Ничего хорошего так, понятное дело, не начинается.
Только что было солнце! Только что, черт бы побрал эту злоебучую погодку! Такое ощущение, что у природы нескончаемый пмс по весне, сучка истеричная.
Бурча вполголоса нецензурщину и богохульства, я перлась под ливнем, натягивая капюшон на голову обеими руками. Хвост нещадно стегал меня по ногам, но у меня не было ни малейшего желания бороться с собственным настроением. Может, если я по-настоящему вскипячусь, дождь начнет испаряться, не долетая до меня?
Ага, щас. Держи карман шире, натечет побольше.
И как назло, насколько я вижу через заливающие глаза потоки дождевой воды, спрятаться особо негде. Вокруг, вероятно, промышленный район раскинулся, сука. Знатно так раскинулся - во все, мать их, стороны. Где-то на самом краю мелькнул гостеприимно распахнутый проем, и я, отфыркиваясь, потрусила к нему. Ибо нефиг, потому что нафиг, как говорили в моих родных пенатах.
Помещение оказалось складом, и было в нем тихо, как в морге (хотя, конечно, если труп оказывается излишне модифицированным, случаются... накладки), зато сухо, как после дезодоранта. Напряженно прислушиваясь на предмет посторонних звуков, я тихонько пробиралась к углу, где собиралась приземлить... вернее, приящить свою задницу. Ну понравился, понравился мне этот ящик.
Нужно было еще перебрать содержимое рюкзака и убедиться, что он именно настолько непромокаемый, насколько Мирт мне его отрекомендовала. Итак. приящившись, я устроила было торбу на коленках...
- Ты точно все проверил?
Тут никаких стимуляторов не надо, меня кубарем унесло за ящик быстрее, чем я успела сообразить, что вообще произошло.
Как-то вдруг само собой вскрылось, что модификантские рефлексы вполне себе пашут без дополнительных "рычагов", так что я проделала все еще и почти бесшумно.
Судя по повисшей паузе, бесшумно и впрямь было почти.
- ...да. - наконец ответил второй голос.
- Хорошо. - говоривший был: а) молод, б) недоволен, как бы ни пытался это скрыть, - Пусть ребята присмотрят за выходами.
Погоди-ите...
- Понял. Присмотрят. Осмотр помещения мы закончили только что.
Не-ет. Вы шутите...
- Мгм. Ладно, выметайся отсюда. Не думаю, что Георгу сильно понравится твое присутствие.
- Отчего же?
- Твоим лицом можно отпугивать голубей от балконов, например. Гадить станут, не долетая.
- Леон, ты нарываешься.
- Давно уже нарвался. Хочешь это обсудить и сорвать планы Рихарда, дружище?
Второй собеседник сдался и, бурча, направился к выходу. Откуда пришла я. Блять-блять-блять. Вот это влипла. Погрелась, посушилась, имбецилка полосатая. Вот тебе и весь твой махровый профессионализм. Давай, ползи в другую сторону, может, там никаких бугаев (а ушедший, судя по шагам, тяжело) нету. Ну, поменьше нету, чем тут.
Живописать все перлы и эпитеты, продуманные мной за время перемещения по своеобразному подполью, я приводить не буду. Это было не слишком быстро, достаточно болезненно для гордости и прочих выпирающих штук и так далее, и тому подобное. За это времечко я успела выяснить, что бежать некуда.
Потому теперь сидела на попе ровненько (почти) за грудой ящиков и напряженно думала о своей жизни. Приуныла, знаете ли. Накатило. Дождик, западня, придурки вокруг шастают. Не настраивает на жизнерадостный лад, хотя, может, это просто гормончики без допинга пошаливают, такое время от времени происходит.
Не только же погоде устраивать зажигательные вечеринки?
- А, пришел. - снова юный голос мрачного недовольца.
- Разумеется, - второй голос был нарочито добр, весел и искусственно к себе располагающ.
Ненавижу таких мудаков. А он точно мудак, я зуб даю.
- Ну, это прекрасно. - я почти представила, как на этом моменте парень сунул руки в карманы, - Ну, какие новости, чем мне порадовать шефа?
- Боюсь, тебе его порадовать нечем.
- Вот как? Это прискорбно. Хочешь сказать, ты не смог выполнить мелкое поручение?
- Отчего же. Смог. Думаю, Рихарда я порадую сам.
- ...блять.
Это мы с парнем синхронно выдали. Я мысленно, он вслух. То, что дело пахнет подставой, пронеслось в наших головах, видать, единовременно. А сразу после этого раздались парочка выстрелов и кто-то гаркнул:
- РУКИ ВВЕРХ ПОДОНКИ!
Громогласненько. Командный, так сказать, голосок - заслушаешься! Я стиснула рукоять пистолета крепче, нахмурившись. Дело дрянь.
- Всем оставаться на местах! Это полиция Небельштадта! Просьба не оказывать сопро... - начал куда более юный и звонкий, но какой-то нерешительный голос.
- Нет-нет, мои дорогие ублюдки, оказывайте! А то какие-то все дюже бесхребетные пошли! Да, Стоун?!
Стрельба, блять, стрельба, ничего не слышно, барабанные перепонки в мясо, из-за ящиков не высунешься, а то свинца в глазные яблоки нашвыряют, щедрые, от души, небось. Полиция! Хуже не придумаешь!
За всей возней кто-то подобрался к ящикам и сиганул за них. Мы с молодым каракалом уставились друг на друга, наверное, с совершенно одинаковыми лицами. И навели друг на друга пистолеты.
- Ты... еще кто? - прошипел кот, прижимая уши к голове.
- А ты?! - я оскалилась.
Тот округлил глаза, но нашей беседе помешали.
- Руки вверх. Вы арестованы.
Молодой пес просто и незамысловато обошел линию ящиков, за который мы заныкались. По голосу я опознала робкого полицейского, что, впрочем, оптимизма не добавляло все равно. Мне стало интересно, какую неуверенность выражала его поза. Кажется, он не слишком собирался нас убивать.
Ну и дурак.
Я пальнула по цели быстрее, наверное, чем парень въехал, но, рожденный (наверняка такой же недоуверенной) в рубашке пес не пострадал, только отшатнулся, с удивлением уставившись на рассеченный у предплечья рукав. Выстрелив еще разок для острастки (кажется, опять в молоко), я ломанулась в сторону. По счастью, нас с каракалом манили разные направления. Возня тем временем продолжалась. Бойкая такая, с залихватскими репликами второго полицейского, которого я видела мельком.
И тут кого-то пронесла нелегкая через стопку коробок прямо передо мной. Как неаккуратно. Взвизгивать подобно кисейным барышням я не стала, конечно, не обсидиановская это была бы выправка, но дернулась изрядно.
- Болтон! - и вновь старый песий знакомый, - Ты его убьешь!
- Он оказывает сопротивление. - весело отозвался его напарник, - Ну-ка, ну-ка...
Я пальнула, но из-за нервов слишком рано, полицейский успел скрыться, едва высунувшись.
- Ты посмотри, Стоун. Я к ним со всей душой, а они? Робин Гуды, все через одного.
Выстрел прошил коробки. И мое предплечье, даром, что вскользь. Что ж, в каком-то смысле этот ублюдок за своего коллегу отомстил.
Я зашипела, отскакивая еще назад. Наступила на собственные шнурки, завалилась на очередную стопку коробок, избежала не менее очередного выстрела и вывалилась на основную сцену. По пути прострелила воздух (спасибо, что не себя). Откатилась вправо еще до того, как осыпалась последняя коробка и торопливо вскочила на ноги.
Вот это подонок. Я чуть не присвистнула. Пристрелил бы как пить дать, если бы не... если бы не. Я успела только увидеть, как мелькнул силуэт каракала, как что-то зазвенело по полу. Только... только не это.
Граната?!
Мы втроем, кажется, изображали утренник в садике для умственно отсталых, со вниманием пациентов Оранжереи разглядывая подпрыгивающий по полу предмет.
Твою. Же. Мать.
А потом все поглотила вспышка света. И звука. Не вспышка, конечно, но волна такая, ничего, хорошая. Как я не свалилась - па-нятия не имею. Уже понимая, что я в полнейшей заднице, на опережение отстреляла последние два патрона в туда, где, предположительно, был незабвенный дуэт.
Трэш, угар и содомия. А все почему? А все потому, что эти глаза, черт бы их побрал, очень плохо адаптируются к настолько резким сменам освещения.
Без "рычагов".
Меня, все еще основательно дезориентированную, поймали за запястье. Меня не спасла ни реакция, ни начинающее проявляться окружение. Руку мне безжалостно заломили, бесцеремонненько так, я бы даже сказала, грубовато. Прижатая спиной к неизвестному, я уже не слишком лелеяла надежду на то, что это Стоун. Жаль, с ним бы точно сработало.
А вот этого чувака ткнувшееся ему в подбородок дуло, кажется, понравилось. Готова спорить, они б подружились, если б не обстоятельства - так радостно засмеялся полицейский.
- У тебя кончились патроны. Я считал.
Звяканье наручников заставило меня тихо-тихо выругаться. Все, блять, приплыли. Поймал меня этот...
Как его там? Болтон?
Пизда утятам, как говорили в родных пенатах.

Всему хорошему рано или поздно приходит конец. Пришел он и перекуру. Я с некоторым сочувствием взглянула на бычок и щелчком пальцев отправила его в урну. День сегодня был тихим, но так как Болтон куда-то страшно унесся вместе со Стоуном, работы внезапно могло стать много.
Услышав шаги, я лениво обернулась. А вот и он - герой дня, смертное воплощение Сонма, головная боль всего отдела и всячески иначе местная достопримечательность. Стоун, разумеется, при нем, хмурый и недовольный. Болтон буксовал следом за собой очень, очень злобную тигрицу, одним взглядом разбрасывающую искры. Интересное дело.
- Прости, Вивьен, сегодня без гостинцев. - как-то до холодка в позвоночнике искренне протянул Морхед.
- Ага. - я откинула волосы за плечо, - Решил взять работу на дом?
Кто-то хохотнул. Не поручусь, но, кажется, Стоун и очень нервно. Блондинистая тигра зашипела, но Болтон, не меняя дружелюбной мины(слово подходило как никогда), жизнерадостно дернул ее за наручник, заставив даму податься вперед.
Кажется, в ответ она пнула Морхеда по ноге. Но я уже не смотрела, повернувшись ко всему этому цирку спиной. Праздники жизни - это не ко мне.
Похабно же шутить на тему единственно доступного способа знакомства с женщинами - не мой стиль. Да и просто, оставим это другим желающим, нельзя у Донахью весь хлебушек отжимать.

Я сидела, сложив руки на коленях. Как приличная, сука, пай-девочка. Ладно наручники скрутили. Ладно, не с меня, но хотя бы отсоединили от меня Болтона. Он, конечно, клевый такой подонок и вообще, личность яркая и знаменательная, все такое прочее...
Но так все же лучше, честное слово. Лучше просто ограниченная свобода, чем свобода, ограниченная вместе с кем-либо.
- Лицензия действительно в порядке. - подал голос хаски, оккупировавший компьютер.
О, да неужели? Конечно же, она в порядке. Роксолана бы меня убила, но пришлось напрячь связи в "Обсидиане", для получения необходимых документов, легальных даже на северных территориях.
Все эти вопросы, допросы и прочее знатно давили на психику - я объяснилась всеми доступными способами, кроме силового метода, все документы на месте. Никого не убила, не покалечила, на складе случайно, забрела от дождя, а там вот такое вот...
Судя по тому, как резво поднялся из-за стола Болтон, на его психику это все давило не меньше. Кажется, у нас поразительно много общего. Интересно, я так же похабно улыбаюсь?
Я улыбнулась Стоуну, с которым мы пересеклись взглядами. Паренек вздрогнул и выронил папку. Ну да, вопрос чисто риторический.
- Мне тут с тобой штаны протирать, знаешь ли, некогда. - оповестил шакал.
Я, все еще криво улыбаясь, посмотрела на собеседника. Ненавижу смотреть на собеседников снизу вверх, но выбор был невелик - разница в росте наличествовала в любом случае.
- Пойду-ка я. А дети пока попишут сочинение, да, Стоун?
Пес, перед которым рухнули на стол бумаги, выдал такое выражение лица, что у меня сердечко едва не прихватило. Потом он спохватился, посерьезнел и насупился.
- Ты все равно тут еще час просидишь в попытках вскрыть и употребить свой кефир. - пожал плечами задолбавшийся, но все еще позитивный ублюдок, - А мне еще собаку кормить.
Видимо, Стоуну это показалось достаточной причиной, потому что он вздохнул и потянулся за ручкой.
- Охота здесь до завтра сидеть? - Болтон мимоходом поймал меня за цепь наручников, - Пошли! Я знаю выход из этого поганого склепа. Могу показать.
Я от неожиданности, думается, выдала тошнотворно растерянное лицо с большими золотыми глазами. Если бы не черные белки, наверное, было бы даже в меру мило и по-бабски.
- Уж будь так добр. - протянула я слегка сипло; горло пересохло от огромного количества бесполезного трепа.
На ходу свинтив с меня железки, мужчина продолжал бодренько так трындеть, ему почти не мешало то, что мои ответы были в лучшем случае просто скупыми, в худшем - содержали некоторое количество гнусных подъебов. Непрошибаемый. Достойно восхищения, пожалуй.
Пока я разминала запястья, пока то-се, мы уже и на улице оказались, и даже какое-то расстояние прошли, прежде чем до меня дошло.
- А куда идем-то?
- У тебя еще и со слухом плохо, что ли? - зубасто улыбается, клыки лишние, что ли, - Собаку, собаку кормить.
Еще и?!

@темы: Северный материк, Небельштадт, Морхед, Леон, Джон, Джиневра, один и два