Записи с темой: лойр (список заголовков)
00:38 

Хвастовства запись

Дорогой дневник!
Уже прошел почти месяц с тех пор, как меня назначили на должность куратора Лойра. Не буду врать, что это был простой месяц, но я справилась. Выжила, я бы даже сказала.
Думается, нет нужды по-новой живописать все те трудности, через которые мне пришлось пройти - будь то проблемы коммуникации с ближайшим окружением ученого или же факторы, создаваемые им самим. Я научилась разбираться в большой части используемых им реактивов, перемещаться по лаборатории, не касаясь пола (а порой и стен в том числе), знаю, какие элементы обстановки пригодны, чтобы использовать их как моментальную опору, а на каких можно и поболтаться немножко. Моя физическая подготовка, до того пребывавшая на уровне между "удовлетворительно" и "хорошо", причем ближе к первому, ныне находится, скорее, возле отметки "отлично". И это совсем не предел - настойчивое, я бы даже сказала "назойливое" желание жить способствует тому безмерно.
Сегодня на рабочем месте я столкнулась с одной из ученых НИЦИЭ. Этот неловкий момент, когда сотрудница смотрит на тебя и спрашивает, что ты здесь делаешь. Однако потом момент внезапно стал еще более неловким - но уже для нее, потому как я сообразила, что я-то тут как раз работаю, а вот что она, Луция, здесь забыла - вопрос хороший. Хороший, но так и не выясненный.
Не люблю, когда что-то подобное происходит.


Ведение записей - привычка детства, вошедшая в традицию с поступлением в штат Научно-Исследовательского Центра Имени Эшворда. Очень помогает упорядочивать мысли и отслеживать изменение собственной личности. Словом - польза. А так как моя семья не страдает завышенным любопытством, никто в мои записи не лезет. Если бы лезли - я бы уже узнала.
Сил нет. Думаю, продержалась до победного и законспектировала весь прошедший день я исключительно на упрямстве и профессиональной выучке. Или все-таки дрессировке, как выражается моя сестра? Впрочем, обе точки зрения имеют право на жизнь, и у меня нет ни малейшего желания выбирать, какая из них более обоснована.
Я вытянула из волос перо-манипулятор от электронного блокнота, лежащего передо мной на столе. Ничего не могу поделать с этой привычкой закручивать писчие принадлежности в собственную шевелюру.
- Глупая привычка. - я какое-то время смотрю на ручку, потом укладываю ее в паз на обложке.
Отодвигаю записную книжку и практически растекаюсь по поверхности стола. Аааа, Бог-из-Машиныкакжеплохо-то. Вроде бы вот она, ночь последнего рабочего дня, я дома, впереди целых два наизаконнейших выходных, пара дней, когда к лаборатории поднадзорного лучше не приближаться вообще. А потом приходи, разгребайся, хорошо, если есть хотя бы хаотичные записи...
Зато какая школа жизни, а? Как закаляет характер, как дисциплинирует... ну, впрочем, об этих аспектах новой работы я уже писала.
Помнится, девушка, присматривающая за Лойром, как-то спросила меня на одной из самых первых встреч, за что, мол, меня так ненавидит начальство. Тогда я не придала этому значения больше, чем как просто нелепой попытке меня поддеть, но спустя некоторое время я начала понимать, что имела в виду Мирт. Потому что отправить меня курировать работу ящера при тогдашних моих показателях с большой долей вероятности означало меня угробить. Чем же я так начальству насолила? Хотя, думаю, отчасти это можно объяснить радикальными методами организации, плюс, возможно, они таким образом время от времени тестируют сотрудников, выявляя... э... недостойных. Хотя, точнее будет сказать "неприспособленных" или "не приспособленных в достаточной степени". Или как еще угодно, суть понятна.
Я вслепую нашариваю куб с салфетками, зафиксированный у левого края и какое-то время усердно оттираю косметику с лица, немного приподнявшись над столом. Это требует определенной сноровки и использует остатки моих сил, но если не смыть с себя эту химию, к утру лицу будет плохо. Хуже, чем обычно.
Закончив, я еще некоторое время трачу на почти сладкое бессилие, лежа оттертым лицом в стол. Потом все же совершаю над собой абсолютно нереальное усилие, и поднимаюсь. Попутно смахиваю смятые салфетки в утилизатор и, пошатываясь, направляюсь к выходу из комнаты. Я слышу негромкую музыку из соседней комнаты, значит, Марк сегодня дома.
Прошло столько времени, а я все еще испытываю неловкость каждый раз, когда стучусь в его дверь. И хотя сам брат говорит, что произошедшее - лишь его вина, и я имею полное право заходить к нему без стука, мне все еще не по себе каждый раз, когда я стою перед его дверью.
А ну как там снова внутри что-нибудь... происходит?
Пока я размышляла, дверь отъехала в сторону.
Марк лежал на диване, сцепив руки на животе и свесив одну ногу. Он перевел взгляд с потолка на меня и мягко улыбнулся:
- Привет.
- Привет-привет! - я радостно, как мячик-попрыгунчик, заскакиваю в комнату.
Дверь за моей спиной с мягким шипением закрывается, повинуясь двойному хлопку ладоней брата. Я же самым бессовестным образом добираюсь до дивана, где и заваливаюсь отдыхать. Прямо на Марка. Я так очень часто делала, когда уставала после учебы - спать с кем-то гораздо приятнее, чем в гордом одиночестве. Ну а коль скоро старший оказался не против, привычка закрепилась. Времени, конечно, прошло много, выросла я порядочно, но вроде бы Марк ни разу не жаловался, что ему тяжело.
Сейчас тоже только мимоходом погладил меня по спине и заложил руки под голову, лениво глядя вверх. Я точно знала, что сейчас он думает об очередной музыкальной композиции, а потому не мешала ему разговорами. Откровенно говоря, и не хватило бы меня сейчас, на треп-то.
Я нащупала болтающиеся на моей собственной шее наушники, воткнула в уши и клацнула кнопкой зацепленного на поясе плеера. В наушниках сначала раздался тихий сухой треск, потом стеклянное звяканье. Я невольно улыбнулась: я же прекрасно помню, как это все записывалось.
Вокальные данные Лойра удивительны не менее, чем интеллектуальные. Сначала, когда Мирт попросила меня записывать, как он поет, я твердо уверилась во мнении: издевается. А потом, так сказать, засвидетельствовала сие явление лично, и...
И теперь использую записи как колыбельные. Серьезно! Каждый раз поражаюсь, насколько низкий и глубокий у него голос - когда ящер просто разговаривает, это не так заметно, тем более что обычно я больше занята недоумением или негодованием по поводу смысла реплики, а не размышлениями над тем, как она прозвучала. Хотя, конечно, впоследствии случалось...
Один наушник невероятным образом выпал из моего уха. У меня не было сил пошевелиться, но, исходя из смещений Марка, я сделала вывод, что он виновник внезапному исчезновению. Какое-то время мы слушали запись в полной тишине, потом брат протянул:
- Знакомо звучит. Кажется, в Сети мелькало что-то похожее.
Ну разумеется. Если дело касается музыки, старший обязательно в курсе!
- Это мой подопечный. - едва выговариваю я; усталость сковала даже мой артикуляционный аппарат.
Еще немного Марк молчит, а потом глубокомысленно выдает:
- Ну и кадры же губит это ваше НИЦИЭ.
- Ты даже не представляешь, насколько ты прав, - вновь вяло, но отзываюсь я, - Ты просто не представляешь...

@темы: Елена, Лойр, Марк, Технократская вотчина

02:17 

Пой мне еще...
Писк манипулятора вывел меня из состояния задумчивости. С моей работой отвлекаться - непозволительная блажь. Я перевела взгляд на биоандроида, чья недооформленная фигура сидела передо мной. Голубые линзы псевдоглаз смотрели сквозь меня. Жуткое впечатление. Но я привыкла. С моей работой...
Правой рукой, свободной от хватки колец манипулятора, я потерла лицо. Никак не могу сосредоточиться сегодня. Отпив немного из стакана заготовленный энергетик, я повела плечами и вернулась к проверке объекта. Стоит-сидит прекрасно. Подвижность суставов нижних конечностей безупречна. Волокна ножных мышц функционируют корректно. Руки...
Тихий шелест поршней. Левая рука биоандроида поднялась. С почти неслышным металлическим позвякиванием согнулись и разогнулись пальцы. Голографический экран, выводимый прибором на моем запястье, показывал изменение давления. Пальцы объекта сжались в кулак.
Сжатие фаланг регулируется адекватно модулируемому запросу.
Я нажала кнопку связи.
- Объект серии «Химера», номер 32-а. Физическая активность соответствует базовым требованиям согласно принятым нормативам. - сухие формулировки тоже вываливались из гортани как-то тошнотворно привычно.
Наверное, мне нужен отпуск.
- Принято. Через пять минут объект заберут.
Я опустилась на свой стул, устало откинулась на спинку и закрыла глаза.
Пой, пой мне еще...

- Инспекция! - с энтузиазмом воскликнула я, пнув дверь ногой. - Всем живым выйти из тени!
Практика показывает, что подобный способ проникновения в лабораторию ящера может как минимум спасти мне жизнь. Во всяком случае, если что, сначала мне оторвет все-таки не голову.
Я могла бы сказать, что, мол, «и тишина была ей ответом», но это было бы неправдой. Из недр этого оплота безумия раздавались стук, звяканье и деловитые шаги. На оклики заинтересованных Лойр отвечал исключительно по настроению. Ну, надеюсь, топчется по рабочему пространству нашего дорогого Садиста не свежевыведенный монстр. А то с ни никогда не знаешь наверняка. Я прикрыла за собой дверь. Путь до комнатки, откуда я слышала звуки предполагаемой разумной (есть ли тут смысл говорить о разумном?..) жизни, был непрост. Мне нужно было перешагивать разбитые колбы и их разлитое по полу содержимое, пробираться под свисающими с потолка проводами (ну, я хочу верить, что это провода), уворачиваться от запчастей, падающих неизвестно откуда.
О, кажется, поет. Ну, либо Лойр надрессировал зверушку перед смертью, либо и впрямь делом занят.
...Хотя нет. Такого голоса ни у одной зверушки быть не может. Это и без того живое преступление против природы. Значит, зараза в полном порядке. Я немного ускорилась. Немного - потому что помню слова Джи о том, что лаборатория чешуйчатого могла бы сдаваться в качестве тренировочного полигона для «Обсидиана». Но повидаться с другом мне все-таки хотелось, пусть каждый визит к нему и мог стать последним.
Наконец, я оказалась перед нужной дверью. А она... она оказалась запертой.
- Лоооооойр! - я попинала дверь, - Открой уже!
Ноль эмоций, фунт презрения и полупрофессиональное пение абсолютно неприличным голосом. Ах он подонок.
- Лооойр! - дверь под моими пинками жалобно подергивалась, - Садииист!
Видимо, это нежное обращение задело какие-то струны в душе ящера, потому что замок щелкнул. Я торопливо, пока Лойр не передумал, потянула ручку на себя.
На шее у друга я тоже повисла в меру торопливо, что, на самом деле, весьма опрометчиво. Впрочем, Лойра-то это как раз ни капли не смутило. Он мирно закончил начатое действие, поставив склянку на стол, негромко предупредил:
- Минута.
- Минута...- эхом повторила я, следом за ящером переведя взгляд на висящие на стене рабочие (!) часы.
Как я уже говорила, следовало сначала убедиться, что халат великого ученого ничем не измазан.
Примерно минуту мы хранили молчание - Лойр с совершенно по-ящериному стеклянным взглядом и я, так и висящая на шее мужчины.
- Выжила. - хором констатировали мы.
- Садистка! - добавил Лойр. - Или мазохистка? Обниматься ты полезла сама.
- Я принесла тебе поесть. - я помахала зажатым в руке кульком.
- Садистка все-таки! - удовлетворенно определился ящер, - Решила отвлечь меня от работы? Но не получится! У меня еще три реактива не проверено!
- Мазохист. - мне оставалось только пожать плечами и показать недоделанному гению язык.
Мужчина на мгновение подвис, потом удалился в другой конец комнаты, сказав мне положить еду в таинственное «куда-нибудь». Под этим расплывчатым указанием, видимо, подразумевалось место достаточно бросающееся в глаза, но при этом не залитое потенциально опасными даже для здоровья этого модификанта поневоле веществами. Что непросто.
Пока я решала возникшую логическую загадку и обретала просветление в осознании следующей (веселая игра «найди, куда сесть»), я поимела удовольствие наслаждаться вокальным талантом занятого продолжением эксперимента Лойра. Потому что не слушать эту ходячую порнографию совершенно невозможно. Увлекательно, одним словом, он пел. Ммм... весьма.
Ничего не могу с собой поделать. Спустя какое-то время невольно начала подпевать. Мы и раньше частенько устраивали концерты для ограниченной (в плане подбора, не в плане интеллекта) аудитории. Особенно приятна мысль о том, что это одна из тех немногих своеобразных традиций, что остались неизменными несмотря ни на что.
Грустно, конечно, немного от воспоминаний, как я вот так же сидела на какой-то тумбе, точно так же болтая ногами и подпевая носящемуся по лаборатории Лойру, который бодро и экспрессивно размахивал хвостом. Немного позже обычно прибегала Луция, слегка запыхавшаяся после спешки.
Да и сама я тогда, откровенно-то говоря, возвращалась не в пустой дом, под ночь обычно возвращалась Джиневра...
А теперь по лаборатории носится абсолютно бесхвостый, разукрашенный вследствие экспериментальной аномалии полубезумный дружище. И ни ему, ни мне особо ждать некого.
Так что мысль о том, что что-то сохраняется, меня все-таки грела.
Одновременно с тем, как зазвонил мой телефон, что-то упало и разбилось у ящера.
- Да? - опасливо пощуриваясь в сторону гипотетической химической катастрофы, протянула я.
- Кабзда! - почти радостно рыкнула в трубку Джи, - Чегокак, Мелкота?
- Колба разбилась! Садистка! - тем временем, скача вокруг обломков, громогласно объявил мужчина.
В трубке повисла напряженная пауза, разбавляемая лишь тихим сопением тигрицы.
- Ты что, опять у конченного в гостях? А как же смску скинуть, мол, никого винить не надо, я случайно оступилась?
Я, с круглыми глазами глядящая на творящего абсолютную жесть ящера, не сразу собралась с мыслями для ответа.
Пока Лойр бормотал что-то вроде: "Стекло разбилось - мазохист! По... порезало мне пальцы - садист! Реактив - садист или мазохист? Три минуты! Время - садист!", я могла только беспомощно наблюдать. Когда он порезался, дернулась было на помощь, но вовремя сообразила, что помощи от меня сейчас не очень много будет. Только увеличу кипеш, да и в очередную химозную дрянь влечу, а у меня к ним такого иммунитета нет, неоткуда взяться, несмотря на мое частое здесь появление.
- Это... очень спонтанно вышло. - наконец выдавила я.
Ну а что мне было ей сказать? Мру с тоски, решила попытать счастья и раз уж умирать, то буквально и куда изящнее?
- Угу, я так и поняла. Он там еще армию мутантов не собрал?
- Ну... через три минуты узнаем. - регулярно повторяющееся "блять-блять-блять!" на фоне начинало меня напрягать.
- Что.
Я не знаю, как Джиневра это делает, но она делает это совершенно точно. Ни одно существо на этом материке не способно произнести слово "что" с не-вопросительной интонацией. Кажется, даже роботы с поврежденными голосовыми модулями.
- То есть, ты хочешь сказать, что вы там, суки, что-то натворили и рискуете помереть?
- А ты сильна в интерпретациях! - поползший по полу зеленоватый дымок отчего-то не вызвал у меня большого доверия; на всякий случай я подтянула ноги.
- Мирт! - прорычала тигра.
- Ну разведись со мной! В порядке все, расслабься!
Кажется, девушка так удивилась, что забыла про злость. И, возможно, ситуация бы разрулилась сама собой, но...
- Он безвредный! - крикнул мне суетящийся Лойр, - Только красится немного... Остается частями на одежде - мазохист!
- Что там кричит этот Садист? - явно напрягаясь еще сильнее, уточнила Джи, - Кто у него там безвредный мазохист?!
Честно говоря, кажется, еще хотя бы минута такого напряжения со всех сторон, и у меня лопнет голова. Повернувшись и открыв рот для ответа, я обнаружила Лойра уже поблизости. Ящер, вооруженный шваброй, дружелюбно мигнул глазами (отчего-то по очереди) и спросил:
- Мне показалось, или это главная по садизму?
Зеленого дыма тем временем стало больше, я, неосмотрительно сделавшая глубокий вдох, глухо раскашлялась.
- Ты чего кашляешь? У вас там что за фестиваль, падлы? А ну дай мне трубку, я ему скажу!
- Кричит так, что я почти слышу! Сади-истка! Что она говорит? - поудобнее перехватывая швабру, уточнил ученый.
- Я тебе перезвоню. - прохрипела я в трубку, нажимая "отбой".
Потом перевела взгляд на собеседника и, утерев слезы, пояснила:
- Передает привет и говорит, что соскучилась. - я скосила взгляд вниз, - Мы умрем или умрем очень мучительно?
- Время покажет! - бодро хохотнул Лойр и унесся воевать с развивающимся на полу пиздецом.
Ученый, да... Я начинаю понимать, почему самое цензурное, что говорит об этой касте Джи, это "ученые-моченые".

@темы: Джиневра, Лойр, Мирт, Технократская вотчина, ученые-моченые

00:47 

(соавторское)

«Наши жизни сплелись в слишком запутанный узел гнева и блаженства». Вспомнив в своё время эти единовременно милосердные и жестокие строки, я предложил ей бросить монетку. «Орёл» – и мы женимся, «решка» – и я провожу эксперимент на себе. Монетка звякнула о пол лаборатории, две пары заинтересованных глаз уставились на «решку». Всё хорошенько взвесив, я взял колбу и залпом опустошил её. Что было после – не помню. Знаю лишь то, что эта монетка – стопроцентный садист!

@темы: Лойр, Технократская вотчина, соавторское, флэшбек

Raise Her Hands

главная