Было немножко страшно. Хотя, нет. Было очень-очень-очень страшно. Просто это нельзя показывать. Если взрослые увидят, что она боится, могут подумать непонятно чего.
Астэ не нравились больницы и детские дома. Всё в них было поломанное и страшно не-домашнее. Неприятно находиться в таком месте, особенно долго. Котёнок искренне полагала, что среди «обжитых», обитаемых мест хуже быть ничего не могло. Оказывается, она ошибалась даже в таких вещах.
Здание суда если не наводило ужас, то очень и очень давило. И не ясно, что хуже: холодная старая (и даже немного пыльная) мебель или те, кто здесь работает. В этом здании Астэ была с самого раннего утра. Её забрала и привезла сюда женщина. Незнакомая, чужая. Все работники службы опеки, что встречались девочке, были как-то одинаково незнакомыми и одинаково чужими. Хотя все они наперебой только о том и говорили, что стараются ей помочь. Говорили об этом так много, часто и одинаково, что даже ни разу не прислушались.
Они все здесь, в здании суда, работали как часовой механизм. Щёлкали, крутились, не обращая внимание на прочее. Говорили заготовленные слова и передавали друг другу заготовленные бумаги. Говорили-говорили о том, что для неё, Астэ, лучше, но даже не покормили. Это как-то неправильно, когда слова (которых ещё и так много!) расходятся с делом.
Всё утро девочка просидела, слушая тиканье своих наручных часов. Это доказывало, что время действительно куда-то идёт, и очень соответствовало «тиканью» механизма здания суда. Ну, и ещё... Часы эти, как и всю одежду, ей подарил Адриан. Подбадривала мысль о том, что каждое слабое щёлканье, что она слышит, приближает конец дня. Адриан говорил, что вечером они смогут вернуться домой. Если с бумагами всё будет в порядке.
Эта незнакомая, чужая женщина говорила иначе. Где-то за час до условленного времени она зашла в комнату и принесла пакет. В пакете лежали контейнер с кусочками жареной рыбы и завёрнутое в бумажное полотенце яблоко. Судя по закрученным в салфетку столовым приборам, это всё было из дома Адриана. Женщина вдруг заговорила, будто бы только из-за передачи вспомнила о присутствии здесь Астэ, и теперь решительно отказывалась давать девочке время на еду. Она говорила, что «вопрос весьма спорный», и ещё много всяких слов разной степени заумности. Но, как поняла онемевшая от волнения девочка, всё сводилось к тому, что какому-то одному родителю ребёнка отдают реже, чем двоим. Могут и вообще не отдать. Тогда Астэ отвезут в детский дом. Есть после таких слов расхотелось совсем.
И вот теперь самое страшное – зал суда. Девочка считала себя достаточно взрослой для того, чтобы без чьей-то подсказки соблюдать все правила. Долгое-долгое время она сидела рядом с женщиной из комитета с непроизносимым названием, шмыгала носом и перебирала кружева на краешке юбки. Слова о том, что её почти что наверняка отвезут в детский дом, не выходили из головы. Очень-очень-очень страшно, но показывать это никак нельзя. Если бы не присутствие Андриана, она бы точно стала искать пути для побега.
Волк сидел за столом шагах в двадцати от них. Каждый раз, когда котёнку удавалось чуть наклониться и выглянуть из-за чужой женщины, она наблюдала за тем, как Адриан медленно и вдумчиво протирает очки. Очки не были какими-то особенно грязными или пыльными, но он их постоянно протирал. Ближе к концу этого ужасного заседания он перехватил взгляд дошедшей почти до отчаяния девочки и слабо, почти незаметно ей улыбнулся. Это очень приободрило и даже отпугнуло цепкие мысли о детском доме. Ждать повторного появления в зале судьи стало не так страшно.

Как только была зачитана та часть бумаги, в которой говорилось о разрешении вернуться домой, Астэ перестала себе напоминать о воспитанности и правилах. Она спрыгнула со своего стула, ловко вывернулась из-под руки незнакомой, чужой женщины, и подбежала к Адриану. Что было дальше, она не помнила. Вроде бы она обняла волка. Наверное даже расплакалась. Кажется, он тоже её обнял. Как они выходили из суда – настоящая загадка.
Уже через пару часов, оказавшись дома, котёнок не могла точно припомнить ничего из событий минувшего утра. Всё было хорошо.

@темы: соавторское, прошлое, Северный материк, Астэ, Адриан