Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: коул (список заголовков)
03:33 

- Мне не нравится, что ты торчишь здесь.
Я устал возвращаться к этому разговору. Коулу было объяснено всё не единожды, но упрямый юноша из раза в раз пытался заново завести со мной эту беседу. Яника поморщилась, перекатываясь на другой бок, спиной к нам, и натянула одеяло до самой щеки. Я проследил за этими её действиями и с укоризной взглянул на старшего брата девушки. Тот раздражённо поджал губы.
- Донахью, тебе всё объяснили ещё в твоё посещение "третьего" в ЦПУ. - я опускаю взгляд на пол, потому что разглядывать собеседника мне наскучило.
Ковёр в комнате девчонки такой же нелепый, как и вся она.
- Если ты причинишь ей вред...
Я снова смотрю на него. Испытываю почти неощутимый укол любопытства. Рассматриваю енота уже несколько иначе. Оценивающе. Если я что-то сделаю, то... что?
- Я не смогу.
Не знаю, откуда во мне довольно доброты, чтобы не упирать на невозможность юноши совершить надо мной месть при прескверном развитии событий. Наверное, это просто равнодушие. Я не хочу объяснять ему, что он не сильнее меня. И не имею желания рассказывать, что уже давно не боюсь смерти. То, что для большинства завеса неизвестности, для нас лишь возвращение в общий первоисточник. Одни из немногих, чьё условное бессмертие известно доподлинно. Цена знания умалчивается.
- Я не смогу причинить вред моей новой владелице. Как не мог причинить и прошлым. - я продолжаю говорить спокойно и неторопливо.
Но и это не убеждает полицейского. Он раздражённо ёрзает в дверном проёме, испытывая моё терпение и прочность сна своей младшей сестры.
- У тебя было минимум двое хозяев только в полиции. Оба погибли. - он так произносит это, будто бы лично видел меня выгрызающим им хребты.
- Предыдущий мой хозяин, передавший меня в полицейский участок, тоже мёртв. - мне кажется, что мои слова ощутимо виснут в воздухе холодом, - От старости. Согласно официальным бумагам, у него отказало сердце. Желаешь обвинить меня и в его смерти тоже? Ведь я более не связан с ним договором, мог прийти ночью и страшным лицом в окне напугать.
Я всё-таки раздражаюсь. Так мелко, что это постыдно. Но я уже раздражаюсь.
- Ты волен не принимать меня, волен считать опасностью и дурным талисманом, призывающим неудачи. Есть домыслы, есть правда. Правда в том, что я пройду через чудовищные муки, если попытаюсь пойти наперекор Договору. И в том, что твоя сестра сама согласилась принять меня в подчинение. Я не имею никаких дурных намерений на её счёт. И нахожусь в её комнате потому что девочку мучают кошмары. И потому, что если ты не будешь спать, проводя ночи подле Яники как раньше, то причинишь ей гораздо большую боль своим подорванным здоровьем.
После сильно затянувшегося молчания Коул хмуро бросает, что мы обсудим это позже, и удаляется. Ничего нового. Утомляющий виток, только тратящий время и силы.
Я не хочу ни о чём говорить. Мне спокойнее в тишине, среди воспоминаний и размышлений, в компании размеренного дыхания юной владелицы и её сменяющихся картин снов. Мне не впервой отгонять дурные картины прочь от спящего разума смертных. Я был хорош в этом раньше, и не стал хуже теперь. Я не хочу рассказывать Коулу о том, как много привычек оставляет рабство. Что оковы - это не магические цепи на моей шее. Что настоящие кандалы уходят глубоко под кожу. И я всё ещё слежу за ростом и истончением луны, как просил позапрошлый хозяин, чей магический протез руки скверно реагировал на конкретные фазы из-за застарелой ошибки. Я всегда обращаю внимания на витые оправы зеркал в современных лавках, потому что одна из владелиц любила собирать их - но только самые изящные. Я состою из чужих привычек и не моих предпочтений, и их столь много, что мне по времени бывает трудно вычленить из этого мои собственные черты. Любовь к поэзии, а что ещё?
За окном, подобравшийся незаметным, хлестанул дождь. Плавно переходящая в зиму небельштадтская осень была сырой, промозглой и совершенно беспощадной. Я снял пиджак и аккуратно накрыл им спящую поверх пледа. Девочка забормотала во сне, сжимаясь в ещё более маленький комок.
Встреча с Грегором выбила меня из колеи. То ли тем, как это было невозможно, то ли тем, как не менее невозможно совершенно не изменился... как он не изменился. Я пересаживаюсь выше, уперевшись спиной в стену, и осторожно раскрываю крылья, так, чтобы не задеть краем перепонок хозяйку. Я совсем не против оказаться в подчинении у юной леди. Меня даже не сердит гадание, какие привычки я могу получить от неё. Яника молодая, сильная и - что самое главное - осторожная. День нашей встречи стал столь трагичным по ошибке моего владельца, как ни прискорбно. Возможно, мы прообщаемся с этой девой подольше.
Я не против. Я закрываю глаза, нашёптывая старые сказки, которые, по верованиям северян прошлого, гнали дурные сновидения прочь.
Они никогда не помогали мне, но Грегор настаивал на правдивости этих поверий. Почему бы и нет.

@темы: Яника, Северный материк, Небельштадт, Коул, Винсент

02:11 

О командировках

Удивительное дело, но голова не болела. Этим чертовски солнечным утром меня не бесили даже птички, свившие гнездо, не иначе как по природной тупизне своей, в кроне дерева рядом с участком. Которую неделю отлично видя этот пернатый рассадник пернатого зла со своего места, я впервые не рвался покончить как со своими страданиями, так и с их жизнями методом самым действенным и радикальным, понеся после незаслуженное наказание за умеренную стрельбу. Вот такой вот я страдалец.
В ожидании уведённого Эльзой напарника я корпел над очередной объяснительной. У меня порой возникало ощущение, будто бы в заместительском кабинетике необходимо переклеить обои, а тратиться они стесняются, или просто зажимают. И вот, со дня на день, стены залепят всеми моими отчётами. Их уже давно хватает и на большую площадь.
Сегодня я решил украсить (дополнить, если угодно) форму рисунками самого скверного характера. Иллюстратор из меня негодный, и именно потому я и взялся. Чтобы Эльза поняла, всё поняла. Чтобы эта сука бессердечная наконец-то страдала так, как страдаю я. Никто не докажет.
Кофе кончился. Но мне всё ещё требовалась приправа для вдохновения. Я с лёгкими налётом тоски глянул в сторону сиротливо возвышающейся на противоположном столе бутылки кефира. Она могла бы всё решить. Но я слишком стар для такого дерьма, как бег от стола к столу. Потому я доехал до кефира на стуле. Идеальное преступление.
Уже заканчивая бутылку и свою труд, я почувствовал, как в груди что-то начало сводить. Долгий и печальный опыт подсказывал мне, что дело не в опасности отравления. Сводящие зубы и уставшая на загривке шерсть только подтвердили мои догадки.
Стоун шёл по коридору. По нашему коридору. И, вразрез с местными шуточками, я точно знал куда.
Дверь неуверенно открылась. Я замер, ожидая. Сперва появилась аура неуверенности, затем - хвост мехового воротника, и после - уже сам Стоун. Он (Стоун) был мрачен и задумчив.
Ничего хохмить по этому поводу я не стал: ну его! Лучше смолчу, пронесёт - он уйдёт корчить задумчивые рожи а свой серый угол отчуждения.
Но нет, не сбылось. Сделав ещё пару шагов в кабинет, хаски глянул на меня, запоздало сдвинув брови. Вышло у него так здорово, что я сам был не вполне уверен, в чём тут дело. На новый уровень вышел парень.
Мы глядели друг на друга так долго, что я уже стал ждать смены щебета комков перьев на музыку из заставки сериала, который Джи смотрит субботними вечерами.
- Ну... - Негромко начал растерянный головорез. - Надо прощаться?
Да ну? Неужели его передают мучить кого-то другого. И кого же? Кто в отделе провинился? Кто затмил мою славу?
Я выпрямился и собрался уже спросить, кто ссадил меня с трона. Но не успел.
- Меня командируют.
Джон неуверенно пожал плечами, неуверенно качнув аморфный воротник.
Нет, ну это уже ни в какие ворота! Мстить кому-то за пределами нашего славного города? Отправить туда Стоуна? В чужой, опасный и незнакомый участок? Как же он там один? А вдруг его там хорошему научат? Он же мне как сын!

--

Одно плечо мне натирал ремень сумки, со второго безвольно свешивалась Персефона. Она не любит людные места: окружающие то и дело таращатся на диковинную живность, обсуждают, показывают пальцами, а то и пытаются животное потрогать. Когти этой кошки способны вспороть даже камень, поэтому я ей сказал... то есть, мы договорились... или условились? В общем, что она не бросается на особо ретивых, а я ее от них уношу так быстро, как только могу.
Но она все равно устает. Хотя, может, просто дорога вышла слишком долгой. Не думаю, что ей вообще понравилось наше путешествие. Первые дни пребывания на новом месте Персефона частенько от меня сбегала, чтобы осмотреть окрестности. Потом внезапно как-то очень приуныла и остаток командировки провела в роли незаинтересованного ни в чем воротника. Не знаю, мне было нормально. Хотя, конечно, в качестве лектора я себя раньше представлял весьма слабо (не то, чтобы сейчас я стал воображать это отчетливее... или стал? нет, это не-во-об-ра-зи-мо), но это был бесценный опыт. Прояснило многие моменты. Например, почему Харкер ставит старшему инспектору Болтону лекции в полицейской академии, если тот слишком провинился.
Хуже, и впрямь, только участковым участковить. Я так думаю.
Я вежливо кивнул вышедшей из здания Батори. Мышь вскинула одну бровь, усмехнулась, щелкая зажигалкой:
- Ты как будто вырос?
Пока я всеми силами удерживался от того, чтобы начать хватать ртом воздух от неожиданности, женщина рассмеялась, и, поправив волосы, пожала одним плечом:
- Ничего удивительного: так долго без присмотра!
Я прищурился, вроде как подозревая в ее реплике некий подвох. Потом совершенно потерянно вздохнул и накрыл ладонью морду Персефоны, поднявшей было голову. Рог кольнул пальцы, но это было не больно.
- Я смотрю, без меня тут все спокойно, - позволяю себе слабую усмешку, - Участок еще стоит.
- Погуляй еще с недельку, и Паркер с Болтоном его все же разнесут. - почти что скопировав мою мимическую потугу (только более успешно!) отозвалась местная Королева Мертвых.
- Тогда я потороплюсь. Иначе пропущу все самое интересное! - я потянул дверь на себя, сбегая от запаха ментоловых сигарет, - Если еще не пропустил.
Ответа я не услышал, потому что уже вошел внутрь. Вошел и сразу же вздохнул полной грудью. Не думал, что так привязываюсь к местам! Но я привязываюсь. Мне бы так радоваться по возвращению в квартиру, а вот поди ж ты. Оглядываясь по сторонам почище заправского туриста, я пошел по коридору к лестнице. По пути едва не столкнулся (то есть, это она чуть не столкнулась со мной) с торопящейся куда-то младшей сестричкой Коула. Яника пискнула, отскакивая с поразительной резвостью, потом поздоровалась едва слышно и прибавила скорости.
Мне все так рады, хоть слезу пускай. Персефона вновь приподняла голову и изогнулась, чтобы бросить на меня тяжелый взгляд светло-розовых глаз. Я примирительно поднял ладони, и кошка свесилась обратно.
Едва заглянув в наш общий кабинет, я сразу понял, что не вовремя. Коул навис над столом, упираясь в его поверхность ладонями. Вид у енота был самый что ни на есть мрачный. Генри, что характерно, поблизости видно не было. Но вроде бы дело было не о нем.
Болтон мирно сидел за столом, приподнимая загипсованной рукой повязку на глазу. Видимо, чтобы на редкость похабный взгляд был виден целиком. Для полноты, так сказать, результата.
Я так растерялся, что непонятно зачем кашлянул. Донахью осекся, напарник же уставился на меня. А я уставился на него, застыв как в ожидании нагоняя. Тишина повисла такая, что... не знаю! Такая. Я об этом не думал. Я впервые в жизни откровенно тупил. Это было как запоздалая догрузка - будто бы в моих мыслях накопилось много всего, но понял я это только вотпрямщас.
Если бы кто-то мне сказал еще полгода назад, что я, вернувшись из командировки, сброшу сумку и, виляя хвостом как распоследний щенок, побегу обниматься с Морхедом - я бы лицо разбил, честное слово. Если бы кто-то сказал, что он, несмотря на травмы, довольно резво поднимется мне навстречу - я бы даже не стал ничего никому бить.
Я бы просто не поверил.
Ну... наверное.

@темы: Вивьен, Джон, Коул, Морхед, Небельштадт, Северный материк, ЦПУ

01:27 

(соавторское)

- Давай, скажи это.
Донахью молчал.
- Давай! - Не унимался шакал, шаря по куртке в поисках зажигалки. - Скажи, что тебе не пристало курить со мной на одной площадке.
Енот сохранял внешнее спокойствие. Ни до Болтона, ни до поиска зажигалки ему, по большому счёту, дела не было. Он мирно курил под навесом участка, и на детские придирки не реагировал. Можно было бы дать Морхеду прикурить в прямом смысле слова, но зачем?
По навесу барабанил дождь. Мелкий, но какой-то неприятный, способный разве что подпортить жизнь тем, кто тренировался в этот ранний час на площадке. И именно ради этого зрелища "старики" и вышли покурить на улицу.
Сумасшедший этим утром нашелся всего один. Зато какой! Полностью экипированный Стоун с первых своих неуверенных шагов к площадке показал, что настроен решительно. И да, он почти сразу же поскользнулся. Но публика милостиво восприняла этот незначительный промах как преамбулу, с интересом ожидая амбулу. Они некоторое время вяло поспорили на тему модели бронежилета и веса рюкзака, после чего смолкли.
Джон остановился у отметки, неуверенно оглянулся и не менее неуверенно проверил шнуровку сапог. После этого волк окинул взглядом (неуверенным, несколько растерянным взглядом) тренировочную площадку, и рывком взял старт.
Какое-то время зрители наблюдали за тем, как Стоун преодолевает препятствия со всё нарастающей скоростью молча, но долго это продолжаться не могло. Первым не выдержал Морхед:
- Почему сукин сын не делает так на выезде?
Донахью выжидал, и ожидание его окупилось сполна. Это был верный момент для того, чтобы начать реагировать на болтливого шакала и его замечания.
- А ты так можешь хоть на выезде?
Его собеседник молчал. Подчёркнуто внимательно следил за напарником и молчал.
- Давай, скажи это! Скажи, что ты так можешь!
- Могу, - Болтон мелко кашлянул. - Но не вижу смысла.
- Нихрена ты н...
Их прервал короткий, но достаточно громкий рык, который издал Джон, с одного прыжка взяв верхнюю отметку на стене.
- Болтон, как он это сделал? Это точно Стоун?
Если бы в порыве единодушия округлившие глаза собеседники были бы склонны откровенничать друг с другом, они бы признались, что ответы на озвученные только что вопросы от них сокрыты. Но дела обстояли несколько иначе.
Морхед бросил бычок в траву и хмыкнул.
- Идиотам везёт.

@темы: Северный материк, Небельштадт, Морхед, Коул, Джон, соавторское

Raise Her Hands

главная