Странно не то, что меня разбудил шум моющейся посуды, хотя в квартире нет иных жильцов кроме моей скромной персоны. Странно то, что я не проснулся когда открывалась дверь. Однако я не паниковал. Во всем мире только один мрачный тип может заявиться ко мне, чтобы помыть посуду.
Подъем - череда заученных действий; в моем жилище все всегда на своих местах, потому что в противном случае я становлюсь абсолютно беспомощен. На кухню я явился при домашнем параде, но отчаянно зевающим.
- Зольф, ты что, перепил накануне? - уточнил я, проглотив очередной зевок.
Лис хмыкнул, звякнув моей любимой тарелочкой (только у нее такой нежный звон).
- Они так меня задолбали все, ты просто не представляешь.
Я хорошо представляю, как он, закрыв шкаф, берет полотенце и скрупулезно вытирает руки. Точно знаю, как именно он морщится, пока берет эту в высшей степени драматичную паузу, потому что все еще довольно хорошо помню лицо и мимику своего друга. Пока маг молчит, я аккуратно огибаю его и протягиваю левую руку в неоднородное светлое пространство. Чайник на месте. Я поднимаю его, оцениваю вес. Зольф долил воду. Отлично. Щелкаю кнопкой; мужчина, словно того и ждал, продолжает:
- Особенно эта... мелкая. - я слышу звук, с которым он резко шлепает полотенце обратно на спинку стула.
- Маклейн? - пять нешироких шагов влево, и под мои ладони попадается шкаф с посудой, - А что она?
Он просто обожает жаловаться на свою подопечную. В основном это сезонное, но бывает и вне обычного режима. Когда что-то происходит. Я наклоняю ухо в сторону собеседника.
- Она решила убиться. Понимаешь? - он сердито фыркает, - Не делай такое лицо! Ты прекрасно знаешь, что я не про подростковые заскоки, для этого она слишком... В общем, это не по ней, конечно. Я о другом.
Каюсь, на какое-то мгновение размышления о том, какое же слово Зольф проглотил, так меня заняли, что я едва не утратил нить беседы.
- ...лазает в разум своего брата. Ты понимаешь, нет?
Пять шагов вправо. Я понимал, однако был не вполне уверен в своих теориях, посему, пока расставлял чашки на столешницу перед чайником, на всякий случай насторожился и сделал серьезное лицо. Еще более серьезное лицо. Чтобы у моего дорогого, но до параноидальности внимательного друга не возникло подозрений.
- Он спец. Спец, Джефф! - Зольф легонько пинает стул; ножки мебели скрежещут по кафелю.
Я болезненно и весьма неодобрительно морщусь. Маг торопливо приносит мне свои извинения.
- О бардаке в головах этих ребят написана не одна серьезная работа. А эта малявка... - он шумно втягивает носом воздух, пока я разливаю кипяток по чашкам и лезу в верхний шкафчик за чаем, - Решила, что умнее всех, видать! Ходит, кровищей из носу школу поливает, все стены наощупь изучила - зато умнее всех! Зачем готовиться, заканчивать обучение - можно же влезть в чужую башку по причине родства!
- Ты беспокоишься. - отстраненно произнес я, осторожно опуская пакетики с заваркой в кипяток.
- Иди ты. - рыкнул лис, - Я не люблю дилетантство и безответственность! И напрасную трату потенциала тоже не люблю. И смотреть, как малолетние дурынды себя в могилу сводят, мне не по нраву ну совсем.
Я рассеянно кивнул. Не могу сказать, что психонавт меня чем-то всерьез ошарашил. От юной Маклейн действительно ждешь глупостей и неуместного геройства, к тому же, я полагаю, она действительно, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО просто не подумала о том, что последствия могут на самом деле оказаться далекоидущими. Зольф, помнится, упоминал: очень частая ошибка начинающих в этом нелегком ремесле заключается в том, что они полагают будто бы все происходящее с ними в чужой голове имеет силу лишь в пределах этой самой черепной коробки.
Об этом пишут в учебниках. Но они же действительно умнее всех.
Вздыхаю. Извлекаю пакетики из чашек, открываю верхний ящик, нащупываю сахарницу. Первой под руку почему-то всегда попадает жестяная банка с кофе, а чуть правее и дальше... нашел!
- И как поступишь?
- Я уже... поступил. - друг, разбавивший получившийся чай, фыркнул в свою чашку, - Отстранение от занятий на неделю плюс отправка домой. Пусть подумает над своим поведением.
- Неплохой ход. - мне остается только задумчиво качнуть ушами, - Надеюсь, она сделает правильные выводы.
Обжигаюсь, вздрагиваю, обливаю руку чаем и тоскливо опускаю хвост, "оглядывая" пострадавшую кисть. Потом сдаюсь и взволнованно морщу лоб.
- ...я надеюсь, ты не был слишком резок с ней. - моя очередь ограбить стул на висящее на его спинке полотенце.
Собеседник стал набирать в грудь воздух. Я поморщился и поднял руку ладонью к нему:
- Не надо ничего мне говорить. Просто помни, что она у тебя одна. И что ей едва исполнилось семнадцать.
Маг молчит достаточно долго, чтобы я начал подозревать возможное отсутствие какого-либо ответа вообще. Но он все же подал голос вновь.
- ...ты прав. Пустота побери, ты действительно прав. Но я иногда вот о чем думаю, Кроуфорд. Тебе чудовищно повезло ни для кого не быть наставником.
- Прав и ты. - я поднял чашку, - Твое здоровье.
- Мое здоровье. - вздохнул лис, - За ее здоровье выпей лучше. Егоза она пустоголовая.
Крыть нечем. Я поправился и выпил за здоровье котейки.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Зольф, Джефферсон