Меня, бывает, накрывает, когда я у кого-то в гостях или...ну, короче, там, где есть кровать. Или диван. Или кресло. Или несколько табуретов. Короче говоря, там, где есть возможность уложить меня отдохнуть. Я имею ввиду бытовой, терапевтический отдых. А не «отдых» в общеизвестном мрачном, решительно безысходном смысле.
Так вот! Я на тему мест «лёжки» задумался не просто так. Условия моего возвращения к состоянию боевой готовности просты и незамысловаты: горизонтально (желательно, конечно, лицом вверх!) уложить, отсыпать целительных пилюль...не «люлей», а именно «пилюль», и дать мирно уснуть. И вот где бы я не забывался в волшебном сне, всё было не то. Ну, говорят же вроде «дома и стены лечат»?
Хотя, меня лечат не столько стены.
Сегодня Мист со мной провозился сравнительно долго. Обычно-то я в такие моменты смирный и к борьбе не расположенный, милостиво позволяю себе помочь. А сегодня дрался как зверь, как медведь среднего веса! Ну, или хотя бы пытался отмахиваться.
Понимаете, мне сегодня - ну кровь из носа! – надо было выйти на работу в продлёнку. Я обещал спиногрызикам, что буду. У нас с Шарлоттой там пара конфиденциальных вопросов, кои надо порешать в скорейшем времени. А тут – такое... Я бы добрёл до школы. Честно! Сам бы добрёл! И смену отсидел, просто без излишних геройств. Понимаете?
А вот этот законченный поэт в моё положение входить отказался. Заборол в результате, уложил отдыхать. Вот я, стало быть, лежу и отдыхаю. И думы думаю по мере возможности.
Возможности, в свою очередь, не особо много. Мист меня знает лучше, чем...лучше, чем... достойное сравнение не найдено. Короче говоря, он меня знает. Потому сейчас лежит рядом и гладит меня по голове. Это чтобы я побыстрее уснул (будто бы лекарств на то не хватило). И я, не в силах шевелиться или хотя бы трындеть, покорно засыпаю.
Бывает, я так за день измотаюсь, что сил нет даже спать. Просто хлопаю глазами и ворочаюсь неистово. Стараюсь, конечно, не мешать ближнему своему, но! Но Мист всё равно просыпается. По голове меня гладит. Иногда колыбельные поёт. Но-о это уже совсем в критических случаях.
Мне нравится. Честно. Мне приятно. Мне очень важно знать, что кому-то есть до меня дело. Да и ладно «знать»! Чувствовать. Мист рядом, он заботится обо мне. Мой друг – единственный, думаю, на кого я могу положиться. Он никогда меня не подведёт. Никогда не бросит. Ну, в плане, не оставит в одиночестве.
Я чуть повернул голову, столкнулся с Мистом носом. Кот шумно выдохнул мне в щёку и зажмурился. Опустил руку, которой гладил меня по голове, мне на плечо и замер.
Про «не оставит» я, конечно, погорячился. Мист не бросит меня, только если снова не станет «слушать». Что творится в этой странной кошачьей голове? – Не знаю. Знаю лишь то, что он спустя пару минут встанет и уйдёт записывать. Будет сидеть час или два. Или всю ночь. Или ещё больше, доведя показатели времени до безумия, а состояние собственных дел – до абсурда! Но не записать то, что «слышится» нельзя ни-как.
Я это понимаю. Меня же хлебом не корми – дай погеройствовать! А без геройств жизнь – не жизнь. Потому-то я и не буду собирать последние силы, выкарабкиваться из дрёмы и просить побыть со мной ещё немного. Ну, пока я совсем не усну.
Ничего, не гордый, переживу. То есть нет, я – гордый! Но переживу. Я уже почти сплю. Мне уютно и хорошо. Вот проснусь я утром, а на кухне бездыханное тело нашего гения. И какой-нибудь шедевр, изложенный на салфетках и скатерти мелким неразборчивым почерком. Думаете, я шучу? А я не шучу! У нас в шкафу таких скатертей свёрнуто штук семь. Или больше.
Звука закрывания двери я не услышал. Сперва мне, наивному парню, подумалось, будто бы это так здорово сработал механизм замка. Но нет, дело оказалось не в этом. Дверь просто не закрывалась.
Это я понял не потому, что так заинтересовался таинственным исчезновением до боли знакомого (и чер-ртовски громкого!) щелчка. Дело всё в том, что спустя некоторое время...некоторое, некоторое время, рядом со мной снова оказался кто-то. С учётом того, что в квартире нас живёт всего трое, для раскрытия инкогнито «кого-то» быть гением дедукции совсем не обязательно. Но я на всякий случай удивился.
- Мист сказал, чтобы я с тобой побыла. Пока ты не уснёшь.
Возмутительно! В смысле, возмутительно не то, что ко мне пришла Холли. Совсем даже наоборот, я очень рад. Возмутительно то, что этот слуга искусства не «попросил», а именно «сказал». Это разве дело? Непременно ему всё выскажу! Или даже на дуэль вызову! На скрипичных, скажем, смычках. Но завтра. А пока меня снова гладят по голове. Живу. В плане, засыпаю. Всё хорошо.

@темы: Мист, Небельштадт, Нейтан, Северный материк, Холли, все хорошо, соавторское