Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: джефферсон (список заголовков)
02:42 

Просыпаться под шум моющей посуды -дело, не требующее спешки. Поэтому, когда я почти вскочил от одного звука бьющей о тарелку воды, я сначала страшно удивился, и только потом понял, отчего меня так подбросило. Это был не Зольф. Я до ноты различаю его жесты, поэтому никогда не спутаю. Только в этом городе кроме него некому больше оказаться в моём жилище, да ещё и с подобными намерениями.
Стараясь унять разошедшееся сердцебиение (хотя как я рассчитывал это сделать?), чтобы начать слышать лучше, я медленно поднялся. С третьей попытки нащупал домашние штаны, оказавшиеся не на спинке стула возле кровати, а на полу под ней. Не зная, то ли сетовать на собственную неаккуратность, то ли смеяться над опасением шокировать гостя видом хозяина квартиры в одном исподнем, я вышел в коридор. Где немедленно споткнулся о какую-то обувь. Пребывая в состоянии крайнего смущения, в обувке я не признал свою. По всему выходило, что все ответы я получу, только явившись на узурпированную неизвестным злоумышленником кухню. Где он, по всему, держит в заложниках мои холодильник и посуду. Бесполезная мера - кроссовок в неположенном месте для дурака вроде меня могло оказаться более чем достаточно.
- М-мистер Кроуфорд?
Из всех голосов мира. Кирке, призрак Небельштадтских тёмных улочек. Кирке - пугливая дева с шелестящим голосом, встреченная мной у обочины. В компании других голосов - теперь я вспомнил их. Вспомнил, что представляли из себя эти придорожные девы. Вот оно что...
Вот оно что.
Я улыбнулся собеседнице. Я понял, что начал делать вчера и хотя совершенно не представлял, что делать потом, примерно сообразил план на "сейчас". Для начала, я должен накормить её завтраком. Зря Кирке, что ли, мыла посуду?

После того, как я закрыл за кошкой дверь, меня оставили силы, но охватила философская задумчивость. Я завалился обратно на кровать и для надёжности прикрыл глаза рукой. Стало совсем темно и почему-то очень спокойно. Я ничего не знаю о ней, об этой странной девушке, некогда (стыдно вспоминать) спасшей меня от небельштадтского монстра. Кто она? Такое же чудовище, порождение переплетающихся в старых витках центра реальностей? Или просто несчастная проститутка? ...отпугивающая монстров. Не знаю, что думать. Не понимаю, кто она - Кирке не подходит ни под один из наборов характеристик, свойственных какому-либо иному существу моего города.
И почему, если есть в ней какая-то странная, непонятная сила, почему ей приходится жить такой... такой жизнью?
Есть в нас что-то непонятно схожее. И я непременно узнаю, что. И кем Кирке является на самом деле. И откуда я знаю, что она рыжая.
Хотя последнее, безусловно, не так уж важно. Просто мне уже любопытно. Хорошо, что в этот раз она оставила мне не только недоумение и поводы для самокритики, но и номер, по которому с ней возможно связаться. И если поковыряться в моём собственном адаптированном чуде техники, то тихий голос девушки начитает цифры по новой.
Осталось придумать, что делать дальше. Зачем мне это, вопрос скучный и не так уж стоящий внимания. Должна у меня быть какая-то жизнь вне школы, лекций по участкам и бара, разве нет? Надо позвонить Зольфу, а то он там со своими учениками совсем одичает. Да. хорошее начало.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Кирке, Джефферсон

02:22 

Странно не то, что меня разбудил шум моющейся посуды, хотя в квартире нет иных жильцов кроме моей скромной персоны. Странно то, что я не проснулся когда открывалась дверь. Однако я не паниковал. Во всем мире только один мрачный тип может заявиться ко мне, чтобы помыть посуду.
Подъем - череда заученных действий; в моем жилище все всегда на своих местах, потому что в противном случае я становлюсь абсолютно беспомощен. На кухню я явился при домашнем параде, но отчаянно зевающим.
- Зольф, ты что, перепил накануне? - уточнил я, проглотив очередной зевок.
Лис хмыкнул, звякнув моей любимой тарелочкой (только у нее такой нежный звон).
- Они так меня задолбали все, ты просто не представляешь.
Я хорошо представляю, как он, закрыв шкаф, берет полотенце и скрупулезно вытирает руки. Точно знаю, как именно он морщится, пока берет эту в высшей степени драматичную паузу, потому что все еще довольно хорошо помню лицо и мимику своего друга. Пока маг молчит, я аккуратно огибаю его и протягиваю левую руку в неоднородное светлое пространство. Чайник на месте. Я поднимаю его, оцениваю вес. Зольф долил воду. Отлично. Щелкаю кнопкой; мужчина, словно того и ждал, продолжает:
- Особенно эта... мелкая. - я слышу звук, с которым он резко шлепает полотенце обратно на спинку стула.
- Маклейн? - пять нешироких шагов влево, и под мои ладони попадается шкаф с посудой, - А что она?
Он просто обожает жаловаться на свою подопечную. В основном это сезонное, но бывает и вне обычного режима. Когда что-то происходит. Я наклоняю ухо в сторону собеседника.
- Она решила убиться. Понимаешь? - он сердито фыркает, - Не делай такое лицо! Ты прекрасно знаешь, что я не про подростковые заскоки, для этого она слишком... В общем, это не по ней, конечно. Я о другом.
Каюсь, на какое-то мгновение размышления о том, какое же слово Зольф проглотил, так меня заняли, что я едва не утратил нить беседы.
- ...лазает в разум своего брата. Ты понимаешь, нет?
Пять шагов вправо. Я понимал, однако был не вполне уверен в своих теориях, посему, пока расставлял чашки на столешницу перед чайником, на всякий случай насторожился и сделал серьезное лицо. Еще более серьезное лицо. Чтобы у моего дорогого, но до параноидальности внимательного друга не возникло подозрений.
- Он спец. Спец, Джефф! - Зольф легонько пинает стул; ножки мебели скрежещут по кафелю.
Я болезненно и весьма неодобрительно морщусь. Маг торопливо приносит мне свои извинения.
- О бардаке в головах этих ребят написана не одна серьезная работа. А эта малявка... - он шумно втягивает носом воздух, пока я разливаю кипяток по чашкам и лезу в верхний шкафчик за чаем, - Решила, что умнее всех, видать! Ходит, кровищей из носу школу поливает, все стены наощупь изучила - зато умнее всех! Зачем готовиться, заканчивать обучение - можно же влезть в чужую башку по причине родства!
- Ты беспокоишься. - отстраненно произнес я, осторожно опуская пакетики с заваркой в кипяток.
- Иди ты. - рыкнул лис, - Я не люблю дилетантство и безответственность! И напрасную трату потенциала тоже не люблю. И смотреть, как малолетние дурынды себя в могилу сводят, мне не по нраву ну совсем.
Я рассеянно кивнул. Не могу сказать, что психонавт меня чем-то всерьез ошарашил. От юной Маклейн действительно ждешь глупостей и неуместного геройства, к тому же, я полагаю, она действительно, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО просто не подумала о том, что последствия могут на самом деле оказаться далекоидущими. Зольф, помнится, упоминал: очень частая ошибка начинающих в этом нелегком ремесле заключается в том, что они полагают будто бы все происходящее с ними в чужой голове имеет силу лишь в пределах этой самой черепной коробки.
Об этом пишут в учебниках. Но они же действительно умнее всех.
Вздыхаю. Извлекаю пакетики из чашек, открываю верхний ящик, нащупываю сахарницу. Первой под руку почему-то всегда попадает жестяная банка с кофе, а чуть правее и дальше... нашел!
- И как поступишь?
- Я уже... поступил. - друг, разбавивший получившийся чай, фыркнул в свою чашку, - Отстранение от занятий на неделю плюс отправка домой. Пусть подумает над своим поведением.
- Неплохой ход. - мне остается только задумчиво качнуть ушами, - Надеюсь, она сделает правильные выводы.
Обжигаюсь, вздрагиваю, обливаю руку чаем и тоскливо опускаю хвост, "оглядывая" пострадавшую кисть. Потом сдаюсь и взволнованно морщу лоб.
- ...я надеюсь, ты не был слишком резок с ней. - моя очередь ограбить стул на висящее на его спинке полотенце.
Собеседник стал набирать в грудь воздух. Я поморщился и поднял руку ладонью к нему:
- Не надо ничего мне говорить. Просто помни, что она у тебя одна. И что ей едва исполнилось семнадцать.
Маг молчит достаточно долго, чтобы я начал подозревать возможное отсутствие какого-либо ответа вообще. Но он все же подал голос вновь.
- ...ты прав. Пустота побери, ты действительно прав. Но я иногда вот о чем думаю, Кроуфорд. Тебе чудовищно повезло ни для кого не быть наставником.
- Прав и ты. - я поднял чашку, - Твое здоровье.
- Мое здоровье. - вздохнул лис, - За ее здоровье выпей лучше. Егоза она пустоголовая.
Крыть нечем. Я поправился и выпил за здоровье котейки.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Зольф, Джефферсон

02:36 

Пустота! Поймать бы того недоумка, который разбил колбу с очередным чудо-зельем аккурат возле моего кабинета! Проняло так, как, наверное, в студенческие годы не брало.
У меня очень плохая переносимость алкоголя. Я сомневаюсь, впрочем, что это был он - обычный, по крайней мере, таких испарений не дает. А вот что могли наколдовать в емкости юные дарования, мне страшно даже думать. Впрочем, даже если бы не было страшно - не получилось бы. Все внутренние ресурсы уходили на бессмысленную рекурсию досады и попытки сориентироваться при нарушенном восприятии пространства. Вполне возможно, что это тоже такой эффект побочный, конечно. Но первое время мне казалось, что я понимаю, куда иду. Я даже почти ни одного косяка дверного на выходе с работы не собрал.
А вот теперь я вообще не очень понимаю, где иду. Наверное, за своим фрактальным раздражением слишком поздно сообразил, что шумы улицы давно отдалились. И, судя по тому, как гулко разносится звук трости, я свернул в переулок. Дело дрянь. Так, главное, спокойно развернуться и пойти назад. А там все-таки попробовать у кого-нибудь спросить. Если, конечно, мой артикуляционный аппарат тоже не окажется каким-нибудь предателем.
Раздавшееся сбоку тихое рычание заставило меня замереть на середине движения. Клянусь, если бы дело было в обычном пойле, я бы протрезвел моментально! Но вязкий дурман здорово мешал собраться. Ладно хоть замереть у меня вышло.
Так, давайте подумаем. Помогите Джеффу-следопыту определить, что за тварь такая находится шагах в десяти от него? Звуки идут достаточно низко, значит, тварь ползучая. Вот она немного сместилась. Цокот когтей, ага. Сколько лап-то? И шорох скользнувшего по камушкам хвоста. По всему выходит, что это не антропоморфная гадость. Исходя из дальности звуков, относящихся к гипотетическому хвосту, довольно длинная. Насчет крупности мускулатуры не могу сказать...
Пустота.
Мне не дали разрешения носить с собой пистолет. По факту я могу стрелять с достаточно высокой точностью, ориентируясь на один только звук и собственную оценку ситуации. Но даже я могу навскидку сообразить ряд ситуаций, когда все может пойти... мгхм, неправильно, если оружие находится в руках у слепца. Что ж, у меня есть трость, нож и пара-тройка мелких защитных амулетов. Это может сработать. Наверное. Я сделал ма-а-аленький, ме-е-едленный шаг в сторону. И потянулся к поясу.
Чудовищу это явно не понравилось. Я почти почувствовал, как оно напряглось, вновь клокоча.
Я как раз думал, как это все глупо, когда между нами приземлилось на асфальт что-то еще. Что-то массивное. Оно спрыгнуло откуда-то очень мягко - слишком тихо для чего-то, что явно дойдет мне до пояса. Мой предыдущий оппонент недоуменно гукнул, растерянно отцокав назад. Прислушиваясь к позорной капитуляции монстра, ползущего, кажется, на брюхе хвостом вперед, я судорожно думал, что же такое тогда стоит сейчас передо мной. И боялся дышать, проклиная и свой недуг, и эти исторически проблемные подворотни Небельштадта, и их реальное население, и подлеца, разбившего склянку - нарочно ли, случайно ли...
- Вы в порядке? - тихий и очень мягкий голос прорвал тишину.
Я вздрогнул. Потом медленно собрался. Голос ждал.
- В... в полном. Кажется. - я вежливо усмехнулся, пытаясь сообразить, которая часть монстрятника склонна вести беседы.
Но моя, выходит, собеседница шагнула в моем направлении. И тут я понял, что и голос раздавался довольно высоко, и шаги совсем-совсем легкие. Я запутался. Что тут происходит. Не догоняю абсолютно решительно. Прямо вообще.
- Не бойтесь. - снова тихо заговаривает неизвестная, - Я выведу вас. Дайте мне руку.
Ну, если бы хотела сожрать, наверное, не светские беседы о моем состоянии и спасении вела бы, а просто схрумкала. Верно? Я протянул руку. За мою ладонь взялись аккуратные маленькие пальцы. Теплые.
- Пойдем-пойдем. - повторение звучит гипнотизирующим наговором, и я покорно следую за провожатой.
Мы идем в абсолютном молчании. Спутница, ничем не выдающая в себе что-то, что могло отпугнуть местных чудищ, и я, тоскливо перебирающий в голове характеристики оборотней. Вообще не сходилось. Совсем. Никак. Не знаю.
Во всяком случае, когда мы вышли на улицу под ручку, никто вокруг не заорал и не упал в обморок. Значит, выглядит создание пристойно.
- Вот и все... - она тихо вздохнула, - Куда вам нужно? Я помогу дойти.
- До... хм... подземки, пожалуйста.
Я, вообще-то, гордый и самостоятельный парень. Но с меня на сегодня приключений хватит. Я, как говорится, уже не торт, и для подобного, хе-хе, не гожусь. Поэтому придется лучшие черты прошлого себя затолкать в известное место и не рыпаться.
- Хорошо. - после короткой паузы произнесла девушка.
Мне показалось, что она замялась потому, что сначала кивнула, а потом сообразила, в чем подвох. Но это неточно. Просто предполагаю.
- Как... как вас зовут? - наконец решился уточнить я.
- Ци...
Дева снова осеклась.

- Как... как вас зовут? - кажется, молодой лис, ведомый мной за руку, наконец начал приходить в чувство.
- Ци... - начала я.
И призадумалась. Я вспомнила другую сумеречную кошку, которую знала. Я, конечно, многому научилась с момента нашего знакомства, но презрение и осуждение, которыми меня окатила Персефона тогда, до сих пор причиняют мне дискомфорт. Наверное, слишком хорошо наложились на осознание собственной ущербности. Я не очень против хотя бы потому, что это толкало меня пробовать снова и снова, заставляя неподатливые ткани изменять свою форму...
Сегодня, например, удачно воплощенная боевая формация помогла мне кого-то спасти. Значит, я могу не только причинять неудобство. Но почему-то язык не поворачивается назваться своим изначальным именем. Только его иной формой*, которая эхом отзывается в памяти чужим презрительным голосом.
- Кирке. - неохотно произношу я, - Меня зовут Кирке. А вас?

____________________________________________________
* автор в курсе, что другая форма Цирцеи - Кирка, а не Кирке. Но... обоже, как уж пошло, пусть так и будет, чоужтам.

@темы: Цирцея, Северный материк, Небельштадт, Джефферсон

15:35 

- Который сейчас час? - я приподнимаю брови, не поднимая век.
Можно было бы узнать и через голосовые команды на коммуникаторе, но мне хотелось разнообразить диалог с ученицей. Ее упрямство достойно лучшего применения - все, кроме нее и еще одной девушки, видимо, подружки по разуму, уже минут двадцать как разбежались. Другое дело, что был бы от этого хоть какой-то толк... Горе мне как полицейскому - мне так и не удалось найти хоть какие-то следы пребывания знаний в этой голове.
- Се... семь часов вечера. - проблеяла дева, поклацав кнопками собственного гаджета.
Восхитительно. Моя мягкость меня погубит. Лишь бы до ночи тут не застрять... хотя, в принципе, тогда я могу попроситься переночевать в какой-нибудь аудитории. Или каморке подсобной, я не очень придирчивый, на самом-то деле.
Люблю поспать.
- Ладно, давайте продолжим. - я провожу пальцами по глазам, - В каком году было принято решение о выделении специального отдела полиции?
Тишина. Слышу, как потерянно девушка шуршит тканью, наверное, мнет край кофты. Потом тихо вздыхает и называет дату.
Почти правильно. Что нам пара лет вперед, пара лет назад? Я слышу, как взволнованно бубнит вторая должница откуда-то с первого ряда.
Такой долгий вечер.

Каждый раз, отпуская, наконец, народ с экзамена, чувствую непередаваемую ностальгию. Сразу вспоминается собственное обучение. Я был из самых настоящих книжных червей, но все равно стабильно переживал перед каждой "контрольной точкой". День зачета или экзамена для меня всегда становился катастрофой - из-за того, как я нервничал, все валилось из рук. Да что там из рук - уронить очки раз двадцать считалось доброй традицией. Чудо, какие крепкие у меня были очки.
...хорошо, что я их больше не ношу.
Я хмыкнул, проворачивая ключ в замке. Что ж, моя работа на сегодня здесь закончена, вроде по времени я вполне укладываюсь. К счастью, за метро в Небельштадте следят отдельно. К тому же, я бы не сказал, что я абсолютно беспомощен. Зрение зрением, а на остальное я не жалуюсь!
Бодро размахивая хвостом, я поскакал в сторону лестницы. И почти сразу остановился, невольно навострив уши. К слову об остальном, на которое я не жалуюсь. Кто-то, не уделяющий так много внимания миру звуков, определенно не расслышал бы тихих и очень редких всхлипов. Какое-то время я еще прислушивался, никак не в силах прийти к единому решению, потом мотнул головой, невольно нахмурившись, и направился вниз. Привычка ходить тихо у меня осталась еще со времен прошлой работы. Первое время реабилитации, конечно, я топал как полоумный (хотя не поручусь, что все полоумные непременно топают), но как только освоился, вернулась и доступная часть навыков.
Думаю кто-то, кто настолько охвачен горем, вряд ли меня услышит.
Я остановился на площадке первого этажа. Звук шел ниже, судя по всему, от спуска в подвал. На мгновение мне стало жутковато, даже шерсть на загривке приподнялась. Я помнил множество примеров тому, что в Небельштадте не стоит всегда реагировать на такие звуки.
Но это же Академия.
Я сделал глубокий вдох, беря себя в руки. У меня еще был шанс уйти - но только физический. Так-то мне с собой все уже было понятно. Добряшка Джефферсон Кроуфорд, верно? Горбатого не исправит даже могила...
- Вы в порядке?
Неизвестная жертва печали коротко ахнула. Судя по невнятности звука, она зажимала себе рот.
- Извините. - мягко продолжил я, подходя ближе, - Я понимаю, что это не мое дело, но, может, я чем-то могу вам помочь?
Я, отложив трость в сторону, присел возле того места, где, по моим прикидкам, должна была быть моя собеседница.
- Ми... Мистер Кроуфорд?
Когда она заговорила, я понял несколько вещей. Во-первых, мои расчеты верны, и я не сижу с умным видом перед пустым местом в паре метров от цели. Во-вторых, даже если бы это произошло, меня бы поняли верно, потому что эта девушка меня знает.
- Он самый. - я улыбаюсь, хотя не уверен, что здесь с освещением.
Погодите. Я вроде слышал, что Киара - счастливая обладательница светящихся магических татуировок, этой новомодной забавы подрастающего поколения колдунов. Ну, тогда мои мимические старания заметны.
- Что стряслось? Вас кто-то обидел?
- Не... нет. - я прямо слышу, как она сама себя выворачивает наизнанку, выдавливая из себя ответную улыбку.
Которую я даже не увижу.
- Когда никто не обидел, девочки возле подвалов не плачут.
Киара смущенно "кхы"кает, потом тихо фыркает. Потом звякает чем-то. Судя по тональности, это ее памятные украшения. Лицо утирает или поправляет волосы.
- Все в порядке, правда. Мне... неловко, что я вас обеспокоила. - ее голос продолжает подрагивать, пока кошка отвечает мне, - Наверное, глупо расстраиваться из-за неудач в обучении, да?
Она снова совершает над собой усилие. Молодец, смешок почти вызывает доверие. Не звучи он так нервно.
- Отчего же. - я усаживаюсь на колени, сложив ладони на бедра, - Когда я учился, переживал еще как! Не плакал, конечно...
Снова смущенное фырканье со стороны котейки.
- ...но это потому, что мужчины редко плачут! Особенно полицейские. - заверил я Маклейн, - Так что нет ничего постыдного в том, что вас расстраивают учебные дела. Но что случилось? Мой экзамен вы сдали отлично. У вас что-то еще сегодня проводили?
Девушка в этот раз молчит довольно долго, но я по жизни очень терпеливый. И усидчивый - где сяду, там и оставить можно, если нету особых дел.
- ...это мой профильный предмет. - наконец произносит кошка, - Мистер Гримм абсолютно прав, я старалась недостаточно. Но все равно так обидно...
Ах, Зольф. Дружище не изменяет своим привычкам - с ним даже работать то еще удовольствие, а уж учиться чему-то у высокомерного засранца с завышенными стандартами так и вовсе должно быть мучительно. Особенно для впечатлительной юной особы. Ну дела. Ладно хоть специалист он и правда хороший.
- Да ладно. - негромко отзываюсь я, - Какие ваши годы? Вы, считай, в самом начале пути, наверста... Маклейн?..
Она снова заплакала. Тихо-тихо, видимо, снова изо всех сил зажимая себе рот. И поэтому звучало еще более отчаянно и жалобно. Прям опасной бритвой по сердцу.
- Эй, я что-то...
Она меня перебивает, сбивчиво и совершенно невнятно пытаясь объясниться:
- Ничего не получается, ничего! Я... не важно, как я стараюсь, это все равно мало! - пауза, кажется, у нее перехватило дыхание, - Сколько бы я ни... ни подтягивалась!.. Проблема растет гораздо быстрее...
Она всхлипывает, делает несколько вздохов, пока я растерянно внемлю.
- Гримм... - из-за нахлынувших эмоций Киара пропускает "мистера", - Он совершенно прав! Никудышная девчонка. На меня совершенно... нельзя положиться!
Плач постепенно перетекает в беспомощный скулеж. Ну, это уже ни в какие ворота.
- Иди сюда. - я решаюсь и протягиваю к кошке руки.
Я готовил себя к любой реакции, но собеседница неожиданно покорно отзывается на мое "приглашение", позволяя себя обнять. Мой друг иногда удивительная заноза в заднице. Совершенно точно, что он видит в девчонке потенциал, иначе не стал бы и возиться с ней, но что, какие Высшие Силы мешают ему быть хоть немного помягче?
Он что, когда выдавали способность к сочувствию, стоял в очереди за хладнокровием?
- Ну, успокойся... - я погладил кошку по голове, прижимаясь щекой к ее волосам, - Никакая ты не никудышная. Я Зольфа давно знаю, он хотел сказать совсем не это. Просто, видишь ли, у него большие проблемы с педагогикой. Понимаешь, если бы он правда считал тебя ни на что не годной обладательницей сквозняка в голове, он бы или не стал браться за твое обучение, или, умудрившись в тебе ошибиться, сразу бы от этой идеи отказался., едва все вскрылось. Тише, тише...
Хватка ее пальцев, удерживавших ткань моей толстовки, постепенно слабела. Я продолжал говорить, сам себе поражаясь - никогда не был мастером кого-то успокоить. Не то, чтобы я был таким уж затворником, но учебное задротство и последующий уход с головой в работу оперативником сказались на социальных навыках. Я здорово болтаю - сам заслушиваюсь порой - но плачущие женщины... Это проблема многих мужчин вообще, и я не исключение.
Очень теряюсь.
- Я просто хочу ему помочь. - почти неслышно выдохнула-прошептала девочка, утыкая в меня мокрую от слез мордаху, - Просто помочь. Он никому не позволит больше... Кто, если не я?..
- У тебя все получится. - веско подтвердил я.
Под руку попалось прижатое к голове треугольное ушко.
...она такая маленькая. Вроде возрастная категория их группы - шестнадцать-семнадцать, в крайнем случае, восемнадцать лет. Я мелко покачал головой, дергая ушами на звяканье бубенчиков. Впечатление только усиливал странный запах, прочно прицепившийся к ее волосам. От Маклейн пахло как от ребенка - чем-то таким... не знаю. Как будто молоком и печеньем. Очень странно.
И еще...
- Ты и впрямь светишься. - недоуменно протянул я.
- Ч-что? - Киара отстранилась от меня, видимо, заглядывая мне в лицо.
- Я не совсем слепой. - поясняю я осторожно, пока протягиваю руку, чтобы рукавом вытереть ей слезы, - В результате несчастного случая действительно серьезно пострадало мое зрение, но я различаю свет и тень. И немного - цвета, просто свет, с которым я сталкиваюсь, редко как-то явно окрашен.
Она слушает меня очень внимательно, не шевелясь. Пользуясь моментом, утираю ей и вторую щеку. Я коварен и хитер!
- Это... - Маклейн тихонько кашляет, - Магическая татуировка. Она почему-то не сошла. Хожу, свечусь...
Усмехаюсь, легонько встрепывая ее волосы. Утро вечера мудренее. Сейчас кошка еще немного успокоится, и я провожу ее до общежития. А наутро горести уже наверняка не будут казаться такими уж невыносимыми. Да и, зная Зольфа - к завтрашнему этот домомучитель уймется.
Все будет хорошо.

Шел и лениво думал о куреве. Со мной такое редко, но бывает. Я не курю - раньше, потому что не хотелось, теперь как-то небезопасно. Как затушу окурок обо что-нибудь, на то не рассчитанное... И все, и привет, цепкие объятия Сонма. Разок я в них едва не попал, повторять волнующий опыт не тороплюсь.
Мне и так неплохо.
Я пошевелил кистью, в которой держал трость. Где-то здесь спуск в метро начинается, он так хитро расположен, каждый раз боюсь свалиться... ага! Вот оно!
Спускаясь по лестнице, я задумчиво коснулся пальцами свободной руки своей щеки. Тьфу, взрослый парень вроде, а попался на древнейший, как этот город, трюк с "наклонитесь, пожалуйста"! Понять бы еще, с какой это такой радости.
В конце концов, чтобы меня выпихнуть с этой работы, есть и множество более безболезненных способов.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Киара, Джефферсон, Академия

01:35 

Улыбка расплылась на моем лице совершенно самостоятельно, как только я услышал стук двери.
- Привет.
- Привет, Шейн. - я наклонил голову, напряженно прислушиваясь к знакомому голосу.
- Не обольщайся, Кроуфорд. - голос лиса звучит недовольно, - Это Мона меня сюда притащила.
Ну, разумеется. Я почти вижу, как Паркер хмурится, пока произносит все это. После он подходит к кровати. Бесцеремонно, в свойственной ему манере, плюхается на край кровати, стукнув по ней хвостом. Мне на мгновение кажется, что я почти слышу шорох отдельных шерстинок о плотный больничный пододеяльник.
Ха-ха-ха. Разумеется, я выдумываю. Что еще мне остается теперь, кроме собственного воображения? Посмотрим правде в глаза.
Пус-стота, да я сегодня в ударе.
Моя улыбка стала безмятежнее на сколько-то единиц измерения безмятежности, если представить, что они существуют.
- И где, в таком случае, ты ее потерял? - дружелюбно уточняю я у хмуро сопящего лиса.
- Она с врачом разговаривает. - неохотно пояснил Шейн, - Ты же знаешь, ей лишь бы попиздеть. Не горюй, дойдет до тебя - не будешь знать, куда деваться.
- А ты, значит, с ним еще не беседовал? - мой собственный голос приобрел весьма будничный тон.
Что-то типа как если бы я спросил Паркера, смотрел ли он последний выпуск погоды.
- Не-а. - собеседник звучно поскреб в затылке, - Слушай, ты если засыпаешь, так и скажи, чего трындим-то.
- Я не сплю, Шейн. - полушепотом я вновь обратился к лису по имени, - Я просто не хочу открывать глаза. Я не вижу, понимаешь? Ничего не вижу.


Кто знал, что у младших курсов сегодня внеплановая внеучебная активность? Правильно, учебный отдел. Кого не смогли предупредить вовремя из-за не вовремя сломавшегося телефона?
Бинго! Меня.
Я откинулся на спинку стула, блаженно жмурясь. Самое замечательное в том, что я не против. Главное, что кабинет оказался не занят, можно спокойненько посидеть. Я на что-то такое рассчитывал. Поблажка инвалиду, всякое такое... Нет, мне не стыдно. Я не собираюсь храбриться и с пеной у рта доказывать, что нет-нет, я нитакой, я никогда не признаю себя ущербным... и прочая чушь в духе. Отнюдь. Я дефектен в значительной степени, и мне уже ничем не помогут ни маги, ни технократы, ни восточные гадания на округлых речных камушках. Я не страдаю, я давненько смирился, серьезно. Просто раз наше не в меру цивилизованное общество предусматривает поблажки немощным, я совершенно не против ими пользоваться. Такие дела.
...никак не привыкну к этой безумной иронии. Плохое зрение у меня с детства. Очки были с вот такенными стеклами. Как голову не перевешивало, сам диву давался. Помнится, когда произошло резкое ухудшение, я одолевал родителей паникой. Боялся, понимаете ли, ослепнуть. Прям ночным кошмаром стало!
Так боялся, что когда действительно мое зрение достигло уровня "о, погодите, в общей пелене я различаю силуэты!", я даже обрадовался. Потому что незадолго до этого я видел сочное такое НИЧТО.
Если вы понимаете, о чем я.
Торопливые шаги за дверью отвлекли меня от почти ностальгических и очень самоиронических размышлений. Я повел ухом, прислушиваясь. Шажки маленькие, семенящие. Кто-то из учеников. Так-так.
Интересно. Каждый раз - такая развлекуха! Мелкие радости ослепительной (ха-ха) жизни бывшего полицейского.
Итак, шаги замерли, после чего дверь распахнулась.
Без стука, ага. Если это не случайный захожий... среди тех учащихся, кого я знаю, только небольшая часть вламывается без стука. Еще меньше вваливаются в кабинет сразу и вприпрыжку.
- Мистер Кроуфорд!
Необходимость гадать отпадает сама собой.
- А, мисс Маклейн. - я невольно расплываюсь в улыбке.
Киара Маклейн - обладательница на редкость милого голоса и одна из самых - поневоле - шумных существ на своем потоке. Старательна в той же степени, в которой невнимательна, но предмету явно уделяет значительное внимание, частенько задерживаясь после занятий, чтобы поспрашивать вне программы. Насколько я понял, это из-за того, что ее старший брат работает среди спецов. Как по мне, так не вдаваться бы ей в такие дебри, специальный отдел на то и специальный, чтобы не спать за остальных. Но терять или не терять покой - личный выбор каждого, а свободу этого самого выбора я уважаю.
- Я! Вчера пекла печенье! - радостно тараторит котейка (определено по периодическому мурчанию до того, как было подтверждено словами очевидцев), прыгая вокруг стола, - И принесла! Вот! Это в честь прошедших праздников!
К слову о радостях жизни. Я подпер щеку рукой, чувствуя, что улыбка моя расползается все шире:
- Большое спасибо.
Я слышу, как она довольно хмыкает, снова перескакивает с места на место, бряцает какими-то украшениями и делает глубокий вдох для новой тирады.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Киара, флэшбек, Шейн, Джефферсон, Академия

Raise Her Hands

главная