, что одного зайца в этой хате любят. Надеюсь, за ночь новых не завезли.
В итоге девушка стекает с меня и неспешно направляется в сторону коридора. Удовлетворённый тем, что в ходе акробатических упражнений мне не отбили самое ценное, обратно закрываю глаза. У меня очень тонкое ощущение времени и очень точное осознание того, что два часа дня - не время для просыпаний.
Повторный писк из коридора тут же отогнал новую волну дремоты. Будет реально сложно поспать, когда едва стоящая на ногах болеющая Ки бредёт в ванную, сбивая всех и вся на своём пути. Реально сложно.
Сначала я резко сел. Ударился башкой обо что-то и, матюкнувшись, не менее резко лёг. Сел второй раз, но уже с толком и расстановкой. Хорошенько всё обдумал. Кинулся в коридор, попутно не совсем удачно запутавшись в старых машинных проводах.
Котейка милая, но для одного меня реально тяжеловата. Особенно если это - сонная и болеющая вяло сопротивляющаяся котейка в неглиже. Просто испытание для ебаного эпического героя! В девушке главное - душа, но если вдруг меня спросят, стоят ли сиськи таких стараний и порой даже сверхъестественных мук, не найду в себе сил солгать. И вообще, как в бородатом анекдоте денег только на водку, так у меня сил - только на Ки.
В пресноватом и бессмысленном споре, окрашенном сочным ударом коленкой об угол тумбочки, я решил никуда свою принцессу блестяшек одну не пускать. Даже в ванную. Особенно в ванную.
Почти не искалечившись, мы перетекли в самое опасное после кухни помещение. Порой мне кажется, что хорошо бы нахрен убрать мебель...но я тут же понимаю, что при таком повороте нам с кошкой будет не обо что биться в падениях и поскальзываниях. Это только обеднит нашу счастливую совместную жизнь.
Я на деле представляю собой гениального и незаменимого невъебического решателя назревающих проблем. Просто никто, сука, этого во мне не ценит. Кроме Ки. Но она пока по каким-то своим мутным учебным делам болеет, так что спрос с неё невелик.
Я сел на край ванной и усадил девушку себе на колени. Одной рукой я держал болеющее облачко косяков и добра, второй - возился с мирской суетой. Будучи экспертом в вопросах стратегического планирования, я постелил на дно ванной пушистое полотенце - это поднимет уровень комфорта. Да-а-а, прямо как в компьютерных играх. Потом я включил воду и уже в этот процесс включил Ки. Пускай отрегулирует так, как ей надо, и побалуется со струёй из крана. Она так делает, когда утром чистит зубы. Больным лучше не отказывать в простых радостях. Иначе они выздоровят и дико тебя порвут. Дико и неистово.
Это типа как было неожиданно, но мы упали. Задницей, как король, я приземлился на мягкое полотенчико, но башкой-то всё равно шибанулся. Это - моё больное место. Это - моё пустое место.
Пока ванная набиралась, я заплел Ки косичку. Она очень смешно выглядит, когда... Ну, короче, смешно выглядит. Я лично не вижу причин для паники. Если галактическим силам угодно, чтобы мы помылись вместе, я не против. В конце концов, принцесса блестяшек так не расшибётся. Не насмерть. Не без меня.

@темы: соавторское, Шаман, Северный материк, Небельштадт, Киара

19:27 

Сегодня мы договорились, что я встречу брата с работы. В участок меня пропустили, потому что меня там уже знают. Я шла по коридору, зябко ежась и нервно поправляя лямки рюкзака.
Чем ближе коридоры к специальному отделу, тем меньше вокруг народа. А непосредственно на территории, где они кучкуются, вообще обычно никого кроме самих спецов.
Я с удивлением заметила, что мое обычное место на лавке напротив двери занято. Подойдя поближе, я рассмотрела захватчика; им оказался какой-то подозрительно знакомый летучий мыш. Ах да! С ним мы столкнулись на кануне Ночи Сотворения Мира.
- Привет-привет! А я тебя помню!.. - я под конец фразы немного неловко осеклась, вдруг сообразив, что в воздухе разлит очень тревожный металлический запах.
Мой собеседник поднял веки и уставился на меня. Ему понадобилось время, чтобы сфокусировать взгляд на моей фигуре.
- Привет. - губы шевельнулись, треснула на них корочка запекшейся крови, - А я тебя нет.
Он тихо выдохнул. В груди юноши что-то заклокотало.
- Может... позвать кого-нибудь? - жалобно уточнила я, - Почему ты тут один сидишь? Почему не у врача?
- Наш... местный медик занят с моим напарником. - медленно проговорил мыш, аккуратно пошевелив кожистыми крыльями, - На мне заживет само. Главное... что обезболивающих. Дали.
Говорящий чуть улыбнулся одной стороной рта.
- Ты торопишься?
- В общем-то, нет... - я неловко пожала плечами, стаскивая с плеч рюкзак, в котором дремал Мико, - Я брата жду.
Ответом мне стал еще один медитативный кивок. Прежде, чем знакомый незнакомец закрыл глаза, я успела увидеть, как они меняют цвет с глубокого синего на блекло-фиолетовый. Странное и завораживающее зрелище.
- Тогда посиди со мной? - тихо попросил он, расслабляя плечи, - Расскажи чего. Откуда меня помнишь, например. И про светяшки.
- Ка... какие светяшки? - я аккуратно, чтобы не качать лавку, присела рядом.
- На тебе. Красные. - мыш сипло вздохнул.
Самый популярный вопрос! Но если ему полегче от того, что кто-то сидит рядом и забалтывает, я расскажу и про татуировки тоже! Так что я устраиваю рюкзак на своих коленях, обнимаю его руками, грея спящего внутри лисенка, и начала вещать. У меня трындеть - профессиональный навык, только дай повод.

Ригард тоже выглядит скверно. Но это у него с прошлого раза еще, хотя бы не неожиданность. Кот вываливается из кабинета, хмуро созерцает моего собеседника, потом переводит взгляд на меня. Кивает. И поворачивается обратно к мышу:
- Эванс. Как ты? Наш штатный освободился, может заглянешь?
- Да, пожалуй. - мягко согласился тот, лениво приоткрыв глаза, - Раз уж освободился.
Я поднялась с лавки первой, готовая предложить свою помощь. Но он поднялся самостоятельно. Улыбнулся мне тепло и очень устало:
- Спасибо за составленную компанию.
- Пожалуйста! - я отсалютовала, вызвав у обоих парней смешки, - Попробуй уж на этот раз меня запомнить!
- Конечно-конечно, Киара. - мыш прикрыл глаза ладонью, усмехаясь, - На этот раз я тебя не забуду.

@темы: Северный материк, Ригард, Небельштадт, Киара, Аждеха, ЦПУ

03:30 

Задерживая дыхание от предвкушения, я попала ключом в скважину замка. Со второго раза. Во всем есть положительные стороны: в дверной проем я попала с первого! А то, знаете ли, бывает...
Буквально впав в коридор, я набрала воздуху в грудь, собираясь восклицанием, близким к боевому кличу оборотня среднего веса, оповестить брата о своем присутствии. И замерла.
Во-первых, потому что в квартире было тихо. Нет! ТИХО. А во-вторых, беспощадно воняло алкоголем. В КВАРТИРЕ, ГДЕ НИКТО НЕ ПЬЕТ.
Вот это номер! А? А? Страшно подумать, что же произошло! Я аккуратненько закрыла за собой дверь, высвободилась из кед без помощи рук и аккуратно высунулась в коридор. Диван комнаты пустовал, а вот кухня... Кот сидел за столом, задумчиво таращась в окно. Нет, погодите.
Все еще сложнее. Потому что Ригард, подперевший щеку рукой, улыбался.
Ну все. Останавливайте планету, я, кажется, схожу. Я опустила плечи, шуршнув пакетами. Старший лениво перевел на меня малость расфокусированный взгляд.
- Привет. - его улыбка стара шире и теплее на... не знаю, сколько в его пойле было градусов.
Я приподняла брови так старательно, что даже челка шевельнулась. Он еще и не сразу меня заметил. Смекаю ли я, что все это значит? Пока не очень.
- Привет-привет. - подхожу, ставя пакеты на пол возле стола, - Я тут принесла... всякого.
Начинаю разбирать гостинцы, что-то убирая в холодильник, что-то по шкафам. Брат хранит потрясающее молчание, пронизанное философским спокойствием. Я раздраженно машу хвостом, перекатывая по небу невысказанное "ты ничего мне не хочешь рассказать?".
Он не хотел. Я это сразу поняла. И это бесило еще больше! Я хлопнула шкафчиком (чувствуя волны продолжающегося покоя за моей спиной), пошевелила лопатками и экспрессивно развернулась, готовя пламенную речь о взаимодоверии родственников, о важности своевременного разделения проблем, о вреде алкоголя нервным существам с дурной работой, о том, в конце концов, что...
Я говорила уже, что неудачница? Нет? Мою речь, прекрасную, емкую и поучительную прервал телефонный звонок из комнаты. Понимая, что Ригард в лучшем случае его хотя бы просто заметил, я потрусила за надрывающимся средством связи сама.
Дисплей оповещал, что звонят родители. О, высшие силы! Все ради старшенького. Вот Ауле не такой болван... он другой болван. Вздыхаю, прожимая кнопку ответа:
- Привет, мам. Ригард сейчас отдыхает. Очень устал, наверное. Да. - хмыкаю, закатывая глаза, - Нет, у меня за время дороги сюда ничего не изменилось. Что? Нет, какие...
Мой взгляд сначала застывает, потом, думается, опасно стекленеет.
- Ма-ама, ты знаешь, я тебе, наверное, лучше потом перезвоню. Хорошо? Ага. И я тебя люблю.
Жмакнув "отбой", откладываю телефон обратно на тумбу, потом подхожу к дивану. Цепляю с подушки поразивший меня в самое сердце предмет и возглавляю скорбную процессию из одного участника до кухни. Кот снова тупит, но уже в скатерть. Да, это несомненно славная скатерть, я сама ее выбирала.
- Ригард. - хрипловато произношу я, - У меня... ты не хочешь... я даже не знаю.
Поднимаю найденный бюстгальтер повыше, чтобы он его (и меня хорошо бы) заметил. Старший брат исправно реагирует на оклик, поднимая на меня честные желто-зеленые глаза. Потом смотрит на элемент белья, который я держу руке. Пауза тянется, пока парень что-то себе соображает. Досоображав, он потянулся к бутылке:
- Она, блять, больная...
Видимо, с его точки зрения, мне это должно было все-все объяснить.

Я едва не впаялась в подъездную дверь, потому что торопилась набрать знакомы номер.
- Да, котенок?
Осуждающе смотрю на трубку. Ну, друже, это уже несерьезно.
- Привет, сэр Неудачник.
Теперь настала очередь собеседника молчать. Думаю, он тоже глядит на аппарат с долей осуждения.
- Энджи-и-ик. - начинаю я, - Слушай, а у вас вчера никаких гражданских не засветилось?
- Что? - кот затупил так мощно, что я дистанционно растерялась, - А, это... ну, была одна. Только я не в курсе, ее Ригард провожал - я с отчетами вожусь. Твой брат, между прочим, отвратительно их заполняет.
- "Ее"?
- Ну да, - на автомате, видимо, отозвался парень, - Мы мимо пробегали, а там такой беспредел в подворотне творился, я хочу тебе сказать - еле отмахали!
- Что за девушка-то?
- А зачем тебе? - в миру Энджи самый не подозрительный коп, - Это, знаешь ли, тайна следствия!
Вернее, подозрительный! Просто очень медленный.
Проводил, значит. А мой брат не промах.

- У моего брата, кажется, появилась девушка! - для придания словам большего весу я размахивала руками.
Обхватившему меня за талию Шаману это ни капли не мешало. Второй рукой он лениво перекладывал с кровати на пол какие-то обрезки ткани. Со стороны могло показаться, что он меня даже не слушал. А он слушал! Он у меня внимательный.
- А проблема-то в чем?
Проблема в чем, говоришь... Я встретилась с взглядом с глазами темно-гранатового цвета и призадумалась.
- Ну, смотри. - я сосредоточенно сдвинула брови, - Они, по всему выходит, знакомы всего день! Она познакомилась с ним на работе, ВО ВРЕМЯ ЕГО РАБОТЫ. То есть, на ее глазах мой старшенький отрывал очередной твари башку! И они уже... вот...
На лице зайца проявляется все больше такой иронии, что мне как-то не по себе.
- А он же на дежурстве вообще буйный! Ну, без короля в башке, если это важно. Это я знаю, что он дома милый и на скрипке фигачит, а она... Да она, блять, больная.
Где-то я сегодня это уже слышала.
- И сиськи у нее во-от такие. - показываю на себе объем груди, превышающий мой собственный эдак на размер, наверное.
Собеседник хмыкает, щуря один глаз. Потом глубокомысленно изрекает:
- Ну, хоть брат у тебя не тормоз.
Я киваю. Потом спохватываюсь и пытаюсь развернуться, чтобы заглянуть в эти бесстыжие глаза. Глаза и впрямь бесстыжее некуда! Другое дело, что я, отчаянно заливаясь краской, прекрасно понимаю: переспрашивать, не упрек ли это в мой адрес, бесполезно.
Он же честно, как есть, и скажет.

@темы: Ригард, Небельштадт, Киара, Северный материк, Шаман, Энджи

01:24 

...как всегда. Приходит немного заранее и сидит в кабинете один. Я ожидала увидеть именно это, в общем-то, расчет и был на то, что кроме Кроуфорда в кабинете никого не будет, но почему-то вид одинокой фигуры лиса наводил на меня тоску.
Джефферсон сидел за столом, слегка отклонившись на стуле назад. Голову он запрокинул, видимо, подставляя лицо скупому солнечному свету весеннего Небельштадта. Кончик хвоста лиса мерно покачивался.
- Добрый день. - с обычной, слегка рассеянной вежливостью произнес он.
Разумеется, он же не может знать наверняка, кто зашел. Думаю, он догадался, когда я сделала первый шаг: предательски звякнули бубенчики на браслетах и во вплетенных в волосы расточках.
- Мисс... Маклейн? - собеседник повернул голову ко входу.
Я аккуратно прикрыла за собой дверь.
- Она самая. - я зачем-то кивнула; все время забываю, что он не видит, - Здравствуйте.
- Как вы себя чувствуете?
Он снова говорил со мной на "вы". Вопрос был уместен, мы не пересекались почти неделю.
- Я... - вздыхаю, мотаю головой и тараторю, прежде, чем собьюсь с мысли и застесняюсь, - Я-в-полном-порядке-спасибо-вам-большое-за-помощь.
Кроуфорд только ушами повел, видимо, обрабатывая поступившую информацию. Поправил съехавшую на лицо прядь, кивнул своим мыслям. Но заговорить не успел. Я быстрее!
- Я еще это. Ну. Хотела извиниться. Я поддалась эмоциям и повела себя очень глупо. Надеюсь, я ничем вас не обидела.
Он улыбнулся. Улыбка у лиса была по большей части одна и та же - теплая, мягкая и немного потерянная. Преподаватель потер лоб и тихо фыркнул.
- Не за что извиняться. Все хорошо. Ты точно в порядке?
Сомневается. Наверное, и впрямь хорошо знает Зольфа. Я хмыкаю и торопливо киваю. Звенят бубенчики в моих волосах.
- Точно! В полном! Простите, пожалуйста, мне пора бежать! - я укатываюсь к двери, на ходу выдергивая из кармана джинсов неистово звонящий телефон.

...ни хрена я не в порядке.
Я повела ухом на раздавшийся позади шум и тяжело вздохнула. Я люблю, когда есть свободное время. Люблю проводить его с друзьями. И когда Холли позвала меня пойти сегодня с ней в театр, чтобы проведать Нейтана и "ну и остальных заодно", я не отказалась. А теперь почему-то почти что была готова об этом пожалеть. Вокруг суматоха, движуха, а я как эта... Стою в уголке, веревочку вот тырцаю. Не знаю, чем еще заняться. Произошедшее ближе к Ночи Рождения Мира - это случайность, а не правило. Мне не так легко заводить новые знакомства. То есть, легко, но... Это всегда получается как-то вроде само собой. Сейчас я даже не знаю, за что браться - тушканчик, вращая хвостом, сразу же ускакала к своему волку, и я решила им не мешать. У остальных были свои дела.
Наверное, я просто не очень в настроении.
Я еще немного подергала веревку, свободно висящую вдоль тяжелых бархатных волн. Задумчиво потянула.
- Ки! - окликнула меня Холли, - Пожалуйста!..
Я обернулась на ее голос, вопросительно вскидывая брови. Наверное, попросит что-нибудь подержать, передать или что еще. Но нет, девушка выглядела встрепанной и испуганной. Что, на меня падает пианино?
Это было последней осмысленной вещью, которую я успела подумать. Ну, как осмысленной... с претензией на!
В общем, падать и впрямь упало! Но не пианино. И не на меня. Я боязливо приоткрыла глаз. Передо мной простирались все те же бархатные волны, только теперь в горизонтальной плоскости.
Подумав, я открыла второй глаз и огляделась еще раз. В сторонке стояла Холли, размер глаз которой грозил побить доступные анатомии рекорды, и маленькая зайка с длиннющими черными волосами. Я даже на мгновение загляделась на то, как чернильные прядки струятся по ее тонким плечам, но голос девочки вывел меня из художественного транса.
- Его убило, да? - вздохнув, уточнила она.
- Кого? - тупо спросила я хором с Блю.
На меня посмотрели глаза цвета расплавленного золота.
- Шамана. - она обернулась назад, - Астэ, тут Шамана снова убило!
Ей ответил тихий мяв с дальнего конца помещения.
В голове сложилось. Тихо пикнув, я подскочила к вороху тяжеленной ткани и приподняла ее. На третьей попытке мне сопутствовала удача: там обнаружился довольно молодой заяц темно-шоколадного цвета. Для безвременно почившего вид он имел исключительно дерзкий. Лежал, подперев щеку рукой, и смотрел на меня снизу вверх глазами, цвет которых мне было трудно разобрать из-за освещения. То ли красные, то ли карие? Я опустилась на коленки отчасти чтобы убедиться, что он именно настолько в порядке, насколько выглядит, отчасти - чтобы разобраться, какого же все-таки цвета глаза у дерзкого трупа? В процессе разглядела, что он весь увешан расписными деревянными бусинами: оные были и в волосах, и на многочисленных фенечках, кажется, были даже подвески. Рассмотреть не смогла, перевела взгляд на лицо. Слишком дерзкий взгляд, трудно игнорировать.
- Извини, пожалуйста. - вежливо начала я, - Я совершенно точно не хотела тебя убивать.
Собеседник вначале закончил меня рассматривать. У меня даже сложилось мнение, что бесцеремонность - его второе имя. Сразу после дерзости. Судя по улыбке, в которой расплылся незнакомец, он был вполне жив и, кажется, доволен увиденным. И на том спасибо, подумалось мне, пока я пыталась не залиться краской.
- А, - заяц махнул рукой и миролюбиво пояснил, - Это только за сегодня девятый раз.
- Десятый. - вежливо подсказала зайка.
- Ага, запамятовал. - Шаман кивнул, - Спасибо, мелочь.
"Мелочь" наморщила нос и плавно удалилась, на ходу крикнув что-то вроде "Астэ, отбой, он снова жив!". А я сообразила, что забыла посмотреть цвет глаз. Исправилась. Гранатовые! Странный цвет.
- Эй, сектантка - реплика собеседника вернула мои мысли к, собственно, разговору, - Клево светишься.
Я сначала чуть не отпустила складку ткани, которую все еще держала. Приготовилась сделать укоризненное лицо. Потом поняла две вещи, где первая заключалась в том, что он, видимо, основывал обращение на символе с моего кулона и общих слухах об Академии, а вторая - что мне вообще-то хорошее сказали.
Я все-таки покраснела, понимая, что неуклонно расплываюсь в глупой ухмылке. С моим лицом всегда такое происходит, если меня одновременно смутить и озадачить.
Кажется, мы подружимся.

- Спасибо. - пробормотала я в чужое плечо, прижимая уши к голове.
Заяц, кажется, попытался пожать плечами, но из-за весомого груза в виде меня на его спине не слишком преуспел и добавил к жесту сопроводительную речь:
- После того, как ты в шестой раз меня едва не убила, выбора у меня не было!
Я смущенно забурчала, гневно помахивая своей пародией на хвост. Это должно выглядеть очень смешно - он маленький, а если размахивать, обильно ссыпаются красные поблескивающие искры. Просто восторг, хорошо, что Шаману меня не видно. Вот угарел бы парень.
...хотя, погодите, он и так угарает там втихую.
- Эй! - возмущенно начала было я, но осеклась.
Вздохнула, подумав какое-то время. Потом повторила оклик, но уже намного-намного мягче:
- Эй, Шаман. - я, подняв голове, аккуратно ткнулась подбородком в его спину, - А давай еще немного погуляем?
Немедленно покраснела, конечно же, но даже если бы это можно было заметить, оно того стоило. Я просто вдруг подумала, что с момента первой неудачной попытки убийства и до нынешнего момента мне ни разу не взгрустнулось даже мимоходом. И вовсе не потому, что карьера ассасина-неудачника такая забавная и интересная, нет.
С волос зайца скатилась бусина. Проскользила по его спине и стукнула меня по носу. Задорно подпрыгнула, а потом очень удивленная я поймала ее зубами. Скосила глаза к переносице. Постоянно что-то происходит!
- Почему нет? - парень лихо развернулся, едва не уронив меня со спины.
Я пискнула и крепче вцепилась в его плечи. Сразу же невнятно заизвинялась, но заяц только рассмеялся:
- Да разве ж это когти? - он одним ловким движением переместил меня повыше и продолжил свое шествие.
Надеюсь, у нас на пути не окажется неожиданных препятствий типа столба. А то он как будто бы не намерен сворачивать.

@темы: Киара, Небельштадт, Северный материк, Шаман, Элоиза, театр абсурда

15:35 

- Который сейчас час? - я приподнимаю брови, не поднимая век.
Можно было бы узнать и через голосовые команды на коммуникаторе, но мне хотелось разнообразить диалог с ученицей. Ее упрямство достойно лучшего применения - все, кроме нее и еще одной девушки, видимо, подружки по разуму, уже минут двадцать как разбежались. Другое дело, что был бы от этого хоть какой-то толк... Горе мне как полицейскому - мне так и не удалось найти хоть какие-то следы пребывания знаний в этой голове.
- Се... семь часов вечера. - проблеяла дева, поклацав кнопками собственного гаджета.
Восхитительно. Моя мягкость меня погубит. Лишь бы до ночи тут не застрять... хотя, в принципе, тогда я могу попроситься переночевать в какой-нибудь аудитории. Или каморке подсобной, я не очень придирчивый, на самом-то деле.
Люблю поспать.
- Ладно, давайте продолжим. - я провожу пальцами по глазам, - В каком году было принято решение о выделении специального отдела полиции?
Тишина. Слышу, как потерянно девушка шуршит тканью, наверное, мнет край кофты. Потом тихо вздыхает и называет дату.
Почти правильно. Что нам пара лет вперед, пара лет назад? Я слышу, как взволнованно бубнит вторая должница откуда-то с первого ряда.
Такой долгий вечер.

Каждый раз, отпуская, наконец, народ с экзамена, чувствую непередаваемую ностальгию. Сразу вспоминается собственное обучение. Я был из самых настоящих книжных червей, но все равно стабильно переживал перед каждой "контрольной точкой". День зачета или экзамена для меня всегда становился катастрофой - из-за того, как я нервничал, все валилось из рук. Да что там из рук - уронить очки раз двадцать считалось доброй традицией. Чудо, какие крепкие у меня были очки.
...хорошо, что я их больше не ношу.
Я хмыкнул, проворачивая ключ в замке. Что ж, моя работа на сегодня здесь закончена, вроде по времени я вполне укладываюсь. К счастью, за метро в Небельштадте следят отдельно. К тому же, я бы не сказал, что я абсолютно беспомощен. Зрение зрением, а на остальное я не жалуюсь!
Бодро размахивая хвостом, я поскакал в сторону лестницы. И почти сразу остановился, невольно навострив уши. К слову об остальном, на которое я не жалуюсь. Кто-то, не уделяющий так много внимания миру звуков, определенно не расслышал бы тихих и очень редких всхлипов. Какое-то время я еще прислушивался, никак не в силах прийти к единому решению, потом мотнул головой, невольно нахмурившись, и направился вниз. Привычка ходить тихо у меня осталась еще со времен прошлой работы. Первое время реабилитации, конечно, я топал как полоумный (хотя не поручусь, что все полоумные непременно топают), но как только освоился, вернулась и доступная часть навыков.
Думаю кто-то, кто настолько охвачен горем, вряд ли меня услышит.
Я остановился на площадке первого этажа. Звук шел ниже, судя по всему, от спуска в подвал. На мгновение мне стало жутковато, даже шерсть на загривке приподнялась. Я помнил множество примеров тому, что в Небельштадте не стоит всегда реагировать на такие звуки.
Но это же Академия.
Я сделал глубокий вдох, беря себя в руки. У меня еще был шанс уйти - но только физический. Так-то мне с собой все уже было понятно. Добряшка Джефферсон Кроуфорд, верно? Горбатого не исправит даже могила...
- Вы в порядке?
Неизвестная жертва печали коротко ахнула. Судя по невнятности звука, она зажимала себе рот.
- Извините. - мягко продолжил я, подходя ближе, - Я понимаю, что это не мое дело, но, может, я чем-то могу вам помочь?
Я, отложив трость в сторону, присел возле того места, где, по моим прикидкам, должна была быть моя собеседница.
- Ми... Мистер Кроуфорд?
Когда она заговорила, я понял несколько вещей. Во-первых, мои расчеты верны, и я не сижу с умным видом перед пустым местом в паре метров от цели. Во-вторых, даже если бы это произошло, меня бы поняли верно, потому что эта девушка меня знает.
- Он самый. - я улыбаюсь, хотя не уверен, что здесь с освещением.
Погодите. Я вроде слышал, что Киара - счастливая обладательница светящихся магических татуировок, этой новомодной забавы подрастающего поколения колдунов. Ну, тогда мои мимические старания заметны.
- Что стряслось? Вас кто-то обидел?
- Не... нет. - я прямо слышу, как она сама себя выворачивает наизнанку, выдавливая из себя ответную улыбку.
Которую я даже не увижу.
- Когда никто не обидел, девочки возле подвалов не плачут.
Киара смущенно "кхы"кает, потом тихо фыркает. Потом звякает чем-то. Судя по тональности, это ее памятные украшения. Лицо утирает или поправляет волосы.
- Все в порядке, правда. Мне... неловко, что я вас обеспокоила. - ее голос продолжает подрагивать, пока кошка отвечает мне, - Наверное, глупо расстраиваться из-за неудач в обучении, да?
Она снова совершает над собой усилие. Молодец, смешок почти вызывает доверие. Не звучи он так нервно.
- Отчего же. - я усаживаюсь на колени, сложив ладони на бедра, - Когда я учился, переживал еще как! Не плакал, конечно...
Снова смущенное фырканье со стороны котейки.
- ...но это потому, что мужчины редко плачут! Особенно полицейские. - заверил я Маклейн, - Так что нет ничего постыдного в том, что вас расстраивают учебные дела. Но что случилось? Мой экзамен вы сдали отлично. У вас что-то еще сегодня проводили?
Девушка в этот раз молчит довольно долго, но я по жизни очень терпеливый. И усидчивый - где сяду, там и оставить можно, если нету особых дел.
- ...это мой профильный предмет. - наконец произносит кошка, - Мистер Гримм абсолютно прав, я старалась недостаточно. Но все равно так обидно...
Ах, Зольф. Дружище не изменяет своим привычкам - с ним даже работать то еще удовольствие, а уж учиться чему-то у высокомерного засранца с завышенными стандартами так и вовсе должно быть мучительно. Особенно для впечатлительной юной особы. Ну дела. Ладно хоть специалист он и правда хороший.
- Да ладно. - негромко отзываюсь я, - Какие ваши годы? Вы, считай, в самом начале пути, наверста... Маклейн?..
Она снова заплакала. Тихо-тихо, видимо, снова изо всех сил зажимая себе рот. И поэтому звучало еще более отчаянно и жалобно. Прям опасной бритвой по сердцу.
- Эй, я что-то...
Она меня перебивает, сбивчиво и совершенно невнятно пытаясь объясниться:
- Ничего не получается, ничего! Я... не важно, как я стараюсь, это все равно мало! - пауза, кажется, у нее перехватило дыхание, - Сколько бы я ни... ни подтягивалась!.. Проблема растет гораздо быстрее...
Она всхлипывает, делает несколько вздохов, пока я растерянно внемлю.
- Гримм... - из-за нахлынувших эмоций Киара пропускает "мистера", - Он совершенно прав! Никудышная девчонка. На меня совершенно... нельзя положиться!
Плач постепенно перетекает в беспомощный скулеж. Ну, это уже ни в какие ворота.
- Иди сюда. - я решаюсь и протягиваю к кошке руки.
Я готовил себя к любой реакции, но собеседница неожиданно покорно отзывается на мое "приглашение", позволяя себя обнять. Мой друг иногда удивительная заноза в заднице. Совершенно точно, что он видит в девчонке потенциал, иначе не стал бы и возиться с ней, но что, какие Высшие Силы мешают ему быть хоть немного помягче?
Он что, когда выдавали способность к сочувствию, стоял в очереди за хладнокровием?
- Ну, успокойся... - я погладил кошку по голове, прижимаясь щекой к ее волосам, - Никакая ты не никудышная. Я Зольфа давно знаю, он хотел сказать совсем не это. Просто, видишь ли, у него большие проблемы с педагогикой. Понимаешь, если бы он правда считал тебя ни на что не годной обладательницей сквозняка в голове, он бы или не стал браться за твое обучение, или, умудрившись в тебе ошибиться, сразу бы от этой идеи отказался., едва все вскрылось. Тише, тише...
Хватка ее пальцев, удерживавших ткань моей толстовки, постепенно слабела. Я продолжал говорить, сам себе поражаясь - никогда не был мастером кого-то успокоить. Не то, чтобы я был таким уж затворником, но учебное задротство и последующий уход с головой в работу оперативником сказались на социальных навыках. Я здорово болтаю - сам заслушиваюсь порой - но плачущие женщины... Это проблема многих мужчин вообще, и я не исключение.
Очень теряюсь.
- Я просто хочу ему помочь. - почти неслышно выдохнула-прошептала девочка, утыкая в меня мокрую от слез мордаху, - Просто помочь. Он никому не позволит больше... Кто, если не я?..
- У тебя все получится. - веско подтвердил я.
Под руку попалось прижатое к голове треугольное ушко.
...она такая маленькая. Вроде возрастная категория их группы - шестнадцать-семнадцать, в крайнем случае, восемнадцать лет. Я мелко покачал головой, дергая ушами на звяканье бубенчиков. Впечатление только усиливал странный запах, прочно прицепившийся к ее волосам. От Маклейн пахло как от ребенка - чем-то таким... не знаю. Как будто молоком и печеньем. Очень странно.
И еще...
- Ты и впрямь светишься. - недоуменно протянул я.
- Ч-что? - Киара отстранилась от меня, видимо, заглядывая мне в лицо.
- Я не совсем слепой. - поясняю я осторожно, пока протягиваю руку, чтобы рукавом вытереть ей слезы, - В результате несчастного случая действительно серьезно пострадало мое зрение, но я различаю свет и тень. И немного - цвета, просто свет, с которым я сталкиваюсь, редко как-то явно окрашен.
Она слушает меня очень внимательно, не шевелясь. Пользуясь моментом, утираю ей и вторую щеку. Я коварен и хитер!
- Это... - Маклейн тихонько кашляет, - Магическая татуировка. Она почему-то не сошла. Хожу, свечусь...
Усмехаюсь, легонько встрепывая ее волосы. Утро вечера мудренее. Сейчас кошка еще немного успокоится, и я провожу ее до общежития. А наутро горести уже наверняка не будут казаться такими уж невыносимыми. Да и, зная Зольфа - к завтрашнему этот домомучитель уймется.
Все будет хорошо.

Шел и лениво думал о куреве. Со мной такое редко, но бывает. Я не курю - раньше, потому что не хотелось, теперь как-то небезопасно. Как затушу окурок обо что-нибудь, на то не рассчитанное... И все, и привет, цепкие объятия Сонма. Разок я в них едва не попал, повторять волнующий опыт не тороплюсь.
Мне и так неплохо.
Я пошевелил кистью, в которой держал трость. Где-то здесь спуск в метро начинается, он так хитро расположен, каждый раз боюсь свалиться... ага! Вот оно!
Спускаясь по лестнице, я задумчиво коснулся пальцами свободной руки своей щеки. Тьфу, взрослый парень вроде, а попался на древнейший, как этот город, трюк с "наклонитесь, пожалуйста"! Понять бы еще, с какой это такой радости.
В конце концов, чтобы меня выпихнуть с этой работы, есть и множество более безболезненных способов.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Киара, Джефферсон, Академия

01:35 

Улыбка расплылась на моем лице совершенно самостоятельно, как только я услышал стук двери.
- Привет.
- Привет, Шейн. - я наклонил голову, напряженно прислушиваясь к знакомому голосу.
- Не обольщайся, Кроуфорд. - голос лиса звучит недовольно, - Это Мона меня сюда притащила.
Ну, разумеется. Я почти вижу, как Паркер хмурится, пока произносит все это. После он подходит к кровати. Бесцеремонно, в свойственной ему манере, плюхается на край кровати, стукнув по ней хвостом. Мне на мгновение кажется, что я почти слышу шорох отдельных шерстинок о плотный больничный пододеяльник.
Ха-ха-ха. Разумеется, я выдумываю. Что еще мне остается теперь, кроме собственного воображения? Посмотрим правде в глаза.
Пус-стота, да я сегодня в ударе.
Моя улыбка стала безмятежнее на сколько-то единиц измерения безмятежности, если представить, что они существуют.
- И где, в таком случае, ты ее потерял? - дружелюбно уточняю я у хмуро сопящего лиса.
- Она с врачом разговаривает. - неохотно пояснил Шейн, - Ты же знаешь, ей лишь бы попиздеть. Не горюй, дойдет до тебя - не будешь знать, куда деваться.
- А ты, значит, с ним еще не беседовал? - мой собственный голос приобрел весьма будничный тон.
Что-то типа как если бы я спросил Паркера, смотрел ли он последний выпуск погоды.
- Не-а. - собеседник звучно поскреб в затылке, - Слушай, ты если засыпаешь, так и скажи, чего трындим-то.
- Я не сплю, Шейн. - полушепотом я вновь обратился к лису по имени, - Я просто не хочу открывать глаза. Я не вижу, понимаешь? Ничего не вижу.


Кто знал, что у младших курсов сегодня внеплановая внеучебная активность? Правильно, учебный отдел. Кого не смогли предупредить вовремя из-за не вовремя сломавшегося телефона?
Бинго! Меня.
Я откинулся на спинку стула, блаженно жмурясь. Самое замечательное в том, что я не против. Главное, что кабинет оказался не занят, можно спокойненько посидеть. Я на что-то такое рассчитывал. Поблажка инвалиду, всякое такое... Нет, мне не стыдно. Я не собираюсь храбриться и с пеной у рта доказывать, что нет-нет, я нитакой, я никогда не признаю себя ущербным... и прочая чушь в духе. Отнюдь. Я дефектен в значительной степени, и мне уже ничем не помогут ни маги, ни технократы, ни восточные гадания на округлых речных камушках. Я не страдаю, я давненько смирился, серьезно. Просто раз наше не в меру цивилизованное общество предусматривает поблажки немощным, я совершенно не против ими пользоваться. Такие дела.
...никак не привыкну к этой безумной иронии. Плохое зрение у меня с детства. Очки были с вот такенными стеклами. Как голову не перевешивало, сам диву давался. Помнится, когда произошло резкое ухудшение, я одолевал родителей паникой. Боялся, понимаете ли, ослепнуть. Прям ночным кошмаром стало!
Так боялся, что когда действительно мое зрение достигло уровня "о, погодите, в общей пелене я различаю силуэты!", я даже обрадовался. Потому что незадолго до этого я видел сочное такое НИЧТО.
Если вы понимаете, о чем я.
Торопливые шаги за дверью отвлекли меня от почти ностальгических и очень самоиронических размышлений. Я повел ухом, прислушиваясь. Шажки маленькие, семенящие. Кто-то из учеников. Так-так.
Интересно. Каждый раз - такая развлекуха! Мелкие радости ослепительной (ха-ха) жизни бывшего полицейского.
Итак, шаги замерли, после чего дверь распахнулась.
Без стука, ага. Если это не случайный захожий... среди тех учащихся, кого я знаю, только небольшая часть вламывается без стука. Еще меньше вваливаются в кабинет сразу и вприпрыжку.
- Мистер Кроуфорд!
Необходимость гадать отпадает сама собой.
- А, мисс Маклейн. - я невольно расплываюсь в улыбке.
Киара Маклейн - обладательница на редкость милого голоса и одна из самых - поневоле - шумных существ на своем потоке. Старательна в той же степени, в которой невнимательна, но предмету явно уделяет значительное внимание, частенько задерживаясь после занятий, чтобы поспрашивать вне программы. Насколько я понял, это из-за того, что ее старший брат работает среди спецов. Как по мне, так не вдаваться бы ей в такие дебри, специальный отдел на то и специальный, чтобы не спать за остальных. Но терять или не терять покой - личный выбор каждого, а свободу этого самого выбора я уважаю.
- Я! Вчера пекла печенье! - радостно тараторит котейка (определено по периодическому мурчанию до того, как было подтверждено словами очевидцев), прыгая вокруг стола, - И принесла! Вот! Это в честь прошедших праздников!
К слову о радостях жизни. Я подпер щеку рукой, чувствуя, что улыбка моя расползается все шире:
- Большое спасибо.
Я слышу, как она довольно хмыкает, снова перескакивает с места на место, бряцает какими-то украшениями и делает глубокий вдох для новой тирады.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Киара, флэшбек, Шейн, Джефферсон, Академия

00:33 

- Простите! - крикнула я вслед весьма торопливому юноше, с которым мы по причине общей невнимательности только что столкнулись.
Ну, в конце концов, не так уж это и больно. Я потерла плечо, коротко вздохнула и заторопилась дальше, на ходу доставая из кармана список. До Ночи Рождения Мира оставалось пугающе мало времени, а по всему выходило, что подарок я пока не купила только Зольфу. Я почувствовала укол совести: этот преподаватель, один из немногих специалистов психонавтики, действительно многое для меня делал и продолжает делать, а я...
Я покачала головой. Однако у меня есть оправдание (оно у меня всегда есть)! Зольфу очень трудно выбрать подарок. Не носки же в дар приносить, да? Ладно бы еще самостоятельно связанные (хотя мне даже представить страшно момент вручения; меня сочтут безумицей в стенах Академии!), но покупные - дурной тон.
Устала я за день, конечно, изрядно. Но! Зря нас, что ли, пораньше освободили от занятий? Надо использовать все свободное время с умом. Да, так я и решила, пока поскальзывалась и изо всех сил пыталась не выронить куртку. Проходивший мимо летучий мыш легко поймал меня за шиворот.
- Осторожнее. - произнес он негромко.
Я только пискнула в ответ что-то, безусловно, полное благодарности и торопливо ускакала прочь. Неловко! Но привычно. Но неловко!
Я как раз выскочила на довольно большую площадку торгового центра, когда что-то привлекло мое внимание. Быть художником так трудно, внимание такое рассеянное... Однако повторный осмотр местности дал основания полагать, что меня привлекла небольшая движуха возле фонтана.
Есть мнение, что в Небельштадте все самое важное и интересное происходит возле фонтанов. И знаете, что? Я склонна с этим согласиться. Так что я подрулила немного поближе, настороженно топорща уши.
На бортике сидели двое... нет, трое! Двое, не считая лисенка! В общем, сидели. И еще был охранник, которому что-то от них понадобилось. Сокращение дистанции позволило мне расслышать, что именно:
- Здесь, вообще-то, курить нельзя. - просипел медведь в форме.
- А я и не курю. - доброжелательно улыбнулся ему один из сидящих, светло-бежевый кот, который и впрямь сидел с сигаретой.
Не подожженной. Каков коварный провокатор!
Волк, соседствующий с предыдущим оратором, пересадил ему на колени маленького лисенка и веско подтвердил:
- Не курит. И не закурит, не волнуйтесь.
Какое-то время охранник и последний играли в гляделки, но потом работник отчалил, видимо, признав несостоятельность собственной претензии. Надо сказать, выбор у него был не очень богатый, тут действительно не прикопаешься, даже если очень захочется.
А я... что я сделала? Я как всегда: прежде, чем успела что-либо осмыслить, подошла к этим двоим, нет, троим. И застыла, собираясь с мыслями. Я такая рассеянная, с-с-стыдна. Надо было сначала подумать, а потом подойти! Ну это же так просто! Кто любитель путать последовательность действий? Но, к счастью, это не распространяется на все сферы жизни, в основном только на социальную.
Первым меня заметил кот, меланхолично почесывавший зверика за ухом. Волк обратил на меня внимание чуть позже, потому что ему кто-то успел позвонить, и теперь он этого кого-то усиленно распекал, причем в таких выражениях, что мне стоило большого труда не делать заинтересованное лицо. Я не дурак выразиться, если всерьез припечет, но тут были такие вершины мастерства, что мне и не снилось. Когда отчаянно бранящийся посмотрел на меня, я едва не шагнула назад, только запоздало сообразив, что злость в его взгляде адресуется не мне, просто переключиться бедолага не успел. Я слабо и нервно улыбнулась, разведя ухи в стороны.
- Будешь?
Вопрос вырвал меня из той стадии словесного отупения, когда я могла только дебильно улыбаться, параллельно размышляя, как интересно, какие у них у обоих яркие глаза: у волка пронзительно-зеленые, а у кота ярко-голубые. Но, к счастью, меня отвлекли от эстетических восторгов, и мозг тут же заработал нормально. Я опустила взгляд на протянутую мне котом пачку сигарет и помотала головой:
- Нет, я... - встретившись с ним взглядом, я не смогла отделаться от ощущения, что мой ответ ему был известен заранее, - Я не курю. Просто хотела поближе посмотреть на лисенка. Очень хороший зверь, да?
Собеседник усмехнулся:
- В карты выиграли.
Волк, разобравшийся с вербальной частью телефонных дел, и теперь сосредоточенно настукивавший кому-то сообщение, поморщился, как от зубной боли. Ему, кажется, памятная игра в карты не казалась такой уж замечательной.
- О... - я даже растерялась.
Ну, если приглядеться, то такому зверьку только в таком странном качестве, как ставка в карточной игре, и быть. Это мы, двуногие, бываем самых разных, подчас довольно диких, цветов, среди четвероногих такие отклонения встречаются редко. А лисеныш был чарующего дымчато-розового цвета. И глаза у него голубые - не такие яркие, как у кота, скорее светлые, почти прозрачные, как весенний лед.
- А можно его погладить? - мне понадобилось дополнительное время, чтобы набраться смелости.
- Можно его забрать. - буркнул волк, скорчив морду телефонному экрану.
Кот хмыкнул, задумчиво пожевав сигарету:
- Койкомест и впрямь маловато осталось. Что ж, так и поступим! - подняв лиса, мирно задремавшего на его коленях, он протянул животное мне, - Забирай. Веди себя хорошо (это он мне или лисенку?!).
Я живу в общаге, делю комнату с еще одной девушкой. Что я сделала? Правильно. Я подошла, поставила на пол пакеты с подарками, а на бортик между ребятами свой рюкзак, положила рядом куртку и стала выкладывать из рюкзака книжки. Переложу в пакет.
Закончив с этим, я решительно и непоколебимо потянула свитер через голову. Звучит, конечно, экстремально! Но у меня под ним была еще футболка. Только она задралась. Я даже пикнуть не успела, только испугаться, но потом поняла, что что-то (кто-то!) потянуло край футболки обратно вниз. Выпутавшись из пут собственной кофты, я благодарно кивнула волку, стараясь не делать совсем круглых глаз, и продолжила свое занятие: следующим этапом должно было стать укладывание свитера по внутренней части рюкзака. Я же не хочу, чтобы лисенка продуло, верно? С этим мне помог уже кот; пока он возился поблизости, я вдруг обратила внимание, что рукава его куртки местами щедро испачканы краской. Высшие силы, да это, кажись, собрат по кисти! Я должна была сразу догадаться.
Отчего-то это заставляет меня вновь расплыться в улыбке. Я тянусь аккуратно погладить высунувшего из рюкзака нос зверя и смотрю по сторонам. Сначала на волка.
Он смотрит на экран телефона почти страдальчески, вид у парня одновременно смущенный и серьезно озадаченный. Он поворачивается, глядя мимо меня на кота, и трагично вопрошает:
- Мист, что значит: "Какой лучше - красный или зеленый?"? Как я должен знать, если своими глазами не вижу, а так мне на ней любой цвет нравится?
Кот, чье имя (прозвище, вставить свое) мне теперь было известно, глубокомысленно фыркнул, вытащил сигарету, посмотрел на нее с очень непростым выражением лица, и обратно зажал губами, не совсем внятно отозвавшись:
- Что есть выбор цвета в сравнении с Вечностью?
И мне стало сразу так странно. Я еще раз на них на обоих посмотрела и почти расстроилась. Как так вышло, что я никогда не видела их раньше? И неужели я сейчас просто заберу лиса и уйду, и мы никогда не пересечемся снова?
Но это же так неправильно!
Пустота, что-то так проняло, чуть не до слез. Я творческая, со мной бывает! Но с этим все равно как-то надо справляться.
Я тихонько поворошилась в стопке вытащенных книг, взяв тетрадку в плотной обложке. За пружину был зацеплен карандаш. Сделав пару шагов, я обвела обоих взглядом и попросила:
- Ребята... а можно.... можно, я вас нарисую?
И невольно приподняла плечи, прикрыв нижнюю половину лица тетрадью.

@темы: Северный материк, Нейтан, Небельштадт, Мист, Киара

00:27 

В квартире было тихо. Я бесшумно зашла внутрь, аккуратно прикрыла за собой дверь. Я так старалась, что мои ушки подрагивали в такт тихим щелчкам замка. Ригард, наверное, спит, так что...
Что именно "что", додумать я не успела - запнулась о ковер и с тихим писком врезалась боком в тумбочку. Едва успела подхватить стоявшую на ней квадратную вазу с сухими цветами. Застыла, тяжело дыша и таращась в зеркало аккурат перед моим носом. Какие у меня глаза большие!
- Ки? - раздалось из комнаты, - Это ты?
- Прости! - тут же выпав из оцепенения, отозвалась я, - Я не хотела тебя будить!
С некоторым трудом отцепилась от тумбочки, наскоро разулась и скинула рюкзак, после чего потрусила в ванную. Когда я завершила все банные процедуры, Ригард уже стоял в коридоре, скрестив руки на груди и с, пожалуй, добродушным видом наблюдая, как я вешаю обратно уроненное полотенце.
Я почти сразу опускаю взгляд; мне бы не хотелось, чтобы он заметил, какое гнетущее впечатление производит на меня его вид. За выигранное время я хотя бы заставляю брови прекратить съезжаться домиком.
Па-абеда!
...потому что кот выглядит не просто усталым, а изможденным. Думаю, его только в лучшем случае сегодня с утра отпустил очередной приступ. Отсюда и припухлые веки, и взгляд у Ригарда мутный, и движения очень ломанные, он явно рассчитывает их заранее, чтобы меньше двигаться.
Я выпрыгиваю из ванной, вслепую щелкаю выключателем и беспардонно лезу обниматься. Так что какое-то время мы тратим на всякие кошачьи мурчательные выражения эмоций, и только потом перебираемся в гостиную, где я жестом фокусника вытягиваю из рюкзака бутылку газировки. Не то, чтобы старший был большим фанатом продуктовой химозы, но мелко потравить свой организм газированной вкусняшкой он никогда против не был.
- Мне тут бывший одноклассник звонил. - сообщил мне брат весьма будничным тоном, - Ну, еще из тех, не полицейской школы. Представляешь? Помнят ведь...
Он покачал головой, усмехаясь.
- Круто! - энергично киваю, опасно дернув рукой с зажатой в ней открытой бутылкой; испуганно вскидываю уши, опуская взгляд, - Не, не облилась...
- Растяпа. - хмыкнул кот.
Молча показываю ему язык, пока ощупываю диван на предмет пробки.
- Ты ее на стол положила.
Виновато прижимаю уши к голове, рассеянно киваю и закручиваю пробку. Плотно.
- Ну так что одноклассник? - мне хочется, хочется перевести тему.
А вот Ригарду, кажется, не захотелось. Он сразу же скис, отвел взгляд и, подергивая кончиком хвоста, неохотно отозвался:
- На встречу с остальными звал.
- О!.. И как, думаешь пойти?
Старший тяжело глянул на меня и скупо пояснил:
- Она сегодня. - глянул на охватывающие его левое запястье часы, - Часа два назад началась.
Я вздохнула. Мы вроде бы только недавно обсуждали, что ему нельзя торчать дома все свободное время. Вредный кот даже, кажется, согласился со мной!.. Выходит, его отпустило даже не утром, а совсем недавно?
Мы молчим весьма продолжительное время. Я, вопреки обыкновению, почти не шевелюсь, как привалилась плечом к старшему, так и замерла. Ригард был даже еще менее подвижен, хотя я точно знала, что он не спит.
Я размышляла. То, ради чего, собственно, я сегодня пришла... ну, в смысле, в том числе ради чего - могло оказаться очень опасным. Но брат не оставил мне выбора. Я абсолютно без понятия, каким образом он избегает рабочего психонавта, но я знаю одно: от домашнего ему не спрятаться. Динамика его приступов участилась, я боюсь, что если еще немного позволю себе колебаться, могу серьезно упустить момент.
- Ригард... - тихо позвала я, - Мне нужно с тобой о чем-то поговорить.
Я тянусь к рюкзаку, вяло отмечая, как рассыпаются с моих рук маленькие алые искорки.

Я сижу, прижимая руку ко рту. Я сижу на полу, куда я съехала с дивана, как только тело стало повиноваться мне хоть немного. Ригард еще не пришел в сознание, но оно было только к лучшему. Учитывая, что мне пришлось пережить, чтобы уговорить его хотя бы попробовать, было решительно нельзя позволить брату увидеть произведенное впечатление.
Я медленно вдохнула. Получилось странно, со всхлипом. Ко всему прочему, опять накатила тошнота. Я медленно завалилась набок, подставив локоть. Локоть подергивало от напряжения.
Твою. Мать.
В смысле, прости, мам, это я не о тебе.
Просто недавние видения настолько ярки в голове, что я, кажется, по-прежнему их ощущаю. Мягкие потеки красного, рыжего, росчерки синевы, желтоватые пятна... К горлу подкатил тугой ком, я позволила себе завалиться на пол совсем, зажимая рот обеими руками.
Влажный запах свежей плоти грозил свести меня с ума. Если бы только я не была готова к чему-то... подобному. И если бы я не знала, что уже через минуту должно будет сойти. Пока что же я отчаянно жмурилась, упрямо воюя с самой собой.
Свернувшись клубочком, так, чтобы принять какую-то наиболее цельную и безопасную позу, мною была предпринята тактическая попытка отвлечься. Увенчавшаяся успехом. Потому что как ни крути, а кое-что мне удалось. Очагов, конечно, осталось еще ворох - и это только второстепенные, до первопричины я не могу... не хочу... хочу, но - на самом деле не могу докопаться. Это убьет меня. И притом, насколько мне известно из истории моей специализации, весьма мучительным и неприятным путем. Если не повезет. А если повезет - то брат окажется прав, и мы получим двух психов, из которых один (я, то бишь) безнадежный. Поехавших психонавтов править - себе дороже. Переломают добродетеля и ни "извини", ни "спасибо за попытку" не скажут.
Еще один выдох - и отпустило. Я улыбнулась своим мыслям и неторопливо, обстоятельно воплотила в жизнь операцию "подъем с пола". Опираясь о подлокотник дивана, бросила взгляд на лицо старшего брата. Безмятежным его не назовешь - даже в магическом полусне парень умудрялся слегка хмуриться. "Слегка" - ключевое слово.
Я вытащу Ригарда - с помощью его и специалистов или же без нее. Это не важно.

@темы: Северный материк, Ригард, Небельштадт, Киара

Raise Her Hands

главная