Записи с темой: леон (список заголовков)
03:40 

Один и два, ч.2

Ничего хорошего так, понятное дело, не начинается.
Только что было солнце! Только что, черт бы побрал эту злоебучую погодку! Такое ощущение, что у природы нескончаемый пмс по весне, сучка истеричная.
Бурча вполголоса нецензурщину и богохульства, я перлась под ливнем, натягивая капюшон на голову обеими руками. Хвост нещадно стегал меня по ногам, но у меня не было ни малейшего желания бороться с собственным настроением. Может, если я по-настоящему вскипячусь, дождь начнет испаряться, не долетая до меня?
Ага, щас. Держи карман шире, натечет побольше.
И как назло, насколько я вижу через заливающие глаза потоки дождевой воды, спрятаться особо негде. Вокруг, вероятно, промышленный район раскинулся, сука. Знатно так раскинулся - во все, мать их, стороны. Где-то на самом краю мелькнул гостеприимно распахнутый проем, и я, отфыркиваясь, потрусила к нему. Ибо нефиг, потому что нафиг, как говорили в моих родных пенатах.
Помещение оказалось складом, и было в нем тихо, как в морге (хотя, конечно, если труп оказывается излишне модифицированным, случаются... накладки), зато сухо, как после дезодоранта. Напряженно прислушиваясь на предмет посторонних звуков, я тихонько пробиралась к углу, где собиралась приземлить... вернее, приящить свою задницу. Ну понравился, понравился мне этот ящик.
Нужно было еще перебрать содержимое рюкзака и убедиться, что он именно настолько непромокаемый, насколько Мирт мне его отрекомендовала. Итак. приящившись, я устроила было торбу на коленках...
- Ты точно все проверил?
Тут никаких стимуляторов не надо, меня кубарем унесло за ящик быстрее, чем я успела сообразить, что вообще произошло.
Как-то вдруг само собой вскрылось, что модификантские рефлексы вполне себе пашут без дополнительных "рычагов", так что я проделала все еще и почти бесшумно.
Судя по повисшей паузе, бесшумно и впрямь было почти.
- ...да. - наконец ответил второй голос.
- Хорошо. - говоривший был: а) молод, б) недоволен, как бы ни пытался это скрыть, - Пусть ребята присмотрят за выходами.
Погоди-ите...
- Понял. Присмотрят. Осмотр помещения мы закончили только что.
Не-ет. Вы шутите...
- Мгм. Ладно, выметайся отсюда. Не думаю, что Георгу сильно понравится твое присутствие.
- Отчего же?
- Твоим лицом можно отпугивать голубей от балконов, например. Гадить станут, не долетая.
- Леон, ты нарываешься.
- Давно уже нарвался. Хочешь это обсудить и сорвать планы Рихарда, дружище?
Второй собеседник сдался и, бурча, направился к выходу. Откуда пришла я. Блять-блять-блять. Вот это влипла. Погрелась, посушилась, имбецилка полосатая. Вот тебе и весь твой махровый профессионализм. Давай, ползи в другую сторону, может, там никаких бугаев (а ушедший, судя по шагам, тяжело) нету. Ну, поменьше нету, чем тут.
Живописать все перлы и эпитеты, продуманные мной за время перемещения по своеобразному подполью, я приводить не буду. Это было не слишком быстро, достаточно болезненно для гордости и прочих выпирающих штук и так далее, и тому подобное. За это времечко я успела выяснить, что бежать некуда.
Потому теперь сидела на попе ровненько (почти) за грудой ящиков и напряженно думала о своей жизни. Приуныла, знаете ли. Накатило. Дождик, западня, придурки вокруг шастают. Не настраивает на жизнерадостный лад, хотя, может, это просто гормончики без допинга пошаливают, такое время от времени происходит.
Не только же погоде устраивать зажигательные вечеринки?
- А, пришел. - снова юный голос мрачного недовольца.
- Разумеется, - второй голос был нарочито добр, весел и искусственно к себе располагающ.
Ненавижу таких мудаков. А он точно мудак, я зуб даю.
- Ну, это прекрасно. - я почти представила, как на этом моменте парень сунул руки в карманы, - Ну, какие новости, чем мне порадовать шефа?
- Боюсь, тебе его порадовать нечем.
- Вот как? Это прискорбно. Хочешь сказать, ты не смог выполнить мелкое поручение?
- Отчего же. Смог. Думаю, Рихарда я порадую сам.
- ...блять.
Это мы с парнем синхронно выдали. Я мысленно, он вслух. То, что дело пахнет подставой, пронеслось в наших головах, видать, единовременно. А сразу после этого раздались парочка выстрелов и кто-то гаркнул:
- РУКИ ВВЕРХ ПОДОНКИ!
Громогласненько. Командный, так сказать, голосок - заслушаешься! Я стиснула рукоять пистолета крепче, нахмурившись. Дело дрянь.
- Всем оставаться на местах! Это полиция Небельштадта! Просьба не оказывать сопро... - начал куда более юный и звонкий, но какой-то нерешительный голос.
- Нет-нет, мои дорогие ублюдки, оказывайте! А то какие-то все дюже бесхребетные пошли! Да, Стоун?!
Стрельба, блять, стрельба, ничего не слышно, барабанные перепонки в мясо, из-за ящиков не высунешься, а то свинца в глазные яблоки нашвыряют, щедрые, от души, небось. Полиция! Хуже не придумаешь!
За всей возней кто-то подобрался к ящикам и сиганул за них. Мы с молодым каракалом уставились друг на друга, наверное, с совершенно одинаковыми лицами. И навели друг на друга пистолеты.
- Ты... еще кто? - прошипел кот, прижимая уши к голове.
- А ты?! - я оскалилась.
Тот округлил глаза, но нашей беседе помешали.
- Руки вверх. Вы арестованы.
Молодой пес просто и незамысловато обошел линию ящиков, за который мы заныкались. По голосу я опознала робкого полицейского, что, впрочем, оптимизма не добавляло все равно. Мне стало интересно, какую неуверенность выражала его поза. Кажется, он не слишком собирался нас убивать.
Ну и дурак.
Я пальнула по цели быстрее, наверное, чем парень въехал, но, рожденный (наверняка такой же недоуверенной) в рубашке пес не пострадал, только отшатнулся, с удивлением уставившись на рассеченный у предплечья рукав. Выстрелив еще разок для острастки (кажется, опять в молоко), я ломанулась в сторону. По счастью, нас с каракалом манили разные направления. Возня тем временем продолжалась. Бойкая такая, с залихватскими репликами второго полицейского, которого я видела мельком.
И тут кого-то пронесла нелегкая через стопку коробок прямо передо мной. Как неаккуратно. Взвизгивать подобно кисейным барышням я не стала, конечно, не обсидиановская это была бы выправка, но дернулась изрядно.
- Болтон! - и вновь старый песий знакомый, - Ты его убьешь!
- Он оказывает сопротивление. - весело отозвался его напарник, - Ну-ка, ну-ка...
Я пальнула, но из-за нервов слишком рано, полицейский успел скрыться, едва высунувшись.
- Ты посмотри, Стоун. Я к ним со всей душой, а они? Робин Гуды, все через одного.
Выстрел прошил коробки. И мое предплечье, даром, что вскользь. Что ж, в каком-то смысле этот ублюдок за своего коллегу отомстил.
Я зашипела, отскакивая еще назад. Наступила на собственные шнурки, завалилась на очередную стопку коробок, избежала не менее очередного выстрела и вывалилась на основную сцену. По пути прострелила воздух (спасибо, что не себя). Откатилась вправо еще до того, как осыпалась последняя коробка и торопливо вскочила на ноги.
Вот это подонок. Я чуть не присвистнула. Пристрелил бы как пить дать, если бы не... если бы не. Я успела только увидеть, как мелькнул силуэт каракала, как что-то зазвенело по полу. Только... только не это.
Граната?!
Мы втроем, кажется, изображали утренник в садике для умственно отсталых, со вниманием пациентов Оранжереи разглядывая подпрыгивающий по полу предмет.
Твою. Же. Мать.
А потом все поглотила вспышка света. И звука. Не вспышка, конечно, но волна такая, ничего, хорошая. Как я не свалилась - па-нятия не имею. Уже понимая, что я в полнейшей заднице, на опережение отстреляла последние два патрона в туда, где, предположительно, был незабвенный дуэт.
Трэш, угар и содомия. А все почему? А все потому, что эти глаза, черт бы их побрал, очень плохо адаптируются к настолько резким сменам освещения.
Без "рычагов".
Меня, все еще основательно дезориентированную, поймали за запястье. Меня не спасла ни реакция, ни начинающее проявляться окружение. Руку мне безжалостно заломили, бесцеремонненько так, я бы даже сказала, грубовато. Прижатая спиной к неизвестному, я уже не слишком лелеяла надежду на то, что это Стоун. Жаль, с ним бы точно сработало.
А вот этого чувака ткнувшееся ему в подбородок дуло, кажется, понравилось. Готова спорить, они б подружились, если б не обстоятельства - так радостно засмеялся полицейский.
- У тебя кончились патроны. Я считал.
Звяканье наручников заставило меня тихо-тихо выругаться. Все, блять, приплыли. Поймал меня этот...
Как его там? Болтон?
Пизда утятам, как говорили в родных пенатах.

Всему хорошему рано или поздно приходит конец. Пришел он и перекуру. Я с некоторым сочувствием взглянула на бычок и щелчком пальцев отправила его в урну. День сегодня был тихим, но так как Болтон куда-то страшно унесся вместе со Стоуном, работы внезапно могло стать много.
Услышав шаги, я лениво обернулась. А вот и он - герой дня, смертное воплощение Сонма, головная боль всего отдела и всячески иначе местная достопримечательность. Стоун, разумеется, при нем, хмурый и недовольный. Болтон буксовал следом за собой очень, очень злобную тигрицу, одним взглядом разбрасывающую искры. Интересное дело.
- Прости, Вивьен, сегодня без гостинцев. - как-то до холодка в позвоночнике искренне протянул Морхед.
- Ага. - я откинула волосы за плечо, - Решил взять работу на дом?
Кто-то хохотнул. Не поручусь, но, кажется, Стоун и очень нервно. Блондинистая тигра зашипела, но Болтон, не меняя дружелюбной мины(слово подходило как никогда), жизнерадостно дернул ее за наручник, заставив даму податься вперед.
Кажется, в ответ она пнула Морхеда по ноге. Но я уже не смотрела, повернувшись ко всему этому цирку спиной. Праздники жизни - это не ко мне.
Похабно же шутить на тему единственно доступного способа знакомства с женщинами - не мой стиль. Да и просто, оставим это другим желающим, нельзя у Донахью весь хлебушек отжимать.

Я сидела, сложив руки на коленях. Как приличная, сука, пай-девочка. Ладно наручники скрутили. Ладно, не с меня, но хотя бы отсоединили от меня Болтона. Он, конечно, клевый такой подонок и вообще, личность яркая и знаменательная, все такое прочее...
Но так все же лучше, честное слово. Лучше просто ограниченная свобода, чем свобода, ограниченная вместе с кем-либо.
- Лицензия действительно в порядке. - подал голос хаски, оккупировавший компьютер.
О, да неужели? Конечно же, она в порядке. Роксолана бы меня убила, но пришлось напрячь связи в "Обсидиане", для получения необходимых документов, легальных даже на северных территориях.
Все эти вопросы, допросы и прочее знатно давили на психику - я объяснилась всеми доступными способами, кроме силового метода, все документы на месте. Никого не убила, не покалечила, на складе случайно, забрела от дождя, а там вот такое вот...
Судя по тому, как резво поднялся из-за стола Болтон, на его психику это все давило не меньше. Кажется, у нас поразительно много общего. Интересно, я так же похабно улыбаюсь?
Я улыбнулась Стоуну, с которым мы пересеклись взглядами. Паренек вздрогнул и выронил папку. Ну да, вопрос чисто риторический.
- Мне тут с тобой штаны протирать, знаешь ли, некогда. - оповестил шакал.
Я, все еще криво улыбаясь, посмотрела на собеседника. Ненавижу смотреть на собеседников снизу вверх, но выбор был невелик - разница в росте наличествовала в любом случае.
- Пойду-ка я. А дети пока попишут сочинение, да, Стоун?
Пес, перед которым рухнули на стол бумаги, выдал такое выражение лица, что у меня сердечко едва не прихватило. Потом он спохватился, посерьезнел и насупился.
- Ты все равно тут еще час просидишь в попытках вскрыть и употребить свой кефир. - пожал плечами задолбавшийся, но все еще позитивный ублюдок, - А мне еще собаку кормить.
Видимо, Стоуну это показалось достаточной причиной, потому что он вздохнул и потянулся за ручкой.
- Охота здесь до завтра сидеть? - Болтон мимоходом поймал меня за цепь наручников, - Пошли! Я знаю выход из этого поганого склепа. Могу показать.
Я от неожиданности, думается, выдала тошнотворно растерянное лицо с большими золотыми глазами. Если бы не черные белки, наверное, было бы даже в меру мило и по-бабски.
- Уж будь так добр. - протянула я слегка сипло; горло пересохло от огромного количества бесполезного трепа.
На ходу свинтив с меня железки, мужчина продолжал бодренько так трындеть, ему почти не мешало то, что мои ответы были в лучшем случае просто скупыми, в худшем - содержали некоторое количество гнусных подъебов. Непрошибаемый. Достойно восхищения, пожалуй.
Пока я разминала запястья, пока то-се, мы уже и на улице оказались, и даже какое-то расстояние прошли, прежде чем до меня дошло.
- А куда идем-то?
- У тебя еще и со слухом плохо, что ли? - зубасто улыбается, клыки лишние, что ли, - Собаку, собаку кормить.
Еще и?!

@темы: Северный материк, Небельштадт, Морхед, Леон, Джон, Джиневра, один и два

23:42 

Николь Ред.

Первый Небельштадтский ливень, ты только посмотри, а.
Я сидела, сунув руки в карманы, и спокойно смотрела перед собой. Поначалу я пыталась прятать хотя бы сигарету, но потом устала. Вишневый дым курева, подаренного братом, не стоил сейчас того, чтобы как-то особенно исхитряться. Тем более, что эта пачка - на особые случаи вроде нынешнего, а потому почти полная.
Волосы уж на что короткие, а туда же - давили на голову тяжелой массой, такое ощущение, что мне на макушку посадили осьминога-карлика. Ну, карлика, с короткими щупальцами. Ха-ха-ха, просто лопнуть можно.
Я лениво моргнула пару раз, потом просто закрыла глаза, плотнее прижимая руки к бокам. Это слабо помогало согреться, но чисто на уровне всяких там психологий становилось полегче. Полегче, я сказала! Хватит трястись, неразумное тело. Сиди и проникайся, значит, духом закаливания. И духом весны - до кучи.
Хотя, как раз-таки последним, кажется, и голова, и сердцо напроникались на весьма и весьма длительное время вперед. Просто прекрасненько так напроникались, я уже не знаю, куда деваться.
Я поморщилась, забросив одну ногу на другую и вытянув обе. Так мне показалось сейчас удобным.
Никто, никто мне не помогает. Не то, чтобы я много кого могу попросить, конечно, но от этого, почему-то, не легче.
С того самого памятного денька я так и не смогла в себе разобраться. И хоть бы одна зар-раза помогла! Нет, всегда, разумеется, есть чудеснейший вариант подойти, ткнуть, значитцо, пальцем в геройскую грудь великого поэта и высказать все как есть, прямо в это самое одухотворенное думами о возвышенном лицо.
Когда мне покажется, что я слишком скучно живу, я даже, пожалуй, так и сделаю. Но мне хотелось бы сначала расковырять себя.
Я пошевелила губами зажатый в них окурок, давным давно потухший и жалкий. Более жалко выглядел, наверное, только мой несчастный хвост. Года два назад, как, собственно, проявились всяческие там потребности в чужих внимании и любви больших, нежели родственных или, там, дружеских, все это и началось. Я очень быстро просекла, что на личном фронте ловить нечего, там все тухло, как в древней гробнице. Ну, разве что можно было искать до победного латентного гомосексуала, стесняющегося своей натуры. Такой-то, может, на меня и купился бы. Но мне это показалось не лучшим выходом, и я поступила довольно-таки радикально - взяла и стала радостно косить под нахального самоуверенного альфача. Эффект дало непредсказуемый - на меня стали западать девки. Так моя безумная идея с обыгрыванием собственной не слишком удачной для юной девы внешности переросла в другую идею. А что, подумала тогда я, если я просто того, значит, этого. По девочкам, например?
Сказано - сделано! Хочете правды? Так это она. Я проверила.
И что вы думаете? Не понравилось!
Подобный поворот событий вогнал меня в тоску, уныние и творческое переосмысление. Пришлось встать на скользкую дорожку убежденной асексуальности, взрощенной, выходит, на каких-то совершенно идиотских подростковых комплексах.
Аж пальцы зачесались - так захотелось курить от подобных мыслей. Но курить здесь можно было бы с таким же успехом и КПД, как, скажем, почесать зад урановым стержнем - и больно, и как-то даже зря.
Вдруг капли перестали стучать по моей тяжелой от волос и мыслей голове. Да и вообще, тень как-то даже упала. Звук капель, опять же, изменился.
Я открыла глаза и некоторое время мы с молодым каракалом друг друга с интересом созерцали. Потом он, собственно, и склонившийся надо мной с зонтом, уточнил:
- Эй, девушка. Закурить есть?
Закурить у меня было, и даже неплохое такое закурить, скажу я вам - Макс фигню не притаранит. Другое дело, не отсырела ли пачка... оставалось надеяться, что плащ не очень плотно прилегал к штанам. В общем-то, инвентаризация показала, что пачка достаточно цела. Я ее открыла и протянула собеседнику.
Кот вскинул брови, оценивая "улов", потом чуть усмехнулся и вытащил одну сигарету. Как я поняла, зонтик, особо не спасающий от буйства природы, был нужен парню как раз-таки для того, чтобы мирно покуривать под адским ливнем.
- Спасибо. - затянувшись, сказал незнакомец, - Бывай. Кстати, классная прическа.
Я криво улыбнулась и покивала. Спасибо, мол, на добром слове, встречный.
Потом до меня дошло, что при моем нынешнем состоянии паренек даже верно определил мою половую принадлежность. То ли это он Холмс такой доморощенный (где-то далеко Адриан недоуменно икнул над чертежом), то ли нынешняя весенняя погодка - стилист каких поискать.
И какой прикажете выбирать вариант?
Я вздохнула, глянув в спину удаляющемуся силуэту с зонтом. Скотина. Пришел и подбросил на вентилятор. Подтверждая собственный уровень негодования, я громогласно чихнула.
Так, кажется, внутренние ресурсы организма постепенно подходят к концу. Надо понемножку двигаться домой. А то там, наверное, брат с ума сходит - телефон-то я дома оставила, намеренно, как последняя сволочь и предатель.
Хотя, конечно, в любом случае, спасаться уже слегка поздновато, так я решила, поднимаясь с лавки. Простужусь я в любом случае прочно, такшта можно и не сильно-то торопиться.
Возле первой же витрины я остановилась на себя посмотреть. Из отражения на меня глянуло тощее существо с копной мокрых волос, которые не завивались черт знает как только из-за пусть и ослабевшего, но продолжающего литься дождя. Черное пальто смотрелось на мне даже неожиданно хорошо. Я немного покрутилась, но смешок одного из проходивших мимо граждан меня отвлек. Смутившись, я фыркнула в ответ какую-то полууместную шуточку и побрела дальше. Где-то тут должна быть конечная нужного мне автобуса. Если дождусь (а я дождусь, я вообще, эта, из терпеливых, ага), то он меня довезет ажно до дома. Благо школьный проездной из пластика и водой его не убить. Разве что еще погрызть. Но я ж такими глупостями заниматься не буду, верно?
Я буду заниматься другими глупостями. Ой, сколько вокруг разных глупостей, на которые можно отвлечься... Я лавировала между столпившимися на искомой остановке усталыми личностями, так же, как и я, в большинстве своем мокрыми, усталыми и, уже в отличие от меня, жаждущими попасть домой.
Так вот. О чем бишь я? А, да. Глупости. Например... Например...
Я остановилась, глядя вперед.
Как не заметила раньше - одним Высшим Силам, наверное, и известно. Он стоял всего в шагах шести, сунув руки в карманы. Разумеется, он меня заметил раньше. Улыбнулся, даже изволив достать одну лапу из кармана, приветственно махнул.
Вот каюсь, я хорошо держалась с момента своего дня рождения, но сейчас выдержка мне изменила - я дико стушевалась, сообразив разве что кивнуть и поспешно выдрать из отчего-то не сразу разжавшихся губ долбанный окурок. Метким щелчком отправила его в урну и снова глянула на кота. Милый просто до неприличия, вот уж кого даже погодкой не попортить.
Я закатила глаза, так сердито глянув вверх, словно бы это там кто-то сильно виноват в том, что мы пересеклись именно сейчас. Пус-с-стота! Вот только приедет автобус... только домой доберусь - неделю в школу не сунусь! Две недели! Нет... неделю. А то как там Холли без меня? Да и... соскучусь.
А-а-а-а, твою мать!
Ну просто спасу нет. Где там автобус?
Вредный транспорт как раз подъезжал к остановке. Неведомым чудом мы с котом умудрились втиснуться одними из первых. Он, не теряясь, занял удобное место в уголке и подтянул меня к себе. Вернее, Мист больше задал вектор моего движения, а общий поток пассажиров практически меня в парня вдавил. Практически. Без травм обошлось, отвечаю.
Как говорится, "пострадала только моя гордость", ибо волею бездумной толпы я оказалась как-то очень неприлично близко. Да еще и держаться было не за что... Ммм.
- Я за тебя держаться буду. - буркнула я Мисту, неизбежно смущаясь.
Он вроде бы был настроен благодушно и не протестовал, только чуть пожал плечами, едва заметно улыбнувшись. Держись, мол.
Впрочем, в любом случае выхода у меня не было ни в каком из смыслов, а держаться и впрямь стоило, ибо до нужной мне остановки ехать еще и ехать. Так что стоило прекращать мучительно размышлять, куда же деть руки, и вцепиться в кота уже как-нибудь. Это перетекло обратно в проблему куда-деть-лапы, но, изрядно задолбавшись от всех и сразу (а особенно от себя), я все-таки обняла парня, забравшись лапами под его накинутую поверх футболки рубашку с закатанными рукавами. Кто-то позади явно обрадовался моему легкому смещению, видать, сочтя это пространство освобожденным, и счастливо придвинулся, заставляя меня прижаться к Мисту.
Ну, епт, приехали. В смысле, не в том смысле приехали, ах-ха.
Я честно уставилась в окно, стараясь ни о чем не думать. Особенно о том, что стоять и тесно обниматься в мокрой насквозь одежде весьма... мм... странно. Т-твою, будь это кто угодно еще, и не акцентировать на этом внимание было бы как два пальца... об асфальт, да.
Сначала было холодно. Я, кажется, даже слегка дрожала (а все потому, что после того как достала сигареты, надо было обратно пальто застегнуть!). Потом постепенно стало вроде бы потеплее. Я могла бы списать это на мои личные перепады внутренних температур, но руками я отчетливо чувствовала котовье тепло через тонкую преграду футболки. И это, на минуточку, подло отвлекало меня от глубокомысленного созерцания улиц! И, хм, еще как.
Но я была бы не я, если бы не продолжала бодаться с жизнью и обстоятельствами в любом положении и состоянии. Так что была я невозмутима и непоколебима... весьма. И даже удерживала это состояние еще какое-то время, стоически игнорируя то, что порой автобус подбрасывало, а иногда некоторые несостоятельные в интеллектуальном плане ребята вокруг злобно попихивались. Кильки, мать их. В банке.
- А тебя далековато занесло.
Я вскинула уши торчком, прислушиваясь к голосу Миста. Посмотреть я на него решилась далеко не сразу. Точно знала, что если посмотрю на этого поганца, перевести мысли обратно в хоть сколько-то рациональное русло могу уже не суметь. Да-да, даже при всей своей крутости.
- Может, и далековато. - осторожно протянула я, - Сам-то ты тоже не тут живешь.
Он только усмехнулся.
Ну да, да, художники - им все можно, и никаких проблем. Нарисовал политическую карикатуру? Я художник, мне можно! Высунул жопу из окна? Я художник! Я так общаюсь с миром, вы, плебеи, ничего не понимаете! Взорвал храм? Я так вижу, это перформанс!
Тьфу. На кого из нас я злюсь-то?
Под взглядом этих очень серьезных голубых глаз мне было не по себе. В смысле, еще больше. Когда я точно знаю, что он на меня смотрит, и более того, смотрю на Миста в ответ, я чувствую себя очень... беспомощно, что ли.
Видимо, он все-таки серьезно мне нравится. Если бы не нравился - меня б так не корежило, я существо достаточно легкое. Но если так, то каким образом я умудрилась проучиться с ним десять лет, почти не обращая на Миста никакого внимания?
Кажется, я не только легкая, но и не очень быстрая.
Я устало прикрыла глаза. Ну и что ж теперь, воспользоваться оказией, восстановить историческую СПРАВЕДЛИВОСТЬ, обломанную Холли, и все-таки натворить делов? Я, кажется, что-то говорила о том, что если мне станет скучно жить... Разве что пальцем в широкую грудь не ткнуть - руки заняты. Обнимашки, все такое.
Автобус ощутимо тряхнуло, я испуганно вцепилась в кота, едва не выпустив в бедолагу когти. Замерла, когда почувствовала, что одной рукой он аккуратно придерживает меня за талию. Кажется, водитель сигналил и ругался, я не знаю. Меня почему-то внезапная поддержка совсем не успокоила, скорее уж наоборот. Я даже немного выгнула спину, пытаясь понять, раздражает это все меня или себя раздражаю исключительно я?
Транспорт снова качнуло, но намного мягче, видимо, эта гребанная повозка из железа снова тронулась. Меня опять по прихоти гравитации (ох и бессердечная же сука) прижало к коту, из-за чего мы буквально столкнулись носами (и СПАСИБО высшим силам, что не сильно, мне кровопотерь и без того хватает!1). Я еще разок взглянула в эти голубущие глаза, понимая, что если не решусь сейчас - действительно просто задвину все это и потом, возможно, дико пожалею.
Может, я и так пожалею, но очаровательному мгновению - быть! И гори оно все синим пламенем, я, блять, герой.
Приняв это волевое решение, я, совсем как тогда, на дне рождения, но уже пребывая в трезвом рассудке, невольно мурлыкнула и мягко ткнулась губами в губы парня.

- Ай, твою, ай! Прекрати, прекрати! Не бей по го-ло-ве меня-а-а-а-а! - уворачиваясь в меру своих скромных возможностей, возопила я под ударами газетой.
Злобно и унизительно! А еще от шлепков по моей мокрой башке бумага рвалась, наверняка оставаясь по всей поверхности меня комками.
- Ах, не надо! Ах, прекратить! - прошипел Макс, похожий на шерстяной торшер под напряжением, - Почему свалила, не предупредив, гадина мелкая?
- Ай! Я гулять пошла! Я... я взрослая девушка! Вот и... да блять! Глаза-то пощади, ирод полосатый!!
- Взрослая девушка! - ничуть не тише меня рявкнул брательник, - А почему взрослая девушка с собой телефон не взяла?!
Крыть было нечем, а потому, вереща, я воплотила в жизнь любимый максов прием - с гиканьем и улюлюканьем залетела в ванную и на скорость заперлась. Все! Самое страшное, что он может сделать - это погасить свет. Но не погасит, потому что тогда я из вредности буду топиться в темноте и расшибусь, потянувшись, например, за упавшим куском мыла в неизвестность.
Стащив мокрую одежку и оставив ее тоскливо подгнивать на полу, я запрыгнула в ванную и включила душ.
Под горячими струями хлещущей сверху воды мне сразу же полегчало. Я даже сообразила, что надо бы занавеску задвинуть, чтобы вода не лилась на пол и лежащую на нем одежду (хотя последней-то уже, объективно глядя, должно быть по... до фени, в общем, должно быть).
Только потом я прислонилась спиной к пока еще холодной кафельной стене и закрыла глаза. Аккуратно провела пальцами по губам и улыбнулась.
Наверное даже, миленько так улыбнулась. Я на самом деле умею.

@темы: Северный материк, Николь, Небельштадт, Мист, Макс, Леон

23:33 

"Я не трус, но я боюс"

- Как все прошло? - Рихард поднял на меня взгляд.
Я пожал плечами, сам осознавая, что вышло довольно нервно.
Но тигра, кажется, мой ответ вполне устроил. Наверное, зная мое паникерство не хуже меня, он понимал, что если бы все действительно покатилось по... Пошло не так, то я бы не сидел в кресле и не умирал от усталости. От нервов я умираю куда как активнее, это... бросается в глаза.
А может, этой накачанной машине убийства, ко всему прочему обремененной не только интеллектом, но и хорошим вкусом, не хотелось особенно болтать вслух, пока Эрика играет на пианино.
Взгляд невольно соскользнул на хрупкую фигурку - уже не ребенка, еще совсем не девушки. Миниатюрное тело, упакованное в пышное платьице, волны светлых волос, отброшенных за спину. Длинные ушки покачиваются одновременно с движениями обладательницы.
Она практически не изменилась за четыре года. Четыре года...
Я поежился. Четыре года назад моя жизнь была совсем другой. Я глянул вбок, на зеркальную дверцу шкафа. Оттуда на меня светло-зелеными глазами смотрел взъерошенный каракал. Настороженно подрагивающие уши с длиннющими кисточками, подергивающийся кончик хвоста. Восхитительно. Я выгляжу так, словно бы в любой момент готов... ну, не знаю. Услышать взрыв и сигануть в окно.
Раньше было хуже. Ну, это на самом деле не так удивительно - жизнь существа, родившегося (скорее уж выродившегося) с даром предсказания далека от легкой. Если, разумеется, родители не будут столь добры, что позволят забрать его в сказочный город Ардвиз. Моя матушка, долгих ей лет здравия, избрала более простой для нее путь - полное отрицание. Опущу прекрасные эпизоды пряток в собственном доме и живописание сцен "Мой сын проклятый мутант и выродок".
Четыре года назад меня, задерганного, вечно злобного подростка Рихард вытащил из полного дерьма. С расчетом на дальнейшую выгоду, дело понятное. Но это ни капли не уменьшает значимость моего отъезда из родных пенат. Чтоб они провалились.
Все время вспоминаю, с чего все это вообще началось.
"Мы поставим мир на колени, братишка.", сказал мне тогда тигр, выглядящий моложе и менее устрашающе. Говоря начистоту, тогда он еще не разучился улыбаться (так, чтобы шерсть на загривке не шевелилась, я имею в виду).
"Ну, или хотя бы этот город.", после паузы добавил мужчина, кивком указав на приближающийся силуэт Небельштадта.
Я тогда трясся синхронно с поездом на лавке и думал только о том, что прошлая жизнь все-таки осталась позади. Ну и слабо надеялся, что в ближайшие пару дней не увижу, как меня убивают. Ни в видении, ни в жизни.
Как можно догадаться, свезло.
Эрика, не прекращая играть, взглянула на меня и улыбнулась. Меня почти приморозило к креслу. Во всяком случае, шевелиться резко расхотелось, а во рту мгновенно пересохло.
Никто о ней ничего не знал. Ни, банально, сколько мелкой стерве лет, ни даже кем она вообще нашему боссу приходится: телохранителем, там, дальним родственником или они вообще спят. Последнее звучало бы особенно жутко, если бы не:
а) мы тут вообще все не герои в белых плащах, раз уж на то пошло;
б) возраст девы воистину неизвестен, но ведет она себя явно не как маленький ребенок (случаи, когда паясничает - не в счет);
Каждый раз, когда Эрику пытаются задирать наши парни, я на всякий случай перестаю дышать и отодвигаюсь подальше. Но вроде бы пока ни разу не рвануло. Во-первых, я еще помню, как мы забирали ее практически прямиком из горящей психиатрической клиники. Тогдашняя Эрика, почти прозрачная, дрожащая от холода в тонкой больничной рубашке на руках тигра мало походила на Эрику-нынешнюю, высокомерное, смешливое чудовище в вычурных платьях.
Во-вторых... Во-вторых.
Во-вторых, я все еще не могу забыть случай примерно трехлетней давности. Так вышло, что неправильно истолкованное видение привело к тому, что Рихард оказался в лапах пренеприятнейшей компашки. Как мы с мелкой и ребятами носились, выясняя, кто, где, что... Я почти себя угробил в попытках вызвать больше видений. Левые маги меня уже на тот момент кое-чему успели научить, но их методики далеко не всегда полезны для здоровья.
Мы ворвались в этот занюханный бар как раз вовремя. Черт, каждый раз одна мысль о произошедшем вызывает у меня легкую тошноту. Я тогда впервые увидел, что может делать эта безобидная с виду зайка. Со стороны - ну шипит мелочь что-то, ну взмахнула пару раз руками.
А-ага. Только вот разрывало ближайших в куски - обычно голову, но порой лопалась и грудная клетка - только так. Меня спасло, наверное, только то, что я вперед паровоза не рвался. Иначе бы или за компанию ухлопала, или бы мясом уделало.
А еще я помню, как мы его нашли - связанного, в плохом состоянии. Как эта магичка, чудом не свалившись по пути, подбежала к нему, опустилась на колени, протягивая к тигру руки.
Я дальше не смотрел - я их прикрывал.
Я вообще не хочу знать ничего об их отношениях. Да и о любых других. Меньше знаешь - крепче спишь.
А я люблю поспать.
Рихард тем временем подошел к Эрике. Спустя мгновение они уже играли в четыре руки, причем так ловко и складно, будто бы это была ни разу не импровизация. Я закрыл глаза.

- Леон! Леон!
Первое, что я увидел, едва не заставило меня зажмуриться обратно. Коварно и широко улыбающееся лицо Эрики совсем не то, что жаждется посмотреть по пробуждению.
...твою мать. Действительно. Заснул. Вот же придурок.
- Чего? - я выпрямился в кресле, постаравшись проигнорировать тот факт, что мелочь бессовестно вторгалась в мое личное пространство, опираясь на мои колени руками.
Тигра в комнате не было. Не исключено, что его не было и в квартире. Даже скорее всего не было. Иначе бы магичка крутилась поблизости.
- Чего, чего. - девочка поморщилась, - Чаю сделай?

@музыка: 10 Years - Proud Of You

@темы: Эрика, Северный материк, Рихард, Небельштадт, Леон

Raise Her Hands

главная