Записи с темой: астэ (список заголовков)
03:23 

(соавторское)

Было немножко страшно. Хотя, нет. Было очень-очень-очень страшно. Просто это нельзя показывать. Если взрослые увидят, что она боится, могут подумать непонятно чего.
Астэ не нравились больницы и детские дома. Всё в них было поломанное и страшно не-домашнее. Неприятно находиться в таком месте, особенно долго. Котёнок искренне полагала, что среди «обжитых», обитаемых мест хуже быть ничего не могло. Оказывается, она ошибалась даже в таких вещах.
Здание суда если не наводило ужас, то очень и очень давило. И не ясно, что хуже: холодная старая (и даже немного пыльная) мебель или те, кто здесь работает. В этом здании Астэ была с самого раннего утра. Её забрала и привезла сюда женщина. Незнакомая, чужая. Все работники службы опеки, что встречались девочке, были как-то одинаково незнакомыми и одинаково чужими. Хотя все они наперебой только о том и говорили, что стараются ей помочь. Говорили об этом так много, часто и одинаково, что даже ни разу не прислушались.
Они все здесь, в здании суда, работали как часовой механизм. Щёлкали, крутились, не обращая внимание на прочее. Говорили заготовленные слова и передавали друг другу заготовленные бумаги. Говорили-говорили о том, что для неё, Астэ, лучше, но даже не покормили. Это как-то неправильно, когда слова (которых ещё и так много!) расходятся с делом.
Всё утро девочка просидела, слушая тиканье своих наручных часов. Это доказывало, что время действительно куда-то идёт, и очень соответствовало «тиканью» механизма здания суда. Ну, и ещё... Часы эти, как и всю одежду, ей подарил Адриан. Подбадривала мысль о том, что каждое слабое щёлканье, что она слышит, приближает конец дня. Адриан говорил, что вечером они смогут вернуться домой. Если с бумагами всё будет в порядке.
Эта незнакомая, чужая женщина говорила иначе. Где-то за час до условленного времени она зашла в комнату и принесла пакет. В пакете лежали контейнер с кусочками жареной рыбы и завёрнутое в бумажное полотенце яблоко. Судя по закрученным в салфетку столовым приборам, это всё было из дома Адриана. Женщина вдруг заговорила, будто бы только из-за передачи вспомнила о присутствии здесь Астэ, и теперь решительно отказывалась давать девочке время на еду. Она говорила, что «вопрос весьма спорный», и ещё много всяких слов разной степени заумности. Но, как поняла онемевшая от волнения девочка, всё сводилось к тому, что какому-то одному родителю ребёнка отдают реже, чем двоим. Могут и вообще не отдать. Тогда Астэ отвезут в детский дом. Есть после таких слов расхотелось совсем.
И вот теперь самое страшное – зал суда. Девочка считала себя достаточно взрослой для того, чтобы без чьей-то подсказки соблюдать все правила. Долгое-долгое время она сидела рядом с женщиной из комитета с непроизносимым названием, шмыгала носом и перебирала кружева на краешке юбки. Слова о том, что её почти что наверняка отвезут в детский дом, не выходили из головы. Очень-очень-очень страшно, но показывать это никак нельзя. Если бы не присутствие Андриана, она бы точно стала искать пути для побега.
Волк сидел за столом шагах в двадцати от них. Каждый раз, когда котёнку удавалось чуть наклониться и выглянуть из-за чужой женщины, она наблюдала за тем, как Адриан медленно и вдумчиво протирает очки. Очки не были какими-то особенно грязными или пыльными, но он их постоянно протирал. Ближе к концу этого ужасного заседания он перехватил взгляд дошедшей почти до отчаяния девочки и слабо, почти незаметно ей улыбнулся. Это очень приободрило и даже отпугнуло цепкие мысли о детском доме. Ждать повторного появления в зале судьи стало не так страшно.

Как только была зачитана та часть бумаги, в которой говорилось о разрешении вернуться домой, Астэ перестала себе напоминать о воспитанности и правилах. Она спрыгнула со своего стула, ловко вывернулась из-под руки незнакомой, чужой женщины, и подбежала к Адриану. Что было дальше, она не помнила. Вроде бы она обняла волка. Наверное даже расплакалась. Кажется, он тоже её обнял. Как они выходили из суда – настоящая загадка.
Уже через пару часов, оказавшись дома, котёнок не могла точно припомнить ничего из событий минувшего утра. Всё было хорошо.

@темы: соавторское, прошлое, Северный материк, Астэ, Адриан

19:49 

Холмс и Ватсон. Зарисовки. Нелегкая жизнь (знать бы, чья).

- Адриан! - от одного того, как она назвала его по имени, волк невольно вздыбил шерсть на загривке.
Почесывая этот самый загривок, он неохотно развернулся к своей начальнице и уставился на нее. Исподлобья.
Кларисса не огорчилась - за несколько лет работы с этим сумрачным гением она привыкла и не к такому. К тому же - и это едва не заставило шерсть на загривке волка застыть иголками - у нее было очень хорошее настроение.
Очень, пустота его побери, хорошее.
- Свет души моей, - вдохновенно начала женщина, расплываясь в самой сладкой из своих улыбок, - А у нас новенький работник. Поздравляю, у тебя будет новый младший инженер.
Проигнорировав то, что это прозвучало как "поздравляю, у вас мальчик", Адриан рассеянно задумался о том, что вот, нарисовался, по идее, очередной несчастный страдалец, который от него, грешного по жизни педанта, сбежит самое лучшее через пару месяцев. Некоторые с трудом выдерживали и первые пару недель, да.
И кому, как не Клариссе, это знать. Чего ж она тогда так радовалась?
Эта мысль не давала архитектору покоя.
- Сейчас я его приведу, познакомитесь. - почти промурчала начальница, - Очаровательный молодой человек, тебе он понравится.
И она удалилась, покачивая по-беличьи огромным хвостом. Холмс приподнял брови, снял очки и стал их задумчиво протирать. Никто, кроме разве что Астэ, не знал, что это - единственный жест, которым мужчина мог выдать свое волнение.
Он не очень часто всерьез волновался, да.
Искоса оглядев тусящих поблизости коллег, волк напрягся еще сильнее, хотя, казалось бы. Поведя ухом, он сдвинул брови.
Но тем временем в помещение вернулась Кларисса. Она вела за собой обычного такого парня, Адриан таких в метро пачками видит. Парень был еж, и был он в шарфе. И что-то безмятежно говорил Клариссе, распутывая шарф прямо на ходу. Обратив внимание на Адриана, парнишка не поторопился увядать улыбкой, он мирно умолк, с интересом глядя на волка.
- Знакомься, Адриан, - улыбаясь так победно, будто бы Холмс проспорил ей месяц работы бесплатно, начала белка, - Это - твой новый подчиненный, Джеймс. Джеймс Ватсон.
Еж протянул руку, улыбнувшись архитектору широко и открыто.
И тут-то волк понял, что все, бритва. Когда он пожал протянутую руку Джеймса, кто-то из коллег сдавленно хихикнул.
Волк прижал уши к голове.
- Высшие силы! Проржитесь уже.
Лучше бы он проиграл месяц бесплатной работы. Из этого он хотя бы придумал бы способ выкрутиться.

Шел третий час горячих споров.
- Ну что ты не понимаешь, что? - Джеймс помотал головой, словно отказываясь верить в то, что его собеседник настолько не силен мозгами, - Холмс, ну это же элементарно! Сечешь?! Э-ЛЕ-МЕН-ТАР-НО!
Адриан передернулся, не зная, от чего больше - от ненавистного слова или от раздавшихся позади смешков.

ЭЛЕМЕНТАРНЫЙ флэшбек

- Так. - Холмс шлепнул чертеж на стол, - Значит, так, Джеймс, слушай сюда и, ради всего сущего (не ссущего, глухие вы олухи), слушай хотя бы в этот раз ВНИМАТЕЛЬНО. Понял?..
Еж недовольно кивнул; он уже вкусил все прелести работы с архитектором и теперь старательно готовился к худшему.
Адриан вздохнул, привычно поправил очки и принялся объяснять. Он говорил совершенно ровным тоном, абсолютно спокойно показывая, что и как, а главное, почему. Вот только сначала у него встала дыбом шерсть на руках, кои прекрасно было видно из-за закатанных по привычке рукавов. Через какое-то время распушился хвост, что вообще значило скорую кабзду всем окружающим. Если бы окружающие обращали на эти мелочи внимание, разумеется.
Джейми же, как новичку, невнимательность и беспечность относительно прощались. Относительно.
Холмс вдруг замолчал.
Потом медленно развернулся, сложив обе руки в крайне неприличные конструкции и медленно обвел взглядом собранную позади аудиторию, как бы посвящая это великолепие каждому персонально.
- Задолбали! Ты, ты, ты, ты и особенно ты! - он развернулся обратно к ежу, - А ты!..
Еж с сомнением выгнул бровь. Нашел, кого пугать.
- А с тобой мы еще не закончили!
Джеймс выдохнул.

Бодрая мелодия заставила волка вздрогнуть и сбиться с мысли. Он медленно перевел пронзительный (во всех смыслах) взгляд на подчиненного. Ватсон умильно (и немного вызывающе) улыбнулся и выудил из кармана телефон.
- Да?
- Джейми-и-и-и! - раздалось из трубки на уровне ультразвука.
- Солнышко! - тут же воодушевился ежик, - Ты уже проснулась? Надеюсь, все в порядке? Да, я домой как всегда, поищи на завтрак что-нибудь в холодильнике, я...
Он перевел взгляд на Холмса. Дернул обеими ушами сразу, моментально уставившись в стену.
- ...я... оставлял... да. Радость моя, я... э-э-э... перезвоню тебе. Хорошо?

Адриан страдал. Он страдал уже почти с самого начала дня. Его безмолвные страдания продолжались всю их дорогу до объекта, потом до следующей точки, потом обратно до объекта, потом они зашли в магазин на охоту за съестным, но волк все еще страдал, чем медленно, но верно выводил своего спутника.
Джеймс терпел. Он вообще успел себе поклясться, что кто кого на работе изведет - вопрос спорный и глубочайше философский. И пока держался более чем молодцом.
По пути от метро обратно в офис Холмса, мучительно мающегося всю дорогу от неизвестной науке (из известных Ватсону, от медицины более чем далекому) хвори, таки прорвало.
- Стой. - строго сказал волк.
Еж остановился почти по-военному четко.
Холмс подошел, сумрачно глядя на подчиненного сверху вниз (рост и мрачность позволяли). Ватсон как раз хотел спросить, к чему бы это он, собственно, как волк протянул руку.
Поправил торчавший с одной стороны ворот пальто ежа.
- И... все?
- А что еще? - лицо Адриана, деловито выравнивающего воротник ежа, упростилось в разы, прежняя сложность волчьих щщей испарялась визуально заметно.
Сзади кто-то громко прыснул. Холмс замер. Джеймс выглянул из-за его плеча:
- О, Кларисса! Здравствуйте!
Белка кивнула и, похихикивая, унеслась в противоположную сторону.
- Ты про Холмса и Ватсона не в курсе, да? - задумчиво спросил волк.
- Не-а, - отмахнулся парень, - Я страниц двадцать прочитал.
- А потом?
- А потом уснул, и книгу сожрал мамин бульдог. - Ватсон рассмеялся.
Адриану, которому уже плешь проели беседы женской части коллектива про новую киноадаптацию классики и ее нетрадиционные трактовки, смеяться не хотел. Тем более, что смерть книги в зубах бульдога попахивала серьезной драмой.

- Ватсон! - Адриан сгреб со стола чертеж, направившись в сторону младшего инженера, - Слушай, я тут хотел обсудить...
Джеймс дернулся, чуть не свалившись со стула.
- А... я это, ну. Мне отойти надо. Маме позвонить. Привет передать, например. - парень выскочил из-за стола.
- Кому? - тупо уточнил архитектор.
- Что кому? - на мгновение тормознул Ватсон, - А, привет кому... ну, как, кому - бульдогу маминому!
И пулей вылетел за дверь.
Волк старательно заскреб щетину. Он мог бы списать странное поведение Джеймса на разовый неудачный подъем, но это в последнее время стало системой. В чем же, черт возьми, дело-то?
Данных для анализа определенно не хватало, совершенно точно волк что-то упускал. А значит, это тот самый момент, когда от теории стоит переходить сразу к практике. Праздник импровизации!
Найти подчиненного труда не составило - он стоял буквально за углом, действительно ковыряясь в телефоне. Но не было похоже, чтобы он кому-то звонил.
- Эй. - окликнул ежа Холмс.
Тот вздрогнул от неожиданности и сразу же вознамерился слинять. Но от Адриана на самом деле так просто не сбежишь. Он легко отловил упрямца за плечо и слегка впечатал в стену. Так, профилактики ради, чтобы, собственно, неповадно было.
- Какого черта происходит? - сумрачно спросил архитектор.
- Что? - осторожно уточнил еж.
- Все! - выдержка слегка изменила мужчине, остаток реплики он уже глухо прорычал, - Если ты продолжишь так работать, я добьюсь того, чтобы тебя уволили!
Джеймс нахмурился, отводя взгляд.
- Это... это все Кэрри. - он скуксился окончательно, - Заладила со своим "посмотри сериал", "посмотри сериал". "Про вас с Холмсом просто", сказала. Ну я и посмотрел.
Архитектору очень хотелось побиться головой о стену, но было не то время, не то место.
- А потом мне стало лень смотреть, и я стал читать, что пишут. - выпалил Ватсон, которого, кажется, слегка понесло, - И... и...
- Ни слова больше. - очень глухо отозвался Холмс, - Они тут все идиотки. Но черт возьми! Ты на такое купился?!
Джеймс выгнул брови, как бы намекая, что ему было велено не произносить более ни слова.
- Что ты к нему пристал? - раздался позади голос помянутой Кэрри, - Не женат он, не женат, если тебе интересно.
В абсолютной тишине очешуительно громко икнул совершенно теряющий связь с реальностью Ватсон.

Тем же вечером. Адриан сидел на диване и думал. В смысле, думал. Думал настолько явно и напряженно, что его дочурке было неуютно даже просто передвигаться по квартире.
Намерение напиться почти оформилось в воздухе конкретными буквами. Не выдержав, котька подошла к архитектору и потыкала его в колено.
Ответом ей было непонятное бурчание, из которого удалось вычленить только "жениться пора, что ли".

- Даже не думай! - сквозь зубы прошипел еж, проследив направление взгляда Адриана.
Криво лежащий пумпон на шапке ребенка не повод делать такое лицо! И уж тем более не повод пытаться его поправить!
Хотя, конечно, это немного лучше, чем плитка.

Встречаться вне работы - не дело. Так считал Джеймс, а Холмс был склонен с ним согласиться. Тем более, что по планам у него сегодня была прогулка с Астэ, а волк очень не любил пропускать по каким бы то ни было причинам их прогулки. И пусть весь мир подождет.
Но флэшку вернуть все же было надо.
Ватсон мирно стоял у остановки автобуса, трындя по телефону громко и жизнерадостно. Он был настолько увлечен беседой, что не сразу осознал, что именно видит. Когда осознал, скомканно попрощался (его знакомые уже попривыкли к этой новой привычке ежа) и молча сунул телефон в карман.
Потому что прямо к нему направлялся гроза всея офиса, самый сумрачный гений и архизлодейский архитектор... везущий на закорках маленькую девчушку, с радостным видом цепляющуюся за его шею лапками. А самое страшное, что Адриан еще и улыбался.
- Бр-р...
Это было мало похоже на приветствие, но Холмс не жаловался. Настроение у него было прекрасное.
- Привет. Держи. - поковырявшись в кармане одной рукой, волк выудил искомый предмет и протянул флэшку владельцу, - С тобой все хорошо?
- А-ага. - не очень уверенно отозвался Джеймс, беря законно принадлежащую ему вещь, - У меня, эта. Температура, наверное.
- Пить меньше надо. - как-то удивительно беззлобно произнес мужчина, - Бывай.
И удалился, оставив подчиненного гадать, что бы все это могло значить.

- Эта фенечка ужасна.
- Я знаю.
- Сними ее.
- Вот еще.
- Тогда я сниму.
- Да ты с узлом не справишься.
- Ну я отрежу.
- Я тебе сам отрежу.
- Хочешь поспорить, кто кому и что отрежет?
- А хоть бы и. Феньку - не дам.
to be continued...


 

@темы: взгляд со стороны, Холмс и Ватсон, Северный материк, Небельштадт, Джеймс, Астэ, Адриан

14:54 

К вашим услугам.

- Нашла, что искала? - я улыбнулся.
Маленькая кошка, стоящая передо мной, улыбнулась в ответ.
- Да, спасибо большое за помощь. - она поправила светлую прядку, съехавшую на лицо, - Извините, что напрягла.
- Брось, не о чем. - я махнул рукой, - Эту книгу действительно закопали за ненадобностью достаточно далеко, неудивительно, что у вас самих не получилось ее найти.
Девочка промолчала, все еще улыбаясь. Она здесь уже была одним из постоянных клиентов, так сказать. Часто приходила сюда делать уроки, писать доклады и прочие учебные штуки. Иногда, если была возможность, я ей помогал. Сегодня Астэ забежала ненадолго - ей нужна была книга для самостоятельного изучения достаточно сложной темы по истории - и в компании. Надо сказать, компания у нее оказалась та еще. Кошка иногда рассказывала о папе, который о ней очень заботится. Но я почему-то и подумать не мог, что между ними будет такой контраст.
То, что она ему была не родной, было настолько же очевидно, насколько и совершенно не важно. Меня больше удивляло, сколь разными были их характеры. Астэ - маленький солнечный ребенок, жутко болезненная, но очень светлая и ответственная девочка. Отец же ее был высок, хмур и зубаст, как и положено любому волку. А также страшно дотошен, внимателен и, кажется, ему авансом не нравилось все, что происходит. Вне зависимости от. Но Астэ словно бы не реагировала на его жесткий тон, общаясь с мужчиной до ужаса умильно.
Удивительно, да...
Я повел ухом в сторону шума, только сейчас сообразив, что беседа в той стороне проходит на повышенных тонах. Мы с Астэ переглянулись, как-то неожиданно сообразив, что в поисках нужной книги оставили вдвоем двух самых взрывоопасных существ.
- ...какой-то, и начинает умничать! - Эллисон сегодня была чуть более не в настроении, чем обычно; каким образом я умудрился этого не учесть...
- Кто бы говорил. - холодно отозвался волк, - Преподаватель-недоучка, а туда же. Ты бы сначала университет закончила, прежде чем всех подряд поучать.
- Вы посмотрите на этого гения недоделанного! Определение диагноза по фото, профессии по беседе! - вызверилась Эллис, - И откуда же ты такой взялся, детектив Шерлок?
Заметив, как изменилось лицо волка, я обреченно подумал - все. Сейчас рванет.
Я даже остановился, чтобы, значит, ошметками не задело. Также остановившаяся Астэ, к моему удивлению, заулыбалась.
Обдумать происходящее я не успел. Мужчина прищурился и, демонстративно поклонившись, произнес:
- Адриан Холмс. Архитектор. К вашим услугам.
Стоящая рядом кошка прыснула. Откровенно говоря, меня тоже потянуло на смех - я-то знал фамилию девочки, другое дело, что она нужна была исключительно для документации, а потому как-то не задерживалась в памяти все остальное время.
Следует добавить, что такой идиотской улыбки у своей напарницы я еще никогда не видел.

@темы: библиотекари, Эллисон, Холмс, Северный материк, Небельштадт, Дэмиен, Астэ, Адриан

14:02 

Уродливый новый мир, ч.1

Он сидел, забившись в угол комнаты. Темный силуэт, слегка обрисованный лунным светом. Серебристые блики выхватывали из беспощадной (хотя, для него, скорее, спасительной) тьмы шероховатую поверхность крыльев, которыми он себя слегка прикрывал, словно опасаясь нападения откуда-нибудь сбоку, темные завитки длинных волос и контуры крепко сцепленных рук, напряженно обхватывающих колени.
Янтарные, почти огненно-красные, глаза светились во мраке.
Грегор сам выбрал это место для сна, честное слово. Каюсь, я не торопилась зазывать горгулью в свою кровать, а спать рядом с безмятежной Элизабет ящер отказался сам.
Он вообще оказался не самым общительным парнем. Учитывая, из какого я состояния его вытащила, это не было удивительным - от хорошей жизни горгульи не каменеют - это вам даже сохранный мажик в возрасте до десяти лет подтвердит. Но и быть каменному молчуну нянькой-психологом я не собиралась. Притащу в школу, продемонстрирую преподавателям, пусть, не знаю, покрутят его, порассматривают - а там придумаем, что делать. Есть же, в конце концов, всяческие магические общества по защите прав горгулий, верно? Им и сбагрим. Мне оценка, им - новый объект обожания, Грегору - шанс на нормальную жизнь. Все счастливы, все прекрасно. Конец истории.
Я перекатилась на спину, закладывая руки под голову. Сумрачный мой гость (по негласной документации ныне - слуга) не шевельнулся. Я только почувствовала, что теперь он смотрит на меня. Небось подвоха ждет. Придурок.
- Прекрати пялиться. - прошипела я, раздраженно жмурясь.
Ответа не последовало, но, кажется, меня перестали с невероятным усердием прожигать взглядом. И то хорошо. Завтра вечером, если повезет, уже свалю отсюда в школу. Дальше тянуть смысла нет.
Не знаю, как мой чешуйчатый знакомец, а я уснула достаточно быстро.

Разбудил меня голос Элизабет, доносящийся с кухни. Или упавшее через окно зимнее солнце. Не важно - и то, и другое вызывали у меня одинаковое неприятие. Терпеть не могу солнце в морду, и когда утрами орут. А тут и то, и другое - это ж просто праздник какой-то. Я решительно откинула одеяло. Если сейчас начать с собой спорить, доказывая себе, что можно еще немно-о-ожечко полежать, события грозят затянуться. Провалюсь в дремоту, проснусь поздно и совсем никакая. С такими вещами, как, в общем-то, почти со всем остальным, разбираться надо решительно и резко.
...холодно, мать твою. И мерзко. Ненавижу зиму. Я опустила босые ступни на пол, испытав краткий приступ резко поджать их обратно. Наверное, было бы уместно сказать, что я героически его переборола. Я б только за, но - увы, нет. Неуклюже дернулась и стукнулась о край кровати обеими конечностями разом.
Зашипела, чисто раскаленная сковорода. Как нетрудно было догадаться, радости мне это не прибавило.
Размахивая хвостом, предприняла вторую попытку подняться. Получилось намного лучше - еще бы, теперь, когда обе ноги болели, холод уже не казался таким уж препятствием. А как взбодрило...
Грегора в комнате не было, из чего я сделала вывод, что он попал в плен к моей гиперобщительной соседке. Что ж, не повезло бедняге.
Дойдя до двери в ванную, я глянула в сторону кухни. Через дверной проем мне было видно ящера, сидящего за столом. Он смотрел куда-то в сторону, видимо, на Элизу. Вид у него был не самый счастливый, но вроде бы умирать он не собирался. Значит, принять душ я все-таки успею. Потом надо будет собираться.

Оставалось не так много сделать. Заглянуть в магазин, прикупить пару мелочей, книгу, там, какую-нибудь почитать - и в путь.
Грегора я, ничтоже сумняшеся, оставила на площади у выключенного фонтана - из-за своих размеров он представлял собой идеальный ориентир. Не хватало еще, чтобы это воплощение мрачности таскалось за мной, отравляя и без того не радужное настроение. Мне сегодня предстоит еще слишком многое сделать, чтобы позволить себе уже с самого утра начать на всех срываться. Ничего, чай, от холода он не помрет. Горгульи достаточно равнодушны к смене температур.
Ну, в любом случае, покупки заняли не слишком много времени. Заняли бы еще меньше, если бы окружающие не тупили так мучительно, сволочи медлительные. Такое ощущение, что некоторые утром выпили тормозную жидкость вместо чая. А некоторые делают это систематически. Бр-р, бесят.
Выйдя, я решительно направилась в сторону фонтана. Но увиденное заставило меня ненадолго притормозить. Я нахмурилась.
При свете дня это, все-таки, выглядело совсем иначе. Каменный ящер сидел, ссутулившись, плотно прижимая крылья к спине. Смотрел он только себе под ноги. И даже не шевелился, заметно вздрагивая только от внезапных шумов, коих, впрочем, на улице предостаточно.
Тут я, наверное, впервые всерьез призадумалась о том, что ему страшно. Не просто страшно, и именно страшно. Сколько лет он провел, будучи статуей? Для меня этот мир привычен, а что видит он? Что-то должно казаться ему безумно знакомым, и, наверное, оттого только страшнее.
Я раздраженно фыркнула и неспешно направилась к своему временному подопечному... вернее будет сказать, подчиненному. Тем временем произошло кое-что интересное - к горгулье, мирно сидящему на самом краешке, подошла маленькая девочка, кажется, кошка. Отссобенно в глаза бросались почему-то облако светлых волос и торчащие из него треугольные ушки. Кажется, она что-то сказала. Ящер от неожиданности сначала шарахнулся в сторону, но почти сразу замер, глядя на юную собеседницу почти затравленно. Та опустила ушки, продолжив говорить. Грегор смотрел на нее недоверчиво, но потом вдруг что-то ответил - судя по шевельнувшимся губам.
До меня донесся тихий смех девчушки. Кажется, слушая ее, ящер стал понемногу оттаивать. Он пересел обратно, сложив руки на коленях. Судя по выражению лица, что-то спросил. Кошка снова захихикала.
- Астэ! - окликнул кто-то.
Новым участником мизансцены оказался высокий волк в черном пальто. Он хмурился еще более недовольно, чем я, и вообще, впечатление производил грозное. Однако мелочь обернулась к нему с совершенно восторженным энтузиазмом:
- Я сейчас.
Она развернулась обратно к Грегору, что-то быстро проговорила и сунула ему какой-то сверток. Он, кажется, слабо улыбнулся... и заметил меня. Улыбка так и не состоялась, взгляд ярко-оранжевых глаз стал в разы серьезнее.
И девочка обернулась ко мне.
Некоторое время мы стояли, молча глядя друг на друга. Честно говоря, от ее взгляда у меня шерсть на загривке зашевелилась. Дети не должны так смотреть.
- Астэ! Ты идешь или нет? - недовольный окрик пасмурного волка вывел девчонку из созерцательного состояния.
Та тряхнула головой.
- Да, иду! - и унеслась, один раз обернувшись на меня.
На меня, не на Грегора.
- Подъем. - буркнула я ящеру, подойдя ближе.
Подумав, пихнула ему пакеты. Пусть пользу приносит, мне еще чемоданы тащить.
- Пора на вокзал. Держись поближе. Думаю, тебе там не понравится.
Он держал пакеты одной рукой. Во второй был сверток. От него ощутимо тянуло выпечкой.
- Это пирожок, если ты не догадался. Не думаю, что он отравлен. - заботливо подсказала я.
Ящер взглянул на меня так, что если бы взглядом можно было убивать...

@темы: Северный материк, Ровена, Небельштадт, Грегор, Астэ, Адриан

Raise Her Hands

главная