Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: николь (список заголовков)
20:57 

- Выходит, я могу тебя поздравить?
Отец курит. Он редко курит. Почти никогда. А сейчас - курит.
- Стоило бы. - девушка звонко смеется, - Работа действительно непыльная, есть, чем гордиться.
Отец улыбается, переводя взгляд в окно.
- Ну а как дела у Николь?
- Может, у нее самой и спросишь?
- А что мешает ей ответить?
Я не смотрела на них до этого момента, я смотрела на прямую спину матери, выставившей на кухонную тумбу цветок. Щелкали ножницы, с сухим шелестом осыпались поврежденные листья и веточки, отделяемые от стебля. Люблю, когда мама возится с растениями.
А, погодите. Там что-то было обо мне?.. Когда я, запоздало и неохотно спохватываясь, вновь смотрю на Шэрон, она только-только разворачивается ко мне. Значит, заставить эту королевскую особу обратить на меня внимание можно только игнорируя ее? Как банально.
Я устало сдвигаю брови, почесывая щеку. Собираюсь с мыслями - мне некуда торопиться. Родители о моих успехах и неудачах в курсе, а эта может и подождать, не сломается.
- Как мои дела? - хмыкаю, поправляя рубашку, на которой то тут, то там встречаются далеко не всегда хотя бы застиранные пятна краски, - Живу отдельно, подрабатываю в книжном магазине, учусь в ВУЗе на дизайнера.
- Твоей зарплаты достаточно, чтобы снимать в Небельштадте квартиру?
О, Высшие Силы. Ты только это и услышала, верно?
- Нет, недостаточно. - я поправляю сильно ослабленный галстучный узел, философски глядя куда-то в окно.
- Тогда?..
Вот это допрос. Есть ли тебе хоть какая-то разница, скажи мне? А, впрочем, не имею ни малейшего желания это знать.
- Я живу не одна. - смотрю сестре в глаза, - С парнем. И с общими друзьями. Еще вопросы?
- Да нет, пожалуй... - кошка чуть морщит нос, - Если бы тебя это не устраивало, ты бы так жить не стала, верно?
Я, все еще подпирающая дверной косяк плечом, как если бы он мог вдруг упасть, покивала, стараясь не заострять внимание на ее улыбочке. Ненавижу снисходительные улыбки. Прям до дрожи.
Но что поделать? Нужно просто смириться с тем, что это в очередной раз произошло, и этот день будет и дальше длиться, и длиться, и длиться...
И не забывать, что меня позвала мама. Потому что я нужна ей здесь.
Мне нужно вести себя хорошо.

Честно говоря, я к моменту выхода из квартиры уже плохо осознавала окружающий мир.
Мне наплевать. Честное слово, мне абсолютно наплевать, какая там вышла история, и кто в этой истории больше некрасив - что вышло, то вышло, мой отец никогда не был подлецом и всегда помогал своей прошлой семье по мере своих сил. Точка. А кто там кого из чьей койки выдернул - дело, не касающееся ни меня, ни моей сводной сестры. И мне надоело, что за последние пару лет она стала абсолютно упускать это из виду.
Делом моей жизни было прожить эту самую жизнь так, чтобы не пришлось ни о чем жалеть. Дело жизни Шэрон - доказать, что она живет лучше, чем я. Ее не выдерживает даже абсолютно инертный в вопросах скандального окружения Макс, мама сказала, смылся еще с утра, как только услышал о приезде.
Не могу его в том винить.
Пора с этим что-то делать. Да, точно, пора - я подумала это так спокойно, что когда я пихнула сестру, так, что она слегка (а жаль) стукнулась спиной в стену, и прижала рукой ее шею, то почти удивила сама себя.
Я не боялась, что на шум выглянут родители. К моменту снизошедшего на меня просветления мы спустились на полтора этажа вниз. Лифт сломался. Надо же, как удачно.
- Значит так, ты, слушай сюда. - внутри все кипело и клокотало, но мой голос был очень ровным, а взгляд, думается, даже немного сонным.
Альтернативы нет. Или так, или я начну орать или вовсе ее покалечу, может, даже прибью. У всех есть порог терпения, почему бы моему не кончиться здесь?..
- Если... - кошка, еще не совсем осознавая происходящее, дернулась, и мне пришлось надавить сильнее, чтобы вернуть ее внимание к моим словам, - Если тебе так важно приезжать в гости - ну, по папочке, которого у тебя не было, снова заскучаешь, к примеру - продолжай приезжать, я не жадная.
Я коротко потянула носом воздух.
- Но если я увижу сама или узнаю от кого-то, что ты снова изводишь мою семью - я тебе хвост выдерну, чучело. - я почти что ткнулась лбом в лоб "собеседницы", - По самую шею, если тебе интересно. Ты меня поняла?
- Руку убери. - во взгляд Шэрон вернулся прежний холод, если передавлю сейчас - быть некрасивой сцене женской драки.
Она тоже не беспомощная барышня. Просто я сыграла на элементе неожиданности. Ну и видок у меня сейчас, думается, тот еще.
А что поделать? Мне некогда с ней разводить. У меня дома еще ужин не готовлен.
- Я спросила: ты поняла ме...
- Это что же, ты с девками теперь обжимаешься? - какой знакомый голос.
Да ладно. Просто не могу поверить. Я медленно отстранилась от Шэр, неторопливо убрала руку и развернулась, мимоходом удивившись, что моя неосмотрительно незащищенная сразу спина еще цела.
Это же просто какой-то праздник.
За моей спиной сестра выпрямилась, потирая шею. Думаю, она тоже собиралась с мыслями для ответа: ей такие грязные инсину... и... инсинуации не приятнее, чем мне.
У нас есть немного сходств, не поспоришь.
Я смерила взглядом каргу. Набор пожилой джентльменши при ней: клюка в одной руке, пустой пакетик в другой, за плечами хлопает белый плащ. Этому городу же нужен герой, не так ли? Хранительница морального облика всея подъезда, вы, блять, только подумайте.
Между прочим, за ней должок. Серьезные обиды я просто так забывать не склонна. Сегодня особенно.
- Ты, бабушка, - я заговорила раньше сестры, заговорила мягко, практически вкрадчиво, - В магазин, небось, собралась?
И, прежде, чем кто угодно что угодно сказал, я дала волю чувствам, звучно рявкнув:
- Вот и шлепай!
Все, знаменитая немая сцена воссоздана в нашем подъезде. Шэр, наверное, слишком впечатлена, раз никак не комментирует. Бабка вообще чуть инфаркт не получила, судя по тому, как она сейчас молча ловит воздух ртом. Ничего, если что, вызову скорую.
Я не жадная, все для окружающих.
Поправляя закатанные еще в квартире рукава, я обводила взглядом мизансцену, когда наткнулась на спуске на знакомый силуэт. И сразу же возникло такое ощущение, что меня выключили. Я опустила сначала оба уха (почти одновременно!), потом - закручивавшийся вопросительным знаком хвост. Растерянно потянулась расправить один из рукавов, вздохнула и отвела взгляд:
- Привет, Мист.
Кот стоял на пару ступеней ниже площадки, вытащив один наушник из уха и недоуменно глядя на меня.
Вот теперь мне стало стыдно. Как это все некрасиво...

@темы: Шэрон, Северный материк, Реды, Николь, Небельштадт, Мист

20:45 

Стук лезвия о деревянную поверхность разделочной доски.
В традиционно открытое кухонное окно ветер заносит голоса прохожих и шум музыки, играющей в чьем-то магнитофоне. Вдалеке ездят машины.
Слева, на плите, в кастрюле медленно закипает вода.
Я прислушиваюсь, присматриваюсь, принюхиваюсь к происходящему так, будто бы сложилось все в единую картинку только сейчас. Я уже какое-то время пытаюсь уловить, что же меня озадачивает в нынешнем течении моей жизни, что.
В то время как это - так очевидно. Ответ все это время был на поверхности.
Я качнула головой, невольно улыбнувшись, поправила заколку, удерживающую боковые пряди с правой стороны головы, более длинные, чем остальные волосы.
Дело в том, что сегодняшний день - не удачное стечение обстоятельств, это... ну как традиция. То, что мне надо успеть приготовить ужин к вечеру, до того, как все так или иначе придут домой. Это трудно объяснить словами, но, сколько я себя помню, почти всегда я и Макс обедали (и завтракали, и ужинали) напротив пустых стульев родителей.
И я даже не сразу осознала, что этого больше нет. За столом нет пустых мест, занятых однажды, почти заочно и почти никогда не занятых физически. Если не каждый день, то через день вечером мы все равно соберемся всей толпой обитателей квартиры. И я снова буду с легкой растерянностью и тревожным восторгом наблюдать за остальными, время от времени пряча улыбку в чае. Как если бы мне было неловко, заметь ее кто-то другой.
Макс ноет, конечно. Что я вроде как бросила его одного. Я могу понять чувства брата, но, во-первых, родители сейчас в городе, и бывают дома чаще, чем раньше, а, во-вторых, он уже лоб здоровый. Пора заводить свою семью. В первый раз не вышло, ну так что ж теперь, не пытаться больше?
Шаги позади я услышала в последний момент, так сильно я задумалась. Исходя из того, что в дома сейчас только я и очень творческий, а я, все-таки, у себя под присмотром, это - Мист.
Пока я проводила это нехитрое расследование, кот меня обнял и потерся щекой о мое плечо. Устал, думается - опять целый день рисовал. Пусть немного отдохнет, а потом я попробую его аккуратно потыкать, чего он там сваял.
Я погладила руки кота, обхватывающие меня за пояс, и промурлыкала что-то невнятное, но однозначно ласковое. Мист тихонько фыркнул практически мне в ухо и затих.
Пользуясь тем, что художнику в голову не пришло каких-нибудь требующих немедленного воплощения идей относительно моей персоны, я вернулась к прерванной готовке: потянулась, стараясь, впрочем, особо не тревожить мой "прицеп", уменьшить нагрев плиты, потом снова взялась за нож. Ужин сам себя не приготовит, а кушать хочется всем. Особенно тем, кто еще с работы не пришел.
Я айкнула и замерла, недоуменно глядя, как на пальце проявляется красная полоса. Вроде же все аккуратно делала. Все время так.
Зашевелился до того, кажется, успевший задремать кот. Сместился чуть в сторону, осторожно взял меня за запястье, поймав пострадавший палец губами. Второй рукой деловито открыл верхний ящик. Там, вообще, не аптечка, но предметы кочуют по помещениям, даже если их никто не трогает. Почему бы пластырю не оказаться там, среди чашек?
Я думала совсем не о том, честное слово, вообще нет. Я думала о том, как это все удивительно напоминает кухонную возню моих родителей. Мыслями я вновь возвращалась к тому, как легко Мист стал очень серьезной частью моей жизни. Первое время мой страх был абстрактным, теперь же он принял форму умозрительной ситуации: вот я однажды проснусь. Одна. И он больше не будет вообще никакой частью моей жизни. И вот что тогда делать?
"...не вышло, ну так что ж теперь, не пытаться больше?"
Лечить других всегда легче, чем себя. Я не знаю, как бы я себя вела и что бы делала. Справилась бы уж как-нибудь. Но, боюсь, меня бы так и не отпускало ощущение, что нет, все не то, все не так, все как-то неправильно.
Правильно все сейчас, подумала я, глядя как кот заклеивает мой палец и потом мягко трется об него носом, видимо, прогоняя таким образом боль. И у него на зависть хорошо получается, подумала я и шмыгнула носом.
Ну нет уж, нафиг такие мысли. Можно, он просто не будет никуда исчезать, пожалуйста-пожалуйста?

@темы: Северный материк, Николь, Небельштадт, Мист

22:37 

Обожаю торчать на кухне. Не из-за близости к съестному, хотя это, разумеется, тоже играет какую-то роль, а просто из-за странного набора ассоциаций и особенной атмосферы, чудящейся мне в этих помещениях.
Не все кухни одинаково хороши, конечно. Но на этой мне нравится. Здесь уютно почти так же, как дома.
Холли, разумеется, тоже была здесь. Или нет. Или да. Или...
Я отловила верткую тушканчика за рукав ее платья.
- Ты чего носишься?
Та моментально вспыхнула, нервно прикусив костяшку указательного пальца.
- Я... я-я... Меня... я... - она кашлянула в кулачок и протараторила, отчаянно вращая хвостом, - Мы с Нейтаном хотели в кино вечером сходить! Вот я и... собираюсь...
- По-моему, ты больше суетишься. - я вздохнула, подтягивая подружку поближе, - Безобра-азие.
Я стала одергивать фрагменты одежды - все съехало, сбилось, волосы растрепались.
- Что безобразие? - тут же забеспокоилась Блю, - Где?
- Очень много лишних движений. - пояснила я, снимая с нее ободок, чтобы поправить волосы девочки, - Прекрати так носиться, ты никуда не опаздываешь.
Еще какое-то время я, высунув от усердия язык, приводила в порядок младшую подружку, время от времени попискивающую что-то неопределенно-смущенное. Как ей удается стесняться в таких количествах - мне неведомо. Особенно, учитывая, что они с Нейтом в курсе обоюдной симпатии уже какое-то время и, кажется, проводят время с пользой.
Я невольно вскинула взгляд поверх пушащейся макушки тушканчика. Мист сидел за столом, задумчиво улыбаясь, и что-то выводил на бумаге. Время от времени его губы шевелились, как если бы кот что-то говорил. Взгляд парня был очень мягким, но немного ненаправленным. Рука кота быстро-быстро перемещалась. И если прислушаться, то, помимо сопения потерянной Холли, мне было слышно шорох карандаша.
Я сглотнула, с трудом отворачиваясь. И встретилась взглядом с тушканчиком. Она все еще явно пребывала в некоторой стадии стеснения, но улыбалась очень многозначительно.
- Холли-тролли. - немного севшим голосом резюмировала я, заставив ее возмущенно зашевелить ушами.
Пусть-пусть. Нечего тут вот.
Я потянулась к оставленному возле раковины кувшину. Подтащила к себе какой-то стакан - на нем вроде были разводы от краски, но акварель (а это, кажется, была именно она) для здоровья не опасна - и плеснула туда соку.
- Будешь? - я легонько ткнула Блю в плечико.
Та вздрогнула от неожиданности (проснись и пой, красавица!), посмотрела с сомнением на стакан. Стакан был прозрачен аки слеза младенца, а потому нам обеим было прекрасно видно, как цветная жидкость смывает со стенок и растворяет в себе цветные разводы.
- Не, что-то не хочется. - с сомнением протянула девочка, чуть хмуря брови и поджимая губы.
Экая неустойчивая она, подумала я, пожимая плечами. В отличие от меня Холли здесь вообще живет. Могла бы и привыкнуть к тому, что краска оказывается повсюду. Гм. Повсюду, да. Я шмыгнула носом и почесала свободной от стакана рукой бровь.
Холли, глядя на меня, тоже, кажись, захотелось почесаться. У нее по мере подживания шрама на лице появилась привычка его почесывать в минуты задумчивости. Часто, то есть. Хвала Высшим Силам, пока что она его не расковыряла.
...проблема, собственно, заключалась в том, что, почесывая щеку, девочка перевела взгляд на часы. И застыла.
И тут бы мне забеспокоиться! Но я же... Эх, слабоумие и отвага, все дела. Я стояла аки истукан, бдительно таращась на смену мимики Холли.
- Я же... я же возле станции должна была его встретить... через пять минут... - пролепетала Блю, прикрывая пальчиками рот.
Мист отвлекся от своего занятия и с не меньшей вовлеченностью глянул на часы, потом на Холли, потом на меня. Именно в таком порядке. Мы успели даже переглянуться.
А потом оно случилось. Блю пискнула, всплеснула лапами и, уже совсем панически заверещав, унеслась.
- Вообще-то до станции три минуты. - сообщила я, выходит, хлопнувшей двери, - А с твоими темпами...
Но Блю уже унеслась, оставив меня, натурально, обтекать. Потому что первым делом она, размахивая ручонками, пихнула именно мою руку со стаканом. Неловко, неловко. Он был почти полный, и облило меня щедро и знатно - более щедро и знатно меня б затопило только если бы я держала кувшин.
И вот в воцарившейся тишине я стояла и философски смотрела на стакан в моих пальцах.
А потом он выскользнул. Ну, знаете, как в шутке. "А потом я почему-то полетел. Понятия не имею, почему, наверное, погода летная была".
В абсолютной тиши кухни звон разбитого стекла прозвучал похлеще выстрела. Однако мной овладело странное отупение. Или просто это уже был некий перебор. Я молча качнулась назад, уперевшись спиной в стену. Мист еще какое-то время поглядел на меня, потом бросил быстрый взгляд на осколки и поднялся с насиженного места. Заглянул за холодильник, выудил оттуда... топор? Изобразил лицом сложный мимический набор и аккуратно вернул классическое орудие убийства на место.
- Веник под ванной. - отстраненно сообщила я под взглядом серьезных голубущих глаз, - Совок... Совок кочует. Вроде бы сейчас - по коридору.
Кот кивнул и исчез с кухни. Сначало было тихо, потом что-то громыхнуло. Кажется, мой драгоценный художник даже выругался. Не поручусь. Стук раздался еще раз.
Я моргнула. Повела левым ухом, прислушиваясь.
Но нет. Все было тихо, мирно и спокойно. А еще через какое-то время Мист вернулся. Слегка припорошенный пылью, но живой и относительно бодрый. На все тех же сложных, но полных неотмирного спокойствия щщах он подмел осколки. После чего немножечко позависал, видимо, прикидывая, не вернуть ли инструментарий по тем местам, где нашел, но, видимо, решил этого не делать. Только коротко вздохнул и пихнул веник с совком за шкаф. И подошел ко мне.
Я сразу же улыбнулась. Немного неуверенно и самую малость виновато. Понятия не имею, с чего на меня вдруг такой ступор напал. Глупо как-то вышло. И вообще. Кот тоже едва заметно улыбнулся, протянул руку и мазнул большим пальцем по моей все еще мокрой от сока щеке.
Я закатила глаза. Черт. Совсем забыла, что были проблемы помимо разбитой стеклянной тары. Я теперь липкая буду-у-у-у... А если еще осы налетят...
Мист задумчиво лизнул палец.
- Сладко.
- Апельсиновый же сок. - сочла нужным пояснить очевидное я (я вообще мастер пояснять очевидное).
- Ага. - кот перевел взгляд на меня; ну хоть спорить не стал, а то этот может.
Я едва подавила порыв вжаться в стену. Вот когда этот парень так смотрит, обязательно что-то происходит! Я машинально подняла руку, чтобы убрать с лица мешающую прядь волос, но кот аккуратно поймал меня за запястье, отводя его в сторону.
Ну, я же говорила? Я медленно опустила левое ухо. Кажется, это Миста насмешило, он на мгновение очень смешно наморщил нос, тихонько фыркнув. Потом потянул меня за руку к себе... и щедро так лизнул в щеку.
Ай, твою ж мать. Я зажмурила один глаз, окончательно растерявшись. Зато кот вот не терялся. Отпустил мою лапу, чтобы приобнять меня за спину, и продолжил свое черное дело. Его язык был горячим и шершавым. И, между прочим, это было... странно. В смысле, сама ситуация, не остальное. С одной стороны, ничего особенного, кошастые вообще склонны... к... э... подобным выражениям чувств. Однако меня это все отчего-то дико смущало. М-м... может, я и не так уж права, удивляясь, что Холли при уже какой-то длительности их с Нейтаном отношений все еще порой устраивает стесняшки. Сама, вон, не лу... лучше.
Я невольно вздрогнула, зажмурившись. Вообще-то... Вообще-то! На шее сока почти не было! Или с морды натекло? правда, вопрос почти сразу потерял в существенности, когда я услышала, что кот самозабвенно мурлычет. То есть, это все в целом, конечно, и так приятно. Но он так мило мурлычет! Не мурлыкать в ответ невозможно.
Ну вот. И так с дыханием трудности - оно как-то потяжелело и вообще, прерывается. Теперь вот и в переносице ощущается легкое гудение. Жди беды. Блин. Только бы не в такой мо... момент.
Опустившись немного ниже шеи, парень на какое-то время замер, мягко тычась носом в мою ключицу, потом отстранился, с живым интересом меня оглядывая. Я же просто молча смотрела на него немного снизу вверх, как-то весьма фоново отмечая, что я даже дышу через рот уже, так мне не хватает кислороду. Ладно губы не искусала - от таких-то волнений.
Как-то я... очень беспомощно себя почти каждый раз ощущаю. Очень странно. Но не неприятно. Просто странно. Я опустила и второе ушко. Медленно. Неуверенно.
Мист снова заулыбался (и ведь даже в коварстве не обвинишь, такой у него все время невинный вид! ох уж эта голубоглазость...), аккуратно коснулся языком моих губ и прошептал... нет, даже скорее выдохнул, обжигая мою кожу своим дыханием:
- И впрямь апельсиновый.
- Я бы не стала тебе врать. - сделать голос обиженным у меня не получилось - так он дрожал.
Я обняла парня за шею, притягивая обратно к себе.
Спине было прохладно. Стена - холодная. А кот... а прижимающийся ко мне кот - очень теплый.

@темы: Мист, Небельштадт, Нейтан, Николь, Северный материк, Холли

16:14 

Солнце приятно грело кокетливо выглядывающее из ворота кофты плечо. Не то, чтобы я специально. Как говорится, не я такая, крой такой. У кофты, в смысле. У меня-то чего...
Из открытого окна тянуло по-летнему ласковым ветерком, чуть качающим листья выставленных на подоконнике растений.
Закрыв глаза, представляю себя отчего-то таким же растением, стебли и широкие листья которого едва заметно раскачивает ветер, несущий запахи цветущего жасмина.
Хорошо, блин.
Открывать глаза и возвращаться в мир, где зачем-то существуют экзамены, мне совершенно не хотелось. Мне и так нормально, вот. И не важно, что завтра уже первый из них. Как там было? Не хочу учиться, хочу жени... М-да. Это что-то тоже не совсем то.
Я сползла по кухонному диванчику, развесив ухи в разные стороны. Волосы темные, припекает здорово. Все время об этом забываю. Но уползать из солнечного пятна та-ак лень...
- Николь.
Я неохотно приоткрыла один, несомненно хитрый из-за прищура, глаз.
Холли сидела, сложив лапки на столе. Указательным пальчиком одной она водила по краю своей чашки, из которой с достойной прошлых эпох Северного материка чопорностью потягивала чаек на протяжении времени наших посиделок.
- Чегось? - я, несмотря на все свои очень творческие метания, наверняка прямо-таки излучала поистине кошачье благодушие.
Тушканчик потупила взор серо-голубых глаз. Оставила в покое кружку, взявшись за истязание собственных волос - теперь на тот же самый палец она старательно накручивала светлую прядь.
Смешная. У нее и так волосы вьются. Или они потому и?..
Заинтересовавшись (все еще очень лениво), я даже открыла и второй глаз тоже.
- Холли?
Девочка издала звук абсолютно нечленораздельный, но по уровню умильности способный взорвать в мелкие ошметки любого неподготовленного слушателя. Нечто среднее между приглушенным писком и больше схожим с лисьим урканьем.
Кажется, дело дрянь! Не то, чтобы смутить эту златокудрую тихоню - непосильная задачка. Но все-таки.
Блю приоткрыла рот, подавшись вперед, но не произнесла ни слова. Только поглядела на меня с распахнутой варежкой и пару секунд спустя, спохватившись, торопливо плюхнулась обратно на стул.
Я медленно приподнялась на локте. Тушканчик проследила за моим взглядом и вспыхнула. Да-да, обвивший ножку стула длиннющий хвост никуда не денешь.
- Ну мы так и будем в шарады играть, а, Холли-тролли? - уточнила я на случай, если говорильный аппарат подружки еще можно было починить хотя бы легкой встряской.
Холли потерла нос запястьем, вздохнула и вознамерилась перебраться ко мне на диван, не забыв, впрочем, прихватить с собой и чашку.
- А-асторожнее!..
Я не успела. Вот клянусь любимым некогда галстуком (и ничего, что он максов) - я пыталась!
С диким скрежетом стул последовал за девчонкой. Потому что хвост неплохо было бы и разжать. Тушканчик беспомощно запищала, с испугу щедро оплескав меня чаем.
Так что какое-то время я провела в абсолютном ахуе. Обтекая. Салфетки я пыталась нашарить, но без особого успеха. За это время тушканчик успела все же подсесть ко мне, звякнуть об стол почти пустой чашкой, найти и пихнуть мне под руку салфетки.
Наверное, виноватый вид она тоже успела состроить.
Протерев горящие (от сладкого чая, впрочем, больше слипающиеся) очи, я поглядела на драгоценную подружайку. Подружайка сидела и лучезарно улыбалась. Так лучезарно, что выговаривать было бы как минимум неловко. Как максимум... Посыпаю, посыпаю мокрую голову пеплом.
- Я хотела поговорить. - отчего-то очень торопливо и сбивчиво заговорила Холли, - Понимаешь, меня это никогда не интересовало... И я обычно не... Но тут мне вдруг подумалось! И я не плохого о нем мнения! Просто... Ну, это все так запутанно!
Говоря, девочка настолько завораживающе размахивала лапками (причем и задними тоже), ушами и хвостом, что мне даже не хотелось ее прерывать.
Но пришлось.
- Холли, свет души моей. - я клыкасто зевнула, - Ближе к телу.
К делу, конечно же. Но я люблю уместно оговориться.
Щеки Холли заполыхали так, что волна жара, кажется, докатилась аж до меня. Ну, или это солнышко снова начало припекать, тут поди разбери.
- Ну... - растирая щечки лапами (ей что, недостаточно тепло?), начала все-таки Блю, - Мне нужно обсудить с тобой один вопрос... такой... Эдакий... вот.
- То, что предполагаемая тема будет "эдакая", я, друже, догадалась. - я с прежним благодушием покивала, игнорируя неприятный холодок в области головы, причиной которому стали намокшие местами волосы.
Блин, лишь бы осы не налетели. Никакой жизни же не будет.
- Да... - пролепетала моя собеседница, - Ты права. Сейчас, я попробую взять себя в руки...
В руки себя Холли неизменно брала буквально и очень старательно. Обхватив себя за плечи и зажмурившись, словно перед прыжком в прорубь, она все же заговорила отчетливее:
- Видишь ли, все началось с того момента, когда... - выдержка отказала светловолосой стесняшке, она запнулась, - Ну, когда Нейтан... не вовремя зашел.
Труд, который я потратила на то, чтобы не прыснуть, воистину можно назвать титаническим. Я, кажется, укусила сразу обе щеки, и притом довольно чувствительно. По счастью, моя младшая подружка этого не заметила, потому что сверлила взглядом стол.
Помню ли я этот момент? О да, конечно же, помню! Скорость, с которой волк покинул комнату тушканчика, воистину превышает скорость света. Думаю, мы стали свидетелями незадокументированного случая телепортации. О том, что лицо Нейта было цвета совершенно волшебного из-за прилившей к щекам крови, я тоже не забыла. Я вообще не думала, что румянец может так отчетливо проступать через, в общем-то, темную шерсть. Но он мог! И еще как! Хорошо хоть, бедолагу прям на месте удар не хватил, его и так еле уволокли из больнички.
- Честно говоря, - почесывая в затылке, отозвалась я, - Мне страшно даже представить, на какие такие мысли тебя мог навести этот... гхм... эпизод.
- Это не совсем взаимосвязано.
Тушканчик умолкла, попинывая ножку стола. Она явно мучалась, подбирая слова, чтобы объяснить свою, несомненно, сложную цепочку ассоциаций.
- Просто я... Ну, девчонки много болтают в школе, сама знаешь. - она поморщилась, - Я обычно стараюсь не слушать, но волей-неволей что-то проскальзывает.
Я покивала с умным видом. Да, мол, проскальзывает.
- Ну и вот. Постоянно так или иначе обмусоливается тема, что... - Холли потерла висок, - Что... ну. Парням очень... важно, чтобы в отношениях присутсовал... ну... этот...
- Секс.
Да, жестоко. Да, это как пнуть щенка. Но иначе это чудесо до вечера не сможет сформулировать свои мысли, будет краснеть, пищать и мяться. Нет, у меня нет дофига планов на вечер, но и так его проводить - не лучший вариант, это я вам точно говорю.
- Д-да. - неуверенно кивнула девочка, - Это... ну... п-правда?
- Па-анятия не имею. - безжалостно пожала плечами я,- Но. Глядя на нашего общего знакомого, не могу сказать, что на нем отсутствие... отсутствие?
Я, наверное, слишком строго взглянула на тушканчика. Та сразу же вцепилась пальцами в свой длиннющий хвост и легонько куснула получившуюся дугу. И помотала головой, отчаянно жмурясь.
Да ладно. Я же не всерьез. Кто вообще может заподозрить это существо в порочных связях?
- Я так и думала. В общем, не могу сказать, чтобы на нем было прямо написано, что его это как-то расстраивает или гнетет.
- То есть, ты правда думаешь, что Нейтан на меня не обижается? - кажется, она, наконец, оживилась.
- Да, да! - никаких нервов не хватает, честное слово!, - Это именно то, что я думаю, юная леди! Если бы это не было тем, что я думаю, я бы сказала что-то совершенно другое!
- Здорово! - воскликнула несносная девчонка, подпрыгнув на диванчике, - Облегчение-то какое!
Она вдруг замерла. Посмотрела на меня, склонив голову набок.
- Нико-о-оль...
Я почувствовала первый укол подозрений.
- Да, Холли-тролли?
Она чуть наморщила нос от нелюбимого прозвища, но почти сразу же вернулась к теме (вот это да!):
- А ты... когда-нибудь?..
Гравитационная постоянная, соединяющая мои лоб и руку нарушилась, ладонь примагнитилась к лицу быстрее, чем я успела отреагировать.
- Да, я когда-нибудь.
"И не единожды", хмыкнуло подсознание.
- А с кем? - Холли выпалила это едва ли не в одно слово, явно тоже быстрее, чем поняла, что спрашивает.
Мне захотелось... ну, не знаю, повеситься, что ли. Попробовали бы вы обсудить с этим существом свою половую жизнь, я б на вас поглядела! Хотя нет, не хочу я такое видеть...
"С бабушкой твоей, ёлы", чуть не сказала я. Но удержалась. Я герой! Героище!
- С Мистом.
- А... - Блю, кажется, немного смутилась; но нет, тут же собралась с силами и пытка продолжилась, - И... как оно?
Блять, мироздание, я чем провинилась-то?
Мало того, что вопрос неловкий, так еще и воспоминания те еще. Нет, не то, чтобы память об ощущении разгоряченной спины кота под моими пальцами была неприятной... Но сейчас не совсем подходящие время и место, чесслово.
- Епрст. - я легонько стукнула по столу рукой, - Ужасно. Абсолютно ужасно, травмирующе, и вообще - я в сексуальном рабстве, спасай меня скорее!
Если бы я была хорошим портретистом, я бы обязательно зарисовала ответное выражение лица.
Но я не была портретистом. А кроме того, что-то мне не совсем хорошо. Я едва успела вскинуть руку, подставляя ее под побежавший из носа алый ручеек. Блять! Ну как знала! Говорю же - не то место, не то время...

@темы: "но до свадьбы же нельзя!", Небельштадт, Николь, Северный материк, Холли

02:05 

Беспомощность.

- Почему ты смотришь на свои руки?
Я бы не удивилась вопросу так сильно, если бы вопрос этот задала не подсевшая ко мне Холли. Руку она берегла, но хрупкой девочке явно было получше.
- Да ты сама все время так раньше делала. - возмутилась я.
- Ну... - тушканчик смутилась.
Потом, вздохнув, привалилась ко мне боком, аккуратно устраивая на моем плече украшенную теперь уже почти шрамом щеку, и призналась:
- У Нейтана так сильно обожжены руки. - она мельком глянула на свои маленькие ладошки и снова вздохнула, - Я просто думаю иногда, как ему тяжело. И... и больно.
Блю поправила съехавшую на лицо прядку.
- Мне иногда хочется просто держать его за руку. - насмерть смутившись, пояснила подружка, - И... ну, сказать, наверное, тоже хочется. Не знаю, правда, что именно.
- Я... - я усмехнулась, - Я понимаю тебя.
Это именно то, о чем я думала. Ощущение чужой непрочности и собственной беспомощности. Недавно произошедшее в парке никак не давало мне покоя.
Никак не выходило из головы, как сильно тряслись руки Миста, когда он, глядя на часы широко распахнутыми глазами, судорожно пытался завести механизм по-новой. Его состояние на тот момент и без того было пугающим, я еле отволокла парня к фонтану, чтобы не дай Высшие Силы он не завалился.
У него получилось далеко не сразу. Дрожащие пальцы то и дело соскальзывали. А я сидела, до боли прикусив губу, и совершенно не имела ни малейшего понятия о том, что я могу и должна сделать. Я четко понимала, что это - не моя война, тут я помочь не могу.
И все же...
Когда кот сумел-таки восстановить работу часового механизма, он меня обнял. И расплакался. Я не знаю, было ли это отчаяние или такая же беспомощность, как и та, которую испытывала я сама. Я помню только, что от этого мне самой было почти больно. Потому что я и тогда тоже не знала, что сказать, лепетала какие-то утешительные глупости, гладила Миста по голове, по спине...
- Николь? - Холли подергала меня за рукав, - Ни... Николь?
Я моргнула. Спохватившись, заулыбалась, наскоро утерев рукавом синей-синей кофты глаза.
- Я в порядке. - я муркнула, приобняв собеседницу за плечи, - Просто я действительно очень хорошо тебя понимаю. Это нормально.
Та смотрела на меня сильно снизу вверх своими большущими светлыми глазами.
- Ты очень изменилась. - наконец произнесла девочка, - Вроде не очень много времени прошло...
- Я всегда такой была. - я пожала плечами как смогла, - Просто у меня не было повода это демонстрировать. Да и, откровенно говоря, кто бы делал мне замечания?
Холли дернула ушками, поспешно уставившись в сторону.
запись создана: 19.04.2014 в 00:18

@темы: Холли, Северный материк, Николь, Небельштадт, Мист

00:01 

(соавторское)

- То, что я подчеркнул – плохо.
Я обернулся, чуть расставив ноги. Упираться, свешивая ноги из окна, особо не за что. Но я не хотел бы выпасть и окончить свою жизнь вот так. Разве что на то будет воля Высших Сил. А просто так, без особого смысла, ни по что не хотел бы.
- А остальное?
Мне было известно, что записи неудачные. Я их бросил за шкаф, и думать забыл. А волк нашёл. Сидел под окном, шуршал карандашом. Бесновался, как безумный диктатор, в письменной форме. Без его официального заключения в этих стенах и строчка хулительных слов не проходит. Самый строгий мой критик.
- Остальное настолько отвратительно, что у меня чуть глаза не вытекли! Вот проклятье!
Нейтан подбросил записи, что держал в руках, под потолок. Краем глаза я заметил, что они были все перечёркнуты. Что ж, больше эту неудавшуюся нелепицу никто прочесть уже просто не сможет. Я совершенно не против.
Когда растерзанная проза опустилась на настил из нотных листов, в комнате воцарилась тишина. Странная, признаться, тишина. Ветер, проникающий в комнату через открытое окно, не тревожил мою самодельную карусель. Перья и колокольчики не дрожали. Мне даже показалось на миг, будто бы глаза обманывают меня. Всё в комнате замерло, как нарисованное или запечатлённое на невообразимо точной фотографии. Мне стало немного жутко.
- Нейтан.
Волк, послушный моей выраженной в протянутой руке просьбе, придвинулся ближе, и позволил погладить себя по голове. После чего задрал голову и взглянул на меня своими зеленющими глазами. Не могу назвать этот цвет или как-то его описать. Но если вижу, определяю всегда.
- Ты в порядке?
Я не знаю. Ничего, кажется, не случилось, но сердце колотится...сильно.

- Ты в порядке?
Я не знаю. Ничего, кажется, не случилось, но сердце колотится...сильно.
Склонившаяся надо мной Николь выглядит весьма обеспокоенно. Что ж, это закономерно. Я упал на ровном месте, и упал практически в лужу. Такое чувство, будто бы я потерял равновесие из-за сильного удара по голове. Глупость какая-то: мы с Ред проходили через парк, где ветка является самым тяжёлым из того, что может меня внезапно ударить среди бела дня. Но и ветки нет. Я просто упал. И, кажется, задыхался.
- Эй, Мист! Ты, эта, не нравишься мне!
Кошка схватила меня за локоть и чуть ли не рывком направила к фонтану, у которого я и имел честь завалиться. Она ещё что-то говорила, или даже о чём-то меня спрашивала, но я не слушал. Я не мог слушать. Сердце моё колотилось так, будто бы Сонм уже схватил меня за руку и тянет за собой.
Настолько плохо без видимой на то причины мне никогда не было. Страх лишил меня дара речи, и я даже не мог принести свои извинения копошащейся в сумке Ред. Девушка протянула мне бутылку воды, но я отказался. Не сумел бы сделать и глотка.
В голову пришло единственное разумное решение – связаться с Нейтаном. Он должен быть в этом часу неподалёку, он меня абсолютно точно выручит. Если, конечно, сейчас тот самый час...
Из кармана я достал часы, привычным движением открывал их. В глазах немного мутилось, потому я не мог сразу понять то, что вижу. Секундная стрелка замерла. Мои часы остановились.
То, что было дальше, я почти не помню. Николь сказала, что я несколько раз поднёс часы к уху, после чего стал пытаться дрожащими руками их зафиксировать и завести. А когда всё же сумел с ними справиться и убедился в том, что механизм вновь исправно работает, привлёк её к себе и заплакал. Сложно подобрать сравнение, достойное того, как мне было стыдно перед моей спутницей, но поступить никак иначе я, видимо, не мог.


Я коротко кивнул и улыбнулся. Пока я могу заглянуть в глаза друга, всё действительно в порядке. Это был очередной важный урок.
- Хорошо.
Нейтан ответно кивнул и на мгновение нахмурился. Создавалось такое впечатление, будто бы он не только угадал ход моих мыслей, но и пережил то же, что только что заново пережил я. Хотя, я не могу решительно отрицать такой вероятности.
В таких ситуациях следует либо выпивать ещё, либо закуривать и переводить тему. Выпить в отдельно взятой комнате было нечего. Так что же мне ещё оставалось?
- Я сегодня домой не приду.
Я свесил одну ногу в комнату, оперся спиной в оконную раму и, приободрённый ощущением собственной безнаказанности и мыслями о Николь, закурил. Первое было связано непосредственно с данным моментом, хотя... Хотя, господин Коска никогда меня не оставит.
- Ясно. Я дверь тогда запру.
Он сказал это удивительно пресно. Так, как если бы ему действительно было ясно. Так, будто бы он действительно всего лишь принял озвученный мною факт к сведению и сделает в памяти зарубку для того, чтобы перед сном запереть дверь на все замки. И это – всё. Более никакого отклика в его душе новость не нашла.
«Все ошибаются, я тоже ошибаюсь». Эту простую истину я напоминал себе и буду напоминать каждый раз, прежде чем вынести поспешное суждение. Но если есть возможность что-то проверить, эту возможность не следует упускать.
- Разве ты бы не хотел остаться с Холли наедине?
Я рисковал разбиться о стену искреннего недоумения, что была воздвигнута между нами прежде, чем я сумел моргнуть. Нейтан растерянно опустил уши. Пустота. Я видел в этих зеркально-честных глазах своё отражение и понимал, что волк понятия не имеет о чём я говорю. Слабо понадеявшись на то, что моя простая мысль всё же будет доступна для собеседника, я уточнил:
- Вдвоём? Этой ночью.
Нейтан глянул на меня так, что я сразу понял – сегодня меня в стенах собственного дома будут считать безумцем. Увы, не в привычном для нашего семейного круга творческом смысле. Собеседник даже отодвинулся от меня, будто бы не веря собственным ушам. А я молчал, с истинной жестокостью не спеша подтверждать или опровергать его догадки.
- Так до свадьбы же нельзя! – Хриплым полушёпотом ответил волк, и смущённо уставился куда-то в сторону.
Я медленно поднял руку к лицу и прикрыл рот так, будто бы намереваюсь зажать меж пальцев сигарету. Великого труда мне стоило не улыбнуться. Хотя, я не могу сказать, что вовсе не улыбался – я лишь плотно прижал ладонью угол рта. Это, в свою очередь, позволило уничтожить в зародыше так и просящийся смех. Что – кто скажет мне? – что творится в этой странной и, казалось бы, не лишённой связи с реальностью, головой? По незнанию из нас двоих «странным» находят именно меня. Слепые, как кроты. Да простят мою неучтивость все кроты.
- Не представляю, как я смогу жить без тебя.
Я испытывал острую необходимость в выражении собственных чувств, и чувства мои сложились в такое вот заявление. Увы, ещё не оправившийся от прошлого моего невольного удара Нейтан был не в состоянии уловить ход моих мыслей, и принять их. Но я совершенно не был против того, чтобы их пояснить.
- Когда-нибудь мы разъедемся. Вот как я буду без тебя?
Это действительно случится, и случится достаточно скоро. Если он не решится что-то менять и займёт собственное жильё, жить мы будем не очень далеко друг от друга. Но это всё не то. Мы многое потеряем.
Нейтан размышлял в аналогичном ключе. Понял я это по силе объятий, в кои друг меня заключил. Я могу с уверенностью сказать, что ничего, ценнее привязанности волка ко мне, в моей жизни не было. Не могу даже представить, что в жизни может быть важнее.
- Ты же – моя муза.
Мне стоило определённого труда произнести это, не выронив сигареты. Хотя мне казалось прежде, что я спокойно курю даже на бегу. Всё ещё обнимающий меня Нейтан выдохнул мне в плечо и поделился собственными размышлениями по поводу поднятой буквально пару секунд назад темы:
- Пиздец.
запись создана: 18.04.2014 в 01:35

@темы: "Но Никомо Коска не видел причин", "так до свадьбы же нельзя!", Мист, Небельштадт, Нейтан, Николь, Северный материк, соавторское

23:27 

"Костыль любви" ©

Я получил удар в спину. Неожиданный и весьма весомый, признаться, удар. Хорошо, что одной рукой я опирался о стену. Иначе было бы неловко перед Николь, которую таким образом могло припечатать. Девушка очень хрупкая, с ней следует быть осторожным.
- Вы ещё потрахайтесь здесь!
Неспешно я обернулся на голос. Ниже по лестнице стояла решительного вида и преклонного возраста лиса. В руках она держала тросточку. Вот он – тупой тяжёлый предмет, оружие нападения. Старушка покачивала своим Дамокловым мечом и весьма решительно и злобно глядела на нас сквозь круглые стёклышки почти что антикварных очков. Я несколько удивился, но объятий не ослабил.
«Неприлично», как говорят классики, «неприлично!». Ситуация вышла неприятная, да и настроение самую малость испортилось. Словом, я практически приуныл. В голове роились возможные варианты ответа. Я искал нечто достойное великовозрастной ревнительницы и хранительницы подъезда. Желательно, конечно, хотя бы частично компенсировать моральный и физический ущерб, и при этом не выйти за рамки. Я не склонен к оскорблению почтенных пенсионерок.
- Непременно, - кивнул я. – Только чуть погодя. Не уходите далеко.
Старушка сразу же ушла. Не могу сказать, как далеко – не знаю. Я дождался, пока дверь в подъезд закроется, и вновь повернулся к Николь. Девушка пустыми глазами смотрела перед собой. По сдвинутым бровям и чуть скривившимся губам я понял, что она о чём-то мучительно размышляет. На мой взгляд, это была одна из тех ситуаций, когда слова являются лишними.

Я сообразила, что уже некоторое время достаточно тихо, а Мист внимательно смотрит на меня. Моментально стушевалась, опуская уши.
Старая карга ушла уже, что ли? Пус-стота, сколько времени тут живу, никогда не приходило в голову, что я могу попасть в такую ситуацию. Хм. Ну, раньше, впрочем, повода не было. Свою единственную девушку по подъездам я не таскала...
Ладно, это правда не важно.
И вообще, я не могу на чем-то сосредоточиться, когда на меня так смотрят. Разве что... Мысля откатилась на пару тактов назад, к предыдущей теме, случайно занявшей мое сознание. Как он там сказал? "Непременно", значит?
Я испытала кратковременное желание стукнуться затылком о стену. И еще постучаться. Для, значит, надежности. Дурь, такскзать, выбить. Я бы так и сделала, честное слово! Если бы была одна. А то не хватало еще напугать своего парня внезапными суицидальными настроениями. Потому как дело-то было отнюдь не в желании вышибить себе мозги. Вернее, отчасти, но не буквально уж точно. И...
И...
- Мр. - я виновато пошевелила ушами, понимая, что молчаливая игра в гляделки начинает затягиваться, - Тебе... не очень больно?
Я прижалась к собеседнику, аккуратно погладив его обеими ладонями по спине. Эк неловко-то. Я как-то совершенно бессовестно отвлеклась. Ничего, где эта живет, я знаю. И более чем не уверена, что стоит прощать подобные выходки. Уже почти ночь, кому мы тут мешаем? Только разве что одиноким беззубым тварям с тросточками, которые в позднее время шастают за хлебушком, а единственная польза, которую они приносят - распугивают чудовищ на несколько километров вокруг ареала своего обитания.
Минус только один - адекватную, не-хищную жизнь они тоже распугивают.
- Прости-и. - промурлыкала я, глянув на кота чуть снизу вверх, - Я... м... совсем забыла, что она здесь вообще живет. Обычно она игнорирует мое существование.
Хотя, может, она меня с Максом раньше путала? Макса, кажется, любая собака любит. Оттого и дряни всякие вьются вокруг...
- Да брось. - Мист потерся о меня щекой.
Нет, ну, в его словах был резон, конечно - девушка, защищающая парня, иногда делает ситуацию комичной. Но мне правда было стыдно.
Правда, не только за это. Накладывается, наверное. Ай, пустота, все равно скажу, у меня это разве что на лбу не написано.
- М-м-м... Мист?
- Да?
Я облизнула пересохшие от волнения губы. Вообще-то, я и так собиралась предложить, и вовсе не из каких-то коварных целей, думала, раз так все складывается с отсутствием домашних, то почему бы и нет. А теперь мое предложение приобретет некий иной смысел, весьма в данных обстоятельствах.
И что самое непростое, я не уверена, насколько мне это не нравится. Смущает? О, да! А вот не нравится ли - это вопрос.
- Не хочешь сегодня у меня остаться? Блин, я понимаю, как это звучит, но я не... - я страдальчески наморщила лоб, - Понимаешь ли...
Я иногда преступно много говорю. Но, кажется, он уже привык. Иногда не дослушивает. И правильно делает. Вот и сейчас кот заставил меня заткнуться, просто поцеловав. Хи-итрый...
Не буду же я отбиваться, верно? Мне хорошо, тепло и мр-р.

...мне в нем очень нравится то,

@темы: полу соавторское, котомилота, Северный материк, Николь, Небельштадт, Мист

01:46 

Едва услышав дверной звонок, я пулей вылетела в коридор, почти размахивая воображаемым флагом.
- Я ОТКРОЮ! - проорала я Максу.
Наконец-то, наконец-таки родители приехали! УР-РА-А-А-А-А-А!!
Я распахнула дверь.
Они, кажется, вообще не изменились. Оба в строгих костюмах, с чемоданами. Выглядят так, будто бы не с экспедиции вернулись, а с какого-то съезда Очень Важных Шишек™.
Однако молчание затягивалось. Что-то в выражениях их лиц заставило меня не торопиться бросаться на их шеи с визгами счастья.
- Эллиот. - начала мама, - Я тебе говорила, что когда-нибудь это произойдет.
- И мы все же зайдем не в свою квартиру, потому что слишком подолгу отсутствуем дома? - подхватил папа.
- Именно.
- Да вы шутите... - начала было я, и вдруг сообразила.
На мне веселая полосатая маечка со вмеру девчачьим принтом, джинсовые шорты и высокие полосатые носки в тон майке.
Короче, как девочка выгляжу. А они меня такой уже года два точно не видели. Если не больше, да.
- О, нет, погоди. Выражение лица точь-в-точь твое. Это определенно наша квартира и наш ребенок. - приподняла брови мама.
Высшие силы! Вот это дедукция! Мама, ты просто Холмс!
- Николь? - проявил еще большие чудеса догадок папа, - Да я скорее поверю в то, что так вырядился Макс.
- Зачем бы мне?! - паническим фальцетом воскликнул брат из-за моей спины, - Папа?!
- Чтобы подать правильный пример сестре. - пожала плечами матушка, - Раз гора не идет к мудрецу, как известно...
- Ни слова больше! - воскликнула я и со страшной силой обоих заобнимала. Судя по голосу Макса, инфаркт он получит раньше, чем я. Приходится, эта. Грудью, значит, на амбразуру.

- Так у этого действа есть повод? - уточнила спокойно кружащая по кухне в процессе готовки мама.
Моя мамочка совершенно не умеет отдыхать, постоянно что-то делает. Я даже представить боюсь, как она устала, а она силком усадила всех нас за стол сидеть и общать ее, пока она будет готовить обед в честь их с папой возвращения. Как я их люблю.
Какой счастье, что Алисии сейчас здесь нет и еще недельку не предвидится. Уехала в город ко своим родным. Туда ей и дорожка. Кхм.
- Конечно, есть! - поторопился сдать меня с потрохами Макс, - Сестричка обзавелась парой.
- Вот как... - вздохнула мама, помешивая содержимое кастрюльки, - И как ее зовут?
- Ее? - удивленно переспросили мы с Максом, а я продолжила, - Ма, это парень. Его Мист зовут.
- Парень? - теперь удивились уже родители, - Слава Высшим Силам... а на девушку он, случайно, не похож?
- Мама! Папа! - я аж подпрыгнула на стуле, - Я никогда не интересовалась девушками! Я нормальная, НОР-МАЛЬ-НА-Я!
Не то, чтобы в Небельштадте как-то слишком агрессивно воспринимали гомосексуалистов, просто я бы предпочла, чтобы родители не думали обо мне такого. Подобные мыслишки года два назад проскальзывали в моей неумной тогда голове, но очень быстро оказались отброшены. А только потому, что я одеваюсь, как парень...
...говорю, как парень, веду себя, как парень... нас с Максом за близнецов иногда принимают...
Блять. Просто блять.
Мамочка, отслеживавшая изменения моей мимики, покивала.
- Да... Что ж, это здорово. Познакомишь нас?
- Ч-что?
- Медаль выдать парняге. - пожевывая сигарету, пояснил папа, мирно полистывая газету, - За храбрость. Хотя, лично я бы вручил ему медаль уже за то, что ты вдруг начала женскую одежду носить...
- Это еще что! - фыркнул этот лохматый предатель, коего я по случайному стечению обстоятельств зову братом по крови, - Вот видели бы вы, в какое ее нарядили платье на днях...
Раздался звон. Я посмотрела на нож, подпрыгивающий по полу.
- Хм. Нож - это ж к гостю мужеского полу, да? - папа, как оказалось, тоже на него смотрел.

@темы: Макс, Небельштадт, Николь, Ред, Северный материк, адская семейка, возвращение блудных родителей

23:29 

Наверное, это все-таки со мной что-то не так.
Я тяжело вздохнула, покрепче уцепившись за поручень. Трамвай трясло совершенно нещадно. Радовало только то, что мне недалеко ехать.
В Небельштадте весна. Уже начались и дожди, и туманы, так беспокоящие всех жителей этого города, но сквозь все это привычное небельштадтцам безобразие все равно нет-нет да проглядывают солнечные деньки.
Я опустила взгляд вниз.
- О-о-о, да ты вышиваешь! - Николь нависает над моим плечом, широко улыбаясь, - Это очень здорово, честное слово! Ты это для себя или кому-то?
- Кому-то. - сдержанно улыбаюсь я.
Я почти слышу, как трещат посыпавшиеся из глаз кошки искорки интереса.
- Кому? - моментально спрашивает она, - Неужели...
- Брату. - я это произнесла до того, как Николь закончила предположение, и я уже знала, какой будет реакция.
- Вот как... - Ред вздыхает.
Потом она присаживается на краешек парты, складывая руки на колене.
- Слушай, Эйприл...
- Да? - я не отрываю взгляда от вышивки, но я на самом деле очень внимательно слушаю подругу.
- Ну... на дворе же весна. Неужели тебе не хочется... ну... погулять?
Мне удается сдержать просящийся вздох. Я в курсе, что на улице, честное слово...
- Я гуляю. С вами. - перекусываю нитку, дернув ухом, когда она звонко лопнула, - Когда есть время. Сама же знаешь - у меня полно дел. Объяснить информатику, что нет, к Нейтану не надо цепляться и в этот раз, заставить Роджера прийти на учебу, разобраться с организационными вопросами, проследить, чтобы никто не забывал брать книги из библиотеки и потом их сдавать...
Николь некоторое время молчала, видимо, размышляя. Не думаю, что она спрашивает это все из праздного интереса к моей личной жизни. Но пока она не говорит прямо - я понятия не имею, чем ей можно помочь.
- Ты ведь понимаешь, о чем я. - наконец догружается взъерошенная кошка, - Неужели никогда не думаешь о том, чтобы, скажем, с кем-то из мальчишек погулять.
О, Высшие силы. Я ее люблю хотя бы за то, с каким невероятным неловким изяществом она говорит на серьезные темы. Правда. Николь - чудо.
Но так не хочется это обсуждать...
Предпринимаю еще одну попытку:
- Нико, я же говорю, все мое свободное время уходит на прогулки с вами.
- Мы бы поняли! - решительно восклицает Ред, после чего уточняет, - Да и в нашей компании, между прочим...
Я кольнула палец иглой, но ничего не сказала. Даже не пикнула. Ай да я.
- Ты шутишь. - выдавливая из себя улыбку, - Вы - мои друзья. Понимаешь?..

Чувствую себя каким-то моральным уродом, что ли. Я ведь не могу сказать уверенно, что не думаю об этом. Думаю! И еще как. Разумеется, мне тоже хочется с кем-то ходить за руку, видеть в чужих глазах что-то особенное... Но нет.
Не выходит, не складывается, не-по-лу-ча-ет-ся. От слова, которое "совсем".
Иногда это привычно. Иногда - немного горько.
Честно говоря, мне раньше казалось, что что-то такое могло быть. Мне казалось, что мне нравится Мист. Ну правда. Он очень хороший, пусть и, как и все, наверное, творческие личности, гипнотически странный. Но я так ничего не сделала и не сказала. А теперь уже и не стану. Я же не слепая.
Трамвай приехал на нужную мне остановку, я торопливо спрыгнула из салона на асфальт. На воздухе мне немного полегчало - да и под ногами ничего не трясется. Я поправила рюкзак, обе лямки которого были закинуты на одно, правое, плечо, и продолжила свое шествие.
С другой стороны, отчетливо я осознала, что что-то все-таки было, когда поняла, что поезд ушел безвозвратно. Просто что-то холодно кольнуло внутри, и все. Но я ни к одному из них не стала относиться хуже. Я их очень люблю, всех - Холли, Нейтана, Нико, Миста. Просто не представляю, что бы я без них делала.
Наверное, в какой-то мере это было просто мое уязвленное самолюбие. Осознание возможности, упущенной раньше, чем были предприняты хоть какие-то попытки по ее реализации. Так что это очень хорошо, что они с Николь теперь вместе. В отличие от себя, в ней я уверена абсолютно - в симпатиях и антипатиях эта девушка искренна и совершенно точно не стала бы с кем-то встречаться просто так.
Было бы очень здорово влюбиться, наверное. Потерять голову по-настоящему, прекратить смотреть на вещи с позиции заботливой рациональности. Мисс Староста, пустота побери. Я хочу реальные смысл и повод взять кого-то за руку, уткнуться кому-то носом в плечо. Ну, и все такое прочее.
Я запрыгнула на бордюр и, помогая себе движениями рук удерживать равновесие, пошла по нему, стараясь постепенно ускоряться.
Но - не получается. Поэтому, если вдруг у меня внепланово освобождается время, гуляю я одна.
...опрометчиво. Нога соскользнула с непрочной опоры, я, коротко взвизгнув, стала заваливаться. Но упасть мне не дали, кто-то подхватил меня под руку. Молодой мужчина с темными, вьющимися волосами неуверенно посмотрел сначала на свои пальцы, поддерживающие мой локоть, потом на мое, наверное, все еще по инерции испуганное лицо.
- Ну ты, Ромео. Ты или номер проси у нее, или пошли дальше. Хотя как по мне, я б с такой летчицей никуда не пошел. - раздалось из-за спины моего спасителя.
Этого-то мне и не хватало, подумала я, глядя как лицо "Ромео" становится еще более страдальческим.

@темы: Джон, Мист, Морхед, Небельштадт, Николь, Северный материк, Эйприл

02:39 

(соавторское)

- Нейтан.
Голос кота звучал ровно и тихо. Не так приторно спокойно, как у медицинского персонала. Да и голос родной. Так что я проснулся безо всяких опасений. Говорить ничего не стал, и глаза открывать не стал. Только оттопырил ухо, проявляя явную заинтересованность.
- Ты учишься не в моём классе.
Однако!
С чем не поспоришь, с тем не поспоришь. Я, конечно, не считаю себя учащимся какого-либо конкретного класса (нахожу всю школу одной грандиозной бандитской братией!), но-о-о старшее поколение строго блюдёт документацию. Есть всё же вещи, что сильнее меня. Бюрократы, ну проклятые же бюрократы!
- Да похрен, - чётко и ясно выразил я свою социально-политическую позицию.
Мист страдальчески вздохнул, и почесал меня за ухом. Действительно, а что со мной ещё можно поделать? Только оставить так, как есть! Всё равно же я до конца урока никуда не уйду.
Я никуда не ушёл и после звонка. А зачем? Перемена большая (о-очень большая!), подавляющее большинство десятиклассников утекло на первый этаж обедать. Тишь, глушь, благодать. Я даже немного вздремнуть сумею. По-королевски, на сдвинутых в самом конце кабинета стульях.
Не то, чтобы я любил, «когда больно». Или пытался довести свою непробиваемую безмятежность до общеизвестного мрачного, решительно безысходного смысла. Но я не вижу разумной альтернативы, потому пока что сплю так. Возможно, в обозримом будущем все классы будут оснащены специальным диванчиком...а-а-а, пустота с диванчиком, я согласен на раскладушку! Ничего, не гордый, переживу. То есть нет, я – гордый! Но переживу.
Мист сел за ту парту, что ближе всего к моему «лежбищу». Шуршание карандаша по бумаге заглушало все прочие звуки, доносящиеся из другой части помещения. Это меня успокаивало. Я почти что провалился в сон.
- Почему ты не пришёл ночевать сегодня?
Меня аж передёрнуло. Почему-почему. Я, может, уже третий день как травмирован! Я, может, теперь опасаюсь поздно ночью заваливаться и обнаруживать, что на моём месте (вдумайтесь! На МОЁМ месте) уже кто-то лежит. Неприлично, знаете ли, неприлично. Я, может, смутился. Предупреждать надо было!
- Просто так, - буркнул я, теша надежду на завершение разговора.
Героям надо хорошо питаться и крепко спать. И если уж с первым вечно возникает затык, то второе-то можно обеспечить, ну!
То, что кот заговорил на эту тему, немудрено. Он склонен отслеживать мои перемещения по городу. Но сейчас, когда шуршание оборвалось....Мне бы напрячься, мне бы дико свалить!
- Я отвык спать один, - заявляет слуга искусства с такой интонацией, будто бы секунд пятнадцать назад как минимум рухнул мир.
- И не спи один.
Никакой проблемы не вижу, серьёзно. Нет, ну, то есть я вижу проблему. Но это – сугубо моя проблема. Мы с самого начала оговаривали, что жить я буду исключительно на гостевых правах. Никаких зубных щёток или тапочек. Никакого «своего места». Просто я, знаете ли, быстро к таким штукам привыкаю. Вот дотяну до совершеннолетия – смогу официально вселиться в свою квартиру и найти постоянную работу. И будут мне и тапочки, и подушка и всё, что я хочу. Моя. Понимаете? МОЯ проблема.
- Нейтан.
Кот то ли страшно оскорбился, то ли мысленно пустил себе пулю в лоб. Мои глаза закрыты, так что взглянуть на собеседника и по глазам определить, что же всё-таки произошло в этой странной голове.
- Я никого не буду водить. Приходи домой.
Возмутительно! В смысле, возмутительно не то, что меня так ждут. Совсем даже наоборот, я очень рад. Возмутительно то, как недобитый искатель вдохновения это сказал. Только на колени упасть не хватало. Ну в самом деле, что за драма?
И тут я не выдержал. Я обычно, конечно, держу воду в одном месте (во рту, во рту...), но тут как-то не сложилось. Высказал всё, что на душе. Всё, что наболело! Я для такого дела...ну, для зрительного контакта с Мистом, даже открыл глаза и на спину перевернулся. Заведя одну руку за голову (вторую руку надо было оставить свободной для эмоциональных взмахов) я минут пять, без остановок и повторов, излагал свои мысли. Мол, так и так. Либо половина кровати моя, либо я так не играю и ночую где придётся. Это честно!
Надежда современной поэзии слушал, время от времени кивая. Он-то меня понимает, я знаю.
Так я рассказывал (практически надиктовывал эссе на тему) до тех пор, пока надо мной не повисла ОНА. Голова Ред. А вместе с нею и все прочие части, к корпусу Ред прилагающиеся. В первую очередь в глаза бросились две скрученные торчащие из ноздрей кошки салфетки. Позже – пара выразительных...нет, не так. ВЫРАЗИТЕЛЬНЫХ глаз. Я прекрасно разглядел, да практически прочитал о том, как я и в целом и в частности не прав, и какой я из себя, и что мне за это будет.
Ну...упс? Прокашлявшись для порядку, я вновь заговорил. Взгляда с Николь, впрочем, спускать не стал.
- А ещё, знаете ли, доктор, - я причмокнул, придавая своей размеренной речи пущей значимости. – Мне постоянно снятся башни. И посохи. И огурцы. Много огурцов.
Мист особо важно кивнул и продолжил шуршать по бумаге.
- Очень интересно. Очень. Продолжайте.

@темы: соавторское, Северный материк, Николь, Нейтан, Небельштадт, Мист

00:54 

(соавторское)

Странно. Есть всё же вещи, что не являются такими, какими они кажутся. А "кажется" мне достаточно часто. Так часто, что я даже перестал уделять этому должное внимание.
Да и окружающим, как оказалось, это самое должное внимание я не уделяю в должной мере. Не могу сказать, что никогда не понимал Нейтана с его "набором юного ревнителя и хранителя". В сумке волка, помимо лекарств в книг, находится место для многих полезных вещей. Платок, шарф, отвертка какая-нибудь. Едва ли мне всё это понадобится. Но зонт, думаю, мне бы не помешал.
Дождь практически перестал. Моросило. Я бы и внимания на данное проявление городского настроения не обратил. Меня таким не пронять.
Моя спутница щурилась абсолютно очаровательно, но мне всё же хотелось бы её от этой мороси уберечь.
От остановки до дома Николь идти всего несколько минут. Я был там пару раз, и, кажется, запомнил дорогу. По крайней мере, кошка меня не поправляла.
Мы шли в молчании. Я хотел бы о чём-то поговорить, общество Ред мне очень приятно. Но я не знал о чём завести разговор. И не был уверен, что вообще могу что-то сказать. Я сомневался. Есть вещи, что являются не такими, какими кажутся.
Мысленно я вернулся к событиям...ориентировочно месячной давности. Я понимаю, это - очень невежливо по отношению к идущей со мной под руку Николь. Но на минутку я отвлекся, припоминая другую кошку.
Как её звали? Не знаю. Думаю, сейчас её зовут точно так же, как и месяц назад. А может и нет. В таких вещах никогда нельзя быть уверенным.
Я бы назвал её Сиреной. Если бы у меня, конечно, спросили. А если бы у меня спросили ещё и причину, по которой я сделал такой выбор, я бы назвал... Волосы. Да, волны светлых струящихся волос. Они были первым, что я увидел, проснувшись.
День был в самом разгаре. С улицы доносился шум городского "прибоя", в окно что было сил светило солнце. Я не торопился вставать по причине...по серии причин. Но основной, думаю, было то, как доверчиво прижималась ко мне владелица дома. Не хотелось её будить.
То, что со мной лежит именно хозяйка, было очевидно. Потому и удивительно, что я сразу сообразил. Обычно в первую очередь замечаю не явное.
На кресле перед кроватью лежало платье. Платье я сразу узнал. Да, оно радует глаз. По фотографиям в рамках, что висели как раз над креслом, я сумел полностью восстановить картину. Сирена в этом платье. Красивая.
Тогда я лежал, слушая дыхание кошки, и размышлял на отвлечённые темы. Чтобы не ждать момента её пробуждения. Потому что это было очень важно.
Проснувшись, девушка потянулась и медленно поднялась на локтях. Я мазнул взглядом по оголившимся покатым плечикам, и поднял глаза.
Что ж, все ошибаются. Я тоже ошибаюсь. Личико хозяйки дома было приятным, ухоженным. Всё хорошо. Кроме глаз. Пустые, бледные, холодные. Она улыбалась мне. А глаза - холодные.
Холоднее даже этой мороси. Хотя, это была уже не морось, а предупреждение. Сейчас ливанёт. Я ускорил шаг, увлекая задумчивую спутницу за собой. Мне бы не хотелось, чтобы Николь сильно заболела.
В подъезд мы практически забежали. Не люблю я чужие подъезды, но козырька, чтобы укрыться, не было.
Ред, поднявшаяся (видимо, по инерции) на пару ступеней выше, глядела на меня из-под чуть вьющейся от влаги челки. Она или хотела что-то сказать, или даже начала... Не знаю. Я порой очень рассеянный.
В неверном свете чуть качающейся лампочки волосы Николь блестели, как водная гладь летним днём. Я абсолютно беспардонно рассматривал девушку, и не менее беспардонно улыбался. Знаю, что так поступать не следует. Но ничего поделать с собой, увы, никогда не могу.
Поцелуй, как я не пытался отвлечься, поселил в том, что я зову душой, не поддающееся описанию беспокойство. Такое со мной случается не часто. Чтобы я, да не мог сформулировать свои мысли?
- Ты... - начала было Ред.
И мне сразу, сразу захотелось её перебить. Я был более чем уверен в том, что мне следует говорить первым. Если я скажу то, что думаю, Николь поможет мне во всём разобраться. Она мне всё объяснит.
- Ты красивая, - я сделал шаг вперёд, сократив расстояние между нами до одной ступени. - Ты красивая.
Пустота. Это - именно то, что я хотел сказать. То, что я имел ввиду. То, что я никак не мог донести до самой, наверное, смущенной кошки Небельштадта.
Я осторожно, с трепетом взял руки Николь в свои. Девушка глядела на меня с нескрываемым смятением. Она смущенно прижала ушки к голове. Сперва правое, затем - левое. Это было так мило. А её глаза...
Я расплылся в решительно нелепой улыбке. Не могу этого утверждать, но думаю, что улыбка была именно глупой. Но зато я, кажется, понял, как именно следует задать вопрос.
- Хочешь, мы сошьём тебе новое платье?
Ред отвела взгляд и какое-то время молчала. Впрочем, времени этого было недостаточно для того, чтобы я начал волноваться.
- Хочу, - почти прошептала она и скривила губы.
Впрочем, она даже губы кривила необъяснимо очаровательно. Я решил задать ещё один вопрос. Ответ на него был мне не очень важен. Сейчас меня занимали абсолютно другие мысли. Но вопрос я задал ради закрепления результата. Если можно так сказать.
- Какого цвета ты хочешь выбрать ткань?
Ред отогнула угол плаща, демонстрируя мне ворот насыщенно-синей кофты. Ничего особенного, я в прошлый раз даже видел подобную ткань на прилавке. Но почему-то, по каким-то ускользающим от меня причинам, по телу разлилось тепло. Этого. Тепла этого оказалось так много, что потребность в том, чтобы поделиться им стала абсолютно очевидной.
Я привлек Николь к себе. Она такая красивая.

@темы: Мист, Северный материк, Небельштадт, Николь, соавторское

23:42 

Николь Ред.

Первый Небельштадтский ливень, ты только посмотри, а.
Я сидела, сунув руки в карманы, и спокойно смотрела перед собой. Поначалу я пыталась прятать хотя бы сигарету, но потом устала. Вишневый дым курева, подаренного братом, не стоил сейчас того, чтобы как-то особенно исхитряться. Тем более, что эта пачка - на особые случаи вроде нынешнего, а потому почти полная.
Волосы уж на что короткие, а туда же - давили на голову тяжелой массой, такое ощущение, что мне на макушку посадили осьминога-карлика. Ну, карлика, с короткими щупальцами. Ха-ха-ха, просто лопнуть можно.
Я лениво моргнула пару раз, потом просто закрыла глаза, плотнее прижимая руки к бокам. Это слабо помогало согреться, но чисто на уровне всяких там психологий становилось полегче. Полегче, я сказала! Хватит трястись, неразумное тело. Сиди и проникайся, значит, духом закаливания. И духом весны - до кучи.
Хотя, как раз-таки последним, кажется, и голова, и сердцо напроникались на весьма и весьма длительное время вперед. Просто прекрасненько так напроникались, я уже не знаю, куда деваться.
Я поморщилась, забросив одну ногу на другую и вытянув обе. Так мне показалось сейчас удобным.
Никто, никто мне не помогает. Не то, чтобы я много кого могу попросить, конечно, но от этого, почему-то, не легче.
С того самого памятного денька я так и не смогла в себе разобраться. И хоть бы одна зар-раза помогла! Нет, всегда, разумеется, есть чудеснейший вариант подойти, ткнуть, значитцо, пальцем в геройскую грудь великого поэта и высказать все как есть, прямо в это самое одухотворенное думами о возвышенном лицо.
Когда мне покажется, что я слишком скучно живу, я даже, пожалуй, так и сделаю. Но мне хотелось бы сначала расковырять себя.
Я пошевелила губами зажатый в них окурок, давным давно потухший и жалкий. Более жалко выглядел, наверное, только мой несчастный хвост. Года два назад, как, собственно, проявились всяческие там потребности в чужих внимании и любви больших, нежели родственных или, там, дружеских, все это и началось. Я очень быстро просекла, что на личном фронте ловить нечего, там все тухло, как в древней гробнице. Ну, разве что можно было искать до победного латентного гомосексуала, стесняющегося своей натуры. Такой-то, может, на меня и купился бы. Но мне это показалось не лучшим выходом, и я поступила довольно-таки радикально - взяла и стала радостно косить под нахального самоуверенного альфача. Эффект дало непредсказуемый - на меня стали западать девки. Так моя безумная идея с обыгрыванием собственной не слишком удачной для юной девы внешности переросла в другую идею. А что, подумала тогда я, если я просто того, значит, этого. По девочкам, например?
Сказано - сделано! Хочете правды? Так это она. Я проверила.
И что вы думаете? Не понравилось!
Подобный поворот событий вогнал меня в тоску, уныние и творческое переосмысление. Пришлось встать на скользкую дорожку убежденной асексуальности, взрощенной, выходит, на каких-то совершенно идиотских подростковых комплексах.
Аж пальцы зачесались - так захотелось курить от подобных мыслей. Но курить здесь можно было бы с таким же успехом и КПД, как, скажем, почесать зад урановым стержнем - и больно, и как-то даже зря.
Вдруг капли перестали стучать по моей тяжелой от волос и мыслей голове. Да и вообще, тень как-то даже упала. Звук капель, опять же, изменился.
Я открыла глаза и некоторое время мы с молодым каракалом друг друга с интересом созерцали. Потом он, собственно, и склонившийся надо мной с зонтом, уточнил:
- Эй, девушка. Закурить есть?
Закурить у меня было, и даже неплохое такое закурить, скажу я вам - Макс фигню не притаранит. Другое дело, не отсырела ли пачка... оставалось надеяться, что плащ не очень плотно прилегал к штанам. В общем-то, инвентаризация показала, что пачка достаточно цела. Я ее открыла и протянула собеседнику.
Кот вскинул брови, оценивая "улов", потом чуть усмехнулся и вытащил одну сигарету. Как я поняла, зонтик, особо не спасающий от буйства природы, был нужен парню как раз-таки для того, чтобы мирно покуривать под адским ливнем.
- Спасибо. - затянувшись, сказал незнакомец, - Бывай. Кстати, классная прическа.
Я криво улыбнулась и покивала. Спасибо, мол, на добром слове, встречный.
Потом до меня дошло, что при моем нынешнем состоянии паренек даже верно определил мою половую принадлежность. То ли это он Холмс такой доморощенный (где-то далеко Адриан недоуменно икнул над чертежом), то ли нынешняя весенняя погодка - стилист каких поискать.
И какой прикажете выбирать вариант?
Я вздохнула, глянув в спину удаляющемуся силуэту с зонтом. Скотина. Пришел и подбросил на вентилятор. Подтверждая собственный уровень негодования, я громогласно чихнула.
Так, кажется, внутренние ресурсы организма постепенно подходят к концу. Надо понемножку двигаться домой. А то там, наверное, брат с ума сходит - телефон-то я дома оставила, намеренно, как последняя сволочь и предатель.
Хотя, конечно, в любом случае, спасаться уже слегка поздновато, так я решила, поднимаясь с лавки. Простужусь я в любом случае прочно, такшта можно и не сильно-то торопиться.
Возле первой же витрины я остановилась на себя посмотреть. Из отражения на меня глянуло тощее существо с копной мокрых волос, которые не завивались черт знает как только из-за пусть и ослабевшего, но продолжающего литься дождя. Черное пальто смотрелось на мне даже неожиданно хорошо. Я немного покрутилась, но смешок одного из проходивших мимо граждан меня отвлек. Смутившись, я фыркнула в ответ какую-то полууместную шуточку и побрела дальше. Где-то тут должна быть конечная нужного мне автобуса. Если дождусь (а я дождусь, я вообще, эта, из терпеливых, ага), то он меня довезет ажно до дома. Благо школьный проездной из пластика и водой его не убить. Разве что еще погрызть. Но я ж такими глупостями заниматься не буду, верно?
Я буду заниматься другими глупостями. Ой, сколько вокруг разных глупостей, на которые можно отвлечься... Я лавировала между столпившимися на искомой остановке усталыми личностями, так же, как и я, в большинстве своем мокрыми, усталыми и, уже в отличие от меня, жаждущими попасть домой.
Так вот. О чем бишь я? А, да. Глупости. Например... Например...
Я остановилась, глядя вперед.
Как не заметила раньше - одним Высшим Силам, наверное, и известно. Он стоял всего в шагах шести, сунув руки в карманы. Разумеется, он меня заметил раньше. Улыбнулся, даже изволив достать одну лапу из кармана, приветственно махнул.
Вот каюсь, я хорошо держалась с момента своего дня рождения, но сейчас выдержка мне изменила - я дико стушевалась, сообразив разве что кивнуть и поспешно выдрать из отчего-то не сразу разжавшихся губ долбанный окурок. Метким щелчком отправила его в урну и снова глянула на кота. Милый просто до неприличия, вот уж кого даже погодкой не попортить.
Я закатила глаза, так сердито глянув вверх, словно бы это там кто-то сильно виноват в том, что мы пересеклись именно сейчас. Пус-с-стота! Вот только приедет автобус... только домой доберусь - неделю в школу не сунусь! Две недели! Нет... неделю. А то как там Холли без меня? Да и... соскучусь.
А-а-а-а, твою мать!
Ну просто спасу нет. Где там автобус?
Вредный транспорт как раз подъезжал к остановке. Неведомым чудом мы с котом умудрились втиснуться одними из первых. Он, не теряясь, занял удобное место в уголке и подтянул меня к себе. Вернее, Мист больше задал вектор моего движения, а общий поток пассажиров практически меня в парня вдавил. Практически. Без травм обошлось, отвечаю.
Как говорится, "пострадала только моя гордость", ибо волею бездумной толпы я оказалась как-то очень неприлично близко. Да еще и держаться было не за что... Ммм.
- Я за тебя держаться буду. - буркнула я Мисту, неизбежно смущаясь.
Он вроде бы был настроен благодушно и не протестовал, только чуть пожал плечами, едва заметно улыбнувшись. Держись, мол.
Впрочем, в любом случае выхода у меня не было ни в каком из смыслов, а держаться и впрямь стоило, ибо до нужной мне остановки ехать еще и ехать. Так что стоило прекращать мучительно размышлять, куда же деть руки, и вцепиться в кота уже как-нибудь. Это перетекло обратно в проблему куда-деть-лапы, но, изрядно задолбавшись от всех и сразу (а особенно от себя), я все-таки обняла парня, забравшись лапами под его накинутую поверх футболки рубашку с закатанными рукавами. Кто-то позади явно обрадовался моему легкому смещению, видать, сочтя это пространство освобожденным, и счастливо придвинулся, заставляя меня прижаться к Мисту.
Ну, епт, приехали. В смысле, не в том смысле приехали, ах-ха.
Я честно уставилась в окно, стараясь ни о чем не думать. Особенно о том, что стоять и тесно обниматься в мокрой насквозь одежде весьма... мм... странно. Т-твою, будь это кто угодно еще, и не акцентировать на этом внимание было бы как два пальца... об асфальт, да.
Сначала было холодно. Я, кажется, даже слегка дрожала (а все потому, что после того как достала сигареты, надо было обратно пальто застегнуть!). Потом постепенно стало вроде бы потеплее. Я могла бы списать это на мои личные перепады внутренних температур, но руками я отчетливо чувствовала котовье тепло через тонкую преграду футболки. И это, на минуточку, подло отвлекало меня от глубокомысленного созерцания улиц! И, хм, еще как.
Но я была бы не я, если бы не продолжала бодаться с жизнью и обстоятельствами в любом положении и состоянии. Так что была я невозмутима и непоколебима... весьма. И даже удерживала это состояние еще какое-то время, стоически игнорируя то, что порой автобус подбрасывало, а иногда некоторые несостоятельные в интеллектуальном плане ребята вокруг злобно попихивались. Кильки, мать их. В банке.
- А тебя далековато занесло.
Я вскинула уши торчком, прислушиваясь к голосу Миста. Посмотреть я на него решилась далеко не сразу. Точно знала, что если посмотрю на этого поганца, перевести мысли обратно в хоть сколько-то рациональное русло могу уже не суметь. Да-да, даже при всей своей крутости.
- Может, и далековато. - осторожно протянула я, - Сам-то ты тоже не тут живешь.
Он только усмехнулся.
Ну да, да, художники - им все можно, и никаких проблем. Нарисовал политическую карикатуру? Я художник, мне можно! Высунул жопу из окна? Я художник! Я так общаюсь с миром, вы, плебеи, ничего не понимаете! Взорвал храм? Я так вижу, это перформанс!
Тьфу. На кого из нас я злюсь-то?
Под взглядом этих очень серьезных голубых глаз мне было не по себе. В смысле, еще больше. Когда я точно знаю, что он на меня смотрит, и более того, смотрю на Миста в ответ, я чувствую себя очень... беспомощно, что ли.
Видимо, он все-таки серьезно мне нравится. Если бы не нравился - меня б так не корежило, я существо достаточно легкое. Но если так, то каким образом я умудрилась проучиться с ним десять лет, почти не обращая на Миста никакого внимания?
Кажется, я не только легкая, но и не очень быстрая.
Я устало прикрыла глаза. Ну и что ж теперь, воспользоваться оказией, восстановить историческую СПРАВЕДЛИВОСТЬ, обломанную Холли, и все-таки натворить делов? Я, кажется, что-то говорила о том, что если мне станет скучно жить... Разве что пальцем в широкую грудь не ткнуть - руки заняты. Обнимашки, все такое.
Автобус ощутимо тряхнуло, я испуганно вцепилась в кота, едва не выпустив в бедолагу когти. Замерла, когда почувствовала, что одной рукой он аккуратно придерживает меня за талию. Кажется, водитель сигналил и ругался, я не знаю. Меня почему-то внезапная поддержка совсем не успокоила, скорее уж наоборот. Я даже немного выгнула спину, пытаясь понять, раздражает это все меня или себя раздражаю исключительно я?
Транспорт снова качнуло, но намного мягче, видимо, эта гребанная повозка из железа снова тронулась. Меня опять по прихоти гравитации (ох и бессердечная же сука) прижало к коту, из-за чего мы буквально столкнулись носами (и СПАСИБО высшим силам, что не сильно, мне кровопотерь и без того хватает!1). Я еще разок взглянула в эти голубущие глаза, понимая, что если не решусь сейчас - действительно просто задвину все это и потом, возможно, дико пожалею.
Может, я и так пожалею, но очаровательному мгновению - быть! И гори оно все синим пламенем, я, блять, герой.
Приняв это волевое решение, я, совсем как тогда, на дне рождения, но уже пребывая в трезвом рассудке, невольно мурлыкнула и мягко ткнулась губами в губы парня.

- Ай, твою, ай! Прекрати, прекрати! Не бей по го-ло-ве меня-а-а-а-а! - уворачиваясь в меру своих скромных возможностей, возопила я под ударами газетой.
Злобно и унизительно! А еще от шлепков по моей мокрой башке бумага рвалась, наверняка оставаясь по всей поверхности меня комками.
- Ах, не надо! Ах, прекратить! - прошипел Макс, похожий на шерстяной торшер под напряжением, - Почему свалила, не предупредив, гадина мелкая?
- Ай! Я гулять пошла! Я... я взрослая девушка! Вот и... да блять! Глаза-то пощади, ирод полосатый!!
- Взрослая девушка! - ничуть не тише меня рявкнул брательник, - А почему взрослая девушка с собой телефон не взяла?!
Крыть было нечем, а потому, вереща, я воплотила в жизнь любимый максов прием - с гиканьем и улюлюканьем залетела в ванную и на скорость заперлась. Все! Самое страшное, что он может сделать - это погасить свет. Но не погасит, потому что тогда я из вредности буду топиться в темноте и расшибусь, потянувшись, например, за упавшим куском мыла в неизвестность.
Стащив мокрую одежку и оставив ее тоскливо подгнивать на полу, я запрыгнула в ванную и включила душ.
Под горячими струями хлещущей сверху воды мне сразу же полегчало. Я даже сообразила, что надо бы занавеску задвинуть, чтобы вода не лилась на пол и лежащую на нем одежду (хотя последней-то уже, объективно глядя, должно быть по... до фени, в общем, должно быть).
Только потом я прислонилась спиной к пока еще холодной кафельной стене и закрыла глаза. Аккуратно провела пальцами по губам и улыбнулась.
Наверное даже, миленько так улыбнулась. Я на самом деле умею.

@темы: Северный материк, Николь, Небельштадт, Мист, Макс, Леон

21:59 

Вообще, день рождения в принципе хороший повод хорошенько накатить. Но сейчас желание залиться возникало не только по этой причине.
Едва я успела пережить животрепещущую историю с, не побоюсь этого слова, насильным переодеванием меня в платье, как в мой самый этот день рожденья мне подарили внушительных размеров букет. И развели дебаты по поводу того, что я, мол, красивая.
Ну. Вернее, дебаты развела я. На самом деле, мне просто надоело. Я не знаю, что это за исконно считаемое ослиным, а не кошачьим, упрямство овладело Мистом, но мы вот уже какое-то время сидели в комнате отдельно ото всех и увлеченно спорили.
И как тут без алкоголя, кто мне объяснит?
Хотя, честно говоря, мне кажется, что на мою лохматую голову спиртового процента уже хватило. Не уверена, когда пьян, вообще редко это хорошо осознаешь, но мне так начинало казаться... стакана два назад. Вроде. Или все-таки три?
В общем, я чувствовала себя в меру вредной, не в меру нетрезвой и очень не желающей сдаваться.
Кот, впрочем, в упрямстве мне ни капли не уступал. Ох-уж-эти-творческие-личности. А ведь, казалось бы, за десять лет совместного обучения могла бы и заметить, и привыкнуть. Но нет, удивляюсь, как будто в первый раз, вот честное, мать его, слово.
Я вздохнула. Подалась вперед на койке, опуская руку на плечо сидящего на полу Миста:
- Ну все, серьезно, хватит. Ты же понимаешь, что тебе меня не переубедить. Понимаешь, нет, вредный кот?
Он мог бы сказать, что от вредного кота слышит, но вместо этого усмехнулся и ответил совсем другое:
- Ты же сама любишь говорить: "я художник, я так вижу! и то, что я вижу - красиво!".
Намек был более, чем понятен. Я сдулась, хмуро шевеля ушами.
Мой собеседник чуть пожал плечами и ободряюще погладил мою руку, по неосторожности так и оставленную на его плече.
И тут-то меня и накрыло. Нет, серьезно. Это же очень простой, я бы даже сказала, в меру бытовой такой жест. А мне вдруг стало так не по себе и жутко смутительно, как будто бы я не знаю, что случилось. Я прижала оба уха к голове - сначала левое, потом, еще более неуверенно, правое.
Мне вдруг вспомнилось, что как-то так это описывалось в идиотической книжке для несчастных домохозяек (я такое не читаю, подглядела у одноклассницы, сидящей со мной за одной партой; мне было ОЧЕНЬ скучно). Ну, типа, я вдруг обратила внимание, что лица наши оказались как-то слишком близко (в книжке это было написано еще так по-глупому, что-то вроде: "и лица их в этот момент находились так близко, что попытка заговорить одного из них заставила бы их губы соприкоснуться", уоо, ужас, сопли в сахаре! розовые сопли в сахаре!!), рука у него очень теплая, всякое такое. Спирт в крови забурлил, не иначе. Я почувствовала, как к щекам прилила волна жара. Ладно. Это просто алкоголь в голову ударил, верно? Тут, типа, как с морским прибоем - переждать и все, ага... Ага...
Мист будто бы не замечал вообще никаких моих внутренних терзаний, больше подходящих психически неустойчивой барышне лет эдак четырнадцати (несолидно, блять, несолидно!). Не торопился отворачиваться, не демонстрировал особого дискомфорта от сократившейся дистанции и вообще, на зависть безмятежненько так улыбался.
Я не знаю, почему, но мысль отстраниться мне даже в голову не пришла. Я продолжала молча смотреть на кота, пребывать в ступоре и панически осмыслять происходящее. Взгляд невольно опустился чуть ниже, фиксируясь на улыбке парня. Блин, здорово улыбается, засранец.
Аргх. Интересно, он целуется так же здорово?
И что интересно еще более - тот ли это случай, когда если не рискнешь, всю жизнь потом будешь жалеть? То есть, какие мои годы, конечно же, но мало ли... Мало ли. Вот и... И вот...
Я на мгновение отвела взгляд, чувствуя, что уголки рта дрогнули в каком-то смутном намеке на ответную улыбку. Черт возьми. Не попробуешь - не узнаешь.
Вот, что решила я. Тихо мурлыкнула и чуть подалась вперед...
- Нейтан сказал, что или вы прекращаете пить и торчать отдельно ото всех, или он к вам присоединится! - вещала высунувшаяся из-за приоткрытой двери Холли, - И как вы можете догадаться, мне... Все в порядке?
Она сфокусировала взгляд на нас. Наверное, обратила внимание на идеально круглую форму моих глаз. Или, может, я покраснела так сильно, что видно стало даже через шерсть. Или, может, у моего оппонента в споре улыбка вдруг стала совсем загадочной.
Я не знаю.
- В порядке, разумеется. - отставляя стакан в сторону, отозвался кот, пока я собирала мысли по кускам, - Мы сейчас придем.
Ага, конечно. Сейчас. Только встану с кровати. Подумать только, я чуть было не... Я...
Что.
Я чуть было не - что? Чтооооо?!
Я врала! Высшие силы, как беспардонно я врала! Идеально круглыми мои глаза стали только сейчас. Я торопливо изобразила высшую степень осложнения мировыми думами, прикрыв лицо ладонью. О-хо-хо.
Слов нет. Молчу, стыжусь, трезвею.
- Вот как. - Блю склонила голову набок, глядя на нас, - Это хорошо! Мне бы не хотелось, чтобы все разрешилось так радикально, честное слово - не хотелось. Я же видела, что бывает, когда...
- Да все видели! - хмыкнула я, соскальзывая с кровати.
Это получилось так ловко, да так филигранно, что просто вах и восторг. Видимо, от ужаса действительности я действительно серьезно протрезвела. Опять придется пить. Или нет. Никак не пойму, что в итоге хуже - остаться с трезвой головой в такой момент или накосячить с пьяных глаз еще сильнее?
Одержимая мыслями о насущном, я бодренько вырулила из комнаты... и чьи-то цепкие ручонки прочно ухватились за мое запястье.
- Я ненадолго украду от вас Ред! - возвестила достаточно громко, чтобы ее было слышно на кухне, тушканчик и побуксовала меня в другую сторону.
В комнату, стало быть. Допрос, стало быть. О, высшие силы, храните Королеву! Кажется, чую дуновение прошлых веков, времени революций, заговоров...
- Это что было? Мне же не показалось? - усадив меня на кровать (что-то я по койкам сегодня пошла, аж думать такое стыдно), уточнила девочка.
- Не показалось что? - не очень убедительно отозвалась я.
Для правдоподобного энтузиазменного убеждения собеседницы в каком угодно другом варианте требовалась менее увенчанная проблемами голова. Моя не годилась. Запасную - как назло! - забыла дома!
Поэтому я не стала выбирать менее стремное из зол, гордо промолчав. О, во мне в этот момент просто умирал (или, наоборот, воскресал) воин Восточной Империи, клянусь своим любимым галстуком! Какая выдержка, какой взгляд! Просто мастер ме...
- Па-аверить не могу. - завалившись головой мне на плечо, умильно протянула Блю, глядя на меня снизу вверх, - Нет, серьезно? Кажется, моя очередь сказать: "Оп, еще"...
Мастер меча. Был. И сплыл.
- Прекрати.
Краткость - сестра таланта! И теща гонорара. Так братишка постоянно говорил раньше.
Но дело не в том. Я просто внезапно очень сильно, до отвратительного по-бабски смутилась, отводя взгляд. Недовольно шевельнула ближайшим к собеседнице ухом.
- Не целовались мы, расслабься. Пили и спорили. А потом пришла ты. И все. Конец истории, все счастливы.
- Н-да? - тушканчик прищурилась, - Счастливы?
- Ааааа, видят Высшие Силы, как я сдерживалась! - я сгребла истошно взверещавшую девчонку в охапку, старательно взлохмачивая ей волосы, - Ну, Холли-тролли, ты дождалась!

@темы: Холли, Северный материк, Николь, Нейтан, Мист

00:22 

Семнадцатая небельштадтская школа.

Тогда мы впервые встретились. Это было начало третьей четверти, когда мы только-только вернулись с зимних каникул, приуроченных к празднованию Ночи Рождения Мира.
- Приветствую! - сказала учительница, заходя в класс.
За собой, приобнимая за плечи, она вела невысокую девочку примерно моего возраста. Опущенные закругленные уши, длинный хвост, на котором перед кисточкой была повязана черная ленточка. Девочка глянула на нас, но тут же поспешно опустила глаза. А потом и голову, позволив кремово-золотистым прядям длиннющих волос съехать на лицо, видимо, скрывая оное от публики.
- У нас, как вы видите, пополнение. Данная юная особа перевелась к нам и составит вам компанию в грядущем полугодии. И, надеюсь, в оставшемся времени учебы.
Коего остался всего год, в общем-то.
- Ну, представься. - и легонько встряхнула тушканчика за плечи.
Та словно очнулась ото сна. Повела плечами, отстранилась от учительницы и что-то тихо сказала.
Класс, затихший в ожидании, продолжил траурно молчать. Кто-то на задних рядах безмятежно спал (угадайте, кто).
Тушканчик обвела всех взглядом и, покачав головой, снова уставилась в пол. Совершив над собой дикое усилие, повторила.
В общем, это издевательство над всеми сразу продолжалось еще какое-то время, потом миссис Таймс все же спохватилась и оповестила нас: новоприбывшую зовут Холли Блю.

Как позднее выяснилось, девочка эта более чем не настроена на общение. Ее посадили со мной за одну парту, и какое-то время мы потратили просто на то, чтобы привыкнуть - я к тому, что она абсолютно не жаждет ни помощи, ни общения, а Холли пришлось привыкнуть, что я к этому привыкаю очень медленно.
Такая уж я.
Но она все еще не дает мне покоя. Я не верю, что существо может быть настолько забитым (читай: шарахаться от относительно резких движений, прятаться под стол от внезапного шума) без каких-либо на то причин. Она не признается никогда, в чем дело, но порой приходит в школу... побитая. К сожалению, она не дает как-то помочь себе вообще никому из окружающих, хотя, думаю, обратись Блю хоть к кому-нибудь...
Что у нас, героев не найдется? Мы тут все, как на подбор - герои...
К тому же, Блю совершенно явно почти не спит. Она все время сонная, иногда конкретно так залипает. Порой говорит странные вещи, с которыми некоторым трудно жить. "Сними рубашку", сказала она как-то Ред, введя кошку в ступор на целый день.

Ее замороченный вид неизменно вызывает желание накормить. Путем проб и ошибок выяснилось, что единственное, что можно пропихнуть в тушканчика, не спровоцировав активного сопротивления (и не используя тяжелую артиллерию вроде Нейтана) - это овсяное печенье.

Нейтан по одной из версий значит "подаренный богом". Не знаю, какой бог его подарил этому миру, но он явно знал, что делал. Трудно себе представить более хорошее существо. И он, и его друг Мист, учащийся классом старше.
Пусть Нейта я и знаю гораздо меньше - он к нам перевелся классе в седьмом, но как по мне, в коллективе он прижился очень быстро. Его подход к учебе трудно назвать иначе как "экстремально-студенческий", как, смеясь, сказал мне мой брат после очередной байки про школу. Нейтан часто пропускает уроки, но это нетрудно понять, если знать, сколько всего он умудряется сделать. Он постоянно где-то работает, его можно встретить раз пять за один день в, казалось бы, слишком далеко расположенных друг от друга местах.
А если спросить кого помладше, то его главной заслугой окажется работа в группе продленного дня. Казалось бы, кто возьмет учить детей такого же, по сути, ребенка? Но это только "казалось бы" - желающие поспорить с Нейтаном заканчиваются быстрее, чем бумажные платки у вечно кровоточащей носом Ред (учащейся в одном классе с Мистом). А еще он знает безграничное количество политических анекдотов, из которых приличных я слышала... кажется...
Ни одного?

Я почувствовала, как кровь прилила к щекам.
Стараясь отвлечься, я продолжила вспоминать, постукивая ручкой по столу.
В прошлом году Нейт пропал. Кроме шуток, его не было в школе что-то около полугода. Я волновалась страшно, но ничего узнать не получалось. Уже осенью он снова вернулся, но наотрез отказался рассказывать хоть что-то. Естественно, он в своем праве, но я надеюсь, что он больше так не исчезнет.
Возвращаясь к теме продленки, этот невообразимый парень умудрился найти общий язык даже с нашим новообретенным бедствием всея семнадцатой школы - малышкой Шарлоттой. Шарлотте всего шесть, и, хотя "проходным возрастом" считается семь лет, ее вполне охотно взяли в первый класс. По незнанию. Потому как эта девочка не просто гений. Она - преступный гений. Со всеми вытекающими.
Но на самом деле, у меня подозрение, что ой как неспроста эти двое общий язык нашли...
После зимы у нас появился новый преподаватель, молодой и оч-чень принципиальный. Мы уже давно не обращали внимания, но он вот докопался до волка, что тот ходит в перчатках. Ну он их и снял. Потом всем показал обожженные когда-то руки. "Фото приветствуется". Кажется, преподавателю было стыдно. Надеюсь, что было стыдно.

А еще Нейтан любит пирожки с клубникой. Ну, это я так, к слову.

Я упоминала Миста. Мист... ну, Мист - это Мист. Он высокий и тощеватый кот (первое время мне казалось, что поправимо, но практика показала обратное), такого забавного цвета, что-то навроде морской пены. Воплощает собой эталонного художника, наверное. В меру задумчивый, не в меру творческий. После него повсюду остаются журавлики или пятна красок (иногда рукава, но рукава - случай особый). Очень добрый, как и Нейт. Хорошо уживается в коллективе, хотя, кажется, близко ни с кем, кроме волка, не общается. Всегда чем-то занят или где-то пропадает - помогает кому-нибудь (а хоть бы и мне) с учебой и не-учебой, собирает вместе с Нейтаном ромашки, чтобы принести их целой охапкой в школу и всем раздавать. Разрисовывает внешние стены школы (именно поэтому наша школа - самая красивая в районе, а то и во всем Небельштадте).
Он удивительный.
А главное - на него всегда можно положиться, хотя по части продолбать учебу он вполне себе мастер (пусть и не практикует столь радикальные способы проникновения на урок, как Нейт - через окно). Ну а еще они с Нейтаном очень трогательно друг о друге заботятся (что впечатляет и без того весьма восприимчивую Ред, но об этом - позже). Как-то раз, помнится, наш девятый класс на одном мероприятии весьма грамотно, так сказать, "уложил" Нейтана "отдохнуть". Несмотря на мои протесты, мальчишки принесли алкоголь и радостно смешивали его с соком. Нейтан, который был не в курсе, подошел и щедро так отпил из стакана прежде, чем я успела что-либо сказать. Посмотрел на стакан и просто завалился. Оставив с ним сопротивляющуюся изо всех сил Холли, я унеслась за Мистом. Уже позже, оттаскивая друга в безопасное место, кот пояснил, что у бедолаги просто абсолютная непереносимость алкоголя.

А еще Мист - поэт. Ну, творческий же, как я уже говорила. И очень любит натертый солью жареный черный хлеб.
Я фыркнула, прижимая ушки к голове. Люблю готовить, особенно для друзей. Потому и запоминаю очень быстро, кто и что любит.

Ред вот, например, ест все. То есть, на самом деле, ее зовут не Ред, Ред - это фамилия. Просто на удивление подходит этому существу и как прозвище. Зовут ее Николь. Или Ник, как она представляется, когда хочет ввести кого-то в заблуждение. В которое именно? Ну, тут дело в том, что Ред (вот видите, приклеилось насмерть!) воплощает собой сплошное гендерное противоречие.
Она тощая, очень высокая полосатая кошка с коротко стрижеными темно-бордовыми волосами. Как она однажды сказала, ей просто подумалось, что раз уж наградила природа такой внешностью, надо использовать это на полную катушку. И класса с восьмого Ник одевается в сплошные белые рубашки(непременно помятые) с галстуками(видели бы вы принты на них!), брюки и прочие атрибуты заигрывающего официоза. В сочетании с потрясающимм нахально-галантным вызывающим поведением это производило и продолжает производить впечатление... на девушек. В этом и заключается вторая часть гендерного парадокса Ред (надо запомнить и запатентовать потом, что ли?) - как только очередная милая школьница в нее влюбляется, котяра дико мотает от нее под любыми предлогами по всей школе. Ибо с ориентацией-то как раз у Николь все хорошо, пусть по ней и не скажешь.
А третья, и самая забавная часть - Ника восхищает сама идея красивых гомосексуальных отношений (даже думать об этом стыдно) между существами мужеского полу.
"Я художник!" орет обычно Ред, "Я так вижу, и то, что я вижу - красиво!". Ну, а ее очередной феномен (высшие силы, эта девушка состоит из феноменов! ...как и все вышеперечисленные) состоит в том, что как только кошка видит что-то из области своего странного увлечения, она бурно пускает кровищу носом. Не специально, разумеется. Но по этой самой причине, например, ей одновременно и дико нравится, и до одури трудно общаться с Мистом и Нейтаном.
Кстати, это удивительно, но она первая и единственная, кажется, действительно умудрилась подружиться с Холли. Вроде бы исключительно за счет упорства и взятия измором. Потому как первое время при виде Ред Блю моментально смывалась (пусть и без торопливых попыток исчезнуть через окно, как при появлении в поле зрения Нейта), потом - шипела и по-разному намекала не трогать. Ну а потом все же привыкла. И теперь иногда ее, вымотавшуюся после трудного дня (или из-за плохого самочувствия), буксует на спине Ред. Ездовая, значит, кошка.
В своем классе, кстати, она староста, как и я.


Я улыбнулась, еще раз поочередно вспомнив лица лучших друзей. Хмыкнула, отпив еще апельсинового сока из стакана. Отчего-то вспомнила недавно прошедшее занятие у мистера Сандерса и, попытавших сдержать смех, фыркнула прямо в стакан.
Тетрадь спаслась лишь чудом. Разобравшись с последствиями локальной трагедии, я снова взялась за ручку.
Домашняя работа.
Сочинение.
Тема: "Почему я люблю свою школу".
Мою школу - семнадцатую школу города Небельштадт, не просто так называют "Лига выдающихся джентльменов"
...

@темы: Эйприл, Холли, Северный материк, Николь, Нейтан, Мист, лига выдающихся джентльменов, школа №17

Raise Her Hands

главная