Вообще, день рождения в принципе хороший повод хорошенько накатить. Но сейчас желание залиться возникало не только по этой причине.
Едва я успела пережить животрепещущую историю с, не побоюсь этого слова, насильным переодеванием меня в платье, как в мой самый этот день рожденья мне подарили внушительных размеров букет. И развели дебаты по поводу того, что я, мол, красивая.
Ну. Вернее, дебаты развела я. На самом деле, мне просто надоело. Я не знаю, что это за исконно считаемое ослиным, а не кошачьим, упрямство овладело Мистом, но мы вот уже какое-то время сидели в комнате отдельно ото всех и увлеченно спорили.
И как тут без алкоголя, кто мне объяснит?
Хотя, честно говоря, мне кажется, что на мою лохматую голову спиртового процента уже хватило. Не уверена, когда пьян, вообще редко это хорошо осознаешь, но мне так начинало казаться... стакана два назад. Вроде. Или все-таки три?
В общем, я чувствовала себя в меру вредной, не в меру нетрезвой и очень не желающей сдаваться.
Кот, впрочем, в упрямстве мне ни капли не уступал. Ох-уж-эти-творческие-личности. А ведь, казалось бы, за десять лет совместного обучения могла бы и заметить, и привыкнуть. Но нет, удивляюсь, как будто в первый раз, вот честное, мать его, слово.
Я вздохнула. Подалась вперед на койке, опуская руку на плечо сидящего на полу Миста:
- Ну все, серьезно, хватит. Ты же понимаешь, что тебе меня не переубедить. Понимаешь, нет, вредный кот?
Он мог бы сказать, что от вредного кота слышит, но вместо этого усмехнулся и ответил совсем другое:
- Ты же сама любишь говорить: "я художник, я так вижу! и то, что я вижу - красиво!".
Намек был более, чем понятен. Я сдулась, хмуро шевеля ушами.
Мой собеседник чуть пожал плечами и ободряюще погладил мою руку, по неосторожности так и оставленную на его плече.
И тут-то меня и накрыло. Нет, серьезно. Это же очень простой, я бы даже сказала, в меру бытовой такой жест. А мне вдруг стало так не по себе и жутко смутительно, как будто бы я не знаю, что случилось. Я прижала оба уха к голове - сначала левое, потом, еще более неуверенно, правое.
Мне вдруг вспомнилось, что как-то так это описывалось в идиотической книжке для несчастных домохозяек (я такое не читаю, подглядела у одноклассницы, сидящей со мной за одной партой; мне было ОЧЕНЬ скучно). Ну, типа, я вдруг обратила внимание, что лица наши оказались как-то слишком близко (в книжке это было написано еще так по-глупому, что-то вроде: "и лица их в этот момент находились так близко, что попытка заговорить одного из них заставила бы их губы соприкоснуться", уоо, ужас, сопли в сахаре! розовые сопли в сахаре!!), рука у него очень теплая, всякое такое. Спирт в крови забурлил, не иначе. Я почувствовала, как к щекам прилила волна жара. Ладно. Это просто алкоголь в голову ударил, верно? Тут, типа, как с морским прибоем - переждать и все, ага... Ага...
Мист будто бы не замечал вообще никаких моих внутренних терзаний, больше подходящих психически неустойчивой барышне лет эдак четырнадцати (несолидно, блять, несолидно!). Не торопился отворачиваться, не демонстрировал особого дискомфорта от сократившейся дистанции и вообще, на зависть безмятежненько так улыбался.
Я не знаю, почему, но мысль отстраниться мне даже в голову не пришла. Я продолжала молча смотреть на кота, пребывать в ступоре и панически осмыслять происходящее. Взгляд невольно опустился чуть ниже, фиксируясь на улыбке парня. Блин, здорово улыбается, засранец.
Аргх. Интересно, он целуется так же здорово?
И что интересно еще более - тот ли это случай, когда если не рискнешь, всю жизнь потом будешь жалеть? То есть, какие мои годы, конечно же, но мало ли... Мало ли. Вот и... И вот...
Я на мгновение отвела взгляд, чувствуя, что уголки рта дрогнули в каком-то смутном намеке на ответную улыбку. Черт возьми. Не попробуешь - не узнаешь.
Вот, что решила я. Тихо мурлыкнула и чуть подалась вперед...
- Нейтан сказал, что или вы прекращаете пить и торчать отдельно ото всех, или он к вам присоединится! - вещала высунувшаяся из-за приоткрытой двери Холли, - И как вы можете догадаться, мне... Все в порядке?
Она сфокусировала взгляд на нас. Наверное, обратила внимание на идеально круглую форму моих глаз. Или, может, я покраснела так сильно, что видно стало даже через шерсть. Или, может, у моего оппонента в споре улыбка вдруг стала совсем загадочной.
Я не знаю.
- В порядке, разумеется. - отставляя стакан в сторону, отозвался кот, пока я собирала мысли по кускам, - Мы сейчас придем.
Ага, конечно. Сейчас. Только встану с кровати. Подумать только, я чуть было не... Я...
Что.
Я чуть было не - что? Чтооооо?!
Я врала! Высшие силы, как беспардонно я врала! Идеально круглыми мои глаза стали только сейчас. Я торопливо изобразила высшую степень осложнения мировыми думами, прикрыв лицо ладонью. О-хо-хо.
Слов нет. Молчу, стыжусь, трезвею.
- Вот как. - Блю склонила голову набок, глядя на нас, - Это хорошо! Мне бы не хотелось, чтобы все разрешилось так радикально, честное слово - не хотелось. Я же видела, что бывает, когда...
- Да все видели! - хмыкнула я, соскальзывая с кровати.
Это получилось так ловко, да так филигранно, что просто вах и восторг. Видимо, от ужаса действительности я действительно серьезно протрезвела. Опять придется пить. Или нет. Никак не пойму, что в итоге хуже - остаться с трезвой головой в такой момент или накосячить с пьяных глаз еще сильнее?
Одержимая мыслями о насущном, я бодренько вырулила из комнаты... и чьи-то цепкие ручонки прочно ухватились за мое запястье.
- Я ненадолго украду от вас Ред! - возвестила достаточно громко, чтобы ее было слышно на кухне, тушканчик и побуксовала меня в другую сторону.
В комнату, стало быть. Допрос, стало быть. О, высшие силы, храните Королеву! Кажется, чую дуновение прошлых веков, времени революций, заговоров...
- Это что было? Мне же не показалось? - усадив меня на кровать (что-то я по койкам сегодня пошла, аж думать такое стыдно), уточнила девочка.
- Не показалось что? - не очень убедительно отозвалась я.
Для правдоподобного энтузиазменного убеждения собеседницы в каком угодно другом варианте требовалась менее увенчанная проблемами голова. Моя не годилась. Запасную - как назло! - забыла дома!
Поэтому я не стала выбирать менее стремное из зол, гордо промолчав. О, во мне в этот момент просто умирал (или, наоборот, воскресал) воин Восточной Империи, клянусь своим любимым галстуком! Какая выдержка, какой взгляд! Просто мастер ме...
- Па-аверить не могу. - завалившись головой мне на плечо, умильно протянула Блю, глядя на меня снизу вверх, - Нет, серьезно? Кажется, моя очередь сказать: "Оп, еще"...
Мастер меча. Был. И сплыл.
- Прекрати.
Краткость - сестра таланта! И теща гонорара. Так братишка постоянно говорил раньше.
Но дело не в том. Я просто внезапно очень сильно, до отвратительного по-бабски смутилась, отводя взгляд. Недовольно шевельнула ближайшим к собеседнице ухом.
- Не целовались мы, расслабься. Пили и спорили. А потом пришла ты. И все. Конец истории, все счастливы.
- Н-да? - тушканчик прищурилась, - Счастливы?
- Ааааа, видят Высшие Силы, как я сдерживалась! - я сгребла истошно взверещавшую девчонку в охапку, старательно взлохмачивая ей волосы, - Ну, Холли-тролли, ты дождалась!

@темы: Холли, Северный материк, Николь, Нейтан, Мист