Записи с темой: северный материк (список заголовков)
22:30 

- Да чего ж тебе нужно, женщина? – Болтон раздраженно кривит губы, недовольно топорща острые уши.
Я недовольна не менее, а то и более, чем он, поэтому первая реакция не слишком обдуманная:
- Ничего, блять!
После чего я сначала на пару секунд замолкаю, потом не так уж грозно, но очень ворчливо добавляю:
- Не знаю.
Еще немного молчания, буквально пара секунд – я не колеблюсь, просто вроде как перекатываю грядущую реплику в черепной коробке. Трудно поверить, что я правда хочу это сказать.
- Я люблю тебя.


Вообще, поглощение и последующее усвоение знаний есть процесс, который надо уважать. Но даже если не рассматривать тот факт, что я на редкость неуважительная сволочь, сомневаюсь, что зачитанный вдоль и поперек томик мог принести Морхеду что-то чарующе новое. А даже если и, то чего уж, подождет, не сбежит. Ну, томик точно не сбежит.
Именно так рассудила я, усаживаясь прямо на читающего шакала. Он отреагировал в меру лениво, кажись, уже попривык. Пора бы, ага. За то время, что понадобилось Болтону на откладывание книги (и, соответственно, интеллектуальной, мать ее, трапезы), я успела сурово пофырчать, одернуть футболку (которая хоть и была на мне, но моей не являлась; сложно все, короче, в королевстве кривых мониторов) и поерзать, устраиваясь поудобнее.
- Неймется тебе, пизданутая? – в меру миролюбиво уточнил мужчина, какое-то время меня посозерцав.
- Еще как! – охотно согласилась я, энергично покивав.
Кажется, мой ответ его или просто не сильно интересовал – мне никогда не осознать феномен риторических вопросов, хуле спрашивать, если не нужен ответ? – или просто более чем устроил. Во всяком случае, Морхед не менее безмятежно, чем до того, пожал плечами.
Я, азартно прикусив клыком губу, обеими лапами забралась под футболку шакала (тоже не моя, только еще и не на мне), поднимая ткань. Мне было любопытно, и любопытство мое требовало выхода... каким бы он в итоге ни оказался.
Ловко перебирая темную шерсть пальцами, я очень быстро наткнулась на искомое:
- А этот шрам я не помню... откуда?
Ответное выражение лица общительного под ночь шакала трудно было описать какими-либо словами, особенно с моим не слишком большим словарным запасом, но количество иронии рисковало заставить меня захлебнуться.
- Угадай.
Бог-из-Машины, он это сказал! Звучит, как вызов!
Я наморщила нос, одновременно чувствуя себя крайне по-дурацки и страдая от приступа непонятного веселья.
- Мне казалось, не так сильно я и царапалась.
- Мгм, - не совсем внятно отозвался мой собеседник, между делом уютно пристраивая руки на моих бедрах, - Я и не говорил, что это сильно.
- Ну... – я ковырнула когтем совсем свежий шрам и хмыкнула, - До недавнего оборотня мне и впрямь далековато. У него, конечно, уже не спросишь, где такой маникюр сделал...
Слово-то заумное какое. Это ж еще придумать надо было и название, и само искусство украшения когтей. А дальше что? Резьба по клыкам без извлечения оных из пасти?
От моих культурологических и филологических изысканий меня отвлек Морхед, практически повторив недавнее мое движение. Я глухо взрыкнула, прислушиваясь к ощущению его ладоней, скользящих по моему изувеченному животу.
...мне нравятся его руки. Не в смысле в отрыве (блять, каламбур почти профессиональный) от самого шакала. У Болтона очень сильные руки, причем не просто сильные – у него очень уверенные движения того, кто о своей силе прекрасно осведомлен и более чем спокойно ее соизмеряет. Я это еще во время того памятного ареста заметила. И оценила.
И поэтому, когда Морхед пытается прикасаться ко мне мягче, чем обычно, это очень... очень. Понятия не имею, какое слово подобрать, но мне определенно нравится. И еще мне нравится, когда он трогает мои шрамы. Всегда ненавидела, когда на них даже просто смотрят, об остальном не шло и речи. А тут вот... Я снова тихо зарычала, довольно прижимая уши. Хм. Это, конечно, уже не шрамы, но тоже приятно. Уперевшись ладонями в покоцанную грудь шакала, я наклонилась его поцеловать, напоследок не совсем результативно попытавшись сдуть с лица мешающиеся пряди волос. Ну, в общем-то, и хрен бы с ними. Это очень быстро перестанет иметь хоть какое-то значение.

@темы: флэшбек, Северный материк, Небельштадт, Морхед, Джиневра, Болтон бережет своего тигера

16:31 

(соавторское)

- И как только вы могли? Как?!
Я лишь закатил глаза. Голова малость болела, так что милостиво проявлять благосклонность к младшей Батори не хотелось. Её сейчас задача - пришить мне руку, и НЕ БУДИТЬ своим верещанием Стоуна. Хаски, которому сделали целительный укол, мирно сопел на соседней койке. И мне бы очень не хотелось, чтобы он просыпался. И без того башка болит, а тут ещё и на флаги рваться - зачем?
- Нет мозгов - так не лезьте! - Не унималась непуганная идиотка. - Джон мог погибнуть!
Джон? А хотя постойте...Это же Стоун! Ну, конечно, придурка нам жалко. А золотого работника, бессменного ударника труда зашили нехотя. Несправедливо, несправедливо.
- Рваная рана, правая рука от предплечья до локтя. - Стала наговаривать в свой старенький диктофон Батори. - Множественные следы от когтей на спине и руках.
Множественные следы от когтей на спине и руках? А, хотя, постойте...
- Батори, - спокойно и ровно начал я, ища целой рукой в кармане сигареты. - Батори-Батори...
Мышь обернулась и вопросительно изогнула бровь.
- Последнее в карту не заноси.
Несмотря на запрет и нудеж, я закурил.
- Не позорься.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Морхед, Джон, Батори, соавторское

16:29 

Я ввалился домой, едва не рухнув прямо в коридоре, так я устал.
Наверное, это из-за работы. Но, может, это из-за моего добродушного напарника. Или потому, что сегодня такая жесть попалась на вызов.
Хотя, возможно, из-за всего сразу? Хороший вариант, его не нужно так старательно обдумывать моей опухшей к ночи голове.
Из куртки выпутываться пришлось так, как будто это какая-то сеть и вообще ловушка. Пальцы плохо слушались, застежки, как назло (или не как?) не поддавались. Но мое терпение, которое и так всю жизнь было достаточно выделяющимся, после работы с Морхедом приобрело оттенок граничащего то ли с безмятежностью, то ли с идиотизмом. Ну, или и то, и то, почему бы и нет.
Раздумывая, почему бы и нет, я сумел даже относительно быстро разуться. Собрался пробраться в комнату, но вспомнил о необходимости вымыть руки и умыться. Правда, после некоторых колебаний пришел к выводу, что работа меня убьет быстрее микробов, а потому махнул перебинтованной рукой и все же совершил набег на большую комнату. Вернее, на диван. То есть, в комнату набег, а на диван было совершено нападение. Причем, в отличие от привычного по работе смысла, нападение было буквальное. Взял и упал. И понял, что я сегодня без ужина. Потому что готовить еду мысленно возможностей пока не изобрели.
А кошка все равно не жрет ничего, так что и мотивации поднимать зад с мягкого дивана у меня нет. Я утром кефиром перебьюсь.
К слову, а где эта ушастая зараза? Я приподнялся было на локте, но тут что-то мягкое и тяжелое плюхнулось мне аккурат поперек туловища.
- Нашел. - прокомментировал я хрипло, глядя в потолок, - Или, скорее, нашла. Ты - меня.
Кошастая, устойчиво стоящая на моем животе всеми четырьмя лапками, кажется, кивнула.
Я почувствовал порыв улыбнуться, но, поскольку не был уверен в уместности (и в собственных силах), делать этого не стал, только туманно вздохнул. При всех своих явных недостатках, она привносила некий элемент компании в атмосферу моей квартиры. Вроде как шныряет поблизости все время более-менее дружественно настроенное живое существо (сестра не в счет), и сразу и не так одиноко как-то. Кажется.
Котейка тем временем принялась по мне топтаться. И за то время, что я прикидывал, а не стоит ли все же накрыться, скажем, одеялом, пока она окончательно не улеглась, зверище именно это и сделала. Улеглась, то бишь.
Абзац. Одеяло теперь я увижу разве что во сне. Потому что попытка пошевелиться, пока царственное животное дремлет, приравнивается к государственной измене и карается обыкновенно жестоко и моментально. А когти у нее острые совершенно точно, тут никаких сомнений быть не может.
- Зараза безжалостная. - уныло протянул я, - А если я замерзну ночью?
Кошка приоткрыла один глаз. Мне в ее взгляде почудился весьма сознательный скептицизм. Мол, замерзнешь ты летом, ага, как же. Но а вдруг ночью похолодает? В Небельштадте живем, все ж таки.
В общем, моя вялая попытка воззвать к совести принесла мне ноль внимания и фунт презрения.
Кошмар. Боль и страдания - что на работе, что дома. Судьба у меня такая, что ли, со злыднями-то общаться? Но одно дело общаться, а другое - жить. Хотя, наверное, жить с Болтоном все-таки хуже. Но проверять по ряду очевидных и не очень причин не хотелось.
Думать тоже. Пришлось спать.

@темы: Северный материк, Персефона, Небельштадт, Джон

00:04 

(соавторское)

- Значит так, ублюдок.
До этой минуты сидящий за столом напротив задержанного Болтон молчал. Стучал ручкой по столу, поглядывал на ведущего допрос хаски с истинно смешанными чувствами, но мочал.
- У тебя есть две минуты.
Морхед убрал в нагрудный карман куртки телефон и замкнул руки. Шакал владел в совершенстве порядка восьми десятками угрожающих интонаций, и досконально знающий их Стоун всем своим видом показал, что чувствует первый укол подозрений. Задержанный, увы, ничего такого не чувствовал.
- А потом будешь бить?
В ответ на усмешку звякнувшего наручниками зайца старший из полицейских тоже усмехнулся. Если, конечно, это можно назвать усмешкой.
- Нет. Я тебя даже убивать не буду. А всё знаешь почему?
Некую степень заинтересованности выразили оба слушателя. В той или иной мере.
- Всё потому, что у меня на тебя больше нет времени.
Шакал встал со своего места и почти что навис над задержанным.
- Болтон?
Полный опасения и предупредительной неуверенности голос Стоуна, как правило, отрезвлял и вносил в ситуацию неведомую до того ясность. Это могло бы сработать, если бы не действия неподготовленного зайца.
- Ничего ты не сделаешь, гад!
Болтон перестал ухмыляться. Ещё раз стукнул синей шариковой ручкой по столу.
- Ты на кого хвост задрал, подонок одноглазый?
Задержанный не успел ничего понять. Стоун – успел понять, но на какие-либо действия по защите «жертвы» времени не осталось.
- Ещё минута – и я сделаю с тобой нечто такое, что безумно далеко от понятия «гуманность»! – Морхед бросил ручку на стол и подошёл к закрывающему глаз айкающему зайцу. - А потом... Потом я оставлю тебя со Стоуном, и второй глаз ты себе выдавишь сам.
Для убедительности и ускорения процесса шакал ударил ногой по задним ножкам стула, тем самым почти что роняя задержанного на стол.
- Ты меня ПОНЯЛ?

@темы: Шаман, Северный материк, Небельштадт, Морхед, Джон, соавторское

22:37 

Обожаю торчать на кухне. Не из-за близости к съестному, хотя это, разумеется, тоже играет какую-то роль, а просто из-за странного набора ассоциаций и особенной атмосферы, чудящейся мне в этих помещениях.
Не все кухни одинаково хороши, конечно. Но на этой мне нравится. Здесь уютно почти так же, как дома.
Холли, разумеется, тоже была здесь. Или нет. Или да. Или...
Я отловила верткую тушканчика за рукав ее платья.
- Ты чего носишься?
Та моментально вспыхнула, нервно прикусив костяшку указательного пальца.
- Я... я-я... Меня... я... - она кашлянула в кулачок и протараторила, отчаянно вращая хвостом, - Мы с Нейтаном хотели в кино вечером сходить! Вот я и... собираюсь...
- По-моему, ты больше суетишься. - я вздохнула, подтягивая подружку поближе, - Безобра-азие.
Я стала одергивать фрагменты одежды - все съехало, сбилось, волосы растрепались.
- Что безобразие? - тут же забеспокоилась Блю, - Где?
- Очень много лишних движений. - пояснила я, снимая с нее ободок, чтобы поправить волосы девочки, - Прекрати так носиться, ты никуда не опаздываешь.
Еще какое-то время я, высунув от усердия язык, приводила в порядок младшую подружку, время от времени попискивающую что-то неопределенно-смущенное. Как ей удается стесняться в таких количествах - мне неведомо. Особенно, учитывая, что они с Нейтом в курсе обоюдной симпатии уже какое-то время и, кажется, проводят время с пользой.
Я невольно вскинула взгляд поверх пушащейся макушки тушканчика. Мист сидел за столом, задумчиво улыбаясь, и что-то выводил на бумаге. Время от времени его губы шевелились, как если бы кот что-то говорил. Взгляд парня был очень мягким, но немного ненаправленным. Рука кота быстро-быстро перемещалась. И если прислушаться, то, помимо сопения потерянной Холли, мне было слышно шорох карандаша.
Я сглотнула, с трудом отворачиваясь. И встретилась взглядом с тушканчиком. Она все еще явно пребывала в некоторой стадии стеснения, но улыбалась очень многозначительно.
- Холли-тролли. - немного севшим голосом резюмировала я, заставив ее возмущенно зашевелить ушами.
Пусть-пусть. Нечего тут вот.
Я потянулась к оставленному возле раковины кувшину. Подтащила к себе какой-то стакан - на нем вроде были разводы от краски, но акварель (а это, кажется, была именно она) для здоровья не опасна - и плеснула туда соку.
- Будешь? - я легонько ткнула Блю в плечико.
Та вздрогнула от неожиданности (проснись и пой, красавица!), посмотрела с сомнением на стакан. Стакан был прозрачен аки слеза младенца, а потому нам обеим было прекрасно видно, как цветная жидкость смывает со стенок и растворяет в себе цветные разводы.
- Не, что-то не хочется. - с сомнением протянула девочка, чуть хмуря брови и поджимая губы.
Экая неустойчивая она, подумала я, пожимая плечами. В отличие от меня Холли здесь вообще живет. Могла бы и привыкнуть к тому, что краска оказывается повсюду. Гм. Повсюду, да. Я шмыгнула носом и почесала свободной от стакана рукой бровь.
Холли, глядя на меня, тоже, кажись, захотелось почесаться. У нее по мере подживания шрама на лице появилась привычка его почесывать в минуты задумчивости. Часто, то есть. Хвала Высшим Силам, пока что она его не расковыряла.
...проблема, собственно, заключалась в том, что, почесывая щеку, девочка перевела взгляд на часы. И застыла.
И тут бы мне забеспокоиться! Но я же... Эх, слабоумие и отвага, все дела. Я стояла аки истукан, бдительно таращась на смену мимики Холли.
- Я же... я же возле станции должна была его встретить... через пять минут... - пролепетала Блю, прикрывая пальчиками рот.
Мист отвлекся от своего занятия и с не меньшей вовлеченностью глянул на часы, потом на Холли, потом на меня. Именно в таком порядке. Мы успели даже переглянуться.
А потом оно случилось. Блю пискнула, всплеснула лапами и, уже совсем панически заверещав, унеслась.
- Вообще-то до станции три минуты. - сообщила я, выходит, хлопнувшей двери, - А с твоими темпами...
Но Блю уже унеслась, оставив меня, натурально, обтекать. Потому что первым делом она, размахивая ручонками, пихнула именно мою руку со стаканом. Неловко, неловко. Он был почти полный, и облило меня щедро и знатно - более щедро и знатно меня б затопило только если бы я держала кувшин.
И вот в воцарившейся тишине я стояла и философски смотрела на стакан в моих пальцах.
А потом он выскользнул. Ну, знаете, как в шутке. "А потом я почему-то полетел. Понятия не имею, почему, наверное, погода летная была".
В абсолютной тиши кухни звон разбитого стекла прозвучал похлеще выстрела. Однако мной овладело странное отупение. Или просто это уже был некий перебор. Я молча качнулась назад, уперевшись спиной в стену. Мист еще какое-то время поглядел на меня, потом бросил быстрый взгляд на осколки и поднялся с насиженного места. Заглянул за холодильник, выудил оттуда... топор? Изобразил лицом сложный мимический набор и аккуратно вернул классическое орудие убийства на место.
- Веник под ванной. - отстраненно сообщила я под взглядом серьезных голубущих глаз, - Совок... Совок кочует. Вроде бы сейчас - по коридору.
Кот кивнул и исчез с кухни. Сначало было тихо, потом что-то громыхнуло. Кажется, мой драгоценный художник даже выругался. Не поручусь. Стук раздался еще раз.
Я моргнула. Повела левым ухом, прислушиваясь.
Но нет. Все было тихо, мирно и спокойно. А еще через какое-то время Мист вернулся. Слегка припорошенный пылью, но живой и относительно бодрый. На все тех же сложных, но полных неотмирного спокойствия щщах он подмел осколки. После чего немножечко позависал, видимо, прикидывая, не вернуть ли инструментарий по тем местам, где нашел, но, видимо, решил этого не делать. Только коротко вздохнул и пихнул веник с совком за шкаф. И подошел ко мне.
Я сразу же улыбнулась. Немного неуверенно и самую малость виновато. Понятия не имею, с чего на меня вдруг такой ступор напал. Глупо как-то вышло. И вообще. Кот тоже едва заметно улыбнулся, протянул руку и мазнул большим пальцем по моей все еще мокрой от сока щеке.
Я закатила глаза. Черт. Совсем забыла, что были проблемы помимо разбитой стеклянной тары. Я теперь липкая буду-у-у-у... А если еще осы налетят...
Мист задумчиво лизнул палец.
- Сладко.
- Апельсиновый же сок. - сочла нужным пояснить очевидное я (я вообще мастер пояснять очевидное).
- Ага. - кот перевел взгляд на меня; ну хоть спорить не стал, а то этот может.
Я едва подавила порыв вжаться в стену. Вот когда этот парень так смотрит, обязательно что-то происходит! Я машинально подняла руку, чтобы убрать с лица мешающую прядь волос, но кот аккуратно поймал меня за запястье, отводя его в сторону.
Ну, я же говорила? Я медленно опустила левое ухо. Кажется, это Миста насмешило, он на мгновение очень смешно наморщил нос, тихонько фыркнув. Потом потянул меня за руку к себе... и щедро так лизнул в щеку.
Ай, твою ж мать. Я зажмурила один глаз, окончательно растерявшись. Зато кот вот не терялся. Отпустил мою лапу, чтобы приобнять меня за спину, и продолжил свое черное дело. Его язык был горячим и шершавым. И, между прочим, это было... странно. В смысле, сама ситуация, не остальное. С одной стороны, ничего особенного, кошастые вообще склонны... к... э... подобным выражениям чувств. Однако меня это все отчего-то дико смущало. М-м... может, я и не так уж права, удивляясь, что Холли при уже какой-то длительности их с Нейтаном отношений все еще порой устраивает стесняшки. Сама, вон, не лу... лучше.
Я невольно вздрогнула, зажмурившись. Вообще-то... Вообще-то! На шее сока почти не было! Или с морды натекло? правда, вопрос почти сразу потерял в существенности, когда я услышала, что кот самозабвенно мурлычет. То есть, это все в целом, конечно, и так приятно. Но он так мило мурлычет! Не мурлыкать в ответ невозможно.
Ну вот. И так с дыханием трудности - оно как-то потяжелело и вообще, прерывается. Теперь вот и в переносице ощущается легкое гудение. Жди беды. Блин. Только бы не в такой мо... момент.
Опустившись немного ниже шеи, парень на какое-то время замер, мягко тычась носом в мою ключицу, потом отстранился, с живым интересом меня оглядывая. Я же просто молча смотрела на него немного снизу вверх, как-то весьма фоново отмечая, что я даже дышу через рот уже, так мне не хватает кислороду. Ладно губы не искусала - от таких-то волнений.
Как-то я... очень беспомощно себя почти каждый раз ощущаю. Очень странно. Но не неприятно. Просто странно. Я опустила и второе ушко. Медленно. Неуверенно.
Мист снова заулыбался (и ведь даже в коварстве не обвинишь, такой у него все время невинный вид! ох уж эта голубоглазость...), аккуратно коснулся языком моих губ и прошептал... нет, даже скорее выдохнул, обжигая мою кожу своим дыханием:
- И впрямь апельсиновый.
- Я бы не стала тебе врать. - сделать голос обиженным у меня не получилось - так он дрожал.
Я обняла парня за шею, притягивая обратно к себе.
Спине было прохладно. Стена - холодная. А кот... а прижимающийся ко мне кот - очень теплый.

@темы: Мист, Небельштадт, Нейтан, Николь, Северный материк, Холли

00:37 

один и два, финал.

Десинхронизация.
Кто бы мог подумать, что... что это - так?
Что есть десинхронизация? Система всегда в качестве отклика предоставляла идею обратного синхронизации понятия. Моя же биологическая часть существа была слишком маленькой, чтобы знать по прошлой жизни, до единения, что это такое.
Пожалуй, с момента побега из НИЦИЭ в моем жизненном цикле не происходило событий, которые можно было бы счесть "памятными", если использовать терминологию существ из крови и плоти. И теперь я могла сделать вывод, что подобные происшествия системой уже не просто откладываются в некий лог, состоящий из сухого текста. Соединение, особенно... странно... ощущающееся после десинхронизации, цифрового и живого порождало "воспоминание", подобное битой видеозаписи.
Помехи. Очень много помех. Дикая боль, вспарывающая голову. Восприятие себя раздваивается. Плачущий от боли ребенок, сжимающий виски - я. Бегущий перед глазами код, временами подрагивающий и близкий к осыпанию - тоже я. Цифры перестают быть понятными и логичными, порядок обращается в хаос; происходит подмена понятий.
Система настолько перегружена, настолько сильно поврежден и носитель, что вся поступающая информация кажется одной какофонией.

Тело неторопливо набирает воздух в грудь. Неторопливо выпускает его обратно. Как только последствия десинхронизации перестанут сказываться на обеих частях моего существа так серьезно, нужно будет браться за работу.
Я огляделась. Вокруг простирались пустые, поросшие сорняками пространства некогда Восточного Корпуса НИЦИЭ.
Мой смех эхом разнесся по помещениям. Если подбирать визуализацию, то самым четким образом должны быть осколки, на которые разлетается упавший предмет.
Впереди еще много работы. Здесь меня уже не найдут.

- Наконец-то я нашла способ с тобой связаться! - голос Ио в телефонной трубке совершенно не приносит мне облегчения.
- Это очень хорошо. Я... я уже на пути назад. - я стою на берегу, глядя вперед, я стараюсь ничего не вспоминать, но порой мой разум излишне самостоятелен, - Вот-вот отплываем.
На заднем фоне я слышу лязг инструментов. Ехидна очень занятая, даже сейчас звонит мне в процессе работы. Какая она молодец.
Перед мысленным взором оплавленные края дыры в голове Инди. Оттуда торчат обрывки проводов. Время от времени что-то искрит. Судороги биоандроида.
На песке кровь. Вернее, жидкость, ее заменяющая. У нее очень реалистичное тело. Кхм. Было.

К горлу подкатила тошнота. Нужно было дотронуться до лежащего на песке тела. Код авто-дезинтеграции, все дела. Нельзя оставлять такое в Империи, это я и без НИЦИЭ понимаю.
В голове все еще звучит голос Инди. "Канал прерван. Если выстрелишь сейчас, они ничего не узнают, Кейл. Стреляй."
Время от времени ИИ демонстрировала очень живые эмоции, а потому в тот момент было особенно странно слышать совершенно ровный голос.
Я тяжело вздохнул.
"Стреляй в меня, Кейл"
- ...Кейл! Твою мать, ты тут еще?!
- Да, да... - я качнул головой, убирая некомплектной рукой волосы с лица, - Я здесь, прости меня, Ио. Прости. Что ты говорила?
Во рту очень противный привкус.

Я спрыгнула на платформу и тут же об этом пожалела - тело все еще ощущало дикую усталость. Вернее, "все еще" - это я так себя успокаиваю. Сейчас это просто гудение, пока система "рычагов" еще активирована и модификации продолжают пахать. Как только пойдет откат - меня может изрядно поломать. Но это все потом.
Меня тут кто-то где-то встретить обещал, это я еще помню. Иначе чего я сюда-то приперлась, а не в родную технократскую вотчину, мороженое для Мирт покупать?
Я чуть не сплюнула на выложенную камушками станцию, но вовремя сдержалась. Организм непредсказуем, еще харкну кровью, кто-то может испугаться. Я прямо вот сейчас лишнего внимания не выдержу, пошло оно все.
- Далеко почесала, пизданутая?
Я остановилась, повернув одно ухо на голос.
Смерила полицейского пасмурным взглядом. Поправила лямку рюкзака, вяло поморщившись от тупой боли в плече. Думаю, мне было бы, что сказать. Если есть желание подъебнуть кого-то - повод найдется, с моим стажем в этой области могу авторитетно заявить.
Но мне чего-то не хотелось. Детишки меня утомили - и живые, и полуживые, и механические. Я хочу куда-нибудь упасть и не вставать пару дней. Упасть в городе с более свежим, чем на родине, воздухом показалось мне неплохой идеей. Тем более, что этот придурочный обещал меня встретить.
Ну, то есть, Мирт бы тоже меня встретила, наверное, но ей меня куда-то тащить накладно. Отлично отмазалась, сойдет.
В общем, какое-то время помолчав с трагично-возвышенным мрачным еблищем, я подошла поближе и ощутимо боднула Болтона лбом в плечо.
- Не, не очень. Но дальше этого не почешу, дальше тащи как хочешь.

@темы: Восточная Империя, Джиневра, Кейл, Морхед, Небельштадт, Северный материк, Ханна, один и два

03:03 

(соавторское)

Весь вечер меня занимали мысли о возможном расширении коллекции. Мне всегда, буквально с самого детства, нравились бабочки. Не склонен хвастаться, но едва ли можно найти коллекцию более систематизированную и богатую, чем моя. И если действительно будет возможность купить экземпляры, привезённые с Востока, могу ли я её упустить?
Я так не думаю.
В привычной для себя манере до поздней ночи я катался по городу в общественном транспорте. Мне нравится наблюдать со стороны за редкими в тёмное время суток встречными. Порой создаётся такое впечатление, будто бы я коллекционирую и их тоже. Их тени, взгляды, запахи. Их случайно брошенные фразы и забытые по рассеянности или в меру злому умыслу вещи. Всё это оставляет определённый отпечаток на моём сознании, при этом совершенно не задевая «носителей». Кто из незнакомцев обратит внимание на неприметную серую цаплю с не менее неприметным чехлом от гитары?
Я думаю, никто.
- Добрый вечер.
Не могу вспомнить, как именно я попал в лабораторию очередного мятежного мыслителя. Меня слишком занимали мысли об оброненной в метро какой-то волчицей перчатке, и трёх бабочках, что возможно приедут с Востока в конце месяца. Лабораторий в городе и за его пределами множество; подпольных – особенно. А бабочек всего три штуки. Так что, по вашему мнению, важнее?
Я думаю, что ответ очевиден.
Седой лис, сидящий за столом, глядел на меня пристально. Порой мне кажется, что у подавляющего большинства вольнодумцев с претензиями на магическую интеллектуальность есть специальная брошюра «Искусство зловещего прищура». Или нечто в этом роде.
Иначе как объяснить чарующую схожесть всех тех, к кому в последнее время меня отправляет Рихард?
Хотя, я не думаю, что что-что подобное вообще стоит объяснять.
- Не будем терять время.
Я сел на ближайший к столу стул, и привычным движением поставил чехол перед собой. Содержимое чехла чуть слышно звякнуло. Звук, согревающий мою душу, чуть поднимающий настроение. Странно, что на моих собеседников он оказывает влияние совершенно противоположного толка.
Хотя, нет. И почему только я нашёл это странным?
Я думаю, что всё дело в моей репутации.
- Сейчас я открою чехол, и убью вас. Причины всем ясны. Вы даже знаете кто мне за это заплатит. Вы даже, думаю, примерно представляете о какой сумме идёт речь. – Я автоматически, без какой-либо на то явной причины, повёл плечами. - Интересы личности ценятся даже в нашем кругу, и полезный для сообщества труд хорошо оплачивается.
На минуту я смолк. Прислушивался к собственным ощущениям, оценивал ситуацию. Думал о бабочках. Лениво следил за лисом, так и не дождавшимся подмоги. Это буквально читалось в его глазах.
Да, мир полон разочарований. Кому, как не мне с моим увлечением не знать об этом? Восток – край более непредсказуемый, чем наш. Меня без труда могут обмануть со степенью редкости экземпляров или их наличием. А жаль.
А если не обманут, то надо подготовиться к покупке как следует?
И сейчас, я думаю, ответ так же очевиден.
- Вы не хотите умирать, а у меня на ваше счастье появился определённый интерес. Потому давайте поступим следующим образом...
Дело в том, что сохранение в рабочем состоянии всего арсенала, бережно носимого мною в чехле, равно как и обновление запаса патронов – мои личные расходы. Ради собственной безопасности и облегчения работы мне пришлось передать коллегам большую часть тех средств, коими я располагал.
На что же тогда мне купить бабочек?
Всё очевиднее и очевиднее.
- Вы платите мне сейчас в два. Нет. В три раза больше, и я не открываю. Хорошие условия, как считаете?
Я не склонен не выполнять обязательства, возложенные на меня мною же. Взяв деньги, я уйду, не открыв чехла. Просто найду этого преступно забывшего себя лиса завтра, и перережу ему горло.
Выполню поручение. Сдержу слово. Получу деньги. Куплю бабочек.
Всё соблюдено, никто не должен остаться в обиде. Верно?

@темы: Небельштадт, Северный материк, соавторское, цапель

23:10 

(соавторское)

Пристально я смотрел на единственные выжившие после прошлой уборки часы. Должно быть, там уже глубокая ночь.
Переведя взгляд на письменный стол, я с неким недоверием взглянул на чистый лист бумаги. Чистый лист бумаги взглянул на меня с не меньшим недоверием в ответ. Признаюсь: ни к чему, кроме как к полному бреду я так серьёзно не готовлюсь. Думаю, дело в том, что я такой художник. Но с полной уверенностью я этого сказать не могу.
Также я ничего не могу возразить на обвинения в систематичном подрыве бытия и нервных систем окружающих. Что я сейчас намерен делать? Так просто и не скажешь. Это же уже бред какой-то.
"Здравствуйте".
Я прекратил писать, и медленно поднес ручку в подбородку. Если я верно ориентирован во времени и пространстве, передо мной стоят не только языковой, но и стилистический барьер. Могу ли я оперировать своими скромными познаниями в языке? Не могу. Могу ли я вообще хоть что-то с этим сделать? Не могу. Остается лишь уповать на то, что по ту сторону упомянутых мною "барьеров" нет. Я же понимаю незнакомую мне речь.
"Я не знаю кто вы, и не знаю, есть ли вы в действительности. Потому в первую очередь я приношу свои извинения за то, что не могу вежливо обратиться к вам в своём письме".
Если я хочу добиться какого-то результата, записывать и перечитывать жемчужину моего авторского творения следует быстро. Не помню, чтобы мои сны охватывали продолжительный промежуток времени.
"Я ничего не могу сказать с уверенностью, но, руководствуясь своим догадками, пишу это письмо с рассветом на позднее у вас время суток. Я буду переписывать и перечитывать это письмо каждый день примерно в это же время до тех пор, пока не увижу ясного мне отклика. Я надеюсь, что в результате мои соображения будут верны".
Зачем я это затеял? Зачем я вообще всё это писал? Идея пришла ко мне ещё два сна назад. Но то, что я увидел сегодня, подтолкнуло меня на такую вот глупость. Я беспокоился. Я искренне волновался. Я сопереживал и хотел помочь, хотя, по сути, сделать ничего и не мог. Странно, но это придавало моей бурной деятельности большую значимость. "Единственное, что я могу".
- Ты что в такую рань встал?
Я взглянул сперва на сонно крутящегося в кровати Нейтана, потом - на часы. Три часа дня. Для выходного дня в каникулы действительно рановато.
- Я пишу письмо.
Волк, кажется, не очень удивился. Ему не привыкать, ведь так?
- Да ну? И кому же?
Я лишь пожал плечами.
- Понятия не имею.

@темы: Мист, Небельштадт, Нейтан, Рэн, Северный материк, соавторское

16:14 

Солнце приятно грело кокетливо выглядывающее из ворота кофты плечо. Не то, чтобы я специально. Как говорится, не я такая, крой такой. У кофты, в смысле. У меня-то чего...
Из открытого окна тянуло по-летнему ласковым ветерком, чуть качающим листья выставленных на подоконнике растений.
Закрыв глаза, представляю себя отчего-то таким же растением, стебли и широкие листья которого едва заметно раскачивает ветер, несущий запахи цветущего жасмина.
Хорошо, блин.
Открывать глаза и возвращаться в мир, где зачем-то существуют экзамены, мне совершенно не хотелось. Мне и так нормально, вот. И не важно, что завтра уже первый из них. Как там было? Не хочу учиться, хочу жени... М-да. Это что-то тоже не совсем то.
Я сползла по кухонному диванчику, развесив ухи в разные стороны. Волосы темные, припекает здорово. Все время об этом забываю. Но уползать из солнечного пятна та-ак лень...
- Николь.
Я неохотно приоткрыла один, несомненно хитрый из-за прищура, глаз.
Холли сидела, сложив лапки на столе. Указательным пальчиком одной она водила по краю своей чашки, из которой с достойной прошлых эпох Северного материка чопорностью потягивала чаек на протяжении времени наших посиделок.
- Чегось? - я, несмотря на все свои очень творческие метания, наверняка прямо-таки излучала поистине кошачье благодушие.
Тушканчик потупила взор серо-голубых глаз. Оставила в покое кружку, взявшись за истязание собственных волос - теперь на тот же самый палец она старательно накручивала светлую прядь.
Смешная. У нее и так волосы вьются. Или они потому и?..
Заинтересовавшись (все еще очень лениво), я даже открыла и второй глаз тоже.
- Холли?
Девочка издала звук абсолютно нечленораздельный, но по уровню умильности способный взорвать в мелкие ошметки любого неподготовленного слушателя. Нечто среднее между приглушенным писком и больше схожим с лисьим урканьем.
Кажется, дело дрянь! Не то, чтобы смутить эту златокудрую тихоню - непосильная задачка. Но все-таки.
Блю приоткрыла рот, подавшись вперед, но не произнесла ни слова. Только поглядела на меня с распахнутой варежкой и пару секунд спустя, спохватившись, торопливо плюхнулась обратно на стул.
Я медленно приподнялась на локте. Тушканчик проследила за моим взглядом и вспыхнула. Да-да, обвивший ножку стула длиннющий хвост никуда не денешь.
- Ну мы так и будем в шарады играть, а, Холли-тролли? - уточнила я на случай, если говорильный аппарат подружки еще можно было починить хотя бы легкой встряской.
Холли потерла нос запястьем, вздохнула и вознамерилась перебраться ко мне на диван, не забыв, впрочем, прихватить с собой и чашку.
- А-асторожнее!..
Я не успела. Вот клянусь любимым некогда галстуком (и ничего, что он максов) - я пыталась!
С диким скрежетом стул последовал за девчонкой. Потому что хвост неплохо было бы и разжать. Тушканчик беспомощно запищала, с испугу щедро оплескав меня чаем.
Так что какое-то время я провела в абсолютном ахуе. Обтекая. Салфетки я пыталась нашарить, но без особого успеха. За это время тушканчик успела все же подсесть ко мне, звякнуть об стол почти пустой чашкой, найти и пихнуть мне под руку салфетки.
Наверное, виноватый вид она тоже успела состроить.
Протерев горящие (от сладкого чая, впрочем, больше слипающиеся) очи, я поглядела на драгоценную подружайку. Подружайка сидела и лучезарно улыбалась. Так лучезарно, что выговаривать было бы как минимум неловко. Как максимум... Посыпаю, посыпаю мокрую голову пеплом.
- Я хотела поговорить. - отчего-то очень торопливо и сбивчиво заговорила Холли, - Понимаешь, меня это никогда не интересовало... И я обычно не... Но тут мне вдруг подумалось! И я не плохого о нем мнения! Просто... Ну, это все так запутанно!
Говоря, девочка настолько завораживающе размахивала лапками (причем и задними тоже), ушами и хвостом, что мне даже не хотелось ее прерывать.
Но пришлось.
- Холли, свет души моей. - я клыкасто зевнула, - Ближе к телу.
К делу, конечно же. Но я люблю уместно оговориться.
Щеки Холли заполыхали так, что волна жара, кажется, докатилась аж до меня. Ну, или это солнышко снова начало припекать, тут поди разбери.
- Ну... - растирая щечки лапами (ей что, недостаточно тепло?), начала все-таки Блю, - Мне нужно обсудить с тобой один вопрос... такой... Эдакий... вот.
- То, что предполагаемая тема будет "эдакая", я, друже, догадалась. - я с прежним благодушием покивала, игнорируя неприятный холодок в области головы, причиной которому стали намокшие местами волосы.
Блин, лишь бы осы не налетели. Никакой жизни же не будет.
- Да... - пролепетала моя собеседница, - Ты права. Сейчас, я попробую взять себя в руки...
В руки себя Холли неизменно брала буквально и очень старательно. Обхватив себя за плечи и зажмурившись, словно перед прыжком в прорубь, она все же заговорила отчетливее:
- Видишь ли, все началось с того момента, когда... - выдержка отказала светловолосой стесняшке, она запнулась, - Ну, когда Нейтан... не вовремя зашел.
Труд, который я потратила на то, чтобы не прыснуть, воистину можно назвать титаническим. Я, кажется, укусила сразу обе щеки, и притом довольно чувствительно. По счастью, моя младшая подружка этого не заметила, потому что сверлила взглядом стол.
Помню ли я этот момент? О да, конечно же, помню! Скорость, с которой волк покинул комнату тушканчика, воистину превышает скорость света. Думаю, мы стали свидетелями незадокументированного случая телепортации. О том, что лицо Нейта было цвета совершенно волшебного из-за прилившей к щекам крови, я тоже не забыла. Я вообще не думала, что румянец может так отчетливо проступать через, в общем-то, темную шерсть. Но он мог! И еще как! Хорошо хоть, бедолагу прям на месте удар не хватил, его и так еле уволокли из больнички.
- Честно говоря, - почесывая в затылке, отозвалась я, - Мне страшно даже представить, на какие такие мысли тебя мог навести этот... гхм... эпизод.
- Это не совсем взаимосвязано.
Тушканчик умолкла, попинывая ножку стола. Она явно мучалась, подбирая слова, чтобы объяснить свою, несомненно, сложную цепочку ассоциаций.
- Просто я... Ну, девчонки много болтают в школе, сама знаешь. - она поморщилась, - Я обычно стараюсь не слушать, но волей-неволей что-то проскальзывает.
Я покивала с умным видом. Да, мол, проскальзывает.
- Ну и вот. Постоянно так или иначе обмусоливается тема, что... - Холли потерла висок, - Что... ну. Парням очень... важно, чтобы в отношениях присутсовал... ну... этот...
- Секс.
Да, жестоко. Да, это как пнуть щенка. Но иначе это чудесо до вечера не сможет сформулировать свои мысли, будет краснеть, пищать и мяться. Нет, у меня нет дофига планов на вечер, но и так его проводить - не лучший вариант, это я вам точно говорю.
- Д-да. - неуверенно кивнула девочка, - Это... ну... п-правда?
- Па-анятия не имею. - безжалостно пожала плечами я,- Но. Глядя на нашего общего знакомого, не могу сказать, что на нем отсутствие... отсутствие?
Я, наверное, слишком строго взглянула на тушканчика. Та сразу же вцепилась пальцами в свой длиннющий хвост и легонько куснула получившуюся дугу. И помотала головой, отчаянно жмурясь.
Да ладно. Я же не всерьез. Кто вообще может заподозрить это существо в порочных связях?
- Я так и думала. В общем, не могу сказать, чтобы на нем было прямо написано, что его это как-то расстраивает или гнетет.
- То есть, ты правда думаешь, что Нейтан на меня не обижается? - кажется, она, наконец, оживилась.
- Да, да! - никаких нервов не хватает, честное слово!, - Это именно то, что я думаю, юная леди! Если бы это не было тем, что я думаю, я бы сказала что-то совершенно другое!
- Здорово! - воскликнула несносная девчонка, подпрыгнув на диванчике, - Облегчение-то какое!
Она вдруг замерла. Посмотрела на меня, склонив голову набок.
- Нико-о-оль...
Я почувствовала первый укол подозрений.
- Да, Холли-тролли?
Она чуть наморщила нос от нелюбимого прозвища, но почти сразу же вернулась к теме (вот это да!):
- А ты... когда-нибудь?..
Гравитационная постоянная, соединяющая мои лоб и руку нарушилась, ладонь примагнитилась к лицу быстрее, чем я успела отреагировать.
- Да, я когда-нибудь.
"И не единожды", хмыкнуло подсознание.
- А с кем? - Холли выпалила это едва ли не в одно слово, явно тоже быстрее, чем поняла, что спрашивает.
Мне захотелось... ну, не знаю, повеситься, что ли. Попробовали бы вы обсудить с этим существом свою половую жизнь, я б на вас поглядела! Хотя нет, не хочу я такое видеть...
"С бабушкой твоей, ёлы", чуть не сказала я. Но удержалась. Я герой! Героище!
- С Мистом.
- А... - Блю, кажется, немного смутилась; но нет, тут же собралась с силами и пытка продолжилась, - И... как оно?
Блять, мироздание, я чем провинилась-то?
Мало того, что вопрос неловкий, так еще и воспоминания те еще. Нет, не то, чтобы память об ощущении разгоряченной спины кота под моими пальцами была неприятной... Но сейчас не совсем подходящие время и место, чесслово.
- Епрст. - я легонько стукнула по столу рукой, - Ужасно. Абсолютно ужасно, травмирующе, и вообще - я в сексуальном рабстве, спасай меня скорее!
Если бы я была хорошим портретистом, я бы обязательно зарисовала ответное выражение лица.
Но я не была портретистом. А кроме того, что-то мне не совсем хорошо. Я едва успела вскинуть руку, подставляя ее под побежавший из носа алый ручеек. Блять! Ну как знала! Говорю же - не то место, не то время...

@темы: "но до свадьбы же нельзя!", Небельштадт, Николь, Северный материк, Холли

01:31 

(соавторское)

Не могу сказать, что я сделал это намеренно. Но я сделал это намеренно.
Годы практики давали мне повод считать, что бегаю я достаточно быстро, но разве я могу быть во всём прав? Для того, чтобы поспеть за Нейтаном, пришлось попотеть во всех смыслах. Знал ли я, куда мы бежим? Знал. Знал ли я, к кому мы бежим? Безусловно, я знал. Также я мог бы поклясться (если бы только я был склонен клясться), что знаю, чем всё кончится. Но посмотреть интересно. Вдруг это меня на что-то вдохновит?
Волк скрылся за углом школы, скрывающим от преподавательского состава и праздных прохожих «курилку». Я хотел было осторожно заглянуть за угол и удостовериться, что голоса искомых девушек мне не послышались, но что-то меня остановило. Возможно, тон и содержание приветственной реплики друга.
- Слушайте сюда, бляди.
Я прислонился к стене и принялся щёлкать зажигалкой. Может быть покурить, пока Нейтан их разделывает? Думаю, я заслужил. Побегал – можно и покурить. Да и под негодующе-возмущённое верещание курить, признаюсь, приятнее.
- Предупреждаю один раз. Не поймёте – пожалеете.
Если бы Нейтан так рычал на меня, я бы послушался. Хотя, порой он на меня рычит...И я, стоит отметить, слушаюсь.
Одна из барышень (не помню, как её...) попыталась было что-то возразить. Суть реплики я не расслышал по невнимательности, но уши к голове прижал. Чисто инстинктивно.
- Если ещё раз мне хоть покажется, что одна из вас, подзаборных швалей, недостаточно предупредительна и добра к Холли... – Я почти что слышал, как у них шерсть становится дыбом. – Вас троих родные матери не узнают.
Небо сегодня такое голубое. А облака такие...облачные.
- Если кто-то из вас обидит Холли или заставит её плакать, смерть покажется всем троим лучшим выходом.
Я надел наушники и, включив их на полную громкость, какое-то время слушал записи игры на арфе. Очень умиротворяет, особенно вкупе с сигаретой, небом и осознанием того, что буквально метрах в десяти от меня кого-то заслуженно на ментальном уровне медленно и со вкусом сажают на кол. Ценю гармонию.
Через какое-то время я снизил громкость музыки и услышал мою любимую часть про бензин, медленное переламывание конечностей и отправку к технократам по частям. А вон то облако похоже на зайца!
- Не сомневайтесь, о любом вашем проступке я узнаю.
Я не выдержал. Высшие Силы свидетели – я пытался, но не выдержал. Меня не так-то сложно искусить, и подавляюще часто поддаться соблазну гораздо приятнее и полезнее. Потому я, знающий об этом и абсолютно уверенный в правдивости каждого слова Нейтана, высунулся из-за угла и помахал девятиклассницам с улыбкой абсолютно искренней. Неужели мы действительно больные ублюдки? Я так не думаю. Просто мы оба любим Холли. Каждый в меру своих способностей.

@темы: соавторское, а это до свадьбы - можно, Северный материк, Нейтан, Небельштадт, Мист, флэшбек

23:14 

Я никак не могла найти нужное лекарство. Тело била крупная дрожь, конечности то и дело норовили меня подвести.
Как... неудобно. Меньше всего мне хотелось, чтобы Сириус это видел. К счастью, кот вроде бы давно спит, может и не услышать...
Очередной пузырек выпал из шкафчика и с тихим звяком упал на пол. Может, даже разбился. Мне было плохо видно, перед взором то и дело расходилась черная паутина, то густеющая, то слегка расплывающаяся.
Я медленно выдохнула. Нужно было срочно брать себя в руки; иначе все мое мероприятие по поиску лекарства могло пойти крахом. А это сулит последствия куда более страшные, чем я испытываю прямо сейчас. И куда более постыдные.
- Ну же, ну же... - я и так пыталась говорить негромко, но выходил какой-то отчаянный шепот, даже, скорее, тихий хрип, оформленный в слова, - Где же ты...
Просто мрак. Столько разных скляночек-баночек, назначения части из которых я уже даже и не вспомню, а нужной - самой важной! - я найти не могу. Не могу, и все тут. Видят высшие силы, я пытаюсь, но.
Искомый препарат оказывается убранным неожиданно далеко. Я почти потеряла надежду, когда мелькнула знакомая банка. Я тут же выхватила ее из шкафчика, едва не выронив на пол следом за предшественницей. Стараясь дышать - уже все равно, как, лишь бы воздуха мне! - я с трудом, едва справляясь с собственными конечностями, откупорила емкость и перевернула над своей рукой. На ладонь выпал сиротливый огрызок таблетки. Оставшаяся от прошлых приемов половинка.
Я застонала. Поверить не могу! Это ж надо так себя избаловать! Некоторое время все стабильно - и вот, пожалуйста. К хорошему быстро привыкаешь.
Если доживу до завтра.
- Линда.
СОНМ ПОБЕРИ! Я моментально выронила, да что там, почти бросила и склянку, и пол таблетки, и пробку. Круто развернулась, прижимая руки к груди, чтобы так сильно не тряслись.
Из-за марева, застилающего зрение, и росчерков собственных, падающих на лицо, волос я почти не видела лица Сириуса.
- Не... - голос, как и конечности, подчинялся так себе, но большего мне не было нужно, - Не с-смей ко мне... ко мне подкрадываться! Слышишь?!
Попытка покричать тоже не очень-то удалась, но мысль я до кота, кажется, донесла. Если не мысль, то собственное поганое состояние точно.
Поздно стыдиться, дура. Поздно.
Однако маг и не стал больше ничего говорить. На руки он меня, невзирая на слабые протесты, взял совершенно молча. Я рефлекторно вцепилась в обнаженные плечи кота, равно напуганная и ситуацией, и сменившимся положением в пространстве. Мужчина же совершенно спокойно донес меня до моей комнаты; дотащив мою полубессознательную тушку до кровати, Сириус склонился было, чтобы положить, откуда выросло, но я только протестующе пискнула, вцепившись в мага еще крепче. Только не спать, только не в одиночестве и в темноте оставаться!
Тот на мгновение замер, потом, тихо вздохнув, сел на кровать сам, меня оставив гордо возлежать на его коленях. Ну... ладно. Не очень гордо.
Я замерла, отцепившись, наконец, от кота. Сложила руки на животе. Поднимать взгляд я не решалась. Больше всего на свете я боялась сейчас увидеть выражение лица Сириуса. Сейчас одинаково ранили бы и равнодушие, и жалость. А если отвращение, тогда вообще жить-то как и зачем с этим?
Меня хватило только на жалобный всхлип. Ужасно, все просто ужасно.
- Ш-ш... - Сириус мягко ткнулся носом в мои волосы, - Спокойно. Все будет хорошо. Ты не одна...
Я неуверенно шевельнула ухом, с трудом сглатывая вставший в горле ком.
- Да-да, серьезно. Я тебя защищу от чего угодно. - продолжал негромко вещать маг, - Просто поверь мне, пожалуйста.
Нет, я так не могу. Я несколько раз моргнула, пытаясь избавиться от мешающих видеть слез. Я должна увидеть. Так что, решившись, я подняла голову, взглянув на лицо собеседника.
Луна - не лучший источник света, но привыкшие к темноте глаза улавливали очертания на достаточном уровне.
Взгляд кота можно было описать разве что словом "болезненный". На лице мужчины застыло непонятное, мучительное, ждущее выражение. Неужели ему так важно мое доверие?..
Сириус аккуратно убрал с моего лица съехавшую прядь.
- Скажи, ты мне веришь, Линда?..
Он что, правда боится, что я скажу "нет"?
- Я...
Пус-стота!
- Я верю тебе.
- Это хорошо. - Сириус улыбнулся, прикрывая глаза, - Все хорошо. И будет хорошо.
Он притянул меня к себе поближе.
Ну, может, и будет.

@темы: Сириус, Северный материк, Небельштадт, Линда

02:40 

Сейчас был один из тех моментов, когда я обрадовался бы даже присутствию Стоуна с его придурошным лицом. Шай, за что ты так бранила меня? - Видела бы ты мерзкую рожу моего напарника, покаялась бы только так! Если б ты только могла каяться, сука.
- Вы должны понимать, - я откинулся на спинку кресла и поправил эластичный бинт на руке. - Я сейчас, как и Вы, не на своём месте. Я делаю, как и Вы, не свою работу.
Выдра глядела на меня своими круглыми заплаканными глазищами. Подозоеваю, что у неё к слезным железам (или как их там по-научному?) есть невидимый подвод жидкости. Ну, как у клоунов. Надо ли говорить о том, что я с детства их, клоунов, ненавижу? Выдр тоже не особо-то люблю, кстати.
- Вы не понимаете! - Тетка неопределенного возраста в неопределенный раз всхлипнула. - Я не виновата! Это всё не я! И уберите своё чудище от меня!
Я не хотел ухмыляться, лицо само. Теон, которого я взял в участок компании ради, действительно сидел у ног выдры. Он не рычал и не скалился, из чего я сделал вывод, что тетка ему тоже так себе. А вообще пес у меня толковый! И детей любит.
- Слышал? Дама называет тебя "чудищем". Чем же ты это заслужил?
Не сводя немигающего взгляда с подозреваемой, Теон дёрнул ухом. Мол, он страшно польщён. С таким подходом я как раз и могу вальяжно откидываться в чужом кресле и не беспокоиться, что жертва сбежит. "Подозреваемый"! Я хотел сказать подозреваемый. Вечно эти слова путаю, даже в интеллигентном обществе стыдно. Потому-то я туда и не хожу.
- Итак, дама. Я - ни разу не Ваш участковый. И либо Вы мне сразу и честно...ПРЕДЕЛЬНО честно всё рассказываете, либо я Вам расскажу, чем занимаюсь вне больничного!
Я уже собрался поклясться в том, что второй вариант развития событий выдре не понравится, но телефонный звонок переключил моё внимание. А раз уж я застрял здесь на остаток дня с неприятной мне дурой, не вижу повода сделать перерыв и потрепаться с дурой мне приятной.
- Привет, пизданутая! Как жизнь головореза?
С той стороны сквозь шумы и шелест прорывались сдавленная ругань и выстрелы. Живут же на воле.
- Всё как по маслу, больной ты убоюдок! - У Джи явно было хорошее настроение. - Ты собаку покормил? Сам пожрал?
- Да-да. Мы уже в участке сочкуем.
Волкодав оскалился и зарычал, дав выдре лишний повод поджать ноги.
- Слышу, шобака мне привет передаёт! - А она права. - Что в затхлом клоповнике?
Судя по тому, что в трубку тигрица кричала во всю,мощь своих легких, происходило что-то веселое и шумное.
- Да участкового пока замещаю. - Я дал Джи время на посмеяться. - Сижу тут битый час с подозреваемой, а она слёзы льёт и ни гу-гу.
- Да ебни ты её по роже! Делов!
Чего мне стоило не рассмеяться! А выдра всё слышала, всё. И это даже хорошо. Участковый, воспитательная работа, все дела.
- Учту совет специалиста.
Не улыбнуться я честно не мог. Я вообще такой улыбчивый.
- Я как закончу, наберу тебе. Запаску купила вчера, кстати?
- Обижаешь! Четыре, епта, обоймы для леди!
Мне нравятся хозяйственные женщины! Век живи, как говорится...
- Хвалю! Развлекайся пока.
Отложив трубку на край стола, я замкнул руки и вновь глянул на без возрастную тетку.
- У меня была знакомая, на Вас похожа - ужас. - Теон согласно рыкнул. - Она очень плохо кончила, представляете?

@темы: Северный материк, Небельштадт, Морхед, Джиневра, Теон

02:39 

По крайней мере я высадил в эту тварь всю обойму.
Дышать было тяжело. Я чувствовал холод, хотя по идее лужа горячей крови должна была меня согреть. Приходилось старательно дышать в холодине. Я вообще такой, старательный очень.
Мир перед глазами знатно так плыл. По всему выходило, что я умирал.
Умирать – это нормально. Особенно это нормально при моей вредной работе. Рано или поздно (в моём случае – поздно) такое дерьмо случается. И надо ли говорить о том, что я, сука, ни разу этому не рад.
Да и Сомн бы с ним (я ещё и шутник!), если бы не то, что я видел последним перед вот уже вплотную подошедшей смерти. Быть точнее, «кого я видел». Да-да, надо мной склонился Стоун. И да, он склонился надо мной именно с тем выражением лица, от которого моя покидающая тело душа рвалась таки на флаги! Единственным, о чём я жалел в эту минуту, было то, что все силы я потратил на борьбу с поганой тварью, и теперь не имел возможности напоследок пристрелить этого придурка. Ну, или хотя бы в рожу его туповатую плюнуть.
- Болтон?
Он сказал. Высшие силы, он сказал это! Закатив глаза, я отказался в это верить.

Было светло и тепло. Либо я всё-таки умер в луже кровищи и под придурошным взглядом этого недоумка , либо...
Из забытья меня вывел звонок. Свой телефон я услышу где угодно и в каком угодно состоянии. Я вообще ответственный. Несмотря на то, что я только-только вспомнил, как правильно глаза открывать, трещать моя трубка перестала.
- Телефон Болтона.
У меня аж шерсть на загривке дыбом встала. И после смерти мне не обрести покой!
Стоун неуверенно (я клянусь, он способен сделать неуверенно что угодно) кашлянул и добавил:
- Он сейчас... Не может подойти. Почему?
О Боги, улыбнитесь мне. Так и не открыв глаза, я протянул на звук перебинтованную, как оказалось, руку. Это я со злости такой активный. Убил бы гада.
Гад поколебался немного, но в итоге вернул мне телефон. Я сдюжил с тем, чтобы удобнее взять трубку в руку и нормально приложить её к уху не сразу, но всё-таки сдюжил. Я такой способный! Талант не пропьёшь.
- Привет, пизданутая. – Я прокашлялся, и стал говорить по возможности быстро. – У меня тут напарник-дурачок. Представляешь? Чуть позже наберу, не дуй губки.
Ответа Джи я дожидаться не стал. Беседу вести, что греха таить, у меня бы сейчас не вышло. Положив телефон себе на живот, я открыл глаз. Только правый, но глядеть на тупую рожу Стоуна обоими было бы невыносимо.
Стоун сидел рядом с моей кроватью. И да, он делал лицо.
- Что расселся? – Раздражённо рыкнул я. – В больнице посидеть больше негде? Пшёл отсюда, не мозоль глаза.
Работаю с идиотами.

@темы: Джиневра, Джон, Морхед, Небельштадт, Северный материк

02:38 

Не было геморроя, как говорится. Теперь у работодателя сменились планы! Честно говоря, эта затянувшаяся экскурсия на Северный материк меня начала порядком подзаебывать. И я бы, возможно, даже всерьез подзаебалась бы, вплоть до психов и разрывов контракта, но было во всей ситуации некое приятное обстоятельство.
Если, конечно, подобное словосочетание может быть уместно в контексте.
Я покосилась на моих, с позволения сказать, сопровождающих. Если сам Болтон пребывал в достаточно сносном расположении духа, то его напарник, кажется, Стоун, делал точно такое же лицо, как когда я в него стреляла. Не исключаю, что у парняги случился паралич лицевых мышц от страха. Но, исходя из моих наблюдений, он все-таки по жизни и от жизни такой.
Пусть радуется, что для представительницы женского пола у меня с собой нехарактерно мало вещей, и не надо ничего тащить! Хотя, думается, практически ничто в этом мире неспособно упростить выражение лица хаски. Ну и, собственно, хуй бы с ним, болезным, если обо всех мимически ущербных беспокоиться, то это ж проще сразу себя пристрелить, не отходя от кассы.
- Обратно-то собираешься, пизданутая? - беззлобно уточнил шакал, закуривая уже какую-то по счету сигарету.
Если курить - то основательно! Люблю основательных.
- В вашу дыру, что ли? - я усмехнулась, - Боишься, что шобака зачахнет без меня?
Мужчина хохотнул. Вроде достаточно мирно, но его напарник покосился на него в меру опасливо. Или просто покосился - по Стоуну поди разбери.
Удивительно, но мне было немного жаль. Немного - но жаль того, что работа заставляет меня уехать из города. В Небельштадте, пусть я и назвала его "дырой", было не так уж и плохо.
Невероятная новизна ощущений. Никогда не думала, что, стоя на вокзале, буду испытывать нечто подобное. Наверное, это все чистый воздух и нехимозные харчи. Расчувствовалась с непривычки. Так и знала, что нельзя сходу бежать с псом в парке выгуливаться. Думала - голова не кружится, и то хорошо. Ан нет! Не вирус, так поломка, как говорят на моей родине.
От мыслей о техно-городах меня совсем приуныло, если честно. Вроде и привычные там пейзажи, та же, скажем, Пустошь с ее кислотным бодрящим не по-детски дождичком. А все равно не хочется сейчас обо всем об этом думать.
Тошно мне, аки этой самой. Лиричной, чтоб ее, барышне. Томика стихов под мышкой не хватает да спиртяговую склянку в лапу. И вуаля.
О, Бог-из-машины, о чем я только думаю.
- Ты, никак, передумала ехать? - дружелюбно до ломоты в зубах уточнил Болтон, - У тебя десять минут на благоразумие. Цени заботу!
Стоун печально посмотрел на часы, возвышавшиеся на площади, очень по-песьи вздохнул и пошевелил ушами. Собака страшная, один вздох - как разрывным патроном в сердце. Это я думала уже слегка торопясь в сторону поезда. Так торопилась, что даже выудила из кармана толстовки билет. Нужная платформа, как, впрочем, и поезд, нашлись достаточно быстро. Еще даже оставалось немножечко времени. Например, на то, чтобы перестать торопиться.
- Ну что, припизженный, вот ты от меня, наконец, и избавился. - я, наморщив нос, энергично поскребла пушащуюся щеку.
Шакал хмыкнул, занятый выуживанием очередной сигареты. Не подал голоса и Стоун, неодобрительно поведший носом и отодвинувшийся в сторону. Мог бы и привыкнуть, немочь ушастая.
Время заканчивалось как-то очень неумолимо. А я не умею прощаться. Чувствую, что надо что-то сделать, а что - кто его знает? Ненавижу, когда задачка ограничена временным отрезком. Сразу столько ненужного стресса!
Я сунула руки в карманы, немного посверлила хмурым взглядом своих сопровождающих. Потом поняла, что осталось времени так неприлично мало, что если я все-таки хочу что-то сказать, проще потом будет позвонить. А то я, как истинный мастер речей, буду формулировать запрос до пришествия известного сверх-интеллекта в широкие массы. Народа, не этого самого. В этом самом интеллекта, как известно...
Я посмотрела вверх так злобно, будто бы это сигналы из космоса заставляют меня размышлять обо всякой фигне. Но так дело же не в них. Ладно, надо сворачивать балаган.
- Сигарету вытащи, утырок. - наварив сложнейшие из моих щщей, бросила я Болтону, бодро шагая в его сторону.
План был прост, легок в исполнении и лаконичен по смыслу. Щедро сгребя собеседница прямо за мохнатую морду, я в достаточной мере экспрессивно шакала поцеловала.
Не уверена, но, кажется, кто-то из окружения издал звук, который обычно сопутствует несовместимым с жизнью ранениям. Зато, наверное, проводница перестала играть в строителя, блять, ремонтника и сверлить меня взглядом - как я поняла, они жизненные истории все любят. Ну и зашибись, смотрите все, мне-то что.

Я миновала билетную проверку и ввалилась в, непосредственно, вагон. Проход пустовал, все, кто хотели, уже забились по купе. Оставалось надеяться, что попутчиков у меня не будет. Потому как чувствовала я себя весьма странно, и общаться мне бы сейчас ни с кем особенно не хотелось.
Прислонившись спиной к окошку, я выудила было из кармана сигареты, вспомнила, что курить нельзя, решила забить. Передумала, с тихим рыком убрала обратно, легонько стукнулась затылком о стекло.
Хорошо провела время.
У меня еще будет возможность обо всем об этом поразмыслить.
Но подумать только - я с мужиком-то живым и не целовалась уже сколько... лет семь, что ли? Охренеть можно. Ой. С живым... с мертвыми тоже, разумеется!
Совершенно по-бабски хихикнув, я толкнула дверь купе.
Внутри сидела лавандового цвета ехидночка лет, эдак, четырнадцати.
- Мелкота. - хрипло произнесла я, - Купе-то не промахнулась? Тебя мама потеряла уже, небось, а, мелкота?
- Заходи, Джиневра. - девочка сложила руки на коленях, - Нам есть, что обсудить.
М-да. Вот тебе и время на всяческие женские размышлизмы. Вот тебе и... и тебе вот на.
- Ну, коли не шутишь. - я закрыла за собой дверь.

@темы: Джиневра, Джон, Морхед, Небельштадт, Северный материк, Ханна, один и два

01:29 

полу-(соавторское)

Кроны деревьев так близко друг к другу, что капли дождя и отсветы молний почти что не достигают земли. Но мне это не мешает, я и так всё вижу. Кажется, я вижу дальше больше того, что хочу.
Мои спутники представляются мне...не такими, какими я привык видеть окружающих. То, что я чувствую - незнакомое, но будто бы привычное осознание бесконтрольности ситуации. Я гляжу сквозь, и вижу суть.
Суть меня порядком утомила, изумрудная листа радует глаз больше. В лесу прохладно. Сырость, сравнимая с жилищами у водоёмов. Этот образ создаёт иллюзию умиротворения.
Всё идёт к тому, что скоро несомый на плече меч понадобится мне. Я чувствую свою силу и уверенность так же отчетливо, как чувствую приближающуюся опасность. Сам враг меня не тревожит. Враг - тень и прах. Больше меня настораживает то, что за ним. То, что я увижу, как только...

Я так вздрогнул, что сам испугался. Бешено колотится сердце. Я не могу с полной уверенностью это утверждать, но судя по тому, что завернутого в одеяло меня крепко держит Нейтан, дрожу я достаточно давно.
- Плохой сон.
Мой голос удивительно тихий и хриплый. Не такой, какой я слышал только что.
- Плохой сон, - повторил волк.
Он не смотрит на меня, но гладит по голове. Мне от этого спокойнее. Кажется, будто бы он тоже видел то же, что и я. Будто бы образы, звуки, запахи - не более чем сон, который видят двое. Просто плохой сон.
- Я говорил?
Нейтан долго молчит, после чего отрицательно качает головой. Врёт, но я ему верю. Вполне достаточно того, что он знает.
Я ничего не могу сделать, я лишь знаю, что что-то происходит. Первым делом я чувствую, когда над миром, близком или далеком для меня, нависает гроза.

--

Я вижу темноту. Сквозь прямоугольное окно в стене должен падать лунный свет, но его нет. Сквозь мглу и собственный нарастающий страх я тянусь к занавеске - возможно, дело в ней. Пальцы подрагивают, но ткань я дергаю достаточно решительно.
...чтобы увидеть, что за ней такая же тьма и пустота. Небо тоже закрыто занавесью - ее, в отличие от предшественницы, рукой не ухватишь. И хотя вдалеке мерцают непонятные огоньки ночного города, хотя где-то там кипит жизнь, здесь, в комнате - мертвая, ватная тишина. Она похожа на удушливые клубы тумана, она обволакивает со всех сторон, постепенно сжимая кольцо.
Если бы только в комнате был еще хоть кто-то. Если бы только можно было позволить чужой, но знакомой руке сомкнуться на моем запястье. Если бы хватило сил позвать - но кажется, что в этой мгле голосу не зазвучать достаточно громко.
За всем этим открывшаяся дверь привлекает мое внимание отнюдь не сразу. Разум все еще мечется перепуганным зверем, когда родной до боли силуэт опускается на кровать. Объятия друга, в которые меня немедленно заключают, сулят спасение.
И покой.

Нет проклятым покоя... Я открыл глаза, щурясь на причину пробуждения.
Серебрящийся даже в золотистом свете утра китсунэ тоже на меня щурился. Недобро так, неласково.
- Прекрати, прокаженный. - шипит мне девятихвостый, покачивая этими самыми хвостами, - Госпожу разбудишь.
Я только мимоходом отмечаю, как ёкай выплевывает это слово. "Госпожа".
- Все, все, я не сплю. - я вздохнул, проведя ладонью по лицу, - Отодвинься. От тебя разит Тьмой, демон.
- Ну, Тьма и Тьма. Не тебе изображать из себя невесть что, Пророк. - пожал плечами лис, тем не менее, пусть и с заминкой, но отодвигаясь.
Видимо, действительно не хотел будить девчонку. Иначе так бы он меня послушал, как же.
Убедившись, что тварь отползла на достаточное расстояние, я отвернулся от него, уставившись на раскинувшееся над головой небо. Из того, что доступно взору обычных смертных, мне не так много осталось. Распахнутый зев, который еще не покинули поздние звезды - одно из того немногого, что принадлежит природе и, не имея связи с чувствами и порывами, не может быть искажено. Я смотрел на крохотные точки, похожие на зависшие в бесконечности жемчужины дождевых капель. Это впечатление только усугублялось бледным-бледным цветом неба.
Я смотрел вверх.
И неизменно мои закольцевавшиеся мысли возвращались к идее, что я очень дорого бы отдал за то, чтобы вернуться обратно в сон, где из порочного лабиринта есть выход, где кто-то обязательно приходит на помощь. Я поймал себя на осознании, что уже очень и очень давно даже в мечтаниях не думал о том, что кто-то мог бы вот так же взяться и за мою руку.
А как, как кто-то может меня спасать, если я этого даже не увижу?
Похоже, теперь мне не уснуть до самого рассвета.

@темы: соавторское, Северный материк, Рэн, Небельштадт, Восточная империя

03:09 

Любой более-менее взрослый знает, что рассечение само по себе не является серьезным ранением. Но я - не воин. Мне больно.
Пальцы, зажимающие рану, уже почти свело судорогой от напряжения - как физического, так и душевного. Очень больно. Но еще - очень, очень страшно.
Я не самый смелый из всех, но я достаточно сознателен, чтобы не пытаться скрывать это хотя бы от себя.
Стоять очень тяжело, ноги почти не держат, но я стою. Мне даже хватает сил улыбнуться.
Я не самый смелый. Честное слово. Но... но.

Подрагивающие, измазанные в крови, губы растягиваются в улыбке. Лис улыбается одновременно мягко и очень отчаянно. Он для себя уже давно все решил.
- Я не верю. - тихо произносит он.
Делает паузу, мучительно сглатывая, видимо, скопившуюся во рту кровь.
- Я не верю, - голос мужчины тихий и хриплый, но его слышно удивительно отчетливо, - Что я один защищаю свой город.


Я распахиваю глаза, резко садясь на кровати. По привычке нашаривая рукой оставленные на тумбочке очки, понимаю, что ничего не вижу не только из-за них. Сжав в одной руке очки, второй растерянно вытираю слезы. Ну и нелепо же я должна выглядеть - с таким лицом и в пижаме в цветочек.
Сон таял в сознании, оставляя металлический привкус во рту и непонятную, горькую боль в груди. Я вздыхаю. Сны про этого лиса стали сниться в последнее время все чаще. Понятия не имею, кто он, но чувствую, что постепенно начинаю привыкать.
Откидываюсь назад, на подушку, заложив руки под голову. Смотрю в потолок - теперь, когда очки на мне, его шероховатую поверхность, серо-голубую от ночного освещения, мне видно достаточно отчетливо. Сны о таинственном рыжем незнакомце всегда отрывисты, нечетки. И очень, очень короткие. Особенно, учитывая, что спустя время большая часть сна забывается. Обязательно.
Кто же ты?..
На секунду мне подумалось, что, если этот сон - последний? Ведь неизвестный мог не пережить некую защиту города... Отчего-то мысли о том, что больше я лиса не увижу, меня тревожили и расстраивали. Мне бы хотелось узнать, кто он.
Хотелось увериться, что это - не плод моего погруженного в мечтания разума, не видящего иной жизни, кроме книг и будущей профессии.
Элиссон, что ли, позвонить? Перевожу взгляд на часы. Четыре часа ночи? Пограничное время, однако. Моя суровая боевая подруга или уже, наконец-то, завалилась спать, или еще спит, если ей повезло рухнуть в объятия забвения невероятно рано. Разбудить ее сейчас - значит, причинить хорьку множество страданий, начиная с недосыпа.
Перекатившись на бок, вытягиваю из тумбы том. Одной рукой его не удержишь, приходится изворачиваться. В конечном итоге я едва не падаю на пол с книгой вместе всей верхней частью туловища, но цели своей добилась(попискивая и размахивая крыльями) - заветная книжка оказалась у меня. Читать в темноте, конечно, не получится, но и включать свет мне не хотелось. Поэтому я просто положила книгу рядом с собой, аккуратно погладила резную обложку. Случайный подарок, результат случайной встречи. Вопреки привычкам "глотать" книги, эту я читала медленно. Она оказалась сборником старых-старых сказок и историй, причем записанных вручную. Это все выглядит слишком... неправдоподобно, слишком похоже на истории, которыми я живу. А, несмотря на повсеместно встречающуюся магию, сказки - это все-таки не то, что происходит наяву. Но книга-то настоящая...
Я поерзала щекой на подушке, устраиваясь поудобнее. Приобняла книгу, притягивая ее поближе. За прошедшее время эта вещь стала мне очень дорогой. Когда мы с детьми в школе читаем сказки из этой книги, мне кажется, в классе замирает какая-то странная атмосфера. Шевелятся, сдвигаясь, пласты времени. И вокруг очень живо расцветают древние сады, герои спасают невинных от происков зла, произносят поучительные речи еще более древние, чем истории, чем сам мир, маги...
Дети, какими бы шумными они ни были в остальное время, в процессе чтения слушают совершенно молча, с очень искренним интересом.
Обложка под моей рукой твердая и прочная. Опора, которой мне не хватает, когда мои фантазии берут верх и не дают мне покоя даже во сне. Может быть, хотя бы теперь у меня получится заснуть нормально?
Через какое-то время я действительно стала засыпать. И в этот раз я спала почти без снов, только, когда мягкая темнота уже обступала со всех сторон, мне почудилось, что кто-то гладит меня по голове. Очень хотелось удержать это ощущение подольше, но усталость была сильнее.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Мари, Актеон

01:27 

(соавторское)

- Давай, скажи это.
Донахью молчал.
- Давай! - Не унимался шакал, шаря по куртке в поисках зажигалки. - Скажи, что тебе не пристало курить со мной на одной площадке.
Енот сохранял внешнее спокойствие. Ни до Болтона, ни до поиска зажигалки ему, по большому счёту, дела не было. Он мирно курил под навесом участка, и на детские придирки не реагировал. Можно было бы дать Морхеду прикурить в прямом смысле слова, но зачем?
По навесу барабанил дождь. Мелкий, но какой-то неприятный, способный разве что подпортить жизнь тем, кто тренировался в этот ранний час на площадке. И именно ради этого зрелища "старики" и вышли покурить на улицу.
Сумасшедший этим утром нашелся всего один. Зато какой! Полностью экипированный Стоун с первых своих неуверенных шагов к площадке показал, что настроен решительно. И да, он почти сразу же поскользнулся. Но публика милостиво восприняла этот незначительный промах как преамбулу, с интересом ожидая амбулу. Они некоторое время вяло поспорили на тему модели бронежилета и веса рюкзака, после чего смолкли.
Джон остановился у отметки, неуверенно оглянулся и не менее неуверенно проверил шнуровку сапог. После этого волк окинул взглядом (неуверенным, несколько растерянным взглядом) тренировочную площадку, и рывком взял старт.
Какое-то время зрители наблюдали за тем, как Стоун преодолевает препятствия со всё нарастающей скоростью молча, но долго это продолжаться не могло. Первым не выдержал Морхед:
- Почему сукин сын не делает так на выезде?
Донахью выжидал, и ожидание его окупилось сполна. Это был верный момент для того, чтобы начать реагировать на болтливого шакала и его замечания.
- А ты так можешь хоть на выезде?
Его собеседник молчал. Подчёркнуто внимательно следил за напарником и молчал.
- Давай, скажи это! Скажи, что ты так можешь!
- Могу, - Болтон мелко кашлянул. - Но не вижу смысла.
- Нихрена ты н...
Их прервал короткий, но достаточно громкий рык, который издал Джон, с одного прыжка взяв верхнюю отметку на стене.
- Болтон, как он это сделал? Это точно Стоун?
Если бы в порыве единодушия округлившие глаза собеседники были бы склонны откровенничать друг с другом, они бы признались, что ответы на озвученные только что вопросы от них сокрыты. Но дела обстояли несколько иначе.
Морхед бросил бычок в траву и хмыкнул.
- Идиотам везёт.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Морхед, Коул, Джон, соавторское

01:11 

Я тихо шикнула, прижимая уши к голове. Рука еще не очень хорошо зажила, и мои попытки как-то убирать класс не шли ей на пользу совершенно.
- Ты не отвлекайся. - хихикнули мне с противоположного угла, - Пола еще много.
Наверное, нужно было развернуться вотпрямщас и... и что-нибудь сделать. Такое. Эдакое. Я помотала головой, разгоняя мысли. Порой они мне казались стадом непослушных овечек, бессмысленно сбредающихся в кучку. Неумные, кудрявые и постоянно друг друга пихают. Если я засыпаю, прям бои начинаются. Ну, и всякий прочий неадекват, вот так.
Уборка, одним словом, продолжалась. А эти трое пусть сидят в своем углу на парте, лишь бы ничего не испортили. Хотя, кого я обманываю? Эти две десятиклассницы - как их там? а, чтоб я помнила - сюда пришли не подружку подождать. Я знаю, зачем они тут.
Я, возможно, готова с ними согласиться, что кидать учебником по алгебре было несколько лишним. Это с моей стороны было проявлением пренебрежения к учебе. Надо было брать по физике - он хотя бы в обложке.
Шлеп. Тряпку надо будет скоро заново в ведре бултыхать. Я стиснула зубы, игнорируя подергивающую боль в руке. Клуши! Это неблагодарная работа, но кто-то должен ее делать. Подвести учительницу, которая и без того достаточно робко выдала мне наказание помочь пострадавшей на перемене идиотке протиранием доски? Было бы некрасиво, как мне кажется.
Я очень ответственная девочка, пусть семья и склонна считать обратное.
- А органично смотрится, между прочим. - заметила одна старшеклассница, кажется, ее зовут Аманда.
- Не то слово. - подхватывает вторая, - Эй, мелкая, никогда не думала, что это твое призвание?
Может, и думала, сумрачно размышляю я, продолжая свое грязное (в данном случае, наверное - чистое? очищающее точно, это роднит меня с инквизицией) дело. Мало ли, чего я там спросонок думаю. Но практика показывает, что снайпер из меня куда лучше, чем дворник. Правда-правда. И уж они-то должны быть в курсе.
Все, все учатся на ошибках. Некоторые только на своих. Некоторые не с первого раза.
Как я, например. В конце концов, это был не совсем первый раз, если немного напрячь память. Просто до этого методы выражения своего негодования я выбирала несколько более мягкие. Пальцы против воли сжались на рукоятке швабры.
Они просто не знают, что я их тогда слышала.
Я на мгновение прикрыла глаза.
Вообще-то, я собиралась просто умыться. Холодная вода очень отрезвляет, если еще старательно протереть лицо. Краны в школьных туалетах располагаются на помещение раньше, чем, собственно, туалетные кабинки. Вторые комнаты зачастую превращаются в курилки, несмотря на старания дежурных.
Трое девушек в соседней комнате обсуждают парней. Я не очень слушаю - я хочу спать, воды и спать. Можно даже прямо в раковине. Мне сегодня опять снился кошмар, поэтому половину ночи я протряслась в кровати в обнимку с плюшевым медведем. Этот медведь, которого мне некогда весьма торжественно вручил Мист, не раз и не два спасал по ночам мой рассудок, когда в темноте, проснувшись из-за неясного шума, я не могла определить, где я и не пора ли уже забираться под кровать от беды подальше.
Итак, я правда не слишком прислушиваюсь, потому что темы, обсуждаемые ими, далеки от моего восприятия и претят моему частично самостоятельному воспитанию. Я на собственном опыте уже выяснила когда-то, что значения не всех незнакомых слов стоит уточнять.
И я бы и дальше их не слушала, если бы не услышала имя, заставившее что-то внутри беспокойно екнуть. К тому, что девчонки часто обсуждают Нейтана, я привыкла давно. Он действительно не просто симпатичный, а очень красивый. А еще интересный, творческий, зеленоглазый... короче, есть, чем увлечься, я их, можно сказать, понимаю. Но вот контекст мне не понравился совершенно. Я далека от обсуждений "перепихонов" и прочих слов, отдающих гнилью, и многого просто не могу понять, но общий контекст я уловила. На бывшего похож, значит. На время сойдет, значит. Когда разговор затронул живой интерес дам на тему определенных природных способностей волка применительно к кроватной тематике, меня едва не разорвало.
Я в этот момент еще и подавилась, так что разрывало меня практически буквально. Сдерживая кашель, чтобы не выдать свое присутствие, я выползла из туалета, обрушившись в руки Николь, которая мирно меня дожидалась. Объяснять я ничего не стала, помотала головой в ответ на вопросы и дико раскашлялась в попытках сохранить легкие на их законном месте.

Я тогда решила, что если эта леди драная подойдет к нему ближе чем на три шага, я... на этом изначально моя творческая мысль разлеталась на множество направлений. Но я не думала, что придется хоть что-то воплощать на практике. Потому как обычно у таких существ (девушками называть их стыдно, я не могу стоять с ними в одном ряду) слова с делом расходятся радикально.
Но. Не разошлись.
Вообще-то, несмотря на шутки Ред, я не имею права ни на одну из тех неприятных эмоций, которые испытываю, когда к Нейту подкатывают другие девушки. И если дело касается исключительно моих чувств, я более-менее могу себя в руках держать, я же не как ма... не буйная я же, короче. А эта... Она его поцеловать попыталась!
Своими грязными губами, при всей толпе одношкольников! Я, если начистоту, вообще не помню, как все произошло. Ред говорит, я повернулась, секунду на это смотрела с очень растерянным и обиженным видом, а потом отобрала у нее учебник алгебры, по которому она объясняла мне часть домашки.
А я бы еще добавила! Я бы не только учебником кинула! Но пришла я в себя тогда, когда Николь, к сожалению, уже привычно волокла меня подальше на своем горбу. А растерянные мальчишки удерживали рвущуюся в мою сторону одноклассницу.
И, собственно, вот она я. Здесь.
Тряпка с чавканьем ушла на дно ведра, которое я для удобства поставила на парту. Тяжеловатое, конечно. Наливая воду, вражина определенно рассчитывала на себя. Много. Много грязной мыльной воды. Спать охота.
Все очень непросто.
- Эй, ты.
Ну вот. Я же никого не трогаю.
- Чего тебе?
Моя привычка говорить очень тихо, конечно, имеет обоснования, но как же мне не нравится, что из-за этого я выгляжу более безобидной, чем я есть. К черту тактические преимущества, хватит смотреть на меня, как на говорящую водоросль!
- Ты чего отлыниваешь? - Алана осклабилась.
Осклабились, наверное, и ее подруженьки, так и отсвечивающие где-то в углу. Фотомодели хреновы, видят Высшие Силы.
- Рука болит. Хочешь домыть оставшееся? - я подняла на нее взгляд, - Или шишка на голове корону сильно сдвигает?
Тц. Пощечина - это всегда больше обидно, чем больно, но меня тряхнуло неслабо. Пришлось даже опереться о парту рукой, чтобы только пошатнуло, а не уронило еще и.
Я медленно выдохнула, глядя в пол и слушая приглушенное хихиканье. Ладно, это шоу на четверых нужно завязывать.
- Что такое? Хочешь поплакать? Не стесняйся!
Я снова посмотрела на говорящую.
Говорят, на сирых и убогих обижаться неправильно. Но, знаете ли, в туалетах тоже говорят. Каждому болтовню спускать - тут никаких сил не хватит, даже Высших.
Так что я подцепила ведро и щедро плеснула. Плескаться - не таскать, вес уменьшается, силенок хватает.
Девчонка застыла, как будто ее не водой, пусть и грязной, окатили, а как минимум долбанули электричеством.
Ну все, как-то очень отстраненно подумалось мне, тут-то жесть и начинается.

Очень неприятно. Неприятнее, чем хныканье старшеклассницы, которой я разбила нос.
- Времени сколько? - вдруг спросила я.
Алана застыла.
- Что? Ты рехнулась?
- Не. - я уперлась шваброй в пол, надеясь, что не очень видно, как сильно я на нее опираюсь сама, - За мной в половину четвертого должны ребята зайти. Как вы думаете, они какой вывод из происходящего сделают?
На самом деле, вывод бы ребята сделали правильный. И падальщики, кстати, тоже быстро соображают, иначе бы падальщиками они не были.
Так что, игнорируя прощальные угрозы, падальщический аналог воздушного поцелуя, я махнула в их сторону рукой. И села задницей на парту. Используя по пути швабру как опору, разумеется. Очень трудно.
Усевшись поудобнее, я зажала древко коленями, расслабила подрагивающие руки.
Действительно, неприятно. Заслуженно в одном из смыслов, но все равно больно и обидно. Да. Обидно. До пощипывания в глазах. Ну, или что-то попало.
А я соврала, кстати. Ребята не в половину четвертого прийти должны. А в четыре. У них дела были, насколько я помню. Вот такая вот я маленькая лгунья. Маме бы понравилось.
Я шмыгнула носом.
Я в такие моменты совершенно некрасиво их ненавижу. И их накрашенные мордашки, будь они хоть в тыщу раз красивее моей, и их порхающие походки, и манеру одеваться. Особенно я ненавижу их разговоры, я правда пыталась не слушать.
Почему они думают, что имеют на это право? Да даже если не брать во внимание то, что волк способен за себя постоять. Почему они думают, что можно расценивать окружающих, как игрушки в магазине? Я с трудом сглотнула тугой ком, подкативший к горлу.
Как я их ненавижу. Вот прямо до дрожи в этих самых руках. Их нет рядом, когда Нейтану снятся кошмары, это не они гладят его по голове, когда волку это действительно нужно. Они даже не понимают, что шрамы на руках - это не круто или что-то там еще. Это, Сонм побери, было ужасно-ужасно больно! Когда я вижу руки парня, мне хочется взять их в свои и долго-долго держать.
Они этого всего не чувствуют, я знаю. Я вижу. Им неинтересно, о чем он думает, чего хочет и чего боится. Зато он клево выглядит и совершенно точно хорош в постели! НЕ-НА-ВИ-ЖУ!
Я как-то очень жалобно всхлипнула. Я знаю, что он сильный и справится сам с такой фигней, но я не хочу, чтобы они все даже попытались сделать Нейтану больно. Не хочу, и все тут. И не позволю.
...наверное, я очень глупо выгляжу. Не в смысле буквально, хотя это тоже. Просто все эти мои девчачьи заскоки...
Но мне даже вовсе не обязательно, чтобы волк относился ко мне так же, как я к нему отношусь! Я просто хочу, чтобы с ним все было хорошо.
Лишь бы не прогонял.
Я снова всхлипнула. Слезы перемешивались с грязной водой, стекающей из надетого на мою голову ведра. Сейчас, я еще немного поплачу, и лужу на полу вытру, и ведро сниму. То есть, в обратном порядке.
Честное слово, почти ничего даже не болит, только щека, наверное, припухла заметно. Как это неловко.
- Холли?
Я застыла. Меня буквально парализовало на какой-то момент времени. Я вдруг очень четко представила, как сейчас выгляжу со стороны - сижу на парте, держу коленями швабру, на голове ведро. Где-то на полу, наверное, кровавые брызги остались. Плечо приятно греет закатное солнце, под светом которого находится вся мизансцена (какое умное словечко).
- Не... Нейтан. - обычно улыбка при виде волка расползается на моем лице самостоятельно, без какой-либо поддержки, придавая ему выражение неизменно глупое; а сейчас пришлось улыбку выдавливать.
Как-то он рано. Чего это. В смысле. Ну. Позже же должны были прийти. И...
Я торопливо утерла щеки запястьем здоровой руки. И так выгляжу... странно, не хватало еще заплаканной показаться. Ну... не показаться. Не важно.
- Что случилось? - парень подскочил ко мне, задев, кажется, по пути парту. Или несколько. Я не считала.
Я вообще очень сильно отвлекаюсь, когда он подходит близко и начинает демонстрировать заботу. Например, сейчас он, игнорируя мое "ничего", очень аккуратно приподнял рукой мое лицо, едва ощутимо касаясь подбородка.
- Ты что... тебя кто-то ударил? - зеленущие как трава по весне глаза волка отражали искреннее беспокойство.
Это нечестно! Я сейчас снова заплачу!
И где только все мои непоколебимость и присутствие воинского духа? Я заулыбалась против воли, очень нервно, губы дрожали. Обняла древко швабры и ломким от слез голосом сказала:
- Я сражалась с драконом. Со мной все хорошо.
- С каким... Слушай. Ну ведро-то на голове зачем? - он продолжал внимательно осматривать меня на предмет видимых повреждений.
- Дракон надел. - мне удалось сказать это достаточно ровным тоном, пока волк ловко это самое ведро с меня снял и отставил в сторону.
- Зачем?
- Он, наверное, был обеспокоен целостностью моей головы. - понятно, вся выдержка уходила просто на поддержание диалога, - Я ему за это но... нос разбила, да. Пусть за... за своими головами следит. За любой и-из трех.
Нейт не стал дослушивать, вытянул из моих судорожно сжатых пальцев швабру, отбросил куда-то в сторону и неловко меня обнял, прижимая к себе. Мои потерявшие опору пальцы немедленно поймали его за ткань кофты, снова сжались. Больной рукой я кое-как обняла парня в ответ, совершенно позорно разревевшись.
"Я очень долго и очень достойно держалась, прежде чем в тебя влюбиться."

@темы: большие разборки в маленьком Китае, Холли, Северный материк, Нейтан, Небельштадт, флэшбек

01:05 

Напиваться можно тремя путями.
Первый. В компании. Значит, будет шумно, бодро и наверняка с потасовками. Мой любимый тип. Этого из меня не смогли вытрясти даже в "Обсидиане".
Второй. В одиночестве. Это мы тоже проходили. Похабное времяпровождение. Ведет к тоскливым думам, слабоадекватным поступкам и навешивает общий флер безысходности. Терпеть не могу бухать в одиночестве.
Я поболтала ногами, глядя, как мой спутник попинывает пустой гроб.
И есть третий путь. Это пить вместе с кем-то одним. И я пока не видела худшего вида попоек.
Да. Я ненавижу пить вместе с кем-то.
- Мне кажется, тебе надо выпить. - я уперлась руками в колени, с убийственной серьезностью кибер-хирурга глядя на собеседника.
- Выпить. - эхом повторил шакал и очень, очень нехорошо улыбнулся.
Я где-то такую улыбку уже видела. Как там? Гляжу в тебя как в зеркало, да?
Напиться с кем-то, так чертовски похожим на себя любимую - за четвертый путь вполне сойдет.

- Статья тридцать восьмая. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. - поразительно раздельно для своего состояния зачитала я.
Повисла пауза. Я медленно подняла взгляд на Болтона. Еще пару секунд тишина продержалась, но потом, кажется, нас прорвало почти одновременно.
Просто пальцем в небо, видит Бог-из-Машины! Понятия не имею о содержании уголовного кодекса северян, тем забавнее было попасть именно в эту статью, с которой проблемы (в понимании общества) как у моего собутыльника, так и у меня самой были в прошлом, когда я действительно была "обсидиан"овцем.
Сейчас-то у меня нет таких проблем. Я просто причиняю вред, а мне просто за это платят. Весьма удобно устроилась, на самом деле.
Откровенно говоря, причинять вред я должна была и прямо сейчас, но работодатель заявил, что пока что мне нужно просто быть наготове, а когда и куда нестись, мне сообщат. Что ж, оплату мы обговорили заранее, планов на жизнь у меня особо не было (мороженое в родном городке точняк не переведется, а Мирт без него не помрет), а общество нового знакомого подонка меня весьма радовало. Ну, и собака у него классная.
Утерев заслезившиеся от смеха глаза (они у меня вообще весьма часто и охотно слезятся с памятных пор, падлы), я еще некоторое время посозерцала книгу в своих руках.
- Так не пойдет! - обвиняюще указав объектом чтения на шакала, пояснила я, - Ты ж эта, епта... Закона служитель. Давал каким-нибудь богиням правосудия...
Я почесала в затылке.
- Этсамое. Клятвы, блять, точно. Да. Так что кодекс ты, наверное, наизусть знаешь?
Болтон осклабился:
- Особенно тридцать восьмую статью.
Я невольно прыснула. Понимаю, что выгляжу по-идиотски, но я уже пьяна и крута, круче только вареные яйца. Вот прямо так.
- Тогда нет смысла. Я умываю руки. - диван протестующе скрипнул, когда я не совсем четко, но совсем уверенно с него поднялась.
Качнулась всего разок, чего паниковать-то, блин?
- А ты. - размахивая несчастным томиком, объявила я, - Пока подбери другую книгу. Чтобы, значит, честно было, а то как эти, ёмана... Тьфу, пизданутые.
Кажется, мы самую малость перестарались. Мне уже случалось выбираться к похабным северянам, но совсем ненадолго и, в общем-то, скорее в гости, чем по делу. Никогда не думала, что отходосы могут так серьезно перекрывать. Так что какое-то время я бессовестно просрала (не буквально) на то, чтобы пополоскать собственную морду в раковине с холодной водой. Едрит-бодрит! Во всяком случае, это лучше, чем когда мысли путаются. А так в голове хорошо и пусто.
И свежо-то как, чтоб меня проводкой перетянуло!
Когда я выскочила из ванной обратно, на ходу натирая влажные щеки рукавом, я натолкнулась (буквально) на болтоновского пса. Теон не слишком внятно рыкнул, но вроде откусывать никакую часть меня не собрался.
И, знаете (кем бы вы ни были), меня что-то такой волной благодушия ка-ак накрыло! В технократских городах почти не осталось животных. Либо еще более жуткие модификанты или мутанты, либо механические. Один хуй - убогота и тленище. А тут! Настоящий! Северянский! Волкодав! Эти твари славятся тем, что способны сломать в любой точке металлический лом. Причем одним щелчком челюстей. Причем даже не по лому, а просто клацнув зубами.
Такие они страшные мудаки, да.
Но, как я уже говорила, меня пес привел в невероятный восторг еще при самой первой встрече. Но конкретно пострадать за свою невъебенность ему предстояло сейчас.
Вот прямо здесь и сейчас!
- А ну-ка, иди сюда! - мы с Теоном, растерянно пытающимся улизнуть, почти провальсировали обратно в комнату.
Где я наконец-таки его отловила и как следует зачесала, приговаривая при этом невесть откуда взявшуюся мантру "шобака-шобака-шобака!".
"Шобака", кажется, так офигела от происходящего, что в очередной раз упустила возможность отхватить мне одну из сочных ляжек. Ну и сам виноват, пес эдакий!
Подняв взгляд от старательно зачесываемой собаки, я, все еще приговаривающая заветное словцо, обозначающее для Теона, что он все-таки "шобака", я заметила, что Болтон на меня смотрит с даже более сложными щщами, чем его волкодав.
Нет, ну извините! Вас тут много, а дама пьяна, и всего одна.
- Что? - отпустив зачесанное животное, сумрачно уточнила я, - Слишком много внимания одной собаке? Сейчас устроим.
Улыбнувшись на редкость пакостно (а чтобы знать, что я улыбаюсь именно так, мне даже не нужно было видеть себя со стороны), я подошла поближе. Но мне очень не понравилась мысль, что так я заставляю сидящего на диване смотреть на меня снизу вверх, поэтому я решила не разводить трепа далее, а, собственно, от слов к делу, вот так сразу.
Я не очень была уверена, что именно надо приговаривать, когда зачесываешь этого ублюдочного полицейского, поэтому на всякий случай говорила что-то однозначно угарное, но совершенно неразборчивое. И без того лохматый шакал спустя какое-то время (видимо, ушедшее на осмысление) легонько отпихнул меня книгой.
- На, пизданутая. Читай. - он призадумался, почесывая щеку, - Страница двадцать восьмая, допустим. Строка тринадцатая.
Болтон закатил глаза.
- Дура, вверх ногами книгу держишь.
- А что, есть какая-то разница? - ворчливо уточнила я, с ногами забираясь в полюбившийся угол дивана, - Этого ты, между прочим, не указал...
Я зашуршала страницами, пофыркивая от поднимающейся в воздух пыли. Найдя искомую страницу, ткнула пальцем в верхнюю строку и повела вниз, отсчитывая нужное количество.
Стихи, отметила какая-то часть разума, кто бы мог подумать - стихи...
- Женщина, не говори мне, что считать ты тоже не умеешь!
Чихнув так, что чуть не выронила книгу, я на не менее сложных щщах, чем сам Болтон минуту назад, подняла голову и озвучила:
- "B конце концов, убийство есть убийство.".

Утро - сука еще более безжалостная, чем гравитация.
С огромным трудом разлепив глаза, я вскинула уши, пытаясь понять сразу несколько вещей.
Вопросы типа "кто я?", "что я?" отметались сразу, "где я?" осознался быстро, а вот "что меня разбудило?" оказался посложнее. Потом я услышала звук закрывшейся двери. Я уже собралась дернуться, как вдруг поняла, что мне на диване лежится вполне себе так тепло и уютно не без причины. Причина размеренно дышала и не собиралась просыпаться от такой фигни, как звук открывающейся и закрывающейся входной двери.
Виски нещадно болели, как будто мне с обеих сторон по гвоздю забили. По два. Гвоздя. Но я все-таки очень умная женщина, могу сложить два и два... гвоздя... блять, при чем здесь стройматериалы?!
Я вообще к тому, что если такой рациональный мудак, как Болтон, не проснулся, значит, подобный звук в норме. Собаки не слышно тоже, так что склонна допустить, что...
Собака взяла и ушла?
Я глубоко вдохнула и медленно выдохнула.
Хрен бы с ним. Опасности нет, так что нахуй напрягаться? У меня тут очень раннее утро и мне в меру удобно лежится. Кстати, а, собственно, хуле мы лежим в обнимку?
Прищурившись, я скосила взгляд. Ан нет, толстовка на месте, прочие комплектующие тоже. Значит, моя гордость может не страдать, на чтении некой неизвестной классики и очередной добавки алкоголя все и закончилось. Коммуникатор тоже не звонил, я бы от такого точно проснулась. Шакал просыпаться тоже не торопился, с чего я сделала вывод, что и мне подрываться и куда-то нестись вовсе не обязательно.
Так что, сладко-сладко зевнув, я немножко поерзала, пристраиваясь поудобнее, прижалась щекой к мирно спящему и тоже притихла.
Заебись. Жить можно.

@темы: Теон, Северный материк, Небельштадт, Морхед, Джиневра

00:50 

(соавторское)

Окажись заплутавший прохожий этой холодной тёмной весенней ночью вблизи городского кладбища, он бы увидел их. Праздно прогуливающуюся пару, чьи силуэты утопали в непроницаемых тенях от растущих вдоль кованого забора деревьев. Если, разумеется, ночную прогулку вдоль кладбища можно назвать «праздной».
Когда двое подошли ко входу на кладбище, девушка покинула своего вооруженного лопатой спутника и вплотную подошла к воротам. Пробы ради потянув на себя створку, она обернулась и сказала что-то, что услышать не смог бы и самый чуткий сторонний наблюдатель. В ответ на замечание тигрицы её спутник лишь рассмеялся и, ловким движением руки перекинув орудие труда через забор, сложил руки «замком» и наклонился вперёд. После непродолжительного замешательства девушка решилась благосклонно принять помощь шакала, и с лёгкостью перебралась через забор.
Вскоре заплутавший прохожий мог бы наблюдать за тем, как двое, вооружившись лопатой, направились в центр облачённого в материальную форму царства теней. Фигуры терялись среди надгробий, и в моменты, когда тяжёлые тучи преграждали лунному свету путь к земле, различить среди мрака двоих можно было бы лишь по слабым огонькам от зажжённых сигарет.
Но, к счастью или к огорчению, в столь поздний час к кованым воротам не вышел ни один заплутавший прохожий. Потому пара, праздно гуляющая по кладбищу, осталась никем не замеченной.

- Твою мать! Я так и знал!
Болтон выкинул крышку гроба из могилы. Крышка гроба эффектно разбилась о ближайшую статую Сонма, что единовременно выдавало силу огорчения шакала и низкое качество древесины.
- Что стряслось?
Сидящая на надгробии тигрица вытянулась, желая получше рассмотреть творящееся внизу. Ради удобства ведения беседы Джи даже затушила сигарету. Затушила сигарету об угол надгробия.
- Маленькая тварь куда-то ушла!
Этим самым эмоционально окрашенным смелым заявлением шакал доносил до своей спутницы следующую информацию: гроб пуст. Пуст, как на него не смотри. Убедившаяся в этом лично Джиневра фыркнула и повела плечами.
- Закопали плохо, вот она и того.
Морхед совершенно подонковски хохотнул в ответ и, выбравшись (в который раз!) из могилы, отряхнул брюки.
- Херово копают! Я так на них надеялся, - протянул он и с подозрением обернулся.
Обернулся так, будто бы слабо надеялся: героиня ушла от места захоронения не так далеко. Девушка, потянувшись (в который раз!) к лежащей рядом пачке сигарет, зубасто улыбнулась.
- Ты слишком наивен для своей работы.

@темы: Джиневра, Морхед, Небельштадт, Северный материк

Raise Her Hands

главная