Записи с темой: северный материк (список заголовков)
01:35 

Улыбка расплылась на моем лице совершенно самостоятельно, как только я услышал стук двери.
- Привет.
- Привет, Шейн. - я наклонил голову, напряженно прислушиваясь к знакомому голосу.
- Не обольщайся, Кроуфорд. - голос лиса звучит недовольно, - Это Мона меня сюда притащила.
Ну, разумеется. Я почти вижу, как Паркер хмурится, пока произносит все это. После он подходит к кровати. Бесцеремонно, в свойственной ему манере, плюхается на край кровати, стукнув по ней хвостом. Мне на мгновение кажется, что я почти слышу шорох отдельных шерстинок о плотный больничный пододеяльник.
Ха-ха-ха. Разумеется, я выдумываю. Что еще мне остается теперь, кроме собственного воображения? Посмотрим правде в глаза.
Пус-стота, да я сегодня в ударе.
Моя улыбка стала безмятежнее на сколько-то единиц измерения безмятежности, если представить, что они существуют.
- И где, в таком случае, ты ее потерял? - дружелюбно уточняю я у хмуро сопящего лиса.
- Она с врачом разговаривает. - неохотно пояснил Шейн, - Ты же знаешь, ей лишь бы попиздеть. Не горюй, дойдет до тебя - не будешь знать, куда деваться.
- А ты, значит, с ним еще не беседовал? - мой собственный голос приобрел весьма будничный тон.
Что-то типа как если бы я спросил Паркера, смотрел ли он последний выпуск погоды.
- Не-а. - собеседник звучно поскреб в затылке, - Слушай, ты если засыпаешь, так и скажи, чего трындим-то.
- Я не сплю, Шейн. - полушепотом я вновь обратился к лису по имени, - Я просто не хочу открывать глаза. Я не вижу, понимаешь? Ничего не вижу.


Кто знал, что у младших курсов сегодня внеплановая внеучебная активность? Правильно, учебный отдел. Кого не смогли предупредить вовремя из-за не вовремя сломавшегося телефона?
Бинго! Меня.
Я откинулся на спинку стула, блаженно жмурясь. Самое замечательное в том, что я не против. Главное, что кабинет оказался не занят, можно спокойненько посидеть. Я на что-то такое рассчитывал. Поблажка инвалиду, всякое такое... Нет, мне не стыдно. Я не собираюсь храбриться и с пеной у рта доказывать, что нет-нет, я нитакой, я никогда не признаю себя ущербным... и прочая чушь в духе. Отнюдь. Я дефектен в значительной степени, и мне уже ничем не помогут ни маги, ни технократы, ни восточные гадания на округлых речных камушках. Я не страдаю, я давненько смирился, серьезно. Просто раз наше не в меру цивилизованное общество предусматривает поблажки немощным, я совершенно не против ими пользоваться. Такие дела.
...никак не привыкну к этой безумной иронии. Плохое зрение у меня с детства. Очки были с вот такенными стеклами. Как голову не перевешивало, сам диву давался. Помнится, когда произошло резкое ухудшение, я одолевал родителей паникой. Боялся, понимаете ли, ослепнуть. Прям ночным кошмаром стало!
Так боялся, что когда действительно мое зрение достигло уровня "о, погодите, в общей пелене я различаю силуэты!", я даже обрадовался. Потому что незадолго до этого я видел сочное такое НИЧТО.
Если вы понимаете, о чем я.
Торопливые шаги за дверью отвлекли меня от почти ностальгических и очень самоиронических размышлений. Я повел ухом, прислушиваясь. Шажки маленькие, семенящие. Кто-то из учеников. Так-так.
Интересно. Каждый раз - такая развлекуха! Мелкие радости ослепительной (ха-ха) жизни бывшего полицейского.
Итак, шаги замерли, после чего дверь распахнулась.
Без стука, ага. Если это не случайный захожий... среди тех учащихся, кого я знаю, только небольшая часть вламывается без стука. Еще меньше вваливаются в кабинет сразу и вприпрыжку.
- Мистер Кроуфорд!
Необходимость гадать отпадает сама собой.
- А, мисс Маклейн. - я невольно расплываюсь в улыбке.
Киара Маклейн - обладательница на редкость милого голоса и одна из самых - поневоле - шумных существ на своем потоке. Старательна в той же степени, в которой невнимательна, но предмету явно уделяет значительное внимание, частенько задерживаясь после занятий, чтобы поспрашивать вне программы. Насколько я понял, это из-за того, что ее старший брат работает среди спецов. Как по мне, так не вдаваться бы ей в такие дебри, специальный отдел на то и специальный, чтобы не спать за остальных. Но терять или не терять покой - личный выбор каждого, а свободу этого самого выбора я уважаю.
- Я! Вчера пекла печенье! - радостно тараторит котейка (определено по периодическому мурчанию до того, как было подтверждено словами очевидцев), прыгая вокруг стола, - И принесла! Вот! Это в честь прошедших праздников!
К слову о радостях жизни. Я подпер щеку рукой, чувствуя, что улыбка моя расползается все шире:
- Большое спасибо.
Я слышу, как она довольно хмыкает, снова перескакивает с места на место, бряцает какими-то украшениями и делает глубокий вдох для новой тирады.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Киара, флэшбек, Шейн, Джефферсон, Академия

15:33 

Только щедро плеснув водой себе в морду, я вдруг осознала, что уже дома. Опустила взгляд, с некоторым усилием заставив его сфокусироваться на собственных ладонях. О, кровь. Поехали.
Я ухватилась за край раковины, прикрыв глаза. Думаю, лицо мое выражало сейчас бесконечное терпение, близкое к просветлению.
Как я не люблю цветные круги! А они обычно следуют сразу за очередным побегом части кровяных клеток из моего организма. Блять. Бесит меня моя тушка, не могу просто.
Я щедро и очень хлюпающе вдохнула и неторопливо приоткрыла глаза. По очереди. Мир не торопился приобретать болезненную четкость, яркость и осмысленность, но без первых двух я все равно сориентируюсь, а третьего один хер не дождешься даже в добром здравии.
Я вывалилась из ванной, прилично закрыла за собой свет и погаси... Дверь, ага. Мысли, па-а местам! Погасила - свет, закрыла - дверь. Ну что за анархия, ядреный конь? Я покачала многострадальной за сегодня головой и тяжко вздохнула. Подумаешь, магией бабахнуло.
Подкатившая к горлу тошнота так не считала. А я считала! И я сильнее порывов своего бесполезного тела. Поэтому я собрала в кулак волю, выдержку... что там еще? И пошла на инспекцию жилища. Оная показала, что Теона сейчас нет, а вот Морхед занял мое любимое место для отходняка - диван. Я нетвердой походкой подошла ближе, но, прежде, чем успела раззявить пасть и выдать более-менее вербально оформленное требование освободить хотя бы часть необходимого мне пространства, шакал сам сдвинулся к краю, даже не поднимая взгляд от книги. Я шмыгнула... нет, снова хлюпнула носом и торопливо заняла оставшееся диванное место. Ноги можно закинуть на подлокотник, так они меньше гудят. Ну а спиной я привалилась к шакалу, который через пару секунд зашуршал, возясь с книжкой, и высвободил одну руку, чтобы приобнять меня. О, как это мило.
- Кровью диван не залей, клуша.
А вот это уже не очень.
- Не залью. - прерываюсь на очередную порцию перегона крови в собственной носоглотке, - Не кипешуйся. Вот-вот должно пройти.
Морхед пошевелился. Судя по возникшему дискомфорту, смотрит на меня укоризненно и неодобрительно. Осуждает, значитца, всецело мой подход. Вопрос только, к чему: к собственному здоровью или беззаботность относительно сохранности мебели? Сложный, философский, мать его, вопрос! Не потяну!
- Ненавижу магов, - я решила поделиться впечатлениями, - Вот все хорошо у северян, особенно деревья и собаки. Но маги - плохо! У нас такого безобразия нет.
- Да у вас, технократов, вообще ни хуя нет, если на то пошло. - хмыкнул собеседник.
Наверное, задела его патриотические чуйства.
- Ну почему? У нас есть забористая наркота и роботы.
- Вот счастье-то!
Я запрокинула голову, легонько стукнувшись о голову Морхеда затыклом. Пиздюк! С мысли сбил, вредничает сидит - не кусали, что ли, давненько?
- Ты мудак. - почти ласково рыкнула я, потершись затылком о шакала.
- Еще какой! - он хохотнул.
Славный мужик. Даже когда не в настроении.
- Так чего маги-то?
Благословенные микросхемы! Ему, кажется, все-таки интересно!
- Сегодня какие-то мудозвоны на выезде устроили зажигательную вечеринку. - я строго глянула через плечо, откуда эхом донеслось мечтательное "вечеринка", - Ну, мы с ребятами их знатно упокоили, - я частенько и весьма намеренно путаю слова "успокоить" и "упокоить", - А между делом и под раздачу попали. Это вроде отката - тушка знатно выведена из строя и сбоит.
- Ну, пока ты не помираешь и не обсбоиваешь мебель... - нарочито неуверенно протянул Болтон.
- Пошел ты! - я громогласно захохотала, восторженно игнорируя боль, стучащую в висках, - Болтон, серьезно, пошел ты!
Я продолжала веселиться еще какое-то время. Вот это молодец, знает, как развлечь хворающую даму!
- А что ты читаешь? - я завозилась, переключив внимание.
Очередной приступ боли во всем теле сразу провоцировал на поиск деятельности, но шакал решительно прижал меня рукой к себе, не давая ерзать.
- Ты мне вот что скажи, пизданутая, - начал Морхед, прочистив горло, - Какого рожна тебе вечно надо читать именно те книги, которые читаю я? Ты заебала уже закладки перекладывать.
Я надулась, наклонив уши вперед.
- Мне гораздо проще запомнить одну твою страницу, чем постоянно сменяющиеся на протяжении дня страницы собственного читального прогресса. - хмуро фыркнула, по счастью, ничего кровищей не забрызгав, - А что до подбора литературы...
Скиснув окончательно, я обеими лапами ухватилась за руку собеседника, растянула хвост на его коленях и очень, очень неохотно пояснила:
- Мне просто интересно.
Вместо ответа Болтон высвободил руку и ухватил меня за нос. Вот это коварство!
Вот это подонок у меня!

@темы: Джиневра, Морхед, Небельштадт, Северный материк

00:33 

- Простите! - крикнула я вслед весьма торопливому юноше, с которым мы по причине общей невнимательности только что столкнулись.
Ну, в конце концов, не так уж это и больно. Я потерла плечо, коротко вздохнула и заторопилась дальше, на ходу доставая из кармана список. До Ночи Рождения Мира оставалось пугающе мало времени, а по всему выходило, что подарок я пока не купила только Зольфу. Я почувствовала укол совести: этот преподаватель, один из немногих специалистов психонавтики, действительно многое для меня делал и продолжает делать, а я...
Я покачала головой. Однако у меня есть оправдание (оно у меня всегда есть)! Зольфу очень трудно выбрать подарок. Не носки же в дар приносить, да? Ладно бы еще самостоятельно связанные (хотя мне даже представить страшно момент вручения; меня сочтут безумицей в стенах Академии!), но покупные - дурной тон.
Устала я за день, конечно, изрядно. Но! Зря нас, что ли, пораньше освободили от занятий? Надо использовать все свободное время с умом. Да, так я и решила, пока поскальзывалась и изо всех сил пыталась не выронить куртку. Проходивший мимо летучий мыш легко поймал меня за шиворот.
- Осторожнее. - произнес он негромко.
Я только пискнула в ответ что-то, безусловно, полное благодарности и торопливо ускакала прочь. Неловко! Но привычно. Но неловко!
Я как раз выскочила на довольно большую площадку торгового центра, когда что-то привлекло мое внимание. Быть художником так трудно, внимание такое рассеянное... Однако повторный осмотр местности дал основания полагать, что меня привлекла небольшая движуха возле фонтана.
Есть мнение, что в Небельштадте все самое важное и интересное происходит возле фонтанов. И знаете, что? Я склонна с этим согласиться. Так что я подрулила немного поближе, настороженно топорща уши.
На бортике сидели двое... нет, трое! Двое, не считая лисенка! В общем, сидели. И еще был охранник, которому что-то от них понадобилось. Сокращение дистанции позволило мне расслышать, что именно:
- Здесь, вообще-то, курить нельзя. - просипел медведь в форме.
- А я и не курю. - доброжелательно улыбнулся ему один из сидящих, светло-бежевый кот, который и впрямь сидел с сигаретой.
Не подожженной. Каков коварный провокатор!
Волк, соседствующий с предыдущим оратором, пересадил ему на колени маленького лисенка и веско подтвердил:
- Не курит. И не закурит, не волнуйтесь.
Какое-то время охранник и последний играли в гляделки, но потом работник отчалил, видимо, признав несостоятельность собственной претензии. Надо сказать, выбор у него был не очень богатый, тут действительно не прикопаешься, даже если очень захочется.
А я... что я сделала? Я как всегда: прежде, чем успела что-либо осмыслить, подошла к этим двоим, нет, троим. И застыла, собираясь с мыслями. Я такая рассеянная, с-с-стыдна. Надо было сначала подумать, а потом подойти! Ну это же так просто! Кто любитель путать последовательность действий? Но, к счастью, это не распространяется на все сферы жизни, в основном только на социальную.
Первым меня заметил кот, меланхолично почесывавший зверика за ухом. Волк обратил на меня внимание чуть позже, потому что ему кто-то успел позвонить, и теперь он этого кого-то усиленно распекал, причем в таких выражениях, что мне стоило большого труда не делать заинтересованное лицо. Я не дурак выразиться, если всерьез припечет, но тут были такие вершины мастерства, что мне и не снилось. Когда отчаянно бранящийся посмотрел на меня, я едва не шагнула назад, только запоздало сообразив, что злость в его взгляде адресуется не мне, просто переключиться бедолага не успел. Я слабо и нервно улыбнулась, разведя ухи в стороны.
- Будешь?
Вопрос вырвал меня из той стадии словесного отупения, когда я могла только дебильно улыбаться, параллельно размышляя, как интересно, какие у них у обоих яркие глаза: у волка пронзительно-зеленые, а у кота ярко-голубые. Но, к счастью, меня отвлекли от эстетических восторгов, и мозг тут же заработал нормально. Я опустила взгляд на протянутую мне котом пачку сигарет и помотала головой:
- Нет, я... - встретившись с ним взглядом, я не смогла отделаться от ощущения, что мой ответ ему был известен заранее, - Я не курю. Просто хотела поближе посмотреть на лисенка. Очень хороший зверь, да?
Собеседник усмехнулся:
- В карты выиграли.
Волк, разобравшийся с вербальной частью телефонных дел, и теперь сосредоточенно настукивавший кому-то сообщение, поморщился, как от зубной боли. Ему, кажется, памятная игра в карты не казалась такой уж замечательной.
- О... - я даже растерялась.
Ну, если приглядеться, то такому зверьку только в таком странном качестве, как ставка в карточной игре, и быть. Это мы, двуногие, бываем самых разных, подчас довольно диких, цветов, среди четвероногих такие отклонения встречаются редко. А лисеныш был чарующего дымчато-розового цвета. И глаза у него голубые - не такие яркие, как у кота, скорее светлые, почти прозрачные, как весенний лед.
- А можно его погладить? - мне понадобилось дополнительное время, чтобы набраться смелости.
- Можно его забрать. - буркнул волк, скорчив морду телефонному экрану.
Кот хмыкнул, задумчиво пожевав сигарету:
- Койкомест и впрямь маловато осталось. Что ж, так и поступим! - подняв лиса, мирно задремавшего на его коленях, он протянул животное мне, - Забирай. Веди себя хорошо (это он мне или лисенку?!).
Я живу в общаге, делю комнату с еще одной девушкой. Что я сделала? Правильно. Я подошла, поставила на пол пакеты с подарками, а на бортик между ребятами свой рюкзак, положила рядом куртку и стала выкладывать из рюкзака книжки. Переложу в пакет.
Закончив с этим, я решительно и непоколебимо потянула свитер через голову. Звучит, конечно, экстремально! Но у меня под ним была еще футболка. Только она задралась. Я даже пикнуть не успела, только испугаться, но потом поняла, что что-то (кто-то!) потянуло край футболки обратно вниз. Выпутавшись из пут собственной кофты, я благодарно кивнула волку, стараясь не делать совсем круглых глаз, и продолжила свое занятие: следующим этапом должно было стать укладывание свитера по внутренней части рюкзака. Я же не хочу, чтобы лисенка продуло, верно? С этим мне помог уже кот; пока он возился поблизости, я вдруг обратила внимание, что рукава его куртки местами щедро испачканы краской. Высшие силы, да это, кажись, собрат по кисти! Я должна была сразу догадаться.
Отчего-то это заставляет меня вновь расплыться в улыбке. Я тянусь аккуратно погладить высунувшего из рюкзака нос зверя и смотрю по сторонам. Сначала на волка.
Он смотрит на экран телефона почти страдальчески, вид у парня одновременно смущенный и серьезно озадаченный. Он поворачивается, глядя мимо меня на кота, и трагично вопрошает:
- Мист, что значит: "Какой лучше - красный или зеленый?"? Как я должен знать, если своими глазами не вижу, а так мне на ней любой цвет нравится?
Кот, чье имя (прозвище, вставить свое) мне теперь было известно, глубокомысленно фыркнул, вытащил сигарету, посмотрел на нее с очень непростым выражением лица, и обратно зажал губами, не совсем внятно отозвавшись:
- Что есть выбор цвета в сравнении с Вечностью?
И мне стало сразу так странно. Я еще раз на них на обоих посмотрела и почти расстроилась. Как так вышло, что я никогда не видела их раньше? И неужели я сейчас просто заберу лиса и уйду, и мы никогда не пересечемся снова?
Но это же так неправильно!
Пустота, что-то так проняло, чуть не до слез. Я творческая, со мной бывает! Но с этим все равно как-то надо справляться.
Я тихонько поворошилась в стопке вытащенных книг, взяв тетрадку в плотной обложке. За пружину был зацеплен карандаш. Сделав пару шагов, я обвела обоих взглядом и попросила:
- Ребята... а можно.... можно, я вас нарисую?
И невольно приподняла плечи, прикрыв нижнюю половину лица тетрадью.

@темы: Северный материк, Нейтан, Небельштадт, Мист, Киара

20:57 

- Выходит, я могу тебя поздравить?
Отец курит. Он редко курит. Почти никогда. А сейчас - курит.
- Стоило бы. - девушка звонко смеется, - Работа действительно непыльная, есть, чем гордиться.
Отец улыбается, переводя взгляд в окно.
- Ну а как дела у Николь?
- Может, у нее самой и спросишь?
- А что мешает ей ответить?
Я не смотрела на них до этого момента, я смотрела на прямую спину матери, выставившей на кухонную тумбу цветок. Щелкали ножницы, с сухим шелестом осыпались поврежденные листья и веточки, отделяемые от стебля. Люблю, когда мама возится с растениями.
А, погодите. Там что-то было обо мне?.. Когда я, запоздало и неохотно спохватываясь, вновь смотрю на Шэрон, она только-только разворачивается ко мне. Значит, заставить эту королевскую особу обратить на меня внимание можно только игнорируя ее? Как банально.
Я устало сдвигаю брови, почесывая щеку. Собираюсь с мыслями - мне некуда торопиться. Родители о моих успехах и неудачах в курсе, а эта может и подождать, не сломается.
- Как мои дела? - хмыкаю, поправляя рубашку, на которой то тут, то там встречаются далеко не всегда хотя бы застиранные пятна краски, - Живу отдельно, подрабатываю в книжном магазине, учусь в ВУЗе на дизайнера.
- Твоей зарплаты достаточно, чтобы снимать в Небельштадте квартиру?
О, Высшие Силы. Ты только это и услышала, верно?
- Нет, недостаточно. - я поправляю сильно ослабленный галстучный узел, философски глядя куда-то в окно.
- Тогда?..
Вот это допрос. Есть ли тебе хоть какая-то разница, скажи мне? А, впрочем, не имею ни малейшего желания это знать.
- Я живу не одна. - смотрю сестре в глаза, - С парнем. И с общими друзьями. Еще вопросы?
- Да нет, пожалуй... - кошка чуть морщит нос, - Если бы тебя это не устраивало, ты бы так жить не стала, верно?
Я, все еще подпирающая дверной косяк плечом, как если бы он мог вдруг упасть, покивала, стараясь не заострять внимание на ее улыбочке. Ненавижу снисходительные улыбки. Прям до дрожи.
Но что поделать? Нужно просто смириться с тем, что это в очередной раз произошло, и этот день будет и дальше длиться, и длиться, и длиться...
И не забывать, что меня позвала мама. Потому что я нужна ей здесь.
Мне нужно вести себя хорошо.

Честно говоря, я к моменту выхода из квартиры уже плохо осознавала окружающий мир.
Мне наплевать. Честное слово, мне абсолютно наплевать, какая там вышла история, и кто в этой истории больше некрасив - что вышло, то вышло, мой отец никогда не был подлецом и всегда помогал своей прошлой семье по мере своих сил. Точка. А кто там кого из чьей койки выдернул - дело, не касающееся ни меня, ни моей сводной сестры. И мне надоело, что за последние пару лет она стала абсолютно упускать это из виду.
Делом моей жизни было прожить эту самую жизнь так, чтобы не пришлось ни о чем жалеть. Дело жизни Шэрон - доказать, что она живет лучше, чем я. Ее не выдерживает даже абсолютно инертный в вопросах скандального окружения Макс, мама сказала, смылся еще с утра, как только услышал о приезде.
Не могу его в том винить.
Пора с этим что-то делать. Да, точно, пора - я подумала это так спокойно, что когда я пихнула сестру, так, что она слегка (а жаль) стукнулась спиной в стену, и прижала рукой ее шею, то почти удивила сама себя.
Я не боялась, что на шум выглянут родители. К моменту снизошедшего на меня просветления мы спустились на полтора этажа вниз. Лифт сломался. Надо же, как удачно.
- Значит так, ты, слушай сюда. - внутри все кипело и клокотало, но мой голос был очень ровным, а взгляд, думается, даже немного сонным.
Альтернативы нет. Или так, или я начну орать или вовсе ее покалечу, может, даже прибью. У всех есть порог терпения, почему бы моему не кончиться здесь?..
- Если... - кошка, еще не совсем осознавая происходящее, дернулась, и мне пришлось надавить сильнее, чтобы вернуть ее внимание к моим словам, - Если тебе так важно приезжать в гости - ну, по папочке, которого у тебя не было, снова заскучаешь, к примеру - продолжай приезжать, я не жадная.
Я коротко потянула носом воздух.
- Но если я увижу сама или узнаю от кого-то, что ты снова изводишь мою семью - я тебе хвост выдерну, чучело. - я почти что ткнулась лбом в лоб "собеседницы", - По самую шею, если тебе интересно. Ты меня поняла?
- Руку убери. - во взгляд Шэрон вернулся прежний холод, если передавлю сейчас - быть некрасивой сцене женской драки.
Она тоже не беспомощная барышня. Просто я сыграла на элементе неожиданности. Ну и видок у меня сейчас, думается, тот еще.
А что поделать? Мне некогда с ней разводить. У меня дома еще ужин не готовлен.
- Я спросила: ты поняла ме...
- Это что же, ты с девками теперь обжимаешься? - какой знакомый голос.
Да ладно. Просто не могу поверить. Я медленно отстранилась от Шэр, неторопливо убрала руку и развернулась, мимоходом удивившись, что моя неосмотрительно незащищенная сразу спина еще цела.
Это же просто какой-то праздник.
За моей спиной сестра выпрямилась, потирая шею. Думаю, она тоже собиралась с мыслями для ответа: ей такие грязные инсину... и... инсинуации не приятнее, чем мне.
У нас есть немного сходств, не поспоришь.
Я смерила взглядом каргу. Набор пожилой джентльменши при ней: клюка в одной руке, пустой пакетик в другой, за плечами хлопает белый плащ. Этому городу же нужен герой, не так ли? Хранительница морального облика всея подъезда, вы, блять, только подумайте.
Между прочим, за ней должок. Серьезные обиды я просто так забывать не склонна. Сегодня особенно.
- Ты, бабушка, - я заговорила раньше сестры, заговорила мягко, практически вкрадчиво, - В магазин, небось, собралась?
И, прежде, чем кто угодно что угодно сказал, я дала волю чувствам, звучно рявкнув:
- Вот и шлепай!
Все, знаменитая немая сцена воссоздана в нашем подъезде. Шэр, наверное, слишком впечатлена, раз никак не комментирует. Бабка вообще чуть инфаркт не получила, судя по тому, как она сейчас молча ловит воздух ртом. Ничего, если что, вызову скорую.
Я не жадная, все для окружающих.
Поправляя закатанные еще в квартире рукава, я обводила взглядом мизансцену, когда наткнулась на спуске на знакомый силуэт. И сразу же возникло такое ощущение, что меня выключили. Я опустила сначала оба уха (почти одновременно!), потом - закручивавшийся вопросительным знаком хвост. Растерянно потянулась расправить один из рукавов, вздохнула и отвела взгляд:
- Привет, Мист.
Кот стоял на пару ступеней ниже площадки, вытащив один наушник из уха и недоуменно глядя на меня.
Вот теперь мне стало стыдно. Как это все некрасиво...

@темы: Шэрон, Северный материк, Реды, Николь, Небельштадт, Мист

01:31 

Внезапно зазвонивший мобильный может стать причиной очень многих неприятных происшествий.
Но Высшие Силы миловали, и я только поскользнулся, взмахнул руками и застыл с видом бесстрашным и непреклонным. Да. Какой я.
- Слуша...
Но собеседник не дал мне даже начать.
- Ауле! - панически закричал мой знакомец, пока я судорожно пытался идентифицировать голос, - У меня проблемы!
Тем временем, я вспомнил.
- Разумеется, проблемы. Если разговор начинается с моего имени... Что у тебя стряслось? - я пошевелил основной парой крыльев, чувствуя, как одновременно неловко дернулась побочная.
- Стря... слось... - повторил мой невидимый собеседник и нервно хохотнул, - Слушай, тут такое дело... Понимаешь, у нас тут... э... один прибор... кхм... вышел из строя. Короче, нужно, чтобы ты сходил в магазин и попросил у продавца инструкцию!
Звучит просто, не правда ли? Я смотрю на часы.
- Хорошо. - наверное, я совершаю роковую ошибку, но, - Давай, немножко подробностей и адрес магазина мне. Сделаю, что смогу.

Да, я совершенно точно совершил роковую ошибку. Это я понял еще на подходе к искомому магазину. Нет, понял я это еще тогда, а вот сейчас, поправляя шарф и протягивая свободную лапу к ручке двери, я это осознавал очень отчетливо. Но все равно потянул дверь на себя. И тут же прижал уши, недоуменно поглядев на зазвеневшую штуковину. Музыка ветра, да?
Пус-стота, как же это все иронично.
Из вежливости я кивнул сидящей за прилавком девушке и, особенно на оную не глядя (С-СТЫДНА), для начала осмотрелся. Увиденное вгоняло меня в граничащую с отчаянием растерянность. Да вы, наверное, шутите... Большинство... хм... агрегатов? выглядело так, что мне даже страшно было подумать о функциях, которые им надлежало исполнять. А если думать слишком старательно, то мне неминуемо становилось мерзко, а щекам - жарко.
Ну и день, ну и день, вы только поглядите.
- Если вам нужно что-то конкретное, - тоном читающего заученный текст произнесла дева за моей спиной, - Вы можете об этом сказать.
Я, потерянно наворачивающий уже третий или четвертый круг, остановился, обдумал ее заявление и подошел к прилавку. Стараясь не смотреть на находящееся под стеклом дольше, чем того требовалось, чтобы, скажем, понять, что это не то, что я ищу.
Я взглянул на собеседницу, наконец. Достаточно молодая представительница шакальего рода, наверное, моего возраста. Волосы собраны в переброшенную через плечо косу, взгляд скептичный (притом она даже не на меня смотрела), губы задумчиво поджаты. Я мучительно поднял брови, скользнул взглядом по клеткам на ее рубашке и тяжело вздохнул.
Не то, чтобы это оказало какое-то впечатление. По крайней мере, явно не положительное, потому что девица вздохнула почти так же тяжело, как я, покачала головой и выложила на стекло прилавка тетрадку с ручкой:
- Не можете сказать вслух - напишите.
Я потер щеку и смущенно и до ужаса глупо улыбнулся.
- Понимаете ли...
- Не понимаю. - честно призналась обитательница этого оплота порока, - Но если ты прекратишь мяться, есть шанс.
Она перебирала какие-то листки, разложенные на ее коленях. Наверное, документация какая, или что.
Я набрал в грудь побольше воздуху и стал понемногу объяснять, что происходит. Выходило с так себе успехом, совсем не столь складно, как в репетициях по пути сюда, но - получалось.
- Пиздец. - резюмировала собеседница и подняла на меня взгляд.
Отчего-то, сам не зная, собственно, отчего, но я воззрился на нее недоуменно. К щекам вновь прилила кровь, а в мыслях обратно воцарился первозданный хаос. Но я же настоящий мужчина, и способен справиться с собой?
- Пиздец, - согласился я, решительно кивнув.

Ладно хоть не лавки. Но все равно сидения у них в участке те еще...
Я уже полчаса как куковал в коридоре, считая воображаемых ворон, пока Шаманище просиживал штаны в кабинете. Мне искренне хотелось верить, что хотя бы сегодня его не отделают так, что придется сначала волочь его в травмпункт. Мне не влом, честное слово!
Но хочется побольше оптимизму, что ли. В пылу задумчивости я похлопал крылышками. Все эти полчаса двое граждан Небельштадта справа от меня ведут неистовый спор, восхищающий своей бесконечностью и полным отсутствием понятного случайному зрителю смысла. Потому что, по сути, они друг другу доказывают сентенции, с которыми оба и согласны. Ну, в духе:
- Ты виноват!
- Еще как!
- Нет, ты виноват!
- Да я говорю тебе, я виноват!..
Восхитительные ребята.
Мне кажется, если они правда такие косяки, как говорят, то к ним санкции не применяют из умиления, а в коридоре держат в назидание и устрашения ради. Неплохой педагогический эффект, центральный участок! Так держать!
Я откинулся на спинку сидения, устало прикрыв глаза. В голове крутилось множество мыслей, но все, как одна, абсолютно идиотские. Но забавные. Но идиотские.
...если этот дурак сейчас не выйдет, то не знаю. Идти его спасать, что ли? Как истинный герой, весь в белом... и крылатый. Ладно, теперь я перебарщиваю с иронией.
От необходимости развивать тему мрачных шуток о Сонме меня избавила распахнувшаяся дверь. Вывалившийся оттуда Шаман выглядел потрепанным, но вполне бодрым и "на ходу".
- Да пошли вы!..
- Всенепременно! - не менее живо отозвался вышедший следом полицейский.
О, знакомая двойка. Сейчас должен еще кудрявый хаски вырулить... ну, как я и говорил!
Я почувствовал укол подозрений. Но прежде, чем я успел его осмыслить, в коридоре поднялась шумиха. Вызывал ее другой дуэт. Летучий мыш и лис в кепке шествовали неспешно, аккуратно огибая окружающих, не догадывающихся отпрыгнуть в сторону. В чем была причина их фурора? Все просто! Оба были в крови чуть не полностью.
Выпихнувший Шамана полицейский звучно хмыкнул:
- Гляди-ка, Стоун, вот у кого-то вечеринка была, а?
Его напарник сделал такое выражение лица, что у меня в ребрах заныло.
Летучий мыш же, остановившийся в ожидании освобождения прохода, оглядел себя (видимо, уже в н-нный раз), и безучастно пояснил:
- Оно взорвалось.
Шакал захохотал. Кажется, его это осчастливило. А я, пока боролся с поднявшейся на загривке шерстью (вы бы слышали этот смех), напряженно пытался сообразить, что же мне не так. Ситуация, тем временем, рассосалась сама: лис пообещал тормозящих измазать в трофейной кровище, и зеваки решили не искушать судьбу. Обе боевых двойки утекли в одном направлении; лис как раз рассказывал шакалу, как именно взорвалось существо, и какой звук оно при этом издало. И внутренности у него полетели вооооот так.
Я поднял взгляд на зайца, подгребшего ко мне.
- Напомни мне, как зовут этого?.. - я кивнул в сторону уходящего полицейского с жутким смехом.
- Подонка? - шарясь по карманам в поисках сигарет, уточнил заяц, - Да блять...
Я молча протянул ему свою пачку. Парень достал сигарету, подумал, убрал ее в нагрудный карман и достал еще одну.
- Болтон.
Я вспомнил.
- Старший инспектор Болтон, точно. - повторил я.
- А чего тебе от него надо?
- Ничего. - я хмыкнул, покачав головой, - Ни-че-го мне от него не надо.
Похожи-то как, охренеть. Удивительно, что я сразу не догадался.
Я поднял голову, глядя на собеседника снизу вверх.
- Напьемся сегодня? - это прозвучало не так вопросительно, как я фантазировал изначально.
Шаман кивнул.
Я тоже покивал - не знаю, зачем. Потом еще и покачал головой. И вторично за сегодня резюмировал:
- Пиздец.

@темы: Шейн, Шаман, ЦПУ, Северный материк, Небельштадт, Морхед, Ингрид, Джон, Ауле, Аждеха

00:27 

В квартире было тихо. Я бесшумно зашла внутрь, аккуратно прикрыла за собой дверь. Я так старалась, что мои ушки подрагивали в такт тихим щелчкам замка. Ригард, наверное, спит, так что...
Что именно "что", додумать я не успела - запнулась о ковер и с тихим писком врезалась боком в тумбочку. Едва успела подхватить стоявшую на ней квадратную вазу с сухими цветами. Застыла, тяжело дыша и таращась в зеркало аккурат перед моим носом. Какие у меня глаза большие!
- Ки? - раздалось из комнаты, - Это ты?
- Прости! - тут же выпав из оцепенения, отозвалась я, - Я не хотела тебя будить!
С некоторым трудом отцепилась от тумбочки, наскоро разулась и скинула рюкзак, после чего потрусила в ванную. Когда я завершила все банные процедуры, Ригард уже стоял в коридоре, скрестив руки на груди и с, пожалуй, добродушным видом наблюдая, как я вешаю обратно уроненное полотенце.
Я почти сразу опускаю взгляд; мне бы не хотелось, чтобы он заметил, какое гнетущее впечатление производит на меня его вид. За выигранное время я хотя бы заставляю брови прекратить съезжаться домиком.
Па-абеда!
...потому что кот выглядит не просто усталым, а изможденным. Думаю, его только в лучшем случае сегодня с утра отпустил очередной приступ. Отсюда и припухлые веки, и взгляд у Ригарда мутный, и движения очень ломанные, он явно рассчитывает их заранее, чтобы меньше двигаться.
Я выпрыгиваю из ванной, вслепую щелкаю выключателем и беспардонно лезу обниматься. Так что какое-то время мы тратим на всякие кошачьи мурчательные выражения эмоций, и только потом перебираемся в гостиную, где я жестом фокусника вытягиваю из рюкзака бутылку газировки. Не то, чтобы старший был большим фанатом продуктовой химозы, но мелко потравить свой организм газированной вкусняшкой он никогда против не был.
- Мне тут бывший одноклассник звонил. - сообщил мне брат весьма будничным тоном, - Ну, еще из тех, не полицейской школы. Представляешь? Помнят ведь...
Он покачал головой, усмехаясь.
- Круто! - энергично киваю, опасно дернув рукой с зажатой в ней открытой бутылкой; испуганно вскидываю уши, опуская взгляд, - Не, не облилась...
- Растяпа. - хмыкнул кот.
Молча показываю ему язык, пока ощупываю диван на предмет пробки.
- Ты ее на стол положила.
Виновато прижимаю уши к голове, рассеянно киваю и закручиваю пробку. Плотно.
- Ну так что одноклассник? - мне хочется, хочется перевести тему.
А вот Ригарду, кажется, не захотелось. Он сразу же скис, отвел взгляд и, подергивая кончиком хвоста, неохотно отозвался:
- На встречу с остальными звал.
- О!.. И как, думаешь пойти?
Старший тяжело глянул на меня и скупо пояснил:
- Она сегодня. - глянул на охватывающие его левое запястье часы, - Часа два назад началась.
Я вздохнула. Мы вроде бы только недавно обсуждали, что ему нельзя торчать дома все свободное время. Вредный кот даже, кажется, согласился со мной!.. Выходит, его отпустило даже не утром, а совсем недавно?
Мы молчим весьма продолжительное время. Я, вопреки обыкновению, почти не шевелюсь, как привалилась плечом к старшему, так и замерла. Ригард был даже еще менее подвижен, хотя я точно знала, что он не спит.
Я размышляла. То, ради чего, собственно, я сегодня пришла... ну, в смысле, в том числе ради чего - могло оказаться очень опасным. Но брат не оставил мне выбора. Я абсолютно без понятия, каким образом он избегает рабочего психонавта, но я знаю одно: от домашнего ему не спрятаться. Динамика его приступов участилась, я боюсь, что если еще немного позволю себе колебаться, могу серьезно упустить момент.
- Ригард... - тихо позвала я, - Мне нужно с тобой о чем-то поговорить.
Я тянусь к рюкзаку, вяло отмечая, как рассыпаются с моих рук маленькие алые искорки.

Я сижу, прижимая руку ко рту. Я сижу на полу, куда я съехала с дивана, как только тело стало повиноваться мне хоть немного. Ригард еще не пришел в сознание, но оно было только к лучшему. Учитывая, что мне пришлось пережить, чтобы уговорить его хотя бы попробовать, было решительно нельзя позволить брату увидеть произведенное впечатление.
Я медленно вдохнула. Получилось странно, со всхлипом. Ко всему прочему, опять накатила тошнота. Я медленно завалилась набок, подставив локоть. Локоть подергивало от напряжения.
Твою. Мать.
В смысле, прости, мам, это я не о тебе.
Просто недавние видения настолько ярки в голове, что я, кажется, по-прежнему их ощущаю. Мягкие потеки красного, рыжего, росчерки синевы, желтоватые пятна... К горлу подкатил тугой ком, я позволила себе завалиться на пол совсем, зажимая рот обеими руками.
Влажный запах свежей плоти грозил свести меня с ума. Если бы только я не была готова к чему-то... подобному. И если бы я не знала, что уже через минуту должно будет сойти. Пока что же я отчаянно жмурилась, упрямо воюя с самой собой.
Свернувшись клубочком, так, чтобы принять какую-то наиболее цельную и безопасную позу, мною была предпринята тактическая попытка отвлечься. Увенчавшаяся успехом. Потому что как ни крути, а кое-что мне удалось. Очагов, конечно, осталось еще ворох - и это только второстепенные, до первопричины я не могу... не хочу... хочу, но - на самом деле не могу докопаться. Это убьет меня. И притом, насколько мне известно из истории моей специализации, весьма мучительным и неприятным путем. Если не повезет. А если повезет - то брат окажется прав, и мы получим двух психов, из которых один (я, то бишь) безнадежный. Поехавших психонавтов править - себе дороже. Переломают добродетеля и ни "извини", ни "спасибо за попытку" не скажут.
Еще один выдох - и отпустило. Я улыбнулась своим мыслям и неторопливо, обстоятельно воплотила в жизнь операцию "подъем с пола". Опираясь о подлокотник дивана, бросила взгляд на лицо старшего брата. Безмятежным его не назовешь - даже в магическом полусне парень умудрялся слегка хмуриться. "Слегка" - ключевое слово.
Я вытащу Ригарда - с помощью его и специалистов или же без нее. Это не важно.

@темы: Северный материк, Ригард, Небельштадт, Киара

00:24 

Иногда бывает так, что совпадают звезды или что еще, и я выползаю в коридор встречать Болтона. Порой я даже с работы его встречаю, но это не совсем то же самое. В коридор мне обычно выползать или лень, или на кухне что-то подкипает, или я пытаюсь полить Мику.
Но в этом небольшом проценте случаев я, бывает, убеждаюсь в непреложности очень простой истины, вбитой в меня давно и весьма прочно: ни одно из хороших дел безнаказанным не остается. Вот и сейчас, когда я бодрым полосатым комком, отвлекшимся от непростого занятия кулинарией выкатилась чуть не под ноги шакалу, это произошло в очередной раз. Но по порядку!
Оный был то ли не в настроении, то ли опять что-нибудь болело. Хотя, о чем я? У него всегда что-нибудь болит! Вопреки общественному мнению, у Морхеда голова от окружающих гудит чаще, чем у них от него. Я преисполняюсь чего-то, что можно притянуть за уши к понятию "сочувствие" и сгребаю полицейского в щедрые тигриные объятия, игнорируя легкое сопротивление - я дура слепая, он тут куртку снимает.
Нет, ну, может, мне это и за бесцеремонность, конечно, и статистика наказаний добрых дел здесь ни при чем. Но тогда мироздание поздно спохватилось меня перевоспитывать. Я тихо чихнула, даже, скорее, просто шумно фыркнула и медленно отстранилась от шакала. Какое-то время хмуро (и это была больше не заготовленная дружелюбная хмурь!) смотрела, как Болтон совершенно безмятежно - насколько это применимо к его состоянию, разумеется - снимает таки куртку, вешает, на тех же щщах принимается за избавление себя от обуви.
Ну он и бесит же меня. Чего, чего тебе, сука, не хватает-то? Я щурюсь, подбирая слова. Это небыстрый процесс, поэтому голос я подаю только когда Морхед вознамерился прошествовать на кухню. Проголодался, падла. По соли стосковался, не иначе.
- Стоп. - я ловлю его за рукав плавным, отработанным движением.
Он останавливается. Смотрит на меня почти устало, видимо, пытаясь сообразить, с какого перепугу я все это. А вот так! Мне, может, сон храбрый приснился! У меня же, мать его, абонемент.
Я скрещиваю руки на груди. Это непростой жест, мне он не всегда дается сразу, но я старательна, особенно, когда злюсь. А так как я злюсь почти всегда, я очень, очень старательная.
- Далеко собрался? - я потягиваю носом воздух и снова почти брезгливо морщусь, - Давай в ванную топай.
Выражение лица собеседника отлично укладывается в его коронное "...что?". Люблю классику.
- Пошла ты. - недовольно щурится, машинально потирая подсохшее рассечение на скуле; покачивается, зажатая губами, неподожженная сигарета.
Выглядит как дурак, чесслово.
Я на него еще поглядела, потом набрала в грудь воздух. Отошла к двери в ванную, приглашающе ее распахнула. Осклабилась в лучших традициях (и вновь классика!) и пояснила:
- Или ты сейчас же идешь и смываешь с себя ту гадость, которую ты по природной дурости притащил домой, или твой ужин окажется настолько соленым, что тебя можно будет считать мумифицированным. Что, в свою очередь, означает, что испортиться ты уже не сможешь точно.
Пауза.
- По крайней мере, еще больше. - я щурюсь довольно упрямо.
Опять это "...что?"-выражение. Знаете, а мне оно даже нравится!
Еще немного щекочущей нервы и инстинкт самосохранения игры в гляделки, после чего шакал тяжело вздыхает.
- Сто шестьдесят третья статья. - комментирует он, подходя к двери.
Бог-из-Машины, как легко меня включить! Я сразу начала перебирать варианты.
- Шантаж? Брось, это же бытовуха!
Но доумничать мне не дали! Морхед молча подцепил меня за локоть и потащил следом. На мои попытки высвободиться он, не оборачиваясь, пояснил:
- Тебе не нравится - тебе и отмывать.
Вы поглядите! Монарх устал, епта! Король напуган мочалкой!
Я шмыгнула носом и пожала плечами, бросая взгляд на полку с мыльно-рыльными принадлежностями. Сейчас только перепутать емкости - и испорченное на весь вечер настроение будет не только у меня.
Мы ж не хотим такого исхода, верно?

"И нам велит молчать", если снова возвращаться к классике. Я легонько пнула плиту, хотя, конечно, плита не виновата.
Подонок, мирно жующий свой для разнообразия почти пресный ужин (хоть и не заслужил, скотина), сообщил мне примерно то же самое, но снабдил конструкцию дополнительными, сука, элементами выразительности. А я просто задумчиво слонялась по кухне в ожидании готовности каши для Теона. Сначала надо было донести до Морхеда мысль (в очередной раз!) что эта еда - собакина! Нет, другого собакена! Нет, фу, брысь! А теперь вот жду, как докипит. Потому что гигантская тварь, выполняющая в доме роль приходящего домашнего животного, тоже скоро придет. И хоть я и не сомневаюсь в том, что если Теон как-то прожил пару лет до встречи со мной, то это намекает на его талант к обретению пропитания в полевых условиях, все равно лишним не будет. Я люблю обоих собаков.
Кхм.
Я покачала ложкой, задумчиво ее куснула, почти отстраненно отмечая, что она пиздец горячая. Бросила взгляд на Болтона. Вообще-то, мне хочется этой самой ложкой приложить его по макушке. И не один раз. И с чувством, с любым из испытываемых.
Но, с другой стороны, это я тут всячески властвую и угнетаю на кухне. И это даже прокатывает, хотя я тут на этих... птичьих правах? Как-то это хитро называют, не вдавалась в подробности происхождения термина. Не важно! В общем, если так подумать, то тот факт, что этот придурок спит с кем-то еще, наверное, и не так катастрофичен. То есть, я бы ту тварь убила, но это что же, значит, что я из субъективных соображений второму участнику преступления выдаю амнистию?
Пиздец. Я стукнула ложкой по краю кастрюли. Вот это профдеформация! Поживешь с полицейским, и не так заговоришь.
Вот, кстати, наверное, это я все с непривычки. Мелкая, пока мы с ней встречались, ничего такого себе не позволяла. И жила я во вседозволенности и слабо ограничиваемой территориальности. Разбаловали мое чувство собственничества!
Из раза в раз я страшно бешусь, но прихожу к одним и тем же выводам: возвращается пиздюк лохматый все равно ко мне. Не в смысле буквального прихождения домой, а в смысле... ну епта, высокие материи и размышления - это не ко мне. У меня высокий только рост.
Блять, все, я устала.
Я подошла к шакалу и стукнула его ложкой тоже.
Легонько.
Хуле он?

@темы: Северный материк, Небельштадт, Морхед, Джиневра

00:45 

Я поднял взгляд от бумаг, оглядывая сидящих перед моим столом.
Паркер сидел ровно, сцепив замком лежащие на коленях руки. Иногда поводил ушами, иногда мелко шевелил кончиком хвоста. Жестов минимум, но они присутствуют: нормальная, живая реакция, соответствующая его заявленному в отчетах и выписках характеру. Взгляд серьезный, колючий, авансом немного насмешливый.
Сидящий справа от лиса Эванс выглядел куда более расслабленным. Летучий мыш сидел чуть сутулясь, крылья сложены неплотно. Но эта кажущаяся беззаботность могла бы обмануть лишь недостаточно внимательного наблюдателя: на самом деле, в отличие от своего соседа, Эванс не двигался. Как сел, зафиксировал себя в одной позе - так больше и не шевелился. Ну, разве что иногда прикрывал глаза или переводил взгляд с меня на Паркера. Наши взгляды встретились. Я какое-то время с неуместным, наверное, любопытством смотрел, как медленно его глаза меняют цвет с искрящегося желтого на глубокий янтарный. Не совсем одновременно.
Захватывающе.
Я снова тихо вздохнул, уткнувшись в бумаги. Я, вообще-то, их уже прочитал. Раз... шесть? Я не помню. День тоже был долгий.
Итак, что мы имеем? Чудо-стрелок с весьма достойными показателями, стаж работы в одном из западных участков - около пяти лет. Импульсивен, подчас демонстрирует слабое принятие субординации, склонен к некоторой анархичности.
Асоциален.
Да ну?
- Вы можете закурить, если хотите. - потянувшись за сигаретами, оповестил я.
Мои теоретические будущие подчиненные мелко зашевелились. Оба курят. Ну, что поделать. Работа у нас такая. Располагает ко всевозможным вредным привычкам.
Я подтянул к себе одну из папок, лениво открыл.
Второй... второй - хороший оперативник, четко следующий инструкциям и нарушающий их лишь в тех ситуациях, когда не видит иного выхода. Высокая адаптивность к стрессовым ситуациям, наличие повышенной расположенности организма к восстановлению. Легко уживается с любыми напарниками. Стаж работы два года. Из них в специальном отделе... два. То есть, этого молодчика сразу после академии загребли проходить практику среди творческих бойцов с нечистью. Случай не самый частый, обычно желающих попасть в специальный отдел отбирают еще в академии и обучают отдельно, требуется очень много бумажной волокиты... В общем, поэтому у нас все так плохо со спецами - при такой-то текучке кадров!.. Маги, само собой, помогать не торопятся, только если припекает до абсолютного кипения. Тогда эти засранцы, само собой, расчехляются... я отвлекся.
Но оба претендента на перевод хранили спокойствие, мирно выжидая. Оно, конечно, понятно, идиотом никто из них по отзывам не является.
- Ваши характеристики, пожалуй что, впечатляют. - негромко говорю я севшим от усталости голосом, - Но у меня есть пара...
Дверь открывается. Нет. Распахивается. Нет... да и Пустота бы с деталями! Куда интереснее то, что Эванс повернулся к двери даже раньше, чем она открылась.
- Харкер! - голос Эльзы просто звенел металлом, - Болтон опять отказывается писать объяснительную!
Я замер с открытым ртом, но, сообразив, торопливо заткнул себе пасть сигаретой. Потом сообразил, что Эльза НЕНАВИДИТ, когда я курю на рабочем месте. И сигарету вытащил. Потом сообразил, что переводные тоже курят. И вернул никотиновую палочку на место.
- Поразительно. - игнорируя оживление лиса, протягиваю я, - Напомни-ка мне, Болтон, за что объяснительная? Уж не за...
- А я не знаю, чего от пытаются добиться! - прорычал Морхед, которому явно не добавлял настроения ни поход до моего кабинета, ни перетянутая бинтами рука, - Я не знаю, что с этой выдрой делать! Пристрелить могу, например! Я замечательно умею пристреливать, хочешь, покажу?
Я аккуратно вытащил сигарету, медленно выдыхая клубы сизого дыма.
- Продемонстрируешь свои таланты позже, старший инспектор Болтон.
Игнорировать душераздирающе ледяной взгляд моей помощницы трудно. А вот взгляд Эванса, глаза которого постепенно становились сапфирово-синими, я нахожу сочувственным. Спасибо, мне приятно.
Но начавшийся театр абсурда и не думал заканчиваться.
- Харкер! - кажется, девушка вот-вот от души топнет ногой, облаченной в бескаблучную пародию на туфлю, - У этого учреждения есть правила, и правила написаны для всех!..
Я молча переложил пару листков. Шепарда цитирует. Вы поглядите, какая достойная смена растет. Не то, что я.
А вот шакал, кажется, в отличие от негодующей Эльзы, обратил внимание на то, что я занят. Вернее, чем, нет, кем я занят. Но я бы предпочел, чтобы он обратил внимание, что может съебаться. Сам себе злобный кто угодно в таком случае.
- А это что? - почти весело уточнил Болтон, шевельнув ухом, - Свежая кровь? Самое то! Может, кому-нибудь из них устроим проверку Стоуном?
- И не надейся. - буркнул я, - Он же тебе как сын!
Мой собеседник поморщился более чем выразительно. Эльза на заднем плане требовала внимания. Даже что-то начала говорить. Паркер заозирался со все возрастающим интересом, заставляя меня всерьез обеспокоиться тем, что произойдет, если закоммуницируют два эмоционально вовлеченных маньяка. И без того его характеристика и улыбочка нагоняла на меня тоску и ностальгию.
Так. Все. Хватит. А то я и впрямь на них всех натравлю Стоуна! По очереди! Или сразу? Пусть помучаются, изверги.
- Вы, кхм, можете идти!.. - я слегка повысил голос, затушив окурок о стол (почти услышав, как екнуло сердечко моей излишне переживающей сотрудницы); чтобы внимание обратили вообще все собравшиеся, пришлось хлопнуть ладонью по столу, - Все свободны! Кроме...
Ах, злорадство.
- Кроме уважаемого старшего инспектора.
- Вопросов, я так понимаю, не будет? - рыжий лис поднялся с места, захватив с пола свой рюкзак.
- По ходу дела разберемся! - я прищурился на него, чтобы не забывался парень, с кем разговаривает.
Я могу очень серьезный прищур собрать, между прочим, если захочу.
Спасибо летучему мышу. Он тихо и мирно покинул насиженное место, так же тихо подошел к моей помощнице и за пару реплик разрядил эту ходячую атомную бомбу, переключив ее внимание. Потом окликнул лиса, и они, наконец, удалились.
Дверь не закрыли, сумрачно подумал я, в лифте родились. Потом я поднял взгляд на малость скисшего Морхеда. Открыл ящик стола и выудил из стопок бланк объяснительной. Оглядел его, как художник будущее полотно, и с тем же градусом кисляка в улыбке положил на стол напротив себя.
- Ты стол подпалил. - заметил шакал, не торопясь подходить к столу.
- А ты - Эльзу. - парировал я, потерев мимоходом пальцем черное пятно на поверхности рабочего места, - И чуть не подпалил собеседование. Что, думаешь, тебе одному хреново?
Я повел плечом, еще не зажившим после недавнего.
- Мы же друзья, да? Типа в горе и в радости...
Но у Морхеда сегодня был день интеллектуальности.
- Ты путаешь социальный договор с брачным, придурок.
А у меня - юродствования. Кажется, происходящий на протяжении последней недели завал в результате поменял нас на вечерок (я надеюсь!) местами.
- Давай-давай, пиши. Аудитория давно не видела твоих шедевров. - я подвинул лист к противоположному краю стола и многозначительно пошевелил бровями, - Публика жаждет хлеба и зрелищ, Болтон!
- Пошел ты на хуй, Харкер! - рыкнул мой лучший друг, шагнув к столу.
- Не-не-не. - я наморщил нос, - Вот сейчас это действительно было слишком грубо.

@темы: Эльза, Шейн, ЦПУ, Северный материк, Небельштадт, Морхед, Аждеха, Энтони

22:25 

(соавторское)

- Ты очевидных вещей не понимаешь.
Лис, по традиции усевшийся на краю моего стола, уже в третий раз проверял, ровно ли лежат документы. Все бумаги и с первого раза лежали ровно, но пускай. Пускай уже хоть чем-нибудь занимается, а не сверлит меня взглядом. День – никакой, а тут ещё и он со своей старой, как моя головная боль, шарманкой заявился...
- Самоотверженности и героизму место на службе...
- А не дома! - перебил я друга, сохраняя его лекционную манеру по созданию «бла-бла-бла» из абсолютно любого текста.
Собеседник (если только его каждодневные нотации можно считать беседой...) твёрдым движением руки закрыл прижал обложку верхнего дела, и перевёл взгляд на меня. Ну, вот. Недолго музыка играла. Я, видимо, снова сделал то, чего делать не следовало бы.
- Правильно. Ты всё говоришь верно.
Почему же участок пустой в самый неподходящий момент? Мне срочно нужно хоть с кем-нибудь поспорить на деньги. Ставлю всё, что у меня осталось на конец месяца, и магнитофон на то, что знаю содержание следующей реплики моего извечного мучителя.
- Но это – не твоя женщина. И не твой ребёнок.
Бинго! Поражённый сим откровением, я откинулся в кресле и неопределённо взмахнул перебинтованной рукой. Лис смерил меня взглядом, полным...ну, скажем, вежливого недоумения.
- Ханна попросила меня пригласить тебя к нам на ужин.
Незамеченным мною движением руки мой напарник извлёк из внутреннего кармана куртки портсигар, и закурил. Уцепившись за каркас произнесённым им предложением-приглашением, я рассеянно закивал. И уже позже осознал информационную нагрузку в полной мере.
- «К вам»? Вы, что, стали жить вместе?
Удержать брови на лбу мне стоило определённого труда. Я вообще такой старательный!
- Стали. – Лис улыбнулся уголками губ и перевёл взгляд на окно. – Не всем же жить без мозгов. Только ты так можешь.
Вот вам, пожалуйста. Настоящий мой вернейший друг. Не упустит момента, чтобы не плюнуть в глаз. После такого, правда, он обычно переходит к делу.
- Её подруга, с одного факультета. Хорошая семья...
«Мой вернейший друг» прервался, рисуя в воздухе, что ещё там хорошее у очередной подруги. Меня почти что спас (не знаю, правда, от чего именно) телефонный звонок. Или не спас. Но к трубке я тянулся, как не умеющий плавать – к спасательному кругу, не иначе.
Уже первые ноты в услышанном мною голоске помогли собрать полную картину происходящего в другом конце города.
- Дай ему трубку, - перебил я звонящую, на ходу прикидывая, что бы такого убедительного сказать ради стабилизации ситуации.
Пока я ждал реакции, притянул к себе ту из кружек, в которой должен был быть пепел от моих сигарет. Удивительно, но никакого пепла на потемневшем дне я не обнаружил. Зато тайна того, почему у меня этим отвратительным днём такой поганый кофе, раскрылась. Горю на работе!
- Слышать ничего не хочу от тюфяка, не способного даже в кровать затащить мою бессильную мамашку!
Длинные гудки, вкупе с абсолютно_ничего_не_выражающим взглядом сидящего передо мной возвращали меня к реальности достаточно долгое время.
- Что же из тебя вырастет? – Почти с отчаянием пробормотал я, вешая телефонную трубку на место.
- Болтон. – Весомо прервал мои размышления напарник. – Я – агностик. Но что бы «там» ни было...
Лис наставительно поднял указательный палец. Может даже, к небу.
- Пусть «оно» знает: я видеть этого ублюдка не хочу. В особенности я не хочу видеть, что из него вырастет!
Ну вот какое это его собачье дело? Верно, никакое. Это всё – сугубо моё собачье дело.
- Шепард, да пошёл ты нахер, - бессильно, почти лениво отмахнулся я.
Не охота мне с ним лясы точить. Ещё вечером такая головомойка предстоит. А тут он. Самым умный в участке.

@темы: соавторское, Шепард, Северный материк, Небельштадт, Клайд, флэшбек

00:09 

Проклятый Кэрмайн!
Нет таких слов, чтобы описать, как сильно я хочу скрутить кудрявому котяре дурную блондинистую башку. Просто ненавижу этого мутного типа с его внезапными планами! Это ему нужно встретиться с некой девицей, так почему я должна отдуваться?
Дверь я открыла частично ключом, частично пинком. И только Богу-из-Машины ведомо, что поспособствовало в большей степени. Впрочем, это и не важно. Важно то, что я наконец дома и...
Что. За. Хрень.
По дому разносились звуки... э... музыки. Если, разумеется, условно признать это музыкой.
Я торопливо сбросила с ног туфли и какое-то время стояла с закрытыми глазами, просто приходя в чувство. Под самое, наверное, ужасное музло в моей жизни.
Когда я вновь решилась оглядеть безжалостную действительность, то первое, что, вернее, кого я увидела, оказалось псом. Но Теон - очень умная собака. Ему хватило одного взгляда, после чего псина удалилась на кухню задом вперед.
- Ай, умница. - просипела я, шмыгнув носом.
Ладно, шутки шутками, а надо к ублюдку заглянуть. Потому что вторая любимая собака такой хуйни делать не станет. А если бы даже и мог такое сотворить, то после созерцания моих щщей отключил бы говносаундтрек дистанционно одним сжатием жопных мышц.
В общем, вполголоса ругаясь, я направилась на звук, хотя больше всего хотелось топать прочь. но прочь - это куда, в ночную даль, что ли? Нахуй так жить, я вам скажу!
Шакал обнаружился в кабинете Клайда, где смирно стоял возле стола, нехарактерно чинно залипая на окно. Звук моих шагов (все еще не слишком уверенных после блужданий на каблуках) вывел мужчину из размышлений. И Морхед оскалился сразу так мерзко, что я едва не повторила недавний Теонов трюк. Но нет, я сильнее своих желаний.
- Привет, пизданутая.
Обращение слегка вернуло мне чувство реальности. Вроде бы действительно комнатный уеба чувствует себя удобоваримо... но что ж тогда не так с его лыбой?
- Ты как раз вовремя!
Я таки шагнула назад. Под такую-то музычку - вовремя, значит? А ну-ка, нахуй, нахуй, нах...
Не успела. Болтон оказался проворнее, ловко поймав меня под спину рукой. И, разумеется, споро так потянул меня назад. Ах, засранец, вы поглядите!
Тихо зарычав, я немного повырывалась, но больше для проформы. Что за ебальник, бляха-муха?!
- Потанцуй-ка со мной. - кивнув в сторону магнитофона, сказал шакал.
Ну все, епта. Пускайте загрузочный экран. Я наморщила переносицу, показывая собеседнику клыки. И только спустя мгновение поняла, почему меня так взбесило это предложение:
- Я не умею. - моя угрюмость прямо-таки разлилась в воздухе.
Аж щекам стало жарко. Тьфу, это ж надо подумать.
- Удивила. - хмыкнул полицейский, - Ничего, это просто. Даже ты управишься.
Я хотела ему сказать, кто тут с чем способен управиться, но не успела: этот гений решил с места в карьер, и мне пришлось моментально переключить все свое внимание и концентрацию на творящееся действо. Безобразие. Так воспользоваться моей беспомощностью!
Но, должна признать, в какие-то моменты это было почти увлекательно. Кроме того, что я все равно отдавила партнеру обе ноги, притом очень старательно и не всегда случайно. Ну а чего он ко мне лезет со всяким странным? Нечего, нечего тут вот.
Улучив момент, когда один из приводящих меня в леденящий ужас необходимостью под это еще и танцевать треков закончился, я капитулировала на кухню. Где щелкнула кнопкой чайника, села за стол и пригорюнилась в лучших традициях. Пригорюнивалась до тех пор, пока не вскипела вода. Потом я навела себе чаю и шлепнулась обратно на стул, в прежнюю позицию: одна рука на столе, вторая подпирает щеку. Творчески, йобвашумать.
Приходишь вот так после работы, а тут дома такая чушь творится. Собака жопой вперед ходит, музыка какая-то явно не от Бога-какого-бы-то-ни-было.
Этот еще, с грустным еблетом...
Стоп.
Я, не глядя, нашарила чашку и щедро всосала в себя примерно половину содержимого, игнорируя температуру и хлопнувшую меня по глазу (закрыть успела, ай да я) этикетку чайного пакетика.
Вот оно что. Болтону грустно. Нет, не так. Болтону - грустно.
Я отставила чашку. Пьяный унылый мудак. Ну, сейчас посмотрим, где болит.

- Давай вниз ложись, ты пьяный как алкаш у подъезда.
- Понабралась!.. Хорош дергаться, дура.
- А то что, не попадешь?
- Я-то в любом случае попаду, а вот тебе может не понравиться.


В Небельштадте редко бывает абсолютная темнота, хоть уровень иллюминации и не такой, как в техно-городах.
Но сегодня, думается, просто слишком облачно. И вот я лежу в близкой к абсолютной темноте - это понятно хотя бы потому, что даже с подстегнутым зрением видно не так хорошо, как должно было бы.
А еще я трезвая. Клятые рычаги не слишком хорошо сочетаются с алкоголем, и, чтобы не искушать судьбу лишний раз, пришлось не участвовать в начатых шакалом возлияниях.
К слову о последнем, он-то как раз наклюкался по самые помидоры, и теперь, кажется, все-таки уснул. Говоря начистоту, меня его состояние всерьез обеспокоило. Не знаю, в чем именно дело, вытянуть из Морхеда конкретику - это задание не для такого дипломата херова, как я. То есть, я могу, но медленно и печально. Пока я уловила только то, что вроде как он катался на кладбище.
Ну в пень. Я с ним поеду в следующий раз.
Я потерлась щекой о плечо мужчины и выдала рычание настолько тихое, что оно практически получилось похожим на мурлыканье. Болтон, кажется, даже не просыпаясь, погладил меня по голове.
Ах, ты мой заботливый больной ублюдок.
Я обняла Морхеда покрепче, почти ласково укусила за многострадальное плечо, где и так немного дальше виднелся след предыдущего укуса. На счастье спящего-дремлющего, в этот раз я так челюсти не сжимала.
Не хочу подонка будить. Ему завтра на работу. И так велик шанс, что завтра ему мигрень по щачлу вдарит, не стоит усугублять.
Мне понадобилось приложить определенные усилия, но приподняться на локте все-таки получилось. Я подозрительно сощурилась (кого-то мне напоминает этот мимический жест...), вглядываясь в лицо шакала. Кажется, выражение его щщей немного выравнялось. Уже не выглядит таким... таким.... каким? Отстраненным? Вымученным? Не знаю, это для умных.
Главное, что уже не выглядит.
- Спокойной ночи, пиздюк. - почти неслышно прошептала я, ложась обратно на нагретое место.
Повозилась немного, пытаясь восстановить утраченное ощущение комфорта, и, недовольно хмурясь, поправила одеяло. А то у означенного пиздюка плечо и пол грудной клетки, так сказать, на ветру.
Не дело это, блять.
Ненавижу думать на трезвую голову.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Морхед, Джиневра

20:45 

Стук лезвия о деревянную поверхность разделочной доски.
В традиционно открытое кухонное окно ветер заносит голоса прохожих и шум музыки, играющей в чьем-то магнитофоне. Вдалеке ездят машины.
Слева, на плите, в кастрюле медленно закипает вода.
Я прислушиваюсь, присматриваюсь, принюхиваюсь к происходящему так, будто бы сложилось все в единую картинку только сейчас. Я уже какое-то время пытаюсь уловить, что же меня озадачивает в нынешнем течении моей жизни, что.
В то время как это - так очевидно. Ответ все это время был на поверхности.
Я качнула головой, невольно улыбнувшись, поправила заколку, удерживающую боковые пряди с правой стороны головы, более длинные, чем остальные волосы.
Дело в том, что сегодняшний день - не удачное стечение обстоятельств, это... ну как традиция. То, что мне надо успеть приготовить ужин к вечеру, до того, как все так или иначе придут домой. Это трудно объяснить словами, но, сколько я себя помню, почти всегда я и Макс обедали (и завтракали, и ужинали) напротив пустых стульев родителей.
И я даже не сразу осознала, что этого больше нет. За столом нет пустых мест, занятых однажды, почти заочно и почти никогда не занятых физически. Если не каждый день, то через день вечером мы все равно соберемся всей толпой обитателей квартиры. И я снова буду с легкой растерянностью и тревожным восторгом наблюдать за остальными, время от времени пряча улыбку в чае. Как если бы мне было неловко, заметь ее кто-то другой.
Макс ноет, конечно. Что я вроде как бросила его одного. Я могу понять чувства брата, но, во-первых, родители сейчас в городе, и бывают дома чаще, чем раньше, а, во-вторых, он уже лоб здоровый. Пора заводить свою семью. В первый раз не вышло, ну так что ж теперь, не пытаться больше?
Шаги позади я услышала в последний момент, так сильно я задумалась. Исходя из того, что в дома сейчас только я и очень творческий, а я, все-таки, у себя под присмотром, это - Мист.
Пока я проводила это нехитрое расследование, кот меня обнял и потерся щекой о мое плечо. Устал, думается - опять целый день рисовал. Пусть немного отдохнет, а потом я попробую его аккуратно потыкать, чего он там сваял.
Я погладила руки кота, обхватывающие меня за пояс, и промурлыкала что-то невнятное, но однозначно ласковое. Мист тихонько фыркнул практически мне в ухо и затих.
Пользуясь тем, что художнику в голову не пришло каких-нибудь требующих немедленного воплощения идей относительно моей персоны, я вернулась к прерванной готовке: потянулась, стараясь, впрочем, особо не тревожить мой "прицеп", уменьшить нагрев плиты, потом снова взялась за нож. Ужин сам себя не приготовит, а кушать хочется всем. Особенно тем, кто еще с работы не пришел.
Я айкнула и замерла, недоуменно глядя, как на пальце проявляется красная полоса. Вроде же все аккуратно делала. Все время так.
Зашевелился до того, кажется, успевший задремать кот. Сместился чуть в сторону, осторожно взял меня за запястье, поймав пострадавший палец губами. Второй рукой деловито открыл верхний ящик. Там, вообще, не аптечка, но предметы кочуют по помещениям, даже если их никто не трогает. Почему бы пластырю не оказаться там, среди чашек?
Я думала совсем не о том, честное слово, вообще нет. Я думала о том, как это все удивительно напоминает кухонную возню моих родителей. Мыслями я вновь возвращалась к тому, как легко Мист стал очень серьезной частью моей жизни. Первое время мой страх был абстрактным, теперь же он принял форму умозрительной ситуации: вот я однажды проснусь. Одна. И он больше не будет вообще никакой частью моей жизни. И вот что тогда делать?
"...не вышло, ну так что ж теперь, не пытаться больше?"
Лечить других всегда легче, чем себя. Я не знаю, как бы я себя вела и что бы делала. Справилась бы уж как-нибудь. Но, боюсь, меня бы так и не отпускало ощущение, что нет, все не то, все не так, все как-то неправильно.
Правильно все сейчас, подумала я, глядя как кот заклеивает мой палец и потом мягко трется об него носом, видимо, прогоняя таким образом боль. И у него на зависть хорошо получается, подумала я и шмыгнула носом.
Ну нет уж, нафиг такие мысли. Можно, он просто не будет никуда исчезать, пожалуйста-пожалуйста?

@темы: Северный материк, Николь, Небельштадт, Мист

13:27 

Падающий сверху дождь заставлял меня дрожать лишь сильнее.
Где я свернул не туда?
Я часто задаюсь этим вопросом последние несколько лет. Но так и не смог прийти к однозначному ответу.
Впрочем, в последнее время все чаще думаю, что все-таки не когда пошел работать в полицию. Не когда меня перевели с бумажной работы в напарники спасшему мне накануне жизнь старшему инспектору Болтону (хотя эта версия прельщает правдоподобностью).
Нет.
Я хорошо помню этот вечер. Нас вызвали на бытовую шумиху. Соседи заявленной квартиры жаловались, что ее жильцы и без того странные, а сегодня совсем разошлись. Буйствуют, шумят.
К нашему приезду, однако же, в квартире никого не оказалось, и бдительные свидетели впоследствии так и не смогли этого объяснить.
Ну... как "никого". Живого никого. В квартире мы нашли труп. Я сразу все понял, с первого взгляда, но уже не мог отвернуться. Пустота побери, ей вряд ли было больше семи лет!
- Горло перерезали ножом. Чистая работа.
Мой напарник - мудак. То есть, конечно, он еще и старший инспектор, но в первую очередь все же мудак, и притом редкостный. Так я думал и до того, а в тот конкретный момент, борясь одновременно с тошнотой и ужасом, я был в этом прямо уверен (особенно в том, что мудак он именно в первую очередь). Не то, чтобы я ждал от него каких-то уместных эмоций, конечно, но шакал ведь разве что языком одобрительно не цокнул.
Чистая, мать его, работа.
Я прислонился спиной к стене, пытаясь взять себя в руки. Жизнь меня к такому не готовила. Фотографию в архиве можно перелистнуть, можно убедить себя в том, что ты не разобрал изображенное. Увиденное в жизни не перелистнешь. У меня перед внутренним взором все еще плясали разрозненные фрагменты, время от времени собираясь в единую картину и вызывая очередной приступ тошноты.
Она же такая маленькая, Сонм, такая маленькая! Я прижал ладонь плотнее ко рту.
- Такая маленькая... - повторил следом за моими мыслями Морхед, стоящий в проходе, спиной ко мне.
Я вскинул на него взгляд.
- И так разит. - закончил свою реплику мужчина.
Честно говоря, на секунду я так удивился, что забыл, о чем думал.
- Что? - я хотел это спросить вслух, но, опять же, думается, от удивления лишь бессмысленно шевельнул губами.
Редкий случай, когда я не просто уверен в том, что собираюсь сделать - я просто вдруг осознал, что никак иначе поступить просто не могу. Я отлип, нет, оттолкнулся от стены, вновь аккуратно перешагнув кровавые разводы на полу, подошел к не успевшему выйти шакалу. Легонько (это стоило мне серьезного усилия, едва не свело руку в плече):
- Старший инспектор Болтон? - было время, когда я обращался к нему именно так.
Морхед недовольно развернулся ко мне. Я его, наверное, отвлек. От чего бы то ни было.
...мне говорили, что кулак у меня тяжелый. И я не помню, когда еще я так на это надеялся.
Оглядываясь сквозь время на произошедшее, я понимаю, что на самом деле мы оба были и правы, и не правы одновременно. Но чтобы это понять, мне нужно было повзрослеть. Нужна была и эта со всех сторон некрасивая сцена, и отстраненный комментарий вошедшего после Уильяма Блю:
"Это кто ж вас так отделал, ребята? Труп маленькой девочки? Ну и сильна же она."
И спокойное, с легким оттенком усталой укоризны лицо Харкера, когда мы зашли к нему в кабинет, один краше другого после потасовки.
"Чертовски сильный труп", вполголоса повторил Уильям, как раз утекавший из помещения - его работа на доставке снимков начальству закончилась.
Каждый из нас тогда был прав, каждый.
Я случайно опустил взгляд вниз и подавился, кажется, собственными размышлениями. Вся с трудом собранная концентрация разбилась вдребезги. Желудок подпрыгнул к горлу, и я смог только бессильно опустить голову, напряженно жмурясь.
Как-то вот проще сидеть и ждать приезда медицинской бригады, когда я не думаю о том, что только мои ладони сейчас - единственное, что останавливает внутренности старшего инспектора Болтона от позорного и фатального для обладателя побега наружу.
Формулировка мысли была такой идиотской, что я издал жуткий хрюкающий звук. Наверное, это был смешок. Тяжело смеяться нормально, когда колотит, а рукам дергаться позволять нельзя.
Пальцы потихоньку начинали неметь. Покрывающая их кровь давно уже остыла. Я старался не вдумываться.
К счастью, мои собственные потроха, кажется, унялись, перестав подскакивать к горлу. Это позволило мне, наконец, медленно выдохнуть. Вдыхать я решился не сразу, и то через рот. Так притупляется обоняние.
...недостаточно сильно. Влажный запах разодранной плоти настолько силен, что все равно забивается в горло, вызывая внутри меня очередную судорогу. Кажется, желудок на этот раз таки смог завязаться узлом.
Надо отвлечься.
Болтающаяся на моей шее кошка вяло шевельнулась, обвив свое лежбище пушистым хвостом. Я склонил голову, прижимаясь к ней щекой. Прикрыл глаза.
Я помню, как на определенный момент поймал себя на том, что прислушиваюсь к разговорам коллег. Само по себе это событие было нормальным и ни разу не значимым. Важным было другое - я прислушивался, обдумывал их разговор и приходил к выводу, что я не согласен.
- Батори. - тихо позвал я тогда (едва не воспроизведя подозрительно знакомую интонацию в этом обращении).
И, дождавшись, когда медсестра переведет на меня взгляд, не более громко попросил:
- Прекрати.
Я видел, видел по их с Коулом глазам, что отныне и навсегда я - не просто жертва, а дурная жертва, потерявшая рассудок, и потому защищающая своего мучителя.
И молчал, потому что мои мысли тогда больше занимало другое. Младшая Батори, кажется, не понимает. Постоянно доставая Морхеда, она последнего не исправит, только добьется в итоге того, что мой напарник найдет способ сделать ответный жест достаточно ощутимым, не переступая уголовного кодекса.
В конце концов, он неплохо знает свои права.
Да и, если уж говорить начистоту, выполняет свою работу старший инспектор Болтон хорошо. Иногда, правда, с перебором. Сегодня вот тоже... перестарался.
Размышляя о том, как именно полицейский перестарался и какой стремной оказалась сегодняшняя тварь, я едва не пропустил звуки сирены.

В палате было очень светло. И гораздо теплее, чем было на улице.
По крайней мере, дрожь меня бить перестала только сейчас. Было ли это связано с тем, что я наконец отогрелся, или с тем, что Ирвинг сказал, будто бы опасность позади, и намозоливший ему глаза полицейский еще покоптит небеса - я не знаю.
Но мне точно было легче.
Я уперся руками в колени, немного сутулясь. Если, пока я сидел на мокром асфальте, у меня болели только руки, то сейчас я вдруг осознал, как равномерно гудит все. Вообще все. Поэтому я снова не шевелился, только тихо радовался, в том числе и тому, что Персефона продолжала быть моим воротником.
Это хорошо, что в палате так много света. И что стены такого теплого цвета. Мне правда полегче.
Вибрация телефона заставила меня вздрогнуть. Следом за жужжанием включился рингтон, очень въедливый и знакомый до скрипа в зубах.
Я, медленно возвращаясь к подвижности, потянулся к тумбе, ухватил устройство. Хотел "алло"кнуть, поперхнулся начатой репликой и кашлянул. Потом все-таки осторожно начал:
- Телефон Болтона.
- Да я уж знаю, что не Эшворда! - гаркнула мне в ухо невидимая собеседница, - Сам-то пиздюк лохматый где?
Внутри что-то медленно похолодело. Погодите-ка. Я знаю этот голос...
- Он сейчас... - я бросил взгляд на напарника, - Не может подойти. Почему?
Она не спрашивала "почему". Это я решил, что буйная тигрица обязательно заинтересуется.
Однако движение отвлекло меня. Я недоуменно поглядел на протянувшего ко мне руку Болтона. Удивительно, как бодро он ей шевелит. Она же сломанная... ой.
То есть... очнулся!
Я невольно махнул хвостом и осторожно вложил телефон в протянутую ладонь. Еще какое-то время Морхед, не открывая глаз (вернее, глаза, одного, потому что второй был закрыт повязкой; с другой стороны, технически, он действительно не открывал оба глаза), воевал с мобильником. Но справился, разумеется.
- Привет, пизданутая. - прохрипел шакал, после чего его моментально одолел кашель, – У меня тут напарник-дурачок. Представляешь? Чуть позже наберу, не дуй губки.
Мной завладело недоумение на грани озарения. Да ну?..
Тем временем старший инспектор положил телефон на живот поверх одеяла и все же приоткрыл глаз. Он делает успехи! Мой хвост вновь мелко качнулся почти в обход моей воли.
Я вскинул брови, уже подозревая, впрочем, какой будет реакция.
И точно.
- Что расселся? – прорычал Болтон, почти комично хмуря единственную видную бровь, – В больнице посидеть больше негде? Пшёл отсюда, не мозоль глаза.
Что мне оставалось? Если ему от этого станет лучше... Я закивал, едва не уронив кошку с плеч, поднялся с насиженного места и послушно вышел из палаты.
"Почему он не умер"
Как всегда, интонации голоса, звучавшего сразу в моей голове, я скорее угадывал и додумывал, чем реально слышал. Однако вместо того, чтобы ответить, я только качнул головой. Не хочу сейчас обсуждать такое.
Выжил, и хорошо. Но, постойте. Мне же не привиделось? Он действительно был обеспокоен тем, что Джиневра может узнать о его состоянии?
Я фыркнул, сунув руки в карманы.
А что до того, где я не там свернул - одна точка невозврата была там, где я не уволился и не настоял на смене напарника, а другая там, где я вдруг стал уважать старшего инспектора Болтона.
Думаю, это так. Или уверен?

@темы: флэшбек, полиция Небельштадта, Северный материк, Небельштадт, Морхед, Джон, "это все мы", "ничего ты не понимаешь, Джон Стоун"

08:00 

(соавторское)

Неприятное чувство. Кажется, будто бы со стороны кто-то следит. Не люблю.
В последний раз так бессмысленно херово было, когда я только заселялся в квартиру. Но тогда-то всё свалить можно было на «непривычку». А теперь?
Клайд мне, кажись, даже снился сегодня. Я такой мнительный.
Бульканье чайника силилось заглушить топот Теона. Получалось так себе. Я сидел с зажатой в губах сигаретой и смотрел в окно. С недосыпа, наверное, меня так кроет. Отвратное состояние.
Такая же противная погода была. Я в очередной раз пробил учёбу...не помню уже почему. Была у меня какая-то крутая на то причина. Шлялся по улицам, и встретил возвращающегося со смены Болтона. Получил по шапке (везения мне было не занимать), но тут же – амнистию. Клайд забрал меня на квартиру отсыпаться. А потом, вечером, сидел здесь – напротив меня, лениво покуривал и следил, чтобы я зубрил УК. И лыбился, гад.
Он и сейчас небось лыбится. Сидит и смотрит на меня. Въедливый мёртвый старик.
- Да пошёл ты, - буркнул я, без особого смысла щёлкая зажигалкой.
- С кем это ты треплешься?
Женщина, ты пришла особо вовремя. Не видишь разве, что я тут курю задумчиво? Ну, мать вашу. Задумчиво жую сигарету? Ты ещё и слепая?
- Не твоё дело.
- Ах-х, не моё?
Мне бы напрячься! Но я, по всей видимости, в таком глубоком сраном трансе, что хроническое желание жить дало сбой. И в тот момент, когда тигрица подошла со спины и со всей своей полосатой дури тяпнула меня за ухо, я даже не знал, что и предпринять! Женщины. Прекрасные, блять, женщины.

@темы: Джиневра, Морхед, Небельштадт, Северный материк, соавторское

01:08 

(соавторское)

- Позовите администратора!
Ну, мать вашу. Смена только началась.
Привычным движением опустив блокнот в карман фартука, я упёрся руками в бока. Испытующе взглянул на сидящего за круглым столиком передо мной филина. Посмотрел сперва влево - на три таких же столика, потом направо - в сторону служебных помещений. Вздохнул. Я вообще такой сопереживающий и чуткий.
- Администратора? - Пресно уточнил я.
- Да-да, юноша! - Закудахтал филин. - Администратора!
Я скривил губы, и подождал ещё немного. Взрыва газового баллона или ещё какого знака благоволения мне богами не произошло. А жаль.
- Минуту.
Бодрым шагом я проследовал до обшарпанной двери, скрывающей от немногочисленных посетителей этой забегаловки не помнящий лучшие времена и ремонт коридор. Скрывшись за дверью, я совершил поворот вокруг своей оси, и вышел на второй раунд.
Я подошёл к единственному занятому сейчас столу. Двумя пальцами поправил ворот рубашки.
- Могу я вам чем-то помочь?
Честно говоря, я по наивности подумал, что приставучий старикан не справится с подобным положением вещей и уйдёт до того, как у меня кончится терпение. А терпения я на сегодня как раз таки не запас.
- Как вы себя ведёте? - Мой оппонент нахохлился и стал раздувать свои и без того здоровые перьевые щёки. - Я буду жаловаться администратору?
Я закатил глаза, в бессчетный раз воздержавшись от ругательств. Вот такой я вежливый, воспитанный парень.
- Сегодня моя смена.
То, как я старался держаться вежливо и мило (я даже улыбался!), этот хрыч не оценил. Вот и верь теперь в доброту сограждан!
- Так что если вам нужно сделать заказ, провести влажную уборку вокруг стола или трахнуть мозг администратору, без стеснения обращайтесь ко мне.
Руки на груди я скрестил чисто автоматически. Честное слово!
- Так я могу чем-то помочь?
В зале воцарилась тишина. Где-то за стеной ругался на плиту малость поддатый повар.
- Я звоню в полицию.
Как интересно.
- Вы будете смеяться, но сервис нашего кафе и здесь полностью к вашим услугам.
Наигранно выпрямив спину, я ловким движением руки сунул под клюв старику своё удостоверение.
- Представитель закона в этом клоповнике тоже я. Так что пока ты, старый, меня не бесишь...
Я легко, почти ласково хлопнул по столу покоившимся на нем меню.
- Поднимайся с насеста, и хромай отсюда. Ale!

@темы: флэшбек, соавторское, Северный материк, Небельштадт, Морхед

01:33 

Холодно. Давно уже должна была согреться, но мне холодно.
Я переползла не середину кровати и свернулась плотным комком, кутаясь в одеяло. У меня никак не получалось уснуть нормально, но и проснуться мутная дрема мне тоже не позволяла.
Поэтому я лежала, обернув ноги хвостом, периодически глухо и невнятно ворча сквозь марево сна - неизвестно кому и куда. Звук тонул в ватной тишине, в теплом мраке комнаты. Но если в комнате тепло - мне-то почему холодно?
Я тяжело вздохнула, обнимая вторую подушку. Она тоже была холодная, но должна быстро согреться. Хоть какое-то подобие уюта, бляха-муха.
Мысли окончательно слиплись в ком, напоминая подплавленную резину. Неприятно, неудобно и хер разлепишь. Н-да.
Не знаю, сколько я так лежала, то проваливаясь в забытье, то почти тревожно поводя ушами на доносящиеся с улицы звуки. Вообще-то со сном у меня таких проблем нет, но время от времени случается. Особенно, если одиночный ночной сон оказывается слишком незапланированным. Что такое "слишком незапланированное" и чем отличается от простого незапланированного, я не знаю. Это не важно.
Важно то, что металлически захрустел дверной замок. Что может значить только одно!.. ну, или Теон беззвучно проник наружу (сбежал через окно?) и решил открыть дверь ключами. Я не торопилась шевелиться, вопреки обыкновению даже не приподнимаясь на локте. Голова гудит, не хочу ее тревожить.
Судя по краткой возне в коридоре, все-таки это другая шобака - домашняя живность не станет бряцать молнией куртки.
На какой-то момент меня снова отключило, а когда вернулось хотя бы частичное восприятие, я сообразила разве что немного сдвинуться обратно на свою половину и даже соизволила освободить подушку. Едва дождавшись, когда Болтон наконец-таки уляжется, я решительно его обняла, уткнувшись в шакала носом. Кажется, он что-то сказал, но я не разбирала, честно говоря.
Главное, что драгоценный ублюдок наконец-таки вернулся домой, лежит под боком и вроде бы даже цел. Хотя и традиционно пахнет от него порохом и кровью.
Это не важно. Эти запахи давно уже привычны и из-за этой самой привычности только баюкают еще больше. Я довольно зарычала, потеревшись о Морхеда щекой, сонно поцеловала, куда дотянулась и затихла обратно.
Теперь и поспать можно.

@темы: Болтон бережет своего тигера, Джиневра, Морхед, Небельштадт, Северный материк

03:43 

Мне бы черные крылья.

...я не был ни капли против того, что летом мы не стали возвращаться в Небельштадт. Мне было абсолютно не важно, какими мыслями руководствовалась моя тюремщица поневоле, важно было то, что меня не потащат обратно в город, где камень все больше уступает стеклу и железу. Слишком шумно, слишком грязно. Подумать только, как низко я пал, выбирая общество магов!
А может быть, я просто трус.
Но и это тоже не играет абсолютно никакой роли. Я прикрыл глаза, прижимаясь щекой к прогревшейся за день каменной макушке горгульи, покрепче обвил руками ее шею. Первая наша встреча с архитектурным элементом, возникшим гораздо позже того, как я... уснул? умер? И важно ли увидеть разницу? В общем, в первый раз я очень испугался. Поддавшись панике, я сначала уделил внимание внешнему, не став всматриваться в суть. Это потом уже Ровена поймала меня за шиворот, грубо (клянусь, она все делает грубо!..) встряхнула и заставила посмотреть. И то, что я сначала счел больной игрой магического разума, кладбищем, установленном почти на самой крыше одного из зданий огненного сегмента, оказалось всего лишь изваянием. Настоящим, не имеющим ни души, ни разума, никогда не жившим.
Так началось наше общение. Первое время, навещая статуи, я испытывал набор весьма смешанных эмоций, отголоски которых порой все еще звучат в моей груди. Я ощущал печаль, недоумение, неловкость, почти переходящую в стыд, и легкую обиду, смешанную с отчаянным желанием понять... или просто отчаянием. Потому что ну неужели они и впрямь видят нас такими? Неужели именно это тот образ, что мы сложили о себе за годы вынужденного рабства? И каждый раз я неизменно возвращался мыслями к стыду еще и перед статуей - она не виновата, что ее увидел такой неизвестный скульптор. И с моей стороны было крайне бестактно обдумывать такое в ее присутствии. Так что потом я возвращался отчасти для того, чтобы загладить свою вину. Отчасти потому, что все равно, пусть и вынужденно, ощущал определенное сродство с этими существами. Я такой же. Я - тоже гротескная фигура на чьей-то шахматной доске, извлеченная из-за Грани по велению чужого каприза. Меня тоже ваял неизвестный скульптор, который не спрашивал меня, каким я хочу быть. И хочу ли я вообще - быть...
Я, не открывая глаз, расправил крылья, потершись щекой о гранитную "кожу" горгульи. Разница между нами лишь в том, что мне дали имя. Я такой властью - давать имена - не наделен, да и не думаю, что статуя особенно желала получить имя. Назвать - значит, выделить среди других. И помимо очевидных положительных сторон, это всегда влечет за собой и определенные сложности.
...я слишком много думаю. Разумеется, в моем положении не так-то много и остается, по большей части, если мне не удается увлечь свой разум чтению, я вынужден или искать избавления от прямого общества магов (и их намерения в это общество меня втянуть), или я его уже нашел, и заняться мне больше нечем, кроме как предаться размышлениям.
Здесь очень тихо. Тихое дыхание осени, несущее влажный запах прелых листьев, холодными пальцами касающееся спины, уже долетело и до жаркой Огненной Четверти. Я чувствовал его в ветре, дующем со стороны Земляного домена. Помнится, деревья в саду, принадлежащем моему прошлому владельцу, к осени зацветали золотом и охрой, осыпались багрянцем на блекнущую траву. Мне нравилось ходить босиком про постепенно промерзающей земле. Казалось, прохлада замирающей перед холодами природы как-то остужала полыхающий внутри меня жар.
Ощущаю себя глупо, признавая то, что в моем прошлом было что-то, о чем я не могу думать без щемящего чувства ностальгии, но еще глупее было бы отрицать существование подобных фрагментов моей памяти.
Сегмент Земли, как и весь Ардвиз, насквозь пропитан магией, в нем сады зеленеют круглый год. Я долго искал подвох; все растения и внешне, и на ощупь совсем настоящие, но... Это все равно похоже на маскарад, который просто начался слишком давно, и поддерживают его по традиции, не придавая этому ни малейшего значения. Поэтому-то он и выглядит почти живо, почти по-настоящему.
Все очень чужое. Я этот мир не таким оставлял и не уверен, что таким хотел его увидеть снова. Но было бы беспардонной ложью утверждать, будто бы он однозначно плохой. Откровенно говоря, я даже начинаю привыкать. Общество молодых магов мне не так отвратительно. Я долго не мог понять, в чем же дело, но первое время моего пребывания в общем доме мой разум был слишком сильно занят страхом и замешательством, не говоря уже о постепенно возвращающейся памяти, наслаивающейся на свежие впечатления.
Потом я понял. Изменения прошли гораздо глубже. И неизвестно, винить ли в этом прогресс или же дело тут в развитии самой магии - возможно, что-то пошло иначе в течении Нитей магической энергии, опутывающих северные земли - но у современных магов совсем другие лица. В их глазах нет печати отстраненной, надменной жестокости, ими движут даже если те же мотивы - но как-то совершенно иначе.
Есть, разумеется, истинные выродки, отсылающие меня к прошлому, но основная масса совершенно отличается. И когда я наблюдаю за ними со стороны, я не чувствую прежней глухой, безысходной ненависти.
И смешно, и грустно. Я никогда не думал до нынешнего момента, что когда-нибудь буду питать хоть какие-то надежды относительно магического общества.
Но я засиделся. Отцепившись от могучей шеи каменного сородича, я, не забыв извиниться, встал на его спине в полный рост. Потом прыгнул. Краткий миг падения, сжимающий сердце стальной лапой - и воздушные потоки подхватывают меня, увлекая за собой.
Я улыбаюсь.
Мне и больно, и радостно. И в голове звучит чей-то голос, баюкающий меня ночами, чтобы растаять с первыми рассветными туманами.
Я улыбаюсь.

@музыка: Морская - Черные Крылья

@темы: Ардвиз, Грегор, Северный материк

23:31 

Я сразу, сразу же взяла под руку волка, как только мы вышли из школы и это стало удобным - толкаться на выходе было бы глупо.
Погода была хорошая - остатки лета еще радовали теплым солнечным светом. Понятно, что уже совсем скоро в Небельштадте начнется очередной сезон дождей и гигантских луж. Но пока - хорошо!
Я прижалась к руке Нейтана, потерлась о его плечо щекой, тихо лопоча что-то не слишком внятное. Волк глянул на меня, заулыбался и погладил меня по голове свободной от груза (меня же) рукой. Я легонько боднула его ладонь, довольно жмурясь.
Подумать только. Еще в начале весны я могла лишь мечтать о том, чтобы иметь право... вот на это вот все. И... и вот на это: я поймала парня за руку и уткнулась в нее носом. Попав в перчатку.
А дома Нейтан не носит перчатки. И это тоже очень ценно.
Впрочем, нахлынувший на меня приступ всяческих чувств и эмоций был бесцеремонно прерван. Волк тоже это все слышал, так что остановились мы почти одновременно. Я коротко вздохнула и повернулась на звук. И сразу же напряглась, недовольно хмурясь.
В отдалении в окружении девчонок четырех стояла новенькая. Спиной к стене, наклонив голову набок, она в опущенных руках держала зонт-трость. И широко, очень зло улыбалась.
- Видишь этот зонт? - донеслось до меня, - Знаешь, что он значит?
Она сделала паузу, вроде как давая возможность желающим высказаться. Потом качнула головой и продолжила:
- Нет, Сонм побери, он не значит, что я боюсь дождика, который может испортить мою укладку. - тигра ухватила зонт покрепче и поудобнее, - Он значит, что я могу тебя им отпиздить, поняла? Любую из вас.
Взгляд единственного глаза обвел собравшихся.
- Хотите проверить - заденьте меня еще разок. Вперед, не стесняйтесь! Вас же больше!
И она проходит между несколькими девчонками, кажется, пихнув одну из них плечом. Ее ни одна тронуть не решилась, но, думаю, так просто Беккет не отделается. Мне это не нравится.
Как рассосалась компашка задир, я не смотрела. Я смотрела на Ноа. А тигра, закинувшая зонт на плечо на манер меча, шла в нашу сторону. Она не замечала нашего присутствия, потому что была погружена в собственные мысли. Да и смотрела куда-то в пространство. И тут она нас все-таки увидела. Вздрогнула, наверное, от неожиданности, остановилась, машинально ухватив спускающуюся вдоль переносицы прядь.
- Привет. - ее улыбка больше не была ни злой, ни хищной. Только очень усталой и самокритичной.
Девушка еще какое-то время помолчала, глядя куда-то нам под ноги. Потом повела ушами и тихо произнесла:
- Это было очень жалко, верно.
И торопливо направилась прочь. Зонт она с плеча убрала.

@музыка: 10 Years - Scream At The Walls

@темы: Холли, Северный материк, Ноа, Нейтан, Небельштадт

03:53 

- Мисс... - преподаватель сделал паузу, прищурившись.
- Беккет. - негромко отозвалась новенькая.
- Мисс Беккет. - повторил информатик.
Я перестала переписывать с доски выданную на урок информацию и тоже вскинула глаза. О, крылатый Сонм, он опять за свое?..
- Я понимаю, вы только перевелись в эту школу. - вкрадчиво говорил мужчина, - И можете не знать местных правил. Но, если то, что я о вас слышал - правда, то склонен предполагать, что у вас с дисциплиной вообще проблемы.
Я бросила взгляд на тигрицу. Та сидела, подперев щеку рукой, и смотрела на преподавателя единственным незакрытым волосами глазом. Смотрела исподлобья, не мигая. Не могу сказать, что она выглядит хотя бы сколько-то задетой. Но я не знаю никого, кому подобное отношение бы понравилось. Это надо прекращать.
- Уберите. Волосы. С лица. Я последний раз говорю.
Девушка даже не пошевелилась. Преподаватель, явственно закипая, стал набирать воздух в легкие.

Волк поднимается с места. Рукой убирает волосы с лица; вид у него серьезный и, пожалуй, злой.
- Хорошо. - негромко произносит он, - Хорошо.
После чего поднялся, звучно громыхнув стулом, и вышел к доске.
- Так... - он обвел взглядом класс, начав с, собственно информатика, - Всем будет хорошо видно?
И, пока все соображали, к чему бы он это, парень стянул перчатки.
Я вместе со всеми смотрела на изувеченные жаром ладони, кусала губы и ругала себя на чем свет стоит. А Нейтан, пошедший на принцип ничуть не меньше, чем дотошный преподаватель, чуть не по рядам пошел. Только на Холли, кажется, он взглянул обеспокоенно.
Тушканчик, как и я, закусив губу, приподнялась, уперевшись руками в парту. Ее широко распахнутые глаза выражали странный, трудноидентифицируемый испуг.
Мне было очень стыдно.


Информатик уже успел подойти ко все еще молчащей девушке и остановиться возле нее.
- Я вас предупреждал... - начал было он, но стук по парте сбил его с мысли, заставил отвлечься.
О, Сонм, это я? Я мимолетно усмехнулась.
- Мисс... хм... Блэйк? - судя по неуверенному тону, он от меня больше всех не ожидал.
Зашуршали одноклассники, разворачиваясь ко мне. Я не видела их лиц, потому что смотрела в парту, но чувствовала их взгляды. Уперевшись в столешницу сразу обеими ладонями, я поднялась и тяжело посмотрела на учителя.
- Прекратите. Я видела Ноа еще до начала учебного года - и тот факт, что она и тогда ходила так же, дает основания полагать, что, во-первых, у нее есть на то причины достаточно весомые, раз этот вопрос не поднял никто еще раньше, и, во-вторых, опять же, судя по тому, что больше никто из учителей на эту тему не заговаривал, вам об этих причинах известно. И если так...
Я снова легонько хлопнула рукой по столу, на этот раз, кажется, разбудив мирно дремавшего Нейта. Извинюсь перед ним позже.
Кажется, информатик зол. И-о-как-он-зол. Не страшно.
- Если так, то вы используете служебное положение в неизвестных мне целях.
Я нахмурилась, ожидая реакции. Весь мой вид, наверное, говорил: "давай, попробуй отправить меня к директору, и мы увидим, куда потом отправят тебя". Потому что с меня хватит.
Я права.

@темы: лига выдающихся джентльменов, Эйприл, Холли, Северный материк, Ноа, Нейтан, Небельштадт

03:13 

(соавторское)

Когда я ушёл на работу, Мист ещё спал. Потакая своему неуёмному любопытству (мне страсть как хотелось знать, пошёл ли этот живописец на пары!), я названивал ему всё утро. Никакого результата, абсолютно. Вернувшаяся днём домой Холли перезвонила мне, внеся ясность: художник заперся. На оклики и прочие раздражители не реагирует, но, судя по шуму из комнаты, жив и разводит какую-то сумрачную деятельность.
Я было подумал – Высшие Силы бы с ним! – после обеда откопается. Но нет. Разведка доложила, что уже решительно вечер, скоро с халтуры подтянется Николь, а этот враг стих... но дверь не открывает. И вот я, весь такой из себя герой, бегу вверх по лестнице на нужный этаж. Потому что волнуюсь, а лифта ждать – поседеешь. От старости, в лучшем случае.
У меня, в принципе, есть ключ от его комнаты. Но замок, как мне буквально на днях сообщила Николь, стал заедать. А раз его всё равно менять, вынесу дверь – не гордый. Нет, ну, то есть я – гордый! Но дверь вынесу.

Первым, что попалось мне на глаза, стало зеркало. Точнее, его осколки, лежащие на полу. Утром этого не было, я бы точно заметил. Потом я выцепил угол рамы, в которой прежде это самое зеркало и висело на стене, скрытое непрошенной шторой. И, в заключение картины, я обозрел Миста. Всего вымазанного в чёрной и красной краске (пускай, пускай это будет краска!), стоящего на осколках этого самого зеркала...босиком.
- Идиот! – Выпалил я, прежде чем заметил главное.
Сделав пару шагов к коту, который и не думал хоть как-то на меня реагировать, я замер как вкопанный. Я стоял за правым плечом Миста, и смотрел на освобождённый от зеркала и шторы участок стены.
Чёрная мужская фигура. Ростом примерно с меня. Одежды, знакомые мне разве что по свежим рисункам Миста, да по разворотам распространённых по всей квартире книг. Вооружён мечом. Нарисовано просто: видно, что некоторые участки плаща закрашены буквально пальцем. Ничего не понимал и не понимаю в этом, но «неважные» линии были какими-то дёрганными. Есть яркие, не улавливаемые мною элементы, но в целом это так...так проникновенно, что ли, и точно, что я даже не знаю! Так захватило дух, что я мигом бросил пугаться и злиться. Просто стоял какое-то время и смотрел.
- Я видел его сегодня.
Я вздрогнул так, что из коридора испуганно пискнула Холли. Не ожидал, что Мист заговорит. Голос его был хриплым и усталым, полным неподъёмного отчаяния.
- Он шёл по мосту через реку, и глядел в воду... – Кот кашлянул так, будто бы не пил дня два. – Я видел его.
Он принялся сжимать-разжимать кулаки. Только тогда я обратил внимание на охапку кисточек разных размеров и ещё каких-то инструментов в его руках. Кончик самой тонкой из кистей натолкнул меня на мысль о лице.
Мне стоило большого труда сдержать себя и не выругаться. Потому что если изображение (пускай – портрет в рост) в целом было сильным, то верхняя часть лица – жуткой и...исполосованной.
- Эй, Мист... – Даже спрашивать в полный голос было страшновато. – А где его глаза?
Это я сделал зря. А, может, и не зря – не уверен. И, как бы то ни было, уже в следующее мгновение друг, бросивший на осколки все свои инструменты, цеплялся за мою одежду и ревел. Я, не боясь испачкаться в краске, притянул Миста к себе. Рывком заставил переступить с битого зеркала на мысы моих ботинок, и крепко обнял.
Это всё – ничего. Ничего. Пусть проплачется. Сегодня мы позаботимся о нём, как всегда. И уже завтра он снова вернётся к своим снам.

@темы: Мист, Небельштадт, Нейтан, Рэн, Северный материк, соавторское

03:13 

В голове клубится то ли пар, то ли туман. Не чувствую. Ни-че-го-шень-ки. Но я почему-то уверен, что должно быть очень больно.
- Рихард, я боюсь, вероятность успеха слишком низка.
Тихий голос прорывается сквозь муть в моих мыслях. Я с трудом воспринимаю слова и совершенно не могу понять их смысл, поэтому лишь бессильно слушаю, цепляясь за звук.
- Так используй что-нибудь из запаса.
Еще один голос. Низкий, он рокочуще дробился в оглушительной пустоте внутри моей башки.
- Это плохая идея. Вы же понимаете, что...
- Со мной сработало.
- Рихард! - первый голос стал громче, - Вы упускаете из внимания разницу массы и...
Если бы я мог, я бы зажмурился, словно бы более плотное сжатие век могло заглушить звуки. Смешно. Я же слышу не глазами.
Впрочем, глаза все равно ни на что не годились. А спустя какое-то... какое-то время поплыл слух. Я снова стал проваливаться куда-то, все глубже и глубже.
Смутно надеюсь, что там хотя бы не будет эха выстрелов.


- Уэйд. - процедил я, стукнув запястьем об косяк, - Покажись, падла...
Тишина была мне ответом. Вашу ж мать! Я глухо зарычал, прижимая уши к звенящей голове. Недомогание, неожиданно охватившее мое не совсем здоровое и без того тело, не торопилось проходить. Более того - мое состояние стремительно ухудшалось. Пульс уже какое-то время почему-то гулко отдавался в зубах, вдохи обдавали легкие колючим жаром, будто бы я дышал гарью.
Ублюдки, что за хрень они со мной сделали?!
- Да где ж ты, блять, штопальщик драный?! - я ввалился в медицинскую комнату, пошатнувшись из-за не желавшей гаснуть инерции движения.
- Добрый... - вышедший из-за ширмы белоснежный волк осекся, с холодным вниманием глядя на меня сквозь стекла очков, - Гм. День. Мистер Блэр?
- Теперь, когда мы... - я уперся рукой в колено, из-за этого глядя на собеседника снизу вверх, - Выяснили мою фамилию... Что вы со мной, чтоб вас, сделали?
Я сипло выдохнул. Понимаю, что выгляжу жалко, но ничего, ничего не могу с собой сделать. Физические недуги со стороны всегда имеют шанс смотреться жалко. Наплевать.
Уэйд моргнул, потом снял очки и протер их. Думаю, на самом деле альбинос это проделал довольно быстро, но для меня время тянулось охуенно медленно.

- Вы... что? - у меня, кажется, не осталось сил орать.
Я сидел и думал, что я вот сейчас просто его убью к хренам и все тут. Что думал белый волк, для меня было тайной. Тайной, в которой копаться мне совершенно не хотелось.
- Данный побочный эффект ранее не проявлялся. - разглядывая оставшиеся ампулы, пояснил мне этот хренов Айболит.
- И что, блять? Это вроде как должно меня успокоить? Давайте друг перед другом извинимся, обнимемся и спляшем в честь прояснения ситуации?
Собеседник глянул на меня поверх стекол. Понятия не имею, трактовать ли мне это как великомученическое терпение жертвы, как раздражение или как что-либо еще. Но это не важно! Важно то, что эти подонки...
- Так, я скажу это снова. Вроде как подытожу. - глухо произнес я.
Волк кивнул. Молча.
- Вы, подонки, сделали из меня наркомана.
Сказал - и сразу же брезгливо скривился. Кто бы мог подумать, какая, Сонм побери, ирония.
- Технически вы правы, мистер Блэр. - тыкнув пальцами в соединяющую линзы дужку, согласился этот Пилюлькин, - К сожалению, есть и еще одно... обстоятельство.
- Шпарь, лечила. - я тяжело вздохнул, глянув на свои лежащие на коленях руки.
- В данный момент вы не можете себе позволить спровоцировать синдром отмены в полной мере.
- Что? - я моментально вскинул взгляд на Уэйда.
Тот пожал плечами, глядя на меня совершенно не эмоционально:
- Вы умрете без этого препарата. Ваши внутренности все еще не вполне корректно функционируют. Ко всему прочему, мистер Блэр, ваш, с позволения, образ жизни не способствует более быстрому заживлению. Сядьте.
Я сел, так и не успев толком осознать, зачем собирался подняться. Наверное, башку ему свернуть хотел. Очень умная башка, могла бы хоть в хозяйстве пригодиться.
- Так вот. Я займусь этим вопросом плотнее, постараясь организовать ваше последующее лечение от зависимости, но. - он качнул головой, - Настоятельно рекомендую вам ради вашего же блага не пытаться "соскочить", как вы изволили выразиться ранее, прежде, чем это станет доступным вашему организму. Проще говоря, на данный момент ломка закрутит вас в бараний рог, мистер Блэр.
- Прекрати мне мистерблэрить. - урюмо отозвался я, - Я помню, какая у меня фамилия.
- Это положительное явление. - врач согласился со мной столь миролюбиво, что мне снова захотелось пожать ему шею.
Я вздохнул еще разок, беря себя в руки. Потом все-таки поднялся. Мне, кажется, и впрямь знатно полегчало. Даже почти не качает.
- Это была вынужденная мера. - неизвестно зачем пояснил альбинос.
- А я не просил вас спасать мою шкуру. - буркнул я, застегивая рубашку.
- У вас была возможность отказаться от предложения Рихарда.
Я, закатывающий рукав, обернулся к волку:
- Не было. Тебе это известно не хуже меня. Он и так меня с того света выволок, когда я ему понадобился.
Уэйд посмотрел на меня и молча просто снова пожал плечами. Полуопустив такие же белые, как его шерсть и волосы, ресницы, он задумчиво сместил один из лежащих на тряпице на столе скальпелей. Потом поднял взгляд на меня и, удивительно холодно и неприятно приподняв уголки губ в намеке на вежливую улыбку, произнес:
- Думаю, вам пора идти. Я прошу вас зайти ко мне послезавтра. Хорошего дня, мистер Блэр. Не перетруждайте себя.
Ублюдок.

@темы: Уэйд, Северный материк, Рихард, Небельштадт, Гаррет

Raise Her Hands

главная